На главную
 
 
 

Маша и медведь
Автор: Юлия Медведева / 24.12.2014

— Вернусь с мужем, вот увидишь! — Хвастливо пообещала я маме. Та только усмехнулась, а я принялась убеждать сама себя: еду на турбазу, на целый месяц, там будут инструкторы, туристы, спортсмены. Я — красивая, умная, стройная… Да они еще в очередь выстроятся, чтобы меня, Марию Смирнову, себе в жены заполучить!

***

Автобус остановился на площадке перед главным корпусом турбазы Уральская. Открылись двери, на площадь высыпала толпа детишек. Смех, плач, сумки, чемоданы, мальчики, девочки, шорты, косички, — заполнили собой все пространство, как попкорн микроволновку. Раздались крики девушек-вожатых, пытающихся собрать свои отряды.

В море хаоса оставался один островок спокойствия: на лавке поодаль сидели пятеро мужчин, негромко переговаривались и смотрели на площадь взглядами сытых хищников.

Смех, плач, сумки, чемоданы, мальчики, девочки, шорты, косички, — заполнили собой все пространство, как попкорн микроволновку.

— Ого! А вот и сиськи к нам приехали! Здравствуйте, мальчики, вы давно нас ждали!

— Так, мужики, давайте сразу договоримся: грудастая — моя, — понизив голос, заявил кудрявый красавец лет тридцати, — вы знаете мою слабость, к тому же она рыженькая…

— Ромыч, да ради бога, мы вообще без претензий!

— Эээээ! Ты за себя говори! — Вперед выступил щуплый парнишка. — Мне вон та, полненькая, понравилась, так что если пошла дележка, она — моя!

— Делите — не делите, на самом деле все они — мои! — Усмехнулся пожилой мужчина. — С директором, надеюсь, спорить никто не будет? А теперь, кастинг окончен! Вечером, на планерке, все познакомитесь. Давайте-давайте, за работу! Ну!

В урну полетели окурки, мужчины встали с лавки, но разошлись не все. Двое усачей остались сидеть.

— Че, Андрюха, не бежишь исполнять приказ начальства?

— Дуракам закон не писан, — мужчины хохотнули. — К тому же, как главный инженер, я должен первым делом провести инструктаж для новеньких. А то ведь до планерки они могут и всю базу спалить, — деланно серьезным голосом продолжил тот, что помоложе.

— А я думаю, что полпачки успею выкурить, прежде чем эти недотепы организуют детей и отправят дежурных в столовую, — второй усач разгладил поварской фартук, закурил новую сигарету и откинулся, щурясь на солнце. — Ставлю полтинник, что рыжая первая уведет отряд в корпус.

— Проиграешь, дядя Вова.

— А ты на кого поставишь?

— Стольник на юбку с подсолнухами.

— Да ладно, Андрюха, решил в кости поиграть? — повар дядя Вова приподнялся и смерил хитрым взглядом высокую несуразную вожатую в яркой длинной юбке.

— Худые — в постели злые, — мужчины снова захохотали.

***

Когда мы расправились, наконец, с расселением детей, отправили дежурных в столовую и нашли вожатскую, я мечтала только расслабиться хоть на несколько минут, но… Наша огненная бестия Алиса сразу принялась обуючивать, как она выразилась, комнату. Передвинула кровати, принесла из коридора столик, достала откуда-то моток бечевки и заявила, что ей нужна помощь, чтобы натянуть веревки для белья на веранде. «Слушаюсь и повинуюсь», — Оля отправилась с ней, а я села прямо на пол и вытянула ноги.

Мужчина назвался Андреем Медведевым (и правда, медведь!) и принялся читать инструктаж по технике безопасности.

— Маша, иди сюда, — мне показалось странным, что голоса у них были приглушенные, будто они встретили медведя в малиннике и боятся его разозлить.

На веранде нас ждал сюрприз в виде неопрятного усатого мужчины, восседающего в старом кресле. Мужчина назвался Андреем Медведевым (и правда, медведь!) и принялся читать инструктаж по технике безопасности.

Оказалось, что веранда в аварийном состоянии, поэтому находиться здесь никому нельзя (чего ж он тут расселся?). Бла-бла-бла, база деревянная, курить на территории строго воспрещается (достал из пачки и прикурил сигарету). Бла-бла-бла, следить за детьми, в реке не купаться (наверняка, прямо сейчас пойдет купаться сам). Воду из-под крана не пить (странно, что не прихлебывает из стакана с водой). Бла-бла-бла, снаряжение для сплава проверять заранее, получать на складе. Мужчина встал с кресла, щелчком выбросил дымящийся окурок в кусты и ушел.

Алиса вертела в руках бечевку. Оля расхохоталась и сказала, что это был самый крутой антиинструктаж в ее жизни. Я раздраженно кусала губы. Если здесь все мужики такие, то план по поиску мужа с треском провален.

На вечерней планерке мы познакомились с остальными работниками базы: щуплый малорослик-банщик Мишка, старший воспитатель Роман Романыч с блеском Казановы во взгляде, бородатый инструктор, который заполнил перегаром весь кабинет, толстый дядька — директор. Единственный симпатичный персонаж — повар дядя Вова — женат на одной из своих кухарок. Дольше всех директор представлял нашего старого знакомого. Оказалось, что тот — главный инженер, электрик, кладовщик, слесарь и старший инструктор в одном лице. Я увидела, как Оля написала в блокноте «Андрей Медведев — универсалов». До отвращения остроумно, ага. Для кого только я напялила свою лучшую юбку с подсолнухами? Драные джинсы и мятые несвежие футболки — вот модный тренд этой базы.

***

— Че, Андрюха, грустишь? Молодежь вон в бане резвится, песни поют и брагу хлещут. Ромыч Алису повез природу показывать, Мишка Ольгу на руках на спор носит, а та на всю базу визжит и хохочет, слышал? Я-то понятно, старый женатик, ложусь раньше всех, чтобы с утра каши на всю базу наварить, а ты чего в комнате закрылся? А-а, грустишь по своей Маше… Сколько она уже на сплаве? Три дня? Еще неделя осталась. Ну ничего, вернется уставшая, голодная, сердитая на инструктора-алкаша, ты ее отогреешь, откормишь, может, она и подобреет. Хотя ты ж вроде злых как раз и любишь?

— Не смешно, дядя Вова, извини.

— Давай-ка покурим и ты мне расскажешь, с чего вдруг такой серьезный стал.

Ненавистная турбаза казалась мне теперь раем земным. Я бы все отдала, чтобы вернуться туда прямо сейчас.

— Ты прогноз видел? Сегодня весь день ливень, и это еще цветочки. Завтра похолодает, ветер и дожди на всю неделю. А этот, как ты верно сказал, алкаш, не то что вещи не поможет просушить, он и костер-то с трудом в такую погоду разведет. Значит, они еще семь дней будут плыть мокрые, холодные. Дети ладно, в палатку по десять человек набьются, да и согреются ночью. А ее кто согреет? Этот бородач? Тьфу!

— А что тут поделаешь? Продукты им выданы на 10 дней, у автобусов график, у Ромыча планы… Директор еще ни разу не разрешал раньше времени снять группу с маршрута. Тут даже ты бессилен. Так что, пойдем, заварю тебе крепкого чаю. Это все, что я могу для тебя сделать.

***

Ненавистная турбаза казалась мне теперь раем земным. Я бы все отдала, чтобы вернуться туда прямо сейчас. Воображение рисовало очертания знакомых корпусов за каждым речным изгибом. Расцеловала бы каждого, кто там есть, даже этого ужасного, ужасного Медведева…

За поворотом открывались новые речные дали. Горы, леса, уральские красоты. В другой день можно было бы восхищаться, фотографировать. Но сегодня никто не хотел даже поднять голову, чтобы осмотреться.

Под нами текла холодная мутная река, на нас низвергались потоки дождя. Сырость проникала под дождевики, пропитывала насквозь, вода наливалась в сапоги, затекала за шиворот. На катамаране все молчали и гребли.

Я была благодарна детям за то, что они не стали ныть и жаловаться, когда оказалось, что наш инструктор не в состоянии даже развести костер. Мы быстро привыкли справляться со всем сами. Бородатое тело только и могло, что переползти с катамарана на сушу и обратно. Заботливые девочки научились ставить палатку прямо над спящим инструктором. Парни шутили, что водка в его запасах закончится вместе с дождем и никак не раньше.

Сегодня — пятый день сплава. Третий день дождя. Ни у кого не осталось ни одной сухой вещи. Кое-кто уже покашливает. Я и сама хотела бы, как наш инструктор, провалиться в небытие и очнуться, когда этот кошмар закончится. Но кто тогда присмотрит за двумя десятками враз посерьезневших сорванцов?

— Маша! Смотрите, автобус на берегу!

— Дети, успокойтесь, никакого автобуса там нет. А даже если есть, это точно не за нами. Мы должны сами доплыть до базы. Если получится раньше — хорошо. Но для этого мы должны грести. Давайте, не раскисайте.

Нехотя, я высунула нос из-под дожевика и посмотрела вперед. На берегу стоит автобус. Нам кто-то машет. Не может быть.

— Автобус! Автобус!

— Я его узнал! Мы на нем приехали!

— Маша! Там правда автобус!

Нехотя, я высунула нос из-под дожевика и посмотрела вперед. На берегу стоит автобус. Нам кто-то машет. Не может быть. Просто не может быть.

— Отряд! Причаливаем к этой косе! Привяжите катамаран! Помогите остальным! Я узнаю, кто это. Ждите моего сигнала.

Триста метров по берегу. Я бы хотела бежать быстрее, но сердце бьется слишком сильно и не хватает дыхания. Наконец, я узнала человека, который шел навстречу. Долбаный главный инженер, мужлан, грубиян, медведь! Как же я рада его видеть! Не понимая, что делаю, я кинулась к нему на шею и поцеловала.

***

— Смотри, Маш, конверт от дяди Вовы.

— Ну вот, я расстроена. Как мог дядя Вова подарить нам деньги на свадьбу? Я ждала от него чего-нибудь оригинального…

— А нет, это не подарок. Это должок. Он мне как-то сто рублей проспорил.

— За что?

— Долгая история, потом расскажу. У нас впереди целая жизнь, госпожа Мария Медведева, торопиться некуда.



 

Ваше мнение 2  

Оставить комментарий
  • Не увидела ничего сказочного. То, что на турбазах творится узаконенное бл...., это понятно( хотя не совсем ясно, при чём тут дети.... может, автор перепутал детский лагерь и турбазу?), но на сказку не похоже. " Неопрятный усатый мужчина" , который с первой минуты стал раздражать ГГ, как- то не подходит на роль принца. Удивило заявление ГГ в самом начале рассказа- " Приеду с мужем!" Это для ГГ такой больной вопрос???? Минус, и по сюжету и по исполнению.
  • New Moon (Интернет) / 24 дек 2014
    Банальненько, но читается легко, написано гладко. Для новичка - в самый раз. Ловите плюс, Маша, с наступающим!
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору