На главную
 
 
 

Копьево
Автор: NIKI / 07.11.2017

...Как же она любит лето! Особенно когда начинаются летние каникулы, и мама везет их к бабушке в Копьево — маленький поселок среди гор Хакассии...

— ...Мама, она щиплется!
— Мама, она толкается!
— Сейчас обе вниз пойдете, раз мир не берет!

Притихли. Мама лукавит. Какое там — вниз. Общий вагон. На каждой полке сидит по три человека. А они лежат с сестрой Нинкой на жесткой верхней полке, маются от безделья. За окном темнеет, смотреть на мелькающие огоньки скучно. Уже поиграли в машинистов, как будто им подчиняется этот старенький поезд, который медленно тащится между холмов. Позади часть пути, пересадка, шумный вокзал. Ехать осталось несколько часов. Как это мучительно! Время тянется как резиновое.

До Ачинска ехали они в «мягком» вагоне, а в Ачинске этом — «пересадка». Сидели на чемоданах, ждали, пока мама в «кассу» стоит длинную очередь. В этот раз билеты взяли быстро, а иногда билетов нет, и тогда они идут к Юдиным. Это папина родня. Они рядом с вокзалом живут. Они добрые! Всегда радуются, когда к ним придешь! Накормят, уложат поспать, если ночь, потом с билетами помогут. Тетя Ася в Управлении дороги работает. Жаль, в этот раз не зашли к ним!

— Поспите! — мама заботливо накрывает их своим плащом. — Чем быстрее уснете — тем быстрее приедем.

Шум в вагоне постепенно стихает. Все дремлют. Колеса монотонно стучат: тук-тук, тук-тук, тук...

— Поспите! — мама заботливо накрывает их своим плащом. — Чем быстрее уснете — тем быстрее приедем.

Наконец:

— Вставайте! Подъезжаем скоро!

Уговаривать долго их не надо. Они уже бодро смотрят в окно, ждут туннелей! Особенно здорово ехать по ним днем, но и сейчас, когда на улице уже немного рассвело — тоже интересно. Как только проедешь третий — вот и конец пути. Считают.

...Знакомый вокзал, высокие тополя колышут приветственно ветками. Никто не встречает. Сюрприз бабушке! Идут с сумками по дощатому тротуару. Аптека, деревянный дом за высоким забором, магазин, здание конторы. Вон там, за поворотом, бабушкин дом. Стоит в стороне от центральной дороги, в переулке. Поворот направо. Дом! Белеет ставенками за кустами акаций.

Они колотятся в ворота, заливается веселым лаем Дозорка. Знают, сейчас выйдет бабуля, а они закричат: «Баба, это мы!», и она поспешит открывать калитку, на ходу радостно приговаривая: «Ну, надо же. Я бы встретила, хоть бы телеграмму дали».

Так и происходит. С шумом и гомоном входят в дом, говорят все разом, обнимаются, достают подарки, ставят на стол в «зале» электрический самовар, розетки с любимым вареньем из ранеток с хвостиками, бегают, шумят, гоняют одуревшую от нашествия кошку. Ура! Приехали.

Всё такое родное: круглый стол, белая скатерть, на которой нарисованы крупные гроздья сирени, на скатерти маленькая, величиной с копеечку, прожженная дырочка. Комод в углу с зеркалом, открытки, гнутые стулья у окон в тюлевых занавесках, железный горшок с фикусом. В углу кровать с железными спинками. На стене негромко «бубнит» радио.

— Какие гости! Да они дрыхнут еще, кто же в такую рань встает на каникулах? Еще семи нет! — говорит бабушка.

— Поспите! — просит мама. — Спали в поезде всего три часа.

— Нет! Я в гости к сестрам, подарки отдать! — спорит Иринка.

— Какие гости! Да они дрыхнут еще, кто же в такую рань встает на каникулах? Еще семи нет! — говорит бабушка.

Спать, и правда, хочется, но как же можно спать в такое солнечное прекрасное утро, когда душа ликует и ноги не стоят на месте? Ладно, полежим! Немного... одну минуту... минуту...

Когда они просыпаются на узенькой кровати в маленькой комнатке, то слышат оживленные разговоры. Ну вот! Уснули, а кто-то пришел. Бегут здороваться, обниматься. И потом весь день — бабушки, тетушки, сестры, вся разновозрастная и любимая родня. Как хорошо, когда много родни, когда все живут рядом. Как хорошо, когда впереди лето, полное радости и любви.

Мама с Нинкой обычно живут месяц, а потом отпуск у мамы заканчивается, и она уезжает домой. Нинка капризничает, ей хочется остаться, но бабуле не управиться с двумя. Поэтому Нинку увозят — будет ходить в детский сад. А Иринка остается, только в конце августа повезет ее бабуля домой, в город.

Еще пол-лета впереди! Сегодня можно целый день в саду возле огромного куста смородины играть во «взаправдашний» магазин. Нашли они с подругой Люськой в старом дедушкином сарае гирьки и весы. Весы, правда, странные — висят на железке два тарелки. Ну и ладно! Зато гирьки такие красивые, блестящие. Еще можно в прятки поиграть, а если подружка из соседнего дома прибежит, то и в школу.

Еще пол-лета впереди! Сегодня можно целый день в саду возле огромного куста смородины играть во «взаправдашний» магазин.

...Иринка украдкой берет со стола кусок хлеба с колбасой и прячет в карман. Это Дозорке. Жаль его, весь день на цепи сидит, за ворота его не пускают…

— Баба, давай газировки сегодня купим! Если сразу выпить и бутылку продавщице отдать, выходит всего 10 копеек, мы с Люськой так покупали.

— Да где ж ты зараз всю бутылку-то выпьешь? Лопнешь ведь? — бабушка улыбается. — Вас с ней только выпусти! Никогда сдачи не принесете, то лимонад, то конфетки... Сластены! Давай лучше молока. С пенсии моей не разбежишься газировки каждый день брать. Начислили 35 рублей, вот и крутись.

— Не лопну! Купим, а! А молоко не хочу.

— А кашу на чем варить будем? А чай забеливать? Куда без молока? Раньше свою корову держали, так ты молоко любила, а как покупное стали брать — ты давай плевать его. Конечно, свое молоко лучше, но што же теперь поделаешь? Пить молоко полезно, от него косточки крепнут.

— Ба, а когда мы пойдем у курочек посмотрим? Вдруг яички лежат.

— Посмотрим, придем и посмотрим. Одна живность теперь — четыре курицы, Дозорка во дворе на цепи, да кошка.

— Ба, а скажи, как ты туфли эти называешь?

— «Говноступы».

— Аххааа! — Иринка заливается веселым смехом. Бабушка тоже смеется негромко.

— Это для огорода, как их еще называть? Ну, пошли!

...Бабушка берет свою потертую клеенчатую сумку, они выходят в сени, потом на крылечко, закрывают дверь на большой навесной замок. Иринка бежит сначала к Дозорке, сует ему угощение, а потом к калитке.

— Куда ты, стрекоза? — кричит бабушка. — Не беги быстро, не угонишься за тобой.

«Как можно ходить, когда хочется лететь?»

Распахнув калитку, Иринка выскакивает в проулок и весело бежит по нему, раскинув руки как крылья, навстречу еще одному счастливому дню своего детства.



 

Ваше мнение 1  

Оставить комментарий
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору