На главную
 
 
 

Шестьдесят плюс
Автор: иЮль / 23.11.2012

Шестьдесят плюсОльга тряслась в маршрутке, глядя на бесприютный апрельский пейзаж. Ай да подруга: не успела приехать на дачу, а уже обзавелась привидением. Или, что хуже, грызунами. Призраки ладно, а вот крысы…

Позвонила Лидка вчера, жаловалась на бессонную ночь: то стучало что-то в доме, то грызло. Всхлипнула:
– Леля, приезжай!..

Познакомились они, страшно вспомнить, пятьдесят лет назад. Юная Леля перешла тогда в новую школу.

Как-то на переменке дверь кабинета распахнулась, и из класса вылетела долговязая девчонка с двумя каштановыми хвостами. Девица рыдала в голос. За ней выплыла модная дама и бросила через плечо:
– Не смейте так обращаться с моей дочерью!

Сама не скрывала года, поскольку знала, что друзья любят ее за легкий нрав и участие, а вовсе не за умение в шестьдесят выглядеть на полтинник.

Через секунду появился всклокоченный математик. Взревел:
– Подождите! – и рванул следом.

«Ну и порядочки тут», – подумала Леля.

Глазастую дылду звали Лидой. Учитель вкатил ей пару, она разревелась, а мама случайно оказалась поблизости…

Лидкины слезы закручивали вихрь последствий. Плошки глаз наполнялись влагой, рот распяливался коромыслом, хвосты от обиды начинали дрожать – и сам собою вокруг возникал ураган. И если бы только в школе! Этот способ движения по жизни она усвоила как основной.

Автобус подкатил к остановке. Лида встречала подругу. На свой возраст она не выглядела и очень этим гордилась, храня в сердце каждый полученный комплимент.

Ольга относилась к этой слабости иронически. Сама не скрывала года, поскольку знала, что друзья любят ее за легкий нрав и участие, а вовсе не за умение в шестьдесят выглядеть на полтинник.

Общались они не часто. Лида редко беспокоила друзей: вдруг им некогда? Звонила только по делу. А Леля выходила на связь просто так: узнать, все ли в порядке.

То, что одной казалось назойливостью, другая считала заботой. То, что Ольга называла высокомерием, было для Лидии деликатностью. И так – во всем. Одна – плакса, другая – хохотушка. Одна – высокая томная шатенка, другая – маленькая бойкая блондинка. Гремучая смесь для поклонников.

В доме у Лидки было тепло, но сыровато и не обжито после зимы. В печи трещали поленья. Пока обсудили новости, сумерки загустели.

– Как у Валюши дела? – спросила Лида.
– Дениска приезжал. Большой вымахал!
– А помнишь, как мы ему полис подделывали?..

Валя, их приятельница, собственного внука увидела первый раз, когда тому исполнилось четыре года. Малыш родился и жил в США, приехать в Россию раньше не получилось. А тут, наконец, дочь Дениску привезла. А сама улетела обратно – работать.

И осталась Валя с внуком-американцем. Он – по-русски ни слова. Она – по-английски ни гу-гу. Что делать?

В доме у Лидки было тепло, но сыровато и не обжито после зимы. В печи трещали поленья. Пока обсудили новости, сумерки загустели.

И стал Дениска внуком полка. Подруги свою малышню брали, приезжали в гости, вместе гуляли – чтоб парень язык осваивал. В театры таскали, на экскурсии – должно дите корни свои знать!

А когда Денис заболел, даже на преступление пошли: с помощью полиса Ольгиного внука, Лидкиных художественных талантов и цветного ксерокса сфабриковали пацану липовый полис, по которому и вызывали врача. А что делать? Не было у мальчишки нужного документа.

Дениска через полгода, когда уезжал, по-русски болтал вовсю.

– Старушонки-разбойницы, – сказала Лида.
– Да не кокетничай! – отмахнулась Лёля. – Сама все знаешь. Смотрю я на нас… все тот же ветер в голове. Хоть башка и седая. Не изменились. Меня вот этой осенью соседи в Карелию брали. Приезжаю, а домочадцы орут: где тебя носит?! А я не пойму: в чем дело-то? В лесу связи нет, виновата я, что ли?
– А с кем ездила?
– С Петровыми, Светой и Аликом, на машине. С палатками и собакой.
– Ага. Со стороны теперь глянь: трое пенсионеров, «шестьдесят плюс», как сейчас пишут, с пожилой истеричной овчаркой, на Ладе-Калине пропадают в карельских чащах на неделю. И как, если что, вас искать? Ты об этом подумала?
– Ну, мне дочь так примерно и сказала. И до меня дошло: а ведь, правда: сломайся машина, или с что водителем случись – куда нам?..

– О возрасте приходится помнить, – вздохнула Лида.

Вышло не натурально – уж кто-кто, а она в глубине души считала себя моложе и современней подруг, вместе взятых.

– А сама? – засмеялась Ольга. – Молчала бы! Кто ко мне на юбилей в гипсе прискакал? Вот объясни, зачем ты влезла на ролики?
– А что такого? Были с коллегами на пикнике, я решила попробовать. Кстати, – оживилась Лидка, – гипс оказался очень удобным: пластиковый, съемный. Не то, что раньше.
– Польщена, – съязвила Леля. – Ко мне на праздник подруга прибыла в вечернем… гипсе!

Ччч-пок! – раздалось откуда-то.

– Началось, – объявила Лида. – Вот и вчера так.
– Ты же инженер, – напомнила Леля. – С веранды стучит. Дай-ка я свет там зажгу…
– Стой, – вскричала подруга.

Но выключатель щелкнул, и стало темно. Только бросала красные отсветы печка.

Лида увидела, как подогнулись у Ольги ноги, и едва успела подхватить. А та кричала в голос, слезы градом текли – накрыло запоздалой истерикой.

– Коротнуло. Проводку надо менять.
– Где ты раньше была?! – возмутилась Ольга. – С электричеством шутки плохи. Не дай бог, пожар…

Лида вспомнила, как лет восемь назад у Ольги сгорела дача. Жарким июльским днем, когда дома остались только она и внук. Лёля выпихнула мальца из окна, сама выбралась, вызвала пожарных. До сих пор на руке следы от ожога. Молодцом держалась тогда: ни слез, ни истерики.

А спустя год, в такое же знойное марево, спичкой пыхнул дом через улицу. Лида гостила у Лёли тогда. Во времянке жили, готовились заново строиться. И места всем почему-то хватало. Хоть тесновато было, но весело.

Вспыхнул соседский дом, треск пошел – сухой, страшный – ни с чем не спутаешь: так пламя азартно дерево жрет. Дым повалил густой, столбом прямо в небо.

Лида увидела, как подогнулись у Ольги ноги, и едва успела подхватить. А та кричала в голос, слезы градом текли – накрыло запоздалой истерикой. Не замечая, как бегут к ней родные, выкрикивала боль, которую закопала в себе глубоко…

Отстроились они потом заново. Но не сразу. Когда опускались руки, и Ольге казалось, что ничего у них не получится, Лидка тащила ворох журналов, проспектов строительных, и обе яростно спорили, каким дому быть. И, когда Лелька хватала карандаш и сама начинала рисовать планировку, понимала подруга – кризис прошел. А дом-то теперь – стоит!

– Ладно, – сказала Лида. – Давай спать. А рассветет, посмотрим, что щелкало.

Зажгли свечу, постелили. Лежа без сна, слышали каждый звук. Выл ветер под крышей, ветки стучали в стекло.

– А мне Петр недавно снился, – сказала Лида. – Веселый такой.

Именно она познакомила Ольгу с будущим мужем: знала Петьку с самого детства, их семьи дружили. А Петр, как увидел Лелю – пропал. Поженились они и жили вместе без малого сорок лет…

– А мне – нет, – откликнулась Ольга. – Будто обижается.

Год назад Петя умер. И совсем не приходит во снах – может, и вправду на что-то обиделся?

– Вряд ли. Он тебя любил, – ответила Лида. – Подойдет, скажет: Лелька у меня знаешь, какая? И так это скажет!

Ольга услышала всхлип. И у нее в носу защипало.

– Не то, что Пашка! – Лида вспомнила старую обиду. – Вечно меня критиковал! До мелочей докапывался: зачем, мол, я в котлетах два раза фарш проворачиваю? Ел, главное, за ушами трещало, а – выговаривал!

Что делать: подруга умела в драме видеть курьезное. И о своих неприятностях рассказывала так, что народ стонал от смеха.

– Да вы развелись… сколько? Пятнадцать лет назад? А все злишься, – Ольга почувствовала, что отпускают слезы, – а помнишь, как ты из-за него топиться пошла?
– А ты потом ржала!
– Ну, в самом деле, Лид, – в который раз стала объяснять Леля, – я как увидела тебя, в алом пальто и белом шарфе, в тех длиннющих сапогах, испанских…
– Итальянских, – поправила Лида.
– Ага, итальянских… Идет, значит, стильная, эффектная дама, при макияже, прическе, мужики шеи сворачивают… Спрашиваю – куда? А ты – на Неву, говоришь, топиться...
– А потом ты меня кофе с коньяком отпаивала, и рассказывала, как это со стороны выглядело…
– Ага, женщина идет топиться: красит губы, наматывает театрально три метра шарфа…
– Надо было булыжник с собой прихватить, из квашеной капусты – на шею…– Лидка не удержалась и тоже хихикнула.

Что делать: подруга умела в драме видеть курьезное. И о своих неприятностях рассказывала так, что народ стонал от смеха.

– Вечно ты так вывернешь, что не хочешь, а засмеешься.
– Зато ты всегда найдешь повод для слез, – откликнулась Ольга. – Помнишь, в Израиле?..

В Израиле Лидка потерялась у Стены плача. Если подумать – закономерно.

Вышла из автобуса, и накрыло бездонным небом, жарой, вавилонским многоголосьем. Постояла чуток, оглушенная, а когда в себя пришла – автобуса след простыл. Тщетно металась среди туристов, и, наконец, занялась тем, чем положено – даже исходя из географической точки. Заревела.

– Господи, – сказала она, обращая мокрые глаза к небу, – я к тебе приехала, а ты меня потеря-яяя-л!

Поплакав, позвонила Леле, даже не подозревая, какой вихрь за тысячи километров от себя закрутила: подруга облазила Интернет в поисках карты Иерусалима на русском. Лида смотрела на присланные сообщения, но слезы застилали глаза.
Вдруг кто-то протянул ей носовой платок. Чернокожий экскурсовод взял ее за руку и повел через лабиринт людей и автобусов. Он был похож на Луи Армстронга. «Let my people go!» – пронеслось в голове. Она увидела, как машут ей товарищи-экскурсанты.

Армстронг посадил ее в автобус и поцеловал на прощание в лоб. Водитель на всякий случай закрыл дверь.

– А я еще два часа карты штудировала, – проворчала Леля.

Чпок! Чпок! – раздались щелчки.

– Опять, – простонала Лида.
– Идем! – Ольга решительно встала.

Ольга подумала, что дело не в склерозе и банках. Просто нашелся предлог, чтобы встретиться. Лидке обязательно нужен повод. Такая уж есть.

Дверь на веранду была заколочена.

– Я ее до лета отпирать не хочу, – пояснила Лидка. – Чтобы банки не растащили.
– Банки? – Леля повысила голос.

Чпок! – утвердительно раздалось с веранды. Лида хлопнула себя по лбу:
– Там же варенье, я осенью не увезла…
– А теперь потеплело, и банки пошли взрываться…
– Склероз, – признала подруга.

Ольга подумала, что дело не в склерозе и банках. Просто нашелся предлог, чтобы встретиться. Лидке обязательно нужен повод. Такая уж есть.

Они вернулись в дом, заварили чай и подбросили в печку поленьев. Глядя на огонь, долго неспешно беседовали и за разговорами не заметили, как в зябкой апрельской тьме прорезалось лучами холодное утро.

 



 

Ваше мнение 20  

Оставить комментарий
  • Чипулёнок (ПерекатиПоле) / 29 ноя 2012
    Замечательный рассказ! А подружкам, если вдруг рассердятся на Вас, скажите что и об этом тоже расскажете на КЛЕО. Удачи!
  • barbie13 (Город Ангелов) / 27 ноя 2012
    Отличный, прекрасный, чудесный, теплый, душевный рассказ. мне оччень понравилось. не хватило пары-тройки трупов и десятка матерных слов, а в остальном...от меня отлично. я такие рассказы люблю)
  • Июль,неплохо.Есть моменты,которые скучны,есть,которые перечитала пару раз. Но,девушки,кто-то писал,что оценка была выше,а потом вдруг стала ниже. Прости,Июль,что пишу в твоих комментариях,но В пятницу у меня было 4,3,вчера-4,0,сегодня-3,8??? А тебе ,Июль,успехов.
  • Черепаха / 24 ноя 2012
    Написано хорошо, но какая-то путаница с именами - Ольга, Леля...Леля - Лида, Ольга - Лида, тяжело читается. Лучше бы определиться с одним вариантом имени)) И разве Леля - проивзодное от Ольги?
  • ОТЛИЧНО? А мне понравилось "let my people go"!
  • New Moon (Интернет) / 23 ноя 2012
    Июль, отлично! Насчет имен частично соглашусь - может, не стоило делать имена столь похожими - Лида + Леля. Но в целом - прелесь! Ловите пятерку.
    • Марин, да не придумывала я- их так и зовут. Леля и Лида - обе-две, такие, какие есть. И я их очень люблю. Вот прочтут, и меня обругают, скажут, все не так было. Сижу теперь, трясусь) Спасибо большое за отзыв!
      • New Moon (Интернет) / 24 ноя 2012
        :) Спасибо за рассказ, Юлечка! Не трясись - всегда найдутся и критики и поклонники; критику мотай на ус, а на ругань не обращай внимания!
  • Li-Lu (Любимый) / 23 ноя 2012
    ИЮль, браво!!! Какая прелесть этот Вш рассказ: " Господи, – сказала она, обращая мокрые глаза к небу, – я к тебе приехала, а ты меня потеря-яяя-л! " - можно, заберу себе в цитаты? До сих пор рыдаю от смеха. 10 виртуальных баллов и реальная пятерка Вам от меня!
    • Спасибо, Li-Lu! История непридуманная, записанная со слов прототипа(прото-типки?)). Забирайте, конечно! Думаю, Лидия будет польщена)
  • Aniona (Красноярск) / 23 ноя 2012
    одно слово.. здорово..
  • Сложно пронести дружбу десятки лет, и счастливы те, кому это удается. И как здорово, что тебя помнят и оценивают и в 20, и в 40-60 лет, оглядываясь на твои ...надцать:) иЮль, как всегда, написано легко и непринужденно. Удачи Вам! 5!
  • понравились подружки и их отношнения + Рассказ местами трудно читается, приходится перечитывать чтобы понять -.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору