в раздел Настроение
Читать ~ 14 мин.

Так близко к горизонту - все о съемках

Содержание
  • Время действия
    • Девяностые
  • Горькая сладость эмоций
  • Интервью с Джессикой Кох

Они встретили друг друга на заре своего взросления, когда чувства и страсть способны победить страх и преодолеть любые трудности. Юные и влюбленные – это настоящая любовь с первого взгляда. Но она не будет длиться вечно, и на это есть серьезные причины… Эту историю расскажет новая драма «Так близко к горизонту» (2020); узнайте интересные факты о фильме и актерах, а также подробности интервью с Джессикой Кох, автором оригинального романа.

Время действия

Девяностые

Действие книги Джессики Кох происходит в конце 90-х. Кинематографистам было очень важно, чтобы действие фильма происходило в ту же эпоху. Хотя бы из-за темы СПИДа – в другое время она вовсе не имела бы смысла. По словам Кристины Лёбберт, визуальная концепция картины была сопряжена со многими трудностями: «Разумеется, мы должны были показать 90-е предельно точно в деталях, но при этом не хотели, чтобы фильм стал историческим. Мы должны были показать и современную перспективу. По нашей задумке зрители в кинотеатрах должны ловить себя на мысли:

«Мы тогда точно в такой же одежде ходили…», но при этом фильм должен был быть современным».

Тим Трахте добавляет: «Мы не стремились подчеркнуть историческую эстетику того периода, но мы должны были воспроизвести атмосферу того времени. Я бы не сказал, что фильм "Так близко к горизонту" привязан к какой-то конкретной эпохе». Как бы то ни было, ретро визуального ряда должно было создать атмосферу ностальгии, теплоты и защищённости. 

"Так близко к горизонту" снимался в тёплой цветовой гамме и в широкоэкранном формате. Режиссёр Тим Трахте и оператор Фабиан Рёслер заранее решили использовать анаморфические линзы. 

«Широкоэкранный формат идеален, если нужно сделать крупный план персонажей так, чтобы оба вошли в кадр, – объясняет Трахте. – При этом мы хотели сохранять некоторую дистанцию и оставлять нашим актёрам достаточно места, чтобы им не было тесно, и чтобы они не были вынуждены прибегать к застарелым клише».

Трахте и Рёслер выбрали очень воздушную цветовую гамму со слабой контрастностью и качеством Touch Technicolor. «Мы не использовали излишне глубокий чёрный цвет, и в конечном счёте наш фильм по цветовой гамме выглядит, как социальная драма или даже как современная сказка», – говорит оператор. Помимо анаморфических линз Рёслер использовал различные фильтры, включая создающие эффект старого потрескавшегося стекла. 

«Изображение получалось немного туманным, а контраст становился ещё более мягким», – объясняет Трахте. Впрочем, Трахте и Рёслер решили не зацикливаться на одной концепции во время съёмок.

«Мы стремились быть как можно ближе к актёрам, используя обычные широкоугольные фокальные линзы, – говорит режиссёр. – Наши объективы позволяли уменьшать фокусное расстояние до полуметра и создавать ощущения максимального приближения, не беспокоя актёров. Особенно ценно это было в сценах, когда Джессика и Дэнни прижимаются друг к другу или целуются. Мы понимали, что актёрам непросто играть в таких сценах, так что наши стремления были оправданы».

Кристина Лёбберт отдаёт должное художнику-декоратору Кристиане Крумвиде и ее отделу за проявленную такое внимание мелочам и деталям. Именно силами этого отдела была создана ярмарка, которая сыграла важную роль в начале и в конце фильма: именно там Джессика и Дэнни знакомятся. Герои встречаются взглядами в тире, а затем оказываются вместе на аттракционе «Гусеница». 

«С ярмаркой нам пришлось повозиться, – улыбается Лёбберт. – Мы долго думали, как будем снимать эти сцены. Арендовать современную ярмарку мы не могли – там было слишком много элементов, которых в 90-е не было и в помине, а самовольно убирать их мы не имели права». В конечном итоге было решено соорудить собственную ярмарку, используя ассортимент одной из компаний по аренде старых аттракционов. «Мы выбрали некоторые аттракционы, доставили на место, установили и построили палатки вокруг них, – продолжает продюсер. – Фактически на несколько ночных смен у нас появилась собственная ярмарка».

Над музыкой к фильму Тим Трахте работал с композитором Майклом Каммом, который привлёк внимание своей работой над саундтреком фильмов Барана бо Одара. Подбор соответствующих атмосфере композиций был очень важен для Трахте. «Есть некоторые декорации, где переборщить невозможно», – убеждён режиссёр. Например, в сцене, когда Джессика и Дэнни вновь оказываются на аттракционе «Гусеница», звучит композиция в исполнении рок-группы Foreigner. «Она идеально подошла для этой сцены, – считает Трахте. – Она соответствует атмосфере, происходящему в кадре и отличается шармом давно ушедшей эпохи, как и сам аттракцион. Мы использовали и другие композиции 90-х, но не зацикливались на них. В картине есть и современные композиции, включая те, которые были написаны специально для фильма. И всё же музыка не должна главенствовать над изображением. Стихи песни не должны раскрывать канву сюжета или повторять то, что зрители уже видели». 

Стоит также упомянуть о том, как начались съёмки фильма "Так близко к горизонту". «В начале 2018 года мы начали искать источники финансирования, – вспоминает Трахте. – Обычно, это процесс не быстрый. Однако нам удалось снять фильм осенью того же года. Казалось, всем, включая наших спонсоров из Северной Рейн-Вестфалии и Баварии, а также наших партнёров из SevenPictures, хотелось, чтобы фильм побыстрее вышел в широкий кинотеатральный прокат. Как правило, 99% фильмов, которые утверждаются с такой скоростью, – либо комедии, либо семейные приключенческие картины». 

"Так близко к горизонту" снимался с середины сентября по середину ноября 2018 года. 

«Большая часть сцен снималась в Кёльне и его окрестностях, – рассказывает Трахте. – Несколько дней группа провела в Мюнхене и, наконец, несколько дней мы работали неподалёку от Лиссабона. Сцены, действие в которых происходит в США, мы снимали в Португалии». Кристина Лёбберт утверждает, что они рассматривали идею снимать американские сцены в США. «От этой идеи пришлось отказаться – нам пришлось бы изрядно потратиться на переговоры, оформление рабочих виз и всех прочих бумаг. Кроме того, мы бы не уложились в график, – объясняет продюсер. – Поэтому нам пришлось искать альтернативу».

Наконец, «Америка» была найдена на португальском побережье. «В этой стране без труда можно найти различные ландшафты, в том числе – очень похожие на американские, – говорит Лёбберт. – Там были и вечнозелёные леса, и очаровательные Скалистые горы, и огромные пляжи, и утёсы… и всё это располагалось рядом!» По мнению продюсера, финальные съёмки в Португалии лучшим образом отражали всю работу над фильмом: «Мы все сдружились, погода была фантастической. Наблюдая за сценами по мониторам, я не могла скрыть слёз и вынуждена была прятаться за дюнами, чтобы их не увидели коллеги. Это было очень трогательно». 

Горькая сладость эмоций

Главным героем фильма "Так близко к горизонту" стала настоящая любовь. Лейтмотив картины заключается в том, что от любви никогда не следует отказываться, что она облагораживает, и для любви всегда найдётся место в вашем сердце, даже если она продлится недолго. Это понятно всем. 

«Мне бы хотелось видеть, как зрители вытирают слёзы в финале фильма, потому что их тронула наша картина, – признаётся Трахте. – Но в то же время хочется верить, что зрители поймут: Джессика приняла правильное решение и впереди её ждёт лучшая жизнь. Она рискнула влюбиться, зная, что любовь не будет вечной, и этот урок пошёл ей на пользу. Теперь она сможет жить счастливо, ощущая собственную силу. Надеюсь, зрители это почувствуют и выйдут из кинозала приободрёнными». 

Ариан Шрёдер считает, что аудитория будет по большей части женской: «Возрастных ограничений нет никаких. Эта история любви универсальна и может затронуть сердца многих людей. Хотя главные герои ещё очень молоды, их судьбы будут небезразличны и зрителям в возрасте. Фильм "Так близко к горизонту" без сомнений понравится всем, кто любит трогательные мелодрамы». 

Луна Ведлер утверждает, что если бы это зависело от неё, таких мелодрам было бы больше:

«Ведь это сама жизнь! События этого фильма вполне могли произойти с каждым в реальности. Это замечательная история любви, которая учит быть сильными. Именно такие истории и нужны – те, в которых говорится о силе любви, которые придают сил». Янник Шуманн добавляет: «Я хочу, чтобы зрители рыдали, чтобы они заразились этой любовью. Картина показывает, что нужно быть благодарными за то время, которое мы можем провести с любимыми. Потому что никто не сможет забрать это время у нас». 

Интервью с Джессикой Кох

– «Так близко к горизонту» – ваш писательский дебют и весьма впечатляющее начало карьеры. Почему вы работали над этой историей так долго? 

– Я написала эту историю примерно 15 лет назад, из любопытства послала её издателям и получила весьма позитивный отзыв. Но потом я передумала публиковаться и сожгла рукопись. Вообще, я всё это решила оставить в прошлом, хотя, конечно, никогда не забывала. Много лет спустя у нас с мужем зашёл разговор о прошлом. Я призналась ему, что однажды описала все события одного периода своей жизни в романе. Затем я рассказала ему о сюжете, который был настолько личным, что даже муж о нём не знал. Тема не была закрыта одним разговором, мы возвращались к ней на протяжении недели. В результате муж заявил: «Знаешь, Джессика… Тебе нужно написать эту книгу ещё раз!» У меня с трудом укладывалось это в голове. Я растеряла запал и не была уверена, что смогу закончить, даже если начну. Особенно с учётом того, что у меня на руках был новорождённый сын. 

Поборов сомнения, я взяла блокнот и карандаш и начала писать где-то с середины истории. Никакую хронологию я не соблюдала, просто взяла какую-то сцену из головы и начала описывать её, указав дату. Я продолжала работать, не в силах остановиться. Я не выпускала блокнот с карандашом из рук ни днём, ни ночью. В конечном итоге я закончила несколько сцен и напечатала всё на компьютере. Книгу я закончила за восемь недель.

– Было ли у вас желание сразу же найти издателя? 

– Отнюдь. В первую очередь я дала книгу почитать мужу. Он был впечатлён прочитанным и убедил меня начать поиски издателя. Я относилась к идее скептически, потому что в интернете изучила издательский рынок и была весьма разочарована прочитанным: судя по отзывам, у дебютных романов был крайне малый шанс быть напечатанными, а если события были основаны на личном опыте, шансов не было практически никаких. Кроме того, у меня не было ни литературного образования, ни ранних публикаций. Я практически смирилась с тем, что мою книгу не примут, и что мне нужно о ней забыть. Но мой муж не сдавался и посоветовал мне хотя бы попробовать связаться с каким-нибудь литературным агентством. Я согласилась на этот компромисс, но решила ограничиться лишь пятью агентствами, не больше. Сейчас я понимаю, как наивна была, потому что позднее я узнала – обычно авторы рассылают свои произведения в более 100 агентств, и повторяют это периодически в надежде на то, что рано или поздно их творение кому-нибудь понравится. Я этого попросту не знала. Я выбрала наугад пять агентств и получила ответ довольно быстро. Короче, четыре из пяти агентств, которым я послала рукопись, захотели подписать со мной контракт незамедлительно. 

– Почему вы выбрали именно литературное агентство Тима Рорера? 

– Я прочитала на сайте следующее: «Если вы на 100% не уверены, что мы примем вашу книгу, то не стоит её присылать». Это дерзко, но мне понравилось. Я была на 100% уверена в своей истории и решила, что если она не понравится Тиму Рореру, то никому не понравится. Его агентство было первым, с которым я связалась. Я решила, что это добрый знак. Когда мы узнали друг друга получше, стало ясно, что мы сработаемся. 

– После выпуска книги «Так близко к горизонту» издательством Feuerwerke Verlag всё изменилось… 

– Мне не с чем сравнивать. Когда книга начала подниматься в списке популярных изданий, я была приятно удивлена. Это было неожиданно, предугадать такое заранее невозможно. Я сказала своему агенту в самом начале нашего сотрудничества, что буду счастлива, если книгу прочитает 2000 человек… В результате читателей оказалось больше. 

– Когда книга была на вершине успеха, пришло предложение снять фильм. Какова была ваша первая реакция? 

– Мой агент подготовил меня морально. Он сообщил, что, возможно, будут желающие экранизировать мою историю. Он видел в книге «Так близко к горизонту» потенциал и сам предлагал её различным киностудиям. Как и многие другие писатели, я не верила в то, что это может произойти на самом деле. Даже когда появились первые серьёзные запросы на права на экранизацию, я всё ещё не верила, поскольку предложение контракта ещё не означает, что фильм будет снят. Может случиться всё что угодно. А вот когда мы подписали контракт с компанией Studiocanal, я потеряла дар речи от того, что это всё же случилось. 

– Каковы были первые переговоры с продюсерами? Что вы думаете об Изабель Хунд и Кристине Лёбберт? 

– На предварительных переговорах с Изабель и Кристиной мы как-то сразу нашли общий язык. У нас с моим агентом Тимом Рорером было чувство, что продюсеры относятся к проекту с любовью и проявляют искренний интерес. Кроме того, мы понимали, что фильм будет сниматься с учётом наших предпочтений. 

– Трудно ли было отдавать свою книгу в руки другим людям? 

– Книга никуда не делась. Фильм лишь основан на оригинальном материале. Я считаю, что книга и фильм различны, как два независимых творения. Это было крайне важно для меня, поскольку я неразрывно связана с сюжетом, я всё это пережила, фактически это моя история. Поэтому мне пришлось постараться, чтобы дистанцироваться от экранизации и взглянуть на неё непредвзято – как на самостоятельный фильм, а не экранизацию книги. Я также заявила продюсерам, что нет необходимости подбирать актёров по моему вкусу и в точности соответствовать моим воспоминаниям. Это неправильно. Разумеется, мне было важно, чтобы персонажи истории сохранили свои характеры. Но, как я уже упоминала ранее, я была достаточно уверена в своей книге, чтобы передать её другим людям и не чувствовать беспокойства. 

– Были ли у вас требования к экранизации?  

– Конечно, были. Мне было важно сохранить атмосферу истории и ключевые темы, заложенные в сюжете. История рассказывает о том, что вещи и события подчас совсем не такие, какими кажутся на первый взгляд. Общество привыкло мыслить поверхностно и нередко судит о книжке по обложке, лишь некоторые люди пытаются вникнуть в истинную суть вопроса. "Так близко к горизонту" показывает, что всегда стоит присмотреться тщательнее, что нужно отказываться от стереотипов. 

– Как строилась ваша работа со сценаристом Ариан Шрёдер? 

– Ариан присылала мне каждую версию сценария. В общей сложности я прочла пять версий. Во время продолжительных бесед с глазу на глаз мы обсуждали все детали, Ариан подчёркивала, что ей очень важно моё мнение о её работе. Разумеется, сценарий кардинально отличался от книги. Если честно, я с трудом соотносила собственные воспоминания с картинками, описываемыми в сценарии. Мне пришлось читать сценарий, как совершенно самостоятельное произведение. Мне повезло познакомиться со всеми актёрами заранее, во время читок сценария. Кроме того, я видела видеозаписи проб, в которых Луна и Янник играли в одной сцене. Читая сценарий впоследствии, я представляла себе конкретных актёров, так что картинки в моём воображении становились всё чётче. 

– Какое впечатление на вас произвёл режиссёр Тим Трахте? 

– Признаюсь, я немного нервничала, предвкушая нашу первую встречу с Тимом. По какой-то причине я представляла серьёзного бизнесмена, который всегда добивается поставленных целей и не прислушивается к чужому мнению. Вместо этого я встретила добросердечного человека, который честно и искренне был заинтересован историей Дэнни, изучил ее и был очень внимателен к мелочам. Тим хотел знать всё, он задавал мне вопросы о характере Дэнни, о том, какую музыку он слушал в то время. В фильме появятся некоторые моменты, которые мы добавили специально для читателей книги. 

– Что вы думаете о кастинге Луны Ведлер, которая играет вашу роль, Янника Шуманна и Луизы Бефорт? 

– Первые фотографии Янника и Луны пробудили мой живой интерес, но я, если честно, всё ещё относилась к этой задумке скептически. Всё изменилось, когда я увидела видеопробы. Встретившись с актёрами лично, я убедилась в том, что лучших кандидатур нам не найти. А то, что Луиза идеально подойдёт на свою роль, я поняла практически сразу, по фотографиям. Я встретилась с ней спустя несколько дней, и наша встреча лишь укрепила мою уверенность. Я была рада тому, что Янник не слишком похож на настоящего Дэнни, что, впрочем, было бы и невозможно. Если бы сходство было бы разительным, боюсь, в какой-то момент мои воспоминания могли бы затуманиться. В конечном счёте я была рада, что роль досталась именно Яннику. Хотя, если честно, никогда бы прежде не подумала, что скажу: «Да, он подходит!» 

– Помогали ли вы советами Луне Ведлер и другим актёрам? 

– Трио актёров, сыгравших главные роли в фильме, отдавались работе безраздельно. Например, Янник спросил, можно ли ему посмотреть на фотографии его прототипа. Я помню, как он стоял перед рестораном в Мюнхене и сравнивал цвет своих глаз с цветом глаз Дэнни. Это было странно. Янник отрастил длинные волосы, точь-в-точь такие, как были у его героя. С Луной мы обменивались мыслями и соображениями во время перерывов между дублями. Ей было очень важно знать, насколько правдоподобно она играет, нужно ли что-то поменять. Но ей-то как раз ничего менять не требовалось. Она сыграла свою роль идеально! Луиза засыпала меня бесконечными вопросами: какие туфли носила Тина? В какую одежду одевалась? Правдоподобны ли её шрамы? Она всецело погрузилась в образ своей героини. Один момент меня по-настоящему поразил: Луиза настояла, чтобы декораторы убрали красный ковёр из детской, потому что красный цвет у Тины ассоциируется с неприятными воспоминаниями. 

– Каковы ваши общие воспоминания о съёмках фильма? 

– Только самые лучшие! У меня было невероятное чувство, когда я видела декорации, как сцены оживали у меня на глазах, превращаясь в фильм. Все обо мне очень заботились, несмотря на то, что я появлялась на площадке со своим ребёнком и превращала работу в хаос. Мне предоставили возможность посидеть перед камерой во время сцен с боксом, хотя мне приходилось постоянно отлучаться к малышу, которому к тому времени исполнилось всего два месяца. 

– Что вы чувствовали, когда, наконец, увидели фильм на большом экране? 

– Разумеется, я очень нервничала и убеждала себя в том, что нужно посмотреть фильм «отвлечённо и беспристрастно». Я боялась, что к финалу может появиться ощущение депрессии или разочарования от китча, что диалоги будут казаться наигранными. Однако в фильме не было ни намёка на безвкусицу! Картина получилась очень необычной, актёры отлично справились со своими ролями. Честное слово, я могла смотреть этот фильм снова, и снова, и снова! Я не хотела уходить из кинотеатра, это было словно путешествие в другой мир. 

– Ждали ли вы каких-то особых сцен? 

– На самом деле, ждала, и не одну. Мне было интересно посмотреть на сцену, в которой Дэнни говорит Джессике о том, что у него ВИЧ. Разумеется, я читала сценарий и знала, как всё в конечном итоге разрешится. Но сцена отличалась от той, которая была прописана в сценарии, и мне показалось, что в фильме всё получилось ещё лучше. Она была совершенно другой – более эмоциональной, более реалистичной! Я искренне благодарна Тиму Трахте за столь трепетный подход к материалу. 

– Каковы ваши ожидания от фильма? 

– Я надеюсь, что фильм тронет зрительские сердца, не повергнув аудиторию в депрессию. Хочется верить, что все поймут важные сообщения, которые мы заложили в сюжете. Ничто не истинно на первый взгляд, и каждый из нас заслуживает того, чтобы к нему присмотреться. Зрители должны понять, какая драма преследует Дэнни и Тину на протяжении всей их жизни, как они расплачиваются за то, в чём нет их вины. Мы должны увидеть, что на самом деле внутри они – замечательные люди! 

Кинокритик
Рейтинг: 4.63 / Всего статей: 117

Ваше мнение 0  

Оставить комментарий
     
     

    Что не так с этим комментарием ?

    Оффтопик

    Нецензурная брань или оскорбления

    Спам или реклама

    Ссылка на другой ресурс

    Дубликат

    Другое (укажите ниже)

    OK
    Информация о комментарии отправлена модератору