На главную
 
 
 

Подарок к Рождеству
Автор: Енюшина Еня / 30.12.2017

Она

В тот год Лена не собиралась ложиться в больницу, но на госпитализации настоял Василий Львович, ортопед из Канищевской больницы: в отделении были свободные места, и можно провести профилактическое лечение для поддержки больного позвоночника. Правда, лечение Лене пришлось совмещать со сдачей сессии в педуниверситете, но другого случая заняться своим здоровьем ей, молодой учительнице из Ряжского района, могло еще долго не представиться.

И ей пришлось как-то совмещать процедуры с поездками в университет, занималась ночами...

Но Лена мечтала попасть домой на Рождество. Так хотелось увидеть близких, побывать на рождественской службе в ставшем родным за последние годы деревенском храме. Помолиться, попросить Бога помочь ей разрубить, наконец, завязанный несправедливой судьбой узел... Хорошо, что зимняя сессия заставила полностью сосредоточиться на написании контрольных и чтении литературы, для ненужных мыслей не оставалось времени.

Он

Ему судьба подставила свою подножку. С детства Сева увлекался восточными единоборствами, вот и в тот осенний день, после тяжелого рабочего дня на стройке, он отправился в единственное место, где чувствовал себя по-настоящему уверенно и хорошо — в спортзал. Тренировка, как обычно, началась с разминки. Во время бега на скорость он неправильно рассчитал расстояние до стены, вытянул вперед руки, чтобы смягчить удар... Резкая боль — и он с недоумением смотрит на свои вдруг бессильно повисшие кисти. В 27 лет перед ним замаячил призрак инвалидности. Он стойко перенес первую операцию (перелом оказался сложным, со смещением), на вторую его отправили в Канищево. Его положили в ОКБ перед самым Рождеством, когда многие больные, кто мог, разошлись по домам, чтобы отметить праздник с близкими.

Единственный Севин сосед по палате, Женька, взял костыли и ушел отмечать праздник в женскую палату. Похоже, Севе предстоял очередной одинокий больничный вечер.

Вечером 6 января он сидел, безнадежно глядя перед собой в пустоту. Как маленькому ребенку, ему уже несколько месяцев была необходима помощь в самых обычных делах — одеться, завязать шнурки, почистить зубы... Мысли непрестанно вертелись вокруг одного: «Инвалид... А мне ведь нет еще и тридцати! Как же я дальше буду жить, обеспечивать семью, детей? Да и будут ли они у меня?»

Единственный Севин сосед по палате, Женька, взял костыли и ушел отмечать праздник в женскую палату. Похоже, Севе предстоял очередной одинокий больничный вечер.

Встреча

Неожиданно в палату вошла девушка. Высокая, тоненькая, в домашнем халатике, без следа косметики на лице. В обычной жизни он не обратил бы на нее внимания... Увидев его, девушка смутилась:

— Извините за беспокойство, Женя не предупредил, что к нему в палату кого-то положили... Я готовлюсь к экзамену, а в палате гости, — в руках она нервно теребила учебник.

Сева хмыкнул:

— Садитесь, готовьтесь, вы мне не мешаете.

Лена зажгла свет, присела на краешек кровати и погрузилась в изучение премудростей преподавания родного языка. Сева первым нарушил молчание:

— Вы когда-нибудь бывали в церкви?

И вдруг, неожиданно для себя, начал рассказывать, как незадолго до Рождества они с друзьями случайно зашли в храм где-то рядом с кремлем, о своих странных ощущениях — как будто в груди у него появился вулкан... О том, что в церкви все тяжелые мысли, которые копились в душе долгие месяцы болезни, внезапно нашли выход, и ему стало легче.

...В церкви все тяжелые мысли, которые копились в душе долгие месяцы болезни, внезапно нашли выход, и ему стало легче.

Через пятнадцать минут знакомства у обоих было ощущение, что они знакомы уже очень давно. Сева поднялся с кровати, достал из холодильника коробку сока:

— Вы не могли бы помыть чашку? А то у меня руки...

Она провожала его на вторую, очень сложную операцию. Ему уже ввели наркоз, но пока мир перед глазами не расплылся, успел разглядеть ее, ставшую за последние дни родной, улыбку. И, глядя в эти глаза, лучившиеся добротой и нежностью, Сева поверил, что все будет хорошо.

Операция, несмотря на беспокойство врачей, прошла успешно. Он сидел на кровати, еще не совсем отойдя от наркоза, и, видя Лену у себя в палате, радовался как ребенок: он ей небезразличен, по-настоящему нужен...

Долгие больничные вечера они проводили вместе. На руку после операции ему надели специальный аппарат со спицами, чтобы вытягивать кость, тяжелый и неудобный... Разговоры с Леной, ее улыбка заставляли его забыть о постоянной боли в костях, да и будущее рисовалось Севе уже не таким мрачным. Ведь в его жизни появилась любимая девушка, и жизнь обрела смысл. Вскоре его на время выписали: подкручивать гайки на аппарате можно было и дома. Но он все равно каждый день приезжал к ней через весь город, кормил ее домашней едой, а то и оставался ночевать в мужской палате.

Прошло несколько месяцев, и он уже ездил к ней в Ряжск, иногда она приезжала к нему на выходные. Аппарат давно сняли, руки зажили, Сева не стал инвалидом. Через полтора года он сделал Лене предложение. Венчались они в той самой церкви, куда он зашел со своими друзьями на святочной неделе.



 

Ваше мнение 0  

Оставить комментарий
     

    Что не так с этим комментарием ?

    Оффтопик

    Нецензурная брань или оскорбления

    Спам или реклама

    Ссылка на другой ресурс

    Дубликат

    Другое (укажите ниже)

    OK
    Информация о комментарии отправлена модератору