в раздел Творчество
Читать ~ 8 мин.

Красный цвет

Красный цветУслышав знакомый голос, я прокусила губу. Капелька крови капнула на руку. Я стерла красный след и задумалась. Красивый цвет, яркость в нем какая-то, дикая и необузданная дерзость, кровавая страстность, думала я. Я любила красный. Почему? Сама того не знала. Просто на меня вдруг находили бездумные приступы любви к чему-то. Сейчас это был цвет. Цвет лишения девственности, цвет боли и ярости, цвет жесткости и эротизма, граничащего с трепетной эмоцией. Почему-то лишь красные розы не вдохновляли меня, казавшись слишком традиционными и глупыми в этой своей, в данном случае, навязчивой красоте. Их бархатные лепестки не вызывали той робости и той нежности, которую творили орхидеи и белые гвоздики. Холодные белые гвоздики…

А он любил красные розы. Он всегда приносил их мне, бархатные бордовые розы с широкими лепестками на длинных стеблях с острыми шипами. В этих шипах был тонкий намек на остроту отношений, на порочность и некую необузданность двух сердец. Он любил смотреть на меня во время сжигающего сладострастия, когда он целиком и полностью владел моей духовностью и телесной оболочкой. Для меня это было некое подобие рабства. Рабства не лишенного любви к предпочитаемой наложнице. Он напоминал мне восточного шейха, несмотря на внешнюю интеллигентность и умение быть галантным и приятным.

Красная блузка на мне прилипла к телу. Ощущение холодного пота и прикусанной нижней губы заставляли дергаться и не позволяли сосредоточиться.
- У тебя осталась моя записная книжка. Надо бы забрать, - сказал он.
- Надо бы, - ответила я голосом из длинной застывшей от холода трубы.
- Когда? - спросил он.
- Когда хочешь, - надо было быть краткой.
- Сегодня, - ответил он.
- Хорошо.
На этом диалог был завершен. Что я испытывала? Не знаю. Смешанную эмоцию. Какой-то вампиризм был во всем этом. Я сжигала себя, он сжигал меня. Его эмоция была простой и понятной. Точнее, ее не было вообще. Мужчины, как правило, не эмоциональны. В них нет женского ожидания иллюзии, нет восторга и лиричности. Лишь практицизм и строгость. В лучшем случае, вы удостоитесь заманчивой улыбки, которая тут же скроется под серьезным взглядом леопардовых живых глаз. Вот и все. Почему же мы, женщины, из поколения в поколение, настолько глупы и сердобольны, почему мы никак не хотим понять, что сотканы из разного материала. Мы естественны и свободны в своих проявлениях. А они скрыты даже от самих себя, боясь показаться искренними и нежными. Нежность проявляется в крайне редких случаях. А точнее, от случая к случаю.
- Не забудь, пожалуйста, что завтра день рождения моего коллеги, и ты должна быть безупречна, - всегда говорил он, делая особый упор на слово "должна".

Меня захлестывала ярость. Почему должна? Да я вообще никому и ничего не должна. Что он возомнил о себе? Я была взбешена от подобных выходок, но он прекрасно знал, что я все равно буду выглядеть безупречно и даже лучше, чем он имел в виду. Я должна быть королевой. Ведь ему нравились роковые женщины, те, которыми восхищаются мужчины, те, которые приводят в восторг не только сильную половину человечества, те, которые заставляют дрожать от зависти и одновременно удовольствия других представительниц слабого пола. Как известно, женщины смотрят не на красивых мужчин, а на мужчин с красивыми женщинами. Он знал, что я всегда буду соответствовать его стильному костюму, дерзкой улыбке, страстному взгляду и охлаждающему, как свежий бриз, парфюму.

В кроваво-красной лаве безразличия тонула моя любовь. Или это уже была не любовь? Возможно. Но прикусанная губа и уже розоватый цвет кровавой жидкости все еще давали о себе знать. Я прислушалась к внутреннему голосу. Он молчал. Его ранее сияющие блики остались где-то внутри меня, настолько глубоко, что я перестала ощущать их внутри себя. Ярко залитая лунным светом площадка моего собственного подсознания скрылась в звездных хитросплетениях и закрылась белесо-серыми облаками.

Ощущение красного не покидало меня. Цвет беспокойного разочарования заставлял забыть обо всем. Почему-то перед глазами стояло красное марево закатного неба, расплывающееся будто бы по всей вселенной и заставляющее трепетать земных и порой странных существ. Мне всегда нравился закат с его горячей эмоцией дикого мустанга и развратом дорогой французской проститутки. Было в этом закате что-то обезоруживающее, что-то убийственно нужное. Нужное в некоторые моменты для меня. Для меня одной. Так, по крайней мере, мне казалось. Я ушла от него. Ушла от его вампирической энергетики, заставлявшей дрожать от страха и удовольствия любую женщину. Я ушла потому, что устала быть той самой любимой рабыней.

Я ушла потому, что не выносила владения чужой воли над моей собственной. Чаша весов переполнилась. Та чаша, на которой лежали мое самолюбие и сила, мои чувства и слабости, боль и ненависть. Все было будто в одном флаконе. Флаконе терпких духов сладких грез и разочарований. Аромат свежего бриза был лишь внешней атрибутикой спокойствия и слабости. На самом деле все окутывал сладкий дурман больной эмоции. Той эмоции, о которой говорят, что она покрыта мраком и несет в себе тайный смысл магической черно-белой силы.

Париж...Квартал красных фонарей...Он любил бывать там. Судя по его рассказам... В это не хотелось верить. Но я знала, что он мужчина. Мужчина, знающий толк в удовольствиях и любящий дорогие увлечения. Он не стесняясь говорил об этом, в своих рассказах иногда напоминая чем-то талантливого, но ущемленного Тулуз Лотрека, стремящегося к увеселениям и желающего утолять свою жажду молодыми красивыми телами.

Изменилось время, возможно, и люди. Но мне казалось, что все осталось по-прежнему. То же кипящее молоко страстности в черном кофе тщеславия. Сливки были не нужны. Кофе был вкусен и без их нежного детского вкуса. Вот и все. Его любили женщины. Они поклонялись ему. Все без исключения. Поначалу и я была одной из них. Но я вовремя осознала, что поклонение есть первый признак безнравственности и робости. Я никогда не приветствовала идолопоклонничество. Оно было чем-то диким, чем-то обязывающим и ненужным. Когда я кипела, он ледяным взором окидывал меня и уходил. Это раздражало. Повергало одновременно и в пучину уныния и в омут страха. Апогеем всей этой вакханалии, как я это называла, было мое преклонение. Преклонение перед этим человеком, который рано познав боль и страх, ненависть и любовь, остался верен себе и спокоен как скала. Сначала в этом спокойствии я видела проявление мужества и ума. Потом внутренний взгляд подсказал мне, что было в нем что-то еще. Я лишь спустя время поняла, что это верный признак равнодушия и страха. Он молчал потому, что боялся ответного удара. И не хотел подвергать себя опасности. Свою телесную оболочку.

- Я хочу, чтобы ты была блондинкой, - говорил он мне, - я люблю блондинок в красных блузках из шелка.
Я не стала блондинкой. Не стала потому, что не хотела делать это для него. Блондинка в блузке из красного шелка казалась мне безвкусно вульгарной и похожей на обитательницу того самого знаменитого парижского квартала. А вот брюнетка в красной блузке выглядела по-иному. Благороднее и спокойнее. Не было во внешнем облике той вызывающей сексапильности, благодаря которой мужчины загораются сразу, но и гаснут тоже довольно быстро. Была лишь изюминка эротичности, которая не всегда бросается в глаза, но разглядеть которую можно спустя короткий срок после знакомства.
- Коньяк, виски? - спросил он меня при встрече. Я отдала ему записную книжку и уже было собралась уходить. Он остановил меня.
- Коньяк, - сказала я и откинулась на спинку кресла.
- Роскошна брюнетка с томным взором страстной развратницы, - мягко сказал он, посмотрев на меня.
- Это к слову? - иронично спросила я.
- Нет, просто наконец вижу то, что хочу видеть.
- Наконец? - переспросила я.
- Да. Именно так. Ты сегодня действительно хороша.
От выпитого коньяка бросило в жар, щеки порозовели, в глазах появились огоньки желания, - это я чувствовала внутренней кожей. Сидеть нога на ногу было легче, потому что от подкатывающего желания становилось дурно.
- Спасибо, но мне пора, - сказала я и пошатнулась.
- Вот, что делает с женщиной всего лишь немного коньяка. Тебя отвезти? - с сарказмом произнес он.
- Не стоит.
- Ты всегда отличалась стойкостью, это надо отметить.

Я промолчала. В ответ на его ироничные замечания не хотелось шутить. Он бы воспринял мои шутки как личное оскорбление. Я ненавидела его. И одновременно чувствовала влечение к этому человеку. Я ненавидела его потому, что вся его жизнь была игрой. Он играл собой, играл другими, играл на струнах тонких человеческих сердец, не понимая, что эти самые струны могут порваться в любой момент, оставив от сердец лишь внешнюю прозрачную оболочку. Он никогда не задумывался о том, что мог настать миг ненависти и неприятия, миг, когда хочется броситься на человека и ударить его. Я подавляла в себе подобные проявления, понимая совершенно отчетливо, что положительных эмоций они не принесут.
- Странный ты человек, - сказал он вдруг, - я ведь нужен тебе, а ты меня отталкиваешь. На женщину это не похоже. Когда ей нужен мужчина, она делает все, чтобы он хоть какое-то время был рядом, я не против, а ты делаешь из себя недотрогу, хотя кому как не мне знать, какая ты на самом деле.
- Ты так уверен в себе?
- Конечно. Моя уверенность в себе исходит от женщин, которые меня окружают, от тех, которые любят и хотят меня, - говорил он сладострастным голосом, от которого кожа начинала покрываться испариной. Его самоуверенность меня раздражала. Хотелось поставить его на место.
- Мне пора, - лишь смогла сказать я. На этом мы и расстались.

Хотелось кричать от отягощавшего меня ощущения желания и неуверенности. А неуверенность действительно была. Я чувствовала ее во всем. В прикосновении его серых глаз было что-то магическое, его тонкие пальцы, ласкавшие женские тела, едва коснулись моей руки, и я дернулась от этих легких касаний.

На кухонном столе возвышались алые розы. Я совсем забыла, что коллеги по работе преподнесли мне их в день восьмого марта. Бархатные лепестки осыпались и дерзко лежали на столе, оттеняя бледно-розовый цвет скатерти. Красиво... Цвет превращения девочки в женщину, цвет пухлых губ набоковской Лолиты, цвет влечения к ней Гумберта, цвет Мулен Руж и бьющегося живого сердца. Цвет состоявшейся эмоции и освободившейся энергии... Я налила себе зеленый чай в свою любимую бежевую кружку в японском стиле и посмотрела на часы. Было двенадцать ночи. Неужели мои неуклюжие мысли способны так неистово бежать и перегонять друг друга? Казалось, что прошло лишь полчаса.

Думала ли я о нем? Может быть, а, может быть и нет. Растекшееся клубничное варенье на столе, вечный двигатель, стоявший чуть поодаль и тусклая весенняя ночь. Где-то вершились судьбы, а где-то были лишь размышления и пустота. Пустота и безумие. Сумасшествие движения авантюристического духа, его просторных веяний и морских забав его сладкой грезы. Пантера была готова к бою. Она приготовилась к прыжку, она была уверена в себе, в своем коварном проявлении. Но эта уверенность была погублена все тем же разлитым клубничным вареньем и поникшими от сладострастия бутонами красных роз.

Автор материала Ксения Новикова

Рейтинг: 5.00 / Всего статей: 20

Ваше мнение 13  

Оставить комментарий
  • Лелечка / 3 окт 2003
    Нет слов... Супер!!!
  • Сергей / 7 мая 2003
    Спасибо за все...
  • Аноним / 10 фев 2003
    Прочла случайно. Сделаем скидку на крайнюю молодость автора.Рассказ написан с крайним чувством самолюбования, которое, как кажется автору, так естественно и кр-р-расиво подано, что этого никто не заметит. Слишком уж много всего в одном флаконе. И мустанги с лавой, закамуфлированные в закат - видимо, у автора, было запасено в блокноте это выспренное сравнение, и он решил его использовать в любом контексте.Пишу про красное - почему бы и не тут? ...И мужская рука, как упомянуто,"ласкавшая женские тела", что просто бросает в шок, потому что сразу после запятой эта же рука прикасается к героине.Когда же она ласкала остальные "тела"? Тут же? ... И Тулуз-Лотрек, приплетённый для демонстрации собственной образованности, и Тулуз-Лотрековская же Мулен-руж, и Лолита-то... Много знать - это похвально.Это прямо-таки замечательно для пишущего человека.Встречаются, увы, совсем другие примеры. Но зачем же подавать всё это в одном рассказе как "ирландское рагу"?
  • Степан Ф. / 11 апр 2002
    Отлично, просто здорово! Мой ответ Мирке - квартал красных фонарей есть и в париже. Не надо показывать себя таким знатоком, не вышло. Рассказ действительно хороший. И нет здесь никаких уродливых оборотов. Я не знаком с Ксенией, но хотел бы познакомиться. Такие женщины привлекают, заставляют задуматься, оставляют след в душе. А те, кто занимается критикой, просто не понимает настоящего таланта. Так что, Мирка и А.Б. вам еще плыть и плыть. А с Вами, Ксения, я хотел бы познакомиться. Может, у журнала "Клео" есть Ваш электронный адрес? :)))))))))))))
  • Мирка / 9 апр 2002
    В рассказе странным образом смешана безвкусица какого-то нереального масштаба и здравые мысли. Только встретишь фразу, достойную размышления, как тут же за ней - бац, какой-то уродливый оборот, от которого становится противно и читать не хочется. Потом опять - свежая мысль, которая тут же перехлестывается очередным "перлом", достойным некачественных "дамских романов". Много надуманного. Согласно с отзывом А.Б. - не нужно вставлять в рассказ то, чего не знаешь. Хотя бы про прокусанную губу. Или квартал красных фонарей. Он не в Париже, а в Амстердаме....
  • Ирина / 9 апр 2002
    Знаете, хочу высказать странное, на первый взгляд, предположение. Понаблюдайте за собой на досуге, может, я права... По-моему, мы, женщины, психологически зависим от тех мужчин, которым мы не безразличны. Когда он переживает, нам "передается" его плохое настроение; мы словно переживаем с ним. Вот, например, в этой статье четко прослеживается: "я его ненавидела, но при его прикосновении, с трудом справилась с нахлынувшими желаниями". Не она хотела его, а он - ее; а она, чувствуя это, "не могла" противостоять. Она его "отвергла" - а потом сидела с мыслями о нем. Это не она о нем думала, а он - о ней; а она лишь "принимала сигналы". Не кажется ли вам, что в этом предположении есть доля истины?...
  • Очень громоздкий рассказ...Пардон...Напоминает здоровенный торт в жутких розочках.
  • ochen glubokii rasskaz.problema zakluchaetsa v tom, chto vozlublennii geroini ne nashel i ne hotel iskat ponimania i lubvi k ee serdcu.ona bila prosto krasivoi igrushkoi.A geroina lubit ego vdushe i stradaet ot bezrazlichia kee chuvstvam.
  • Екатерина / 6 апр 2002
    Вы знаете, Ксения, я прочла все эти отзывы и просто пришла в ужас. Вы так замечательно пишете, мне показалось, что просто великолепно. Люди просто Вас недооценили. Рассказ удивительно тонкий и чутко переданный. Спасибо Вам, и не обращайте внимания на людей, которые совершенно ничего не понимают. Спасибо.
  • Абсолютно согласна с А.Б. Пошлость абсолютная. Сильные страсти, сильные страсти... Похоже на расказ маленькой девочки, начитавшейся беллетристики.
  • Сладко, аж тошно. Красотища страшная! И еще - дорогой автор! Попробуйте НА САМОМ ДЕЛЕ прокусить себе губу.Это не так просто, как кажется.(И кровища не каплет:)) Веллер писал, что вот такие, непережитые подробности, "выдумка" могут испортить любое, даже замечательное произведение. Если, конечно, автор не намерена снискать славу на плодородной почве "Дамских романов". Там чем больше неправды - тем лучше. Я вот тут все решила прочитать по -порядку, посмотрим, что дальше.
  • дама треф / 3 апр 2002
    после горького хочется сладкого после острого - пресного после шторма хочется штиля после красного - пастельных тонов
  • Лёля / 3 апр 2002
    Очень эмоциональный и яркий,колоритный рассказ!!! Как часто мы любим коварных,страстных мужчин,которые жгут наши сердца. Как красивые бабочки мы летим на их огонь и обжигаемся. Красный цвет- это сильная страсть,могучая энергия высокой напреженности,повышенная возбуждённость;оставаться в таком состоянии долгое время опасно,можно сгореть! Я думаю,что для героини этого рассказа постепенно пройдёт красный период её жизни и она окажется в совершенно другом мире красок,по-настоящему счастливым для неё! Лёля
Оставить комментарий
 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору