На главную
 
 
 

Коралловые бусы
Автор: Чайка Марина / 31.05.2018

Диск солнца наполовину спрятался за горизонт.

Воздух был наполнен ароматом цветущих лип.

Заира и Леон сидели на веранде своего дома и пили липовый чай с вареньем из лепестков роз.

Леон налил чай в блюдце, стал шумно втягивать в себя ароматную жидкость, причмокивая и улыбаясь от наслаждения.

Заира смотрела на своего любимого Леона. Её забавляла его манера пить чай из блюдца.

Она радовалась таким тихим вечерам, когда они с Леоном могли подолгу сидеть на веранде, пить чай и любоваться закатом. Что-то вспоминать, о чём-то мечтать и немного помолчать. Это хорошо, когда у людей есть, о чём вместе помолчать. Просто молчать, глядя куда-то вдаль, чувствуя рядом тепло любимого человека. Разделить на двоих радость, печаль и молчание.

Леон допил свой чай, вытер ладонью выступившие капельки пота на лбу, откинулся на спинку стула.

— Какой красивый закат, посмотри, Заира. Это самый красивый закат из всех, которые я видел.

— Да, Леон, закат особенный.

Сегодня у них был юбилей — золотая свадьба.

За плечами полвека совместной жизни.

Заира достала припрятанную ею коробочку и протянула Леону.

Леон улыбнулся, открыл коробочку.

— Я тебе купила новое обручальное кольцо. Твои руки изменились за много лет, да и золото со временем истёрлось. Вот я и решила подарить новое. Словно обручиться с тобой заново. Надень его вместо старого кольца.

— Зая, любимая моя, — Леону нравилось называть свою жену Заей, — надень ты мне кольцо. Только пусть и старое останется. Прошлое заменить невозможно. Пусть оба будут на пальце. Как символ единения прошлого с будущим.

Заира надела мужу кольцо. Леон взял ладони жены и нежно поцеловал их.

— Помнишь, как мы впервые встретились? Нам было по семнадцать лет. Ты была необыкновенной девушкой. Такая недотрога и скромница, со взглядом мудрой женщины. Будто ты уже узнала о жизни всё.

Коварные годы забрали у неё молодость, здоровье, но не смогли забрать её заливистого смеха, которым так умилялся Леон.

— А ты был дерзким парнем. Дерзким и жутко задиристым.

— Заметь, и самым настойчивым. Дерзил я специально, чтоб ты на меня обратила внимание. Ты же как святая Мадонна была.

Заира засмеялась своим заливистым смехом.

— Да, знаю. Ты своего всегда добивался.

Леон ласково смотрел на Заиру.

Коварные годы забрали у неё молодость, здоровье, но не смогли забрать её заливистого смеха, которым так умилялся Леон.

— Лео, мы с тобою прожили хорошую жизнь.

— Не говори о жизни в прошлом. Мы будем вместе ещё много, много лет. У меня тоже есть для тебя подарок, — Леон подмигнул жене, встал из-за стола, и отправился в дом, а через несколько минут вернулся с футляром в руке.

Открыл футляр и положил его перед женой.

— Лео, какая прелесть! Это же коралловые бусы! Ты сам их сделал?

Леон присел рядом с Заирой, обнял её.

— Бусины я купил у ростовщика. Ровно пятьдесят штук. А нанизывал их сам. Каждая бусина — это год, прожитый нами вместе. Видишь, они и цветом все разные. Первая и несколько последних бусин белые. Они означают наши мечты. Это первый год совместной жизни, такие и последние наши годы. Помнишь, когда мы только поженились, мы много мечтали. Такое светлое было время. Мечтали о путешествиях, мечтали иметь собственный дом, мечтали о детях. Теперь всё у нас есть. И последние годы мы тоже много мечтаем. Мечтаем дожить до правнуков, мечтаем умереть в один день. Я мечтаю в следующей жизни вновь тебя повстречать.

— Розовые — это надежды, а красные — любовь. Много лет мы жили в надежде. И каждая наша надежда была окутана любовью.

— А что означают розовые и красные бусины? Их больше всего.

— Розовые — это надежды, а красные — любовь. Много лет мы жили в надежде. И каждая наша надежда была окутана любовью.

— Три золотых бусины, это три наших сына? — спросила Заира, нежно посмотрев на Леона.

— Да. Золото нашей жизни.

— А чёрные бусины? Почему так много чёрных? — удивилась Заира.

Леон не сразу ответил. Он долго молчал, вздыхая о чём-то своём.

— Может, мне не нужно это говорить... Чего не знаешь, того не существует, но я хотел бы признаться кое в чём, — сказав это, он встал, подошёл к краю беседки и смотрел, как догорал закат.

Заира подошла к нему, обняла, заглянула в глаза. Леон отвёл свой взгляд в сторону.

— Ну же, Лео! В чём ты хочешь мне признаться?

— Я никогда не был тебя достоин. Ты такая чистая и светлая, а я... Я столько глупостей сделал в жизни. И уже много лет раскаиваюсь. Это как камни, которые я ношу постоянно за собой. Уже сил нет их носить и выбросить не могу.

— Я знаю, Лео. Я знаю, о чём ты хочешь мне сказать. Я всегда это знала. Чувствовала. Женщина всегда чувствует измену. Ты ведь об этом хотел мне сказать?

— Да. Сколько чёрных бусин, столько раз я тебя предал. Когда-то ты подарила мне своё сердце, а я столько раз его терял. Прости меня.

— Терял, но находил же. Я давно уже тебя простила. Если б не простила, мы бы столько лет не прожили вместе.

Они стояли, обняв друг друга, снова став одним целым. Как и прежде: одно сердце на двоих, одна жизнь из двух судеб, одна дорога из двух тропинок.

Они стояли, обняв друг друга, снова став одним целым. Как и прежде: одно сердце на двоих, одна жизнь из двух судеб, одна дорога из двух тропинок.

Каждый из нас — это лишь половинка.

На небе стали появляться звёзды.

— Зая, смотри, звезда упала. Ты успела загадать желание?

— Нет. Не успела. Да и что мне загадывать? Многое, о чём мечтала, уже сбылось. Остальное тоже сбудется, когда придёт время.

— А вдруг не сбудется?

— Сбудется, я точно знаю. Я верю в свою звезду, которая в сердце.

— Я тоже верю в свою звезду. Моя звезда — это ты.

— Тогда замени чёрные бусины красными. Не нанизывай свои грехи в ожерелье. Я не хочу носить воспоминания того, о чём старалась забыть много лет. Пусть это будет лужей, вода из которой давно испарилась.

Прошло время янтарных закатов. Отшумела дождями осень. Отвыли вьюги и метели. Заплакала капелью весна. Четыре времени года — как четыре стража нашей жизни. В круговороте дней мы не всегда замечаем, что один страж уже пришёл на смену другому.

Каждое утро, проснувшись первой, Заира прислушивалась к дыханию Леона. А когда тот открывал глаза, она, улыбаясь, говорила ему:

— Нам Господь подарил ещё один день, который мы проживём вместе.

Дни мелькали оторванными листами календаря.

И снова липа зацвела.

— Смотри, что я сегодня купил у ростовщика, — Леон протянул Заире ладонь, на которой лежала красная коралловая бусинка.

— Смотри, что я сегодня купил у ростовщика, — Леон протянул Заире ладонь, на которой лежала красная коралловая бусинка.

— Нанижешь её на мои бусы через несколько дней, когда у нас будет очередной юбилей. Сегодня ещё не время.

— А вдруг не доживу, — сказал, шутя, Леон.

— Не говори так, — испугалась Заира.

Как страшно однажды утром не услышать рядом с собой дыхание любимого человека, но однажды это всё равно происходит.

Заира проснулась, потянулась рукой к Леону, его рука была холодная как лёд.

Она гладила его руку, роняя хрусталики слёз, и сердце наполнялось пустотой. Той холодной пустотой, которая уже не отпустит. Она опутывает своей паутиной. И уже живёшь наполовину. И закат уже красив наполовину. И уже не знаешь времени. Оно остановилось.

Однажды разорвалась нитка бус. Бусины покатились в разные стороны. Заира принялась их собирать.

— Не собирай их. Не нужно. Я подарю тебе новые.

Заира обернулась и увидела Леона.

— Ты здесь?

— Это не я там, где ты, а ты уже там, где я.

Заира без Леона смогла прожить всего лишь несколько месяцев.

Оказавшись рядом со своим любимым, она сказала:

— Я без тебя была целую вечность. Какой страшной была эта вечность.

Леон погладил Заиру по щеке. В этот раз его рука была тёплая, а прикосновения — приятные и такие родные.

— Я ждал тебя. Мы снова вместе. Теперь мы знаем, как нужно прожить жизнь, чтоб ничем её не омрачить. В любви и верности друг другу. А всё остальное придёт само.

Кто любит, тот знает о жизни всё.



 

Ваше мнение 6  

Оставить комментарий
Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору