На главную
 
 
 

Я всё исправлю, плакса Лу!
Автор: Татьяна Попова / 03.11.2017

Письмо пришло на электронную почту, стиль официально-уважительный. Приглашают всех родственников Георга. В программе: вручение государственной награды и открытие памятной доски на соборе семнадцатого века в крошечном городишке, почётным гражданином которого её брат считается уже тридцать лет.

Она отложила распечатку письма и привычно посмотрела на стену, с которой смотрели на живых молодая мать, бравый отец в генеральском мундире и братья, Филипп и Георг. Доски, звания, награды. Разве они могут хоть немного уменьшить боль, разве могут исправить... Исправить! Опять это слово занозой впивается в душу, перебрасывая через семь с лишним десятков лет назад, в душный зал военного трибунала.

Ей разрешили присутствовать на заседании из уважения к памяти отца, умершего от ран с той, прошлой войны, и Филиппа, погибшего полгода назад на войне нынешней. Помогло и то, что она в свои восемнадцать лет уже носила на плечах погоны. Мать прийти не смогла: стойко перенесшая смерть мужа и гибель младшего сына, свалилась, как потом оказалось — навсегда, узнав о преступлении старшего.

Георг за всё время слушания дела посмотрел на неё дважды. Первый раз — когда зашёл в зал. На миг ей показалось, что всё происходящее — нелепый розыгрыш, шутка, таким спокойным и уверенным был взгляд брата. Словно не он изменил присяге, не на него обрушился гнев сослуживцев, друзей, прессы, обывателей.

Георг не сказал ни слова в свою защиту. Она так и не узнала, почему брат, потомственный офицер, боевой лётчик, не выполнил приказ, не сбросил бомбу на цель — вражеский город.

Приговор трибунала звучал предсказуемо — расстрел. Покидая зал, Георг посмотрел ей прямо в глаза и негромко, но отчётливо произнес:

Она так и не узнала, почему брат, потомственный офицер, боевой лётчик, не выполнил приказ, не сбросил бомбу на цель — вражеский город.

— Я всё исправил, плакса Лу.

Она никогда не была плаксой. Да и как могла расти плаксой дочь боевого генерала, младшая сестра двух сорванцов-братьев? И звали её Марией, а не Луизой. Над страданиями трепетной Луизы по прозвищу «плакса Лу», персонажа сентиментальной детской книжки, она с братьями смеялась, вызывая гнев бабушки, маминой мамы.

«Я всё исправил, плакса Лу!» Что и как мог исправить он, поставивший крест на собственной жизни, на здоровье матери, на фамильной чести, наконец?

Приговор привели в исполнение за год до того, как война закончилась бесславным поражением, а прежние подвиги превратились в преступления против человечества. А «преступление» Георга, хотя историки так и не пришли к единому выводу о причинах его поступка, стало считаться актом пацифизма.

Она позвала дочь и попросила написать ответ на приглашение. Положительный ответ. Дочь удивилась, но спорить не стала: знала, что решения мать принимает раз и навсегда.

...Церемония, в меру торжественная, в меру трогательная, подходила к концу, когда представитель МИДа, почтительно наклонив голову к её креслу, сказал:

— Программой предусмотрено еще одно мероприятие: полёт на небольшом самолете. Так сказать, символическое завершение дня. Самолёт совершит над городом три круга в память о Вашем брате и сбросит букет алых роз над собором, который он спас. Я понимаю, что в Вашем возрасте такие мероприятия не рекомендуются, но возможно, Ваши дочь и внучка захотят...

— Нет, — не дослушав, она упрямо вздернула седую голову, — я тоже полечу!

Если бы они знали, как далеко она сейчас от них, от маленького самолёта в небе над чужой страной...

Небольшой самолётик низко кружил над городом. Несколько улиц, старинный собор, рядом — дом, больше похожий на деревенский, чем на городской. Она разглядела посыпанную гравием дорожку, фруктовые деревья, наверное, яблони, и грядки, и качели.

Сердце вдруг ухнуло куда-то вниз, стало трудно дышать. Дочь, всё время державшаяся начеку, полезла в сумку за лекарствами, внучка протягивала бутылку с водой, что-то спрашивала тревожно.

Она послушно выпила воду, потом лекарство, успокаивающе улыбнулась дочери, погладила нежную руку внучки. Если бы они знали, как далеко она сейчас от них, от маленького самолёта в небе над чужой страной...

Ей было лет пять, Филиппу — около восьми, а старшему, Георгу, десять. Братья сделали на полу детской чудесную крепость из деревянных деталей, со стенами, башнями, укреплениями. А Мария поместила посреди крепости свой кукольный домик, поставила рядом крохотную, но так похожую на настоящую, качельку. И посадила на качели куклу в розовом платье с растрепанными белокурыми волосами.

Оказалось, они играли вместе, но в разные игры. Она — в мир, мальчишки — в войну. Георг начал обстрел крепости теннисными мячами, Филипп отстреливался. Мария еще не успела осознать опасности, когда снаряд прямым попаданием разбил качели. Фарфоровая куколка упала, голова оторвалась от туловища и разбилась.

Она никогда не была плаксой, но тут расплакалась, горько и безутешно. Филипп накинулся на Георга с упреками, тот, защищаясь, обозвал сестрёнку плаксой Лу. А потом поднял с ковра разбившуюся куколку, обнял Марию и сказал: «Я всё исправлю, плакса Лу!»

...Когда самолёт приземлился, Мария спросила у представителя МИДа:

— Вы не знаете, а кто во время войны жил в том доме, рядом с собором?

— Как удивительно, что Вы спросили об этом, — лицо чиновника расплылось не в официальной, а в самой обычной улыбке, — мы хотели во время полёта об этом рассказать, но Вам стало плохо и... В общем, во время войны дом принадлежал и до сих пор принадлежит семье нашего пилота. Его бабушке было года четыре, когда Ваш брат должен был бомбить город. Она в тот день улизнула от матери, чтобы покататься во дворе на качелях. Старушка до сих пор считает, что это она спасла город от бомбардировок. Увидев самолет, она якобы сдернула с головы косынку и стала махать ею, чтобы прогнать врага. Скорее всего, всё это — детские фантазии, но звучит мило, не правда ли?

Она никогда не была плаксой, но сейчас не стеснялась бегущих по щекам слёз.



 

Обсуждение 47  

Оставить комментарий

Лучшие комментарии

  • Изабелла, кто вам мешает сделать перепосты в соцсети, чтобы ваши почитатели пришли за вас проголосовать? Татьяна решила вопрос именно таким методом, в чем нет ничего предосудительного.
    06.11.17 10:56
    Контекст комментария
  • Домино, я постараюсь Вам объяснить. Вы пишете изумительные рассказы, которые я читаю с колоссальным удовольствием, но, мне кажется, Вы немного спешите, когда читаете рассказы других авторов. Постараюсь ответить на Ваши вопросы. Основной ажиотаж возник, когда началось «закидывание грязью» рассказа, который пришелся по сердцу многим читателям, особой, претендующей на особую изысканность вкуса и не терпящей, когда чужие рассказы получают высокий рейтинг. Приказы уничтожить даже не город , а просто прекрасный собор принимались воюющими странами зачастую «в воспитательных» и усташающих целях или же с целью испытания нового оружия - вспомните сожженные дворцы Пушкина или стертую с лица земли Хиросиму, не имевшие вообще никакого стратегического значания. Изменил присяге – получил по заслугам – ну, в общем-то, Вы правы, слава героям-летчикам Энолы Гай, приказ они выполнили. Да, речь идет о немецком летчике, для Германии война закончилась пораженияем, подвиги солдатов фюрера превратились в преступления против человечества, но город – не обязательно русский. Не совсем понятны Ваши сомнения по поводу имен – я просто кожей ощутила, что эта семья была франко-немецкая. Таких было много после первой мировой войны. Или же, если вдуматься, ведь подобная история могла произойти и после Корейской, и после Вьетнамской войны. Потому и у мальчиков такие интернациональные имена. А вот Марии-Луизы в рассказе нет и в помине. Есть Мария, которая вместе с братьями читала «сентиментальную детскую книжку о трепетной Луизе» (я фривольно цитирую автора). Вы, к сожалению, не совсем поняли не совсем четкую фразу автора – факт, что в 18 лет гароиня рассказа носила погоны абсолютно не означает, что 18 ей была в 44-ом. Она просто носила погоны с 18 лет. И, разумеется, войны в 1925-26 годах не было. И Вы, безусловно, по-своему правы, - история может показаться только слезливой, особенно если прочитать ее, особо не вникая в детали и «по диагонали». Я поставила мой плюс и была 6-ой. С автором незнакома.
    07.11.17 03:36
    Контекст комментария
  • Очень сильно. Сюжет держит в напряжении и удивляет от начала до конца. Смысл глубокий и, как всегда, много света. Спасибо!
    06.11.17 01:26
    Контекст комментария
  • Лена
    Вот такой у нас менталитет - гнобить тех, кто успешнее ... Ну вполне российский (это я про критиков и критикесс). Злоба, зависть и никакой конкретики.
    07.11.17 09:54
    Контекст комментария
  • фаина
    Домино, это же художественное произведение, а не статья по архивным данным. Какая разница, где и с кем происходили события? И если даже рассказ "запрограммирован на сочувственные всхлипы" - что в этом плохого? Ведь, сопереживание, это не постыдное чувство.
    07.11.17 13:29
    Контекст комментария
  • Поздравляю :-) Жду новых встреч с новыми Вашими рассказами! Праздничного Вам настроения!
    05.12.17 10:59
  • Очень сильный рассказ. Спасибо.
    10.11.17 12:44
  • Мимо проходила
    Рассказ понятен и неплох, не знаю, как кого, но у меня слезу не пробивает, зато интересен, выбивается из формата Клео. Но, Автор! В диалогах никогда местоимение "вы" не пишется с большой буквы.
    08.11.17 23:29
  • Лена
    Вот такой у нас менталитет - гнобить тех, кто успешнее ... Ну вполне российский (это я про критиков и критикесс). Злоба, зависть и никакой конкретики.
    07.11.17 09:54
  • домино
    Может быть, кто-нибудь объяснит вокруг чего такой ажиотаж? Воспоминания девяностолетней старушки о военном трибунале времён второй мировой войны? Если был приказ бомбить город, то, скорее всего, в нём было кое-что посерьёзнее собора и качелей. Изменил присяге - получил по заслугам. И, пардон, для какой страны война закончилась поражением? Чьи подвиги превратились в преступления против человечества? Может быть, я чего-то не поняла, и речь идёт о немецком лётчике, который так прекраснодушно не отбомбился по русскому городу? Всё-таки имена обязывают: Георг, Филипп, Мария-Луиза? И на какой войне погиб отец Марии, если ей, предположительно, в 44 году, когда заседал трибунал, было восемнадцать лет. Что за война была в 1925-26 годах? История слезливая. как сопровождающая её картинка. Весь сюжет холодно запрограммирован на сочувственные всхлипы. Минус по всем параметрам.
    06.11.17 22:37
    • Домино, я постараюсь Вам объяснить. Вы пишете изумительные рассказы, которые я читаю с колоссальным удовольствием, но, мне кажется, Вы немного спешите, когда читаете рассказы других авторов. Постараюсь ответить на Ваши вопросы. Основной ажиотаж возник, когда началось «закидывание грязью» рассказа, который пришелся по сердцу многим читателям, особой, претендующей на особую изысканность вкуса и не терпящей, когда чужие рассказы получают высокий рейтинг. Приказы уничтожить даже не город , а просто прекрасный собор принимались воюющими странами зачастую «в воспитательных» и усташающих целях или же с целью испытания нового оружия - вспомните сожженные дворцы Пушкина или стертую с лица земли Хиросиму, не имевшие вообще никакого стратегического значания. Изменил присяге – получил по заслугам – ну, в общем-то, Вы правы, слава героям-летчикам Энолы Гай, приказ они выполнили. Да, речь идет о немецком летчике, для Германии война закончилась пораженияем, подвиги солдатов фюрера превратились в преступления против человечества, но город – не обязательно русский. Не совсем понятны Ваши сомнения по поводу имен – я просто кожей ощутила, что эта семья была франко-немецкая. Таких было много после первой мировой войны. Или же, если вдуматься, ведь подобная история могла произойти и после Корейской, и после Вьетнамской войны. Потому и у мальчиков такие интернациональные имена. А вот Марии-Луизы в рассказе нет и в помине. Есть Мария, которая вместе с братьями читала «сентиментальную детскую книжку о трепетной Луизе» (я фривольно цитирую автора). Вы, к сожалению, не совсем поняли не совсем четкую фразу автора – факт, что в 18 лет гароиня рассказа носила погоны абсолютно не означает, что 18 ей была в 44-ом. Она просто носила погоны с 18 лет. И, разумеется, войны в 1925-26 годах не было. И Вы, безусловно, по-своему правы, - история может показаться только слезливой, особенно если прочитать ее, особо не вникая в детали и «по диагонали». Я поставила мой плюс и была 6-ой. С автором незнакома.
      07.11.17 03:36
      • Большое спасибо за помощь. Да, всё почти так. Только отец Марии не погиб на войне, он умер от полученных на войне ран после войн. Приказы бомбить соборы (не качели) во время войы были. Известна история с финским лётчиком, который НЕ стал сбрасывать бомбу на Кижи. В чем полностью солидарна с Домино: в непонимании ажиотажа вокруг моего рассказа. Написала его не в расчете каком-то, а по вдохновению. Он может нравитьяя или не нравиться. Читатель может прочитать его внимательно или по диагонали, его право. Можно поставить плюс или минус, написать критическое замечание. Но вот выплескивать в ответ ненависть, обиду на жизнь и судьбу (этоя не про Домино, конечно) - это выше моего пониманя
        07.11.17 06:53
    • Нина
      Домино, а мне вот непонятен ваш восторг по поводу рассказа "известного автора". И хотя я там пока не поставили оценки, обнаружив некоторые достоинства, но все же там нет главного - хоть какой-нибудь истории. Попробуйте пересказать его подруге - про девочку, срез туда-сюда, тыдым - а и нечего пересказать. А здесь есть! Сначала история была неясной и трагичной для гг. Со временем меняла смысл, оставаясь такой же неясной. Когда гг узнала, как то же самое видела маленькая девочка со своей стороны, пазл сложился и обрел практически притчевое значение. Да, изложила автор далеко несовершенно. Исторически точно - здесь, наверное, только вы и умеете, я б тоже не смогла. Что касается, правдивости... Читала как-то реальную историю про немецкого летчика, который не стал бомбить городишку с храмами и старинной усадьбой, в которых были стратегические объекты. В детстве у него был учитель живописи, обожаемый, эмигрант родом из этого городка. Мальчик видел его картины с удивительным городом, которые казались ему прекрасной мечтой. И увидел он эту мечту наяву, когда прилетел бомбить. Его осудили, а за сантименты упекли в психушку, где он и умер. А город разбомбил другой летчик, но было поздно - стратегические объекты уже переместили. .На мой взгляд, для здешних авторов вообще самое сложное - придумать историю. Природу описывают, какие-то житейские ситуации. Наличие истории здесь редкость.
      07.11.17 10:42
    • фаина
      Домино, это же художественное произведение, а не статья по архивным данным. Какая разница, где и с кем происходили события? И если даже рассказ "запрограммирован на сочувственные всхлипы" - что в этом плохого? Ведь, сопереживание, это не постыдное чувство.
      07.11.17 13:29
      • Фаина, все так! Более того: я специально не делала чётких привязок ко времени и пространству, и имена выбрала интернациональные. Ну, а упрёк в просчитанности реакций просто смешон. Умей я это делать, работала бы если не в Голливуде, то хотя бы на Мосфильме)))
        07.11.17 15:32
  • Antoni
    Один мудрый человек сказал:" Учитесь говорить людям слова правдивые, приятные, направленные на благо и не вызывающие у людей беспокойство, уныние". Произведение соответствует лучшим рассказам на Клео.
    06.11.17 15:01
  • Котя
    Сюжет рассказа интересный, затрагивает чувства и память людей. Классно!
    06.11.17 07:56
  • Очень сильно. Сюжет держит в напряжении и удивляет от начала до конца. Смысл глубокий и, как всегда, много света. Спасибо!
    06.11.17 01:26
  • Дуся
    Рассказ про человечность во все времена. Интересно, пробило на эмоции, сантименты, Супер!
    05.11.17 18:26
  • Прекрасный рассказ! Сдержанно, четко, красиво, очень трогательно. Большой талант и опыт. Спасибо!
    05.11.17 16:16
  • Лена
    Супер!!! Рассказ настолько шикарен...., что даже комментировать ни к чему!
    03.11.17 17:33
  • Antoni
    Отличный рассказ о настоящей фамильной чести и совести воина. "Я все исправил, Лю". Тепло от благодарной памяти потомков. Плюс.
    03.11.17 14:50
  • Нина
    Татьяна, очень круто. Значительный рост по сравнению с Кулебякой, где полрассказа никак завязка не складывалась, да и история была не проработана. Несмотря на победу. В прошлом месяце один Пельмень возвышался на голову над всеми. А тут первый рассказ, и сразу продуманная история, пропорционально сложена. В начале только несколько с ясностью изложения не так хорошо. Путалась, что когда было, кто жив и кто нет. Мешало восприятию, вместо завязывания интриги. Но это, наверное, потому что написано быстро. Ясность и четкость вытанцовываются долго, после вылеживания хорошего. Тем не менее, получился интересный рассказ в результате.
    03.11.17 08:40
  • Класс!!!
    03.11.17 07:56

Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору