На главную
 
 
 

На бал
Автор: Серебро / 26.12.2014

Город спал. Олеся, словно сомнамбула, двигалась ярко освещенными, но практически безлюдными улицами. Иногда слезы застили глаза, и тогда фонарь превращался в размытую точку. Олеся размазывала слезы вместе с тушью по лицу и двигалась дальше. Она шаталась улицами уже очень долго, ей просто нужно было что-то делать: ходить, бегать, кричать, плакать, чтобы выплеснуть из себя накопившуюся горечь, которая, словно хищная акула, норовила утянуть ее на самое дно депрессии. Олесе нельзя в депрессию, у ее двое маленьких детей и пожилая мама. Она не боялась ни насильников, ни воров, ни пьяных водителей. От Олеси шло такое отчаяние, что впору было испугаться тому, кто вздумал бы посягнуть на ее честь, кошелек или жизнь. Вдруг где-то за углом истошно завопила кошка. Олеся резко обернулась и… проснулась. Оказалось — сон. Реальной была только усилившаяся тяжесть в желудке, беспокоившая ее с тех пор, как начались неполадки в семье. Впрочем, вчера днем они закончились (закончились ли?), потому что Олеся развелась с мужем. 

Реальной была только усилившаяся тяжесть в желудке, беспокоившая ее с тех пор, как начались неполадки в семье.

«Эка невидаль, — успокаивала себя Олеся, — не я первая, не я последняя». Но глупому сердцу не было дела до логических увещеваний, и оно от боли разрывалось на куски. Олеся любила мужа, Андрея, и планировала прожить с ним до конца дней. Но он решил по-другому. Точнее, они решили — у мужа, как оказалось, уже давно была другая женщина. К любви, отчаянию еще добавилась боль раненого самолюбия. Олесе казалось, что ее словно на терке протерли. Да, именно так саднило ее самолюбие. 

Выйдя из зала суда, Олеся, словно фурия, подскочила к Андрею. Ей хотелось выцарапать ему глаза, обозвать, кричать, топать ногами… Но она взяла себя в руки и, напустив безразличный вид, помахала ему ручкой, мол, пока. Тяжесть в желудке сразу усилилась, будто нерастраченные гнев и отчаяние вперемешку с любовью камнем легли на его дно. 

— Надо было убить его прямо там, на месте, — мрачно сказала Олесина мама, наблюдая, как дочь, бледная, словно стена, истово мастерит обед детям, — полегчало бы. 

— Ну да, — бледно улыбнулась Олеся, — не успев выйти из зала суда, туда же и возвратиться. Я Андрею в жизни не прощу унижение, через которое он заставил меня пройти. Ну почему нельзя было в иске заявить просто: не сошлись характерами? Его адвокат недостаточное исполнение супружеских обязанностей приплел. И Андрей согласился! Мама, представляешь, каково мне было отвечать на вопросы судьи о том, как часто мы с мужем… — Олеся запнулась, чувствуя, как к горлу подкатился колючий ком, — за что он меня так? 

— Надо было меньше в рот ему заглядывать, — резко сказала мать. 

— Надо было, — согласилась Олеся. 

Последние четыре года Андрей занимался бизнесом. С недавнего времени дела пошли на лад. В доме появились деньги. Олеся думала: ну вот, теперь станет легче. Потому что до этого она пахала как Золушка. Дом, дети, магазины, уроки, кружки, уборка, готовка, Андреев магазин, работа — такая карусель. Олеся не жаловалась, она знала, что трудится на их общее будущее. И вот это будущее взяло и повернулось к Олесе задом. Ко всем прочим чувствам примешался еще и страх: как она одна будет тянуть детей? Конечно, Андрей обещал помогать, но после того фортеля в суде, насчет недостаточного исполнения супружеских обязанностей, Олеся перестала ему доверять. Но не перестала любить. Мама права: она слишком растворялась в Андрее, пытаясь предугадать его желания, настроение. И позабыла о себе. Муж и дети всегда были на первом месте. Но разве это не норма для любой жены, матери? 

Муж и дети всегда были на первом месте. Но разве это не норма для любой жены, матери? 

«Надо было по салонам ходить, по бутикам, а не у тети Маши из соседнего подъезда стричься да на сэкондах приличную одежду вылавливать, — подумала Олеся, разглядывая себя в зеркало. Конечно, она изменилась. Поблекла, что ли, стала похожа на старую фотографию: черты вроде те же, а вот цветовая гамма… — но я же все, что зарабатывала, вкладывала в Андреев бизнес, даже на детях экономила, не говоря о себе. Не нужно было? А что нужно?»

Иногда Олесе до чертиков хотелось взглянуть на новую пассию мужа. Что в ней было такого, чего не оказалось в Олесе? Безграничная любовь, преданность своему мужчине, семье, какая-то особая привлекательность? Но и Олеся не была дурнушкой, просто ее жизнь заездила. Какая она, та, другая? Олеся хотела выследить их с Андреем, но гордость не позволила. И все же она иногда представляла, как вцепляется разлучнице в волосы и смачно шваркает ее об стенку. Вульгарно? Ну и пусть. Но от таких мысленных действий Олесе становилось легче, даже дышалось чуть свободнее, и камень в желудке будто уменьшался. 

Завтра Олесе нужно было идти на работу, она трудилась офис-менеджером. Занятие вроде для молоденькой девушки, но Олесю устраивало то, что ровно в 16.00 она была совершенно свободна, а значит, успевала забрать младшего из садика, а со старшим поучить уроки. Идти на работу не хотелось. Новости, особенно плохие, хуже пожара — распространяются еще быстрее. Олеся представила взгляды коллег: у кого сочувствующий, у кого злорадствующий, ехидные перешептывания за спиной, мол, кинул Прынц нашу Золушку, а она носилась с ним как с писаной торбой. Олеся и правда любила рассказывать о муже, какой он красивый, умный, деловой, надежный (был ли он таким — другой вопрос, ведь любовь видит только то, что хочет). Но делала это не из хвастовства, просто она любила свою семью, и темы важней и приятней для Олеси не было. 

«Нужно было слушать Ирку, подругу, — подумала Олеся, — она не раз мне говорила: чем меньше людей посвящены в твою личную жизнь, тем лучше. Права подружка, а я доболталась». 

Доболталась или нет, но жить как-то дальше нужно было. Олеся с невозмутимостью выдерживала косые взгляды коллег, казалась веселой и довольной жизнью. Хотя иной раз ей хотелось забиться в шкаф с бумагами, чтоб никого не видеть, не слышать и просто поплакать. Она не могла расслабиться ни дома, ни на работе. Дома перед детьми нужно было держать марку и показывать, что ничего особенного не произошло, папа вас любит, будет приходить, просто у него много работы… Мама бубнила: сама виновата, слишком баловала своего ненаглядного, мужиков нужно держать в узде. Может, и виновата, думала Олеся, но ей хотелось не обвинений, а простого сочувствия. Ирка укатила на месяц за границу в командировку. На работе... А что на работе, права была подруга, нечего свое внутреннее напоказ выставлять. И вот что странно — раньше Олесю сотрудницы часто просили о разных услугах: прическу сделать, костюм дитю на утренник смастерить, торт испечь, даже деньги за это приплачивали. Собственно, ее и Золушкой прозвали не за небесную красоту, а потому, что у Олеси были золотые руки. Сейчас как отрезало. Будто развод — это несмываемый позор и грязь, и руки у нее тоже в грязи. «Ну и пусть!» — думала Олеся, гордо неся голову, хотя дополнительные деньги ей бы не помешали. Тяжелые мысли, словно груды камней, давили на виски, пробираясь к желудку. Иногда Олесе казалось, что на нее навалилась целая гора. Ей хотелось по камешку разобрать эту гору, чтобы снять с себя тяжесть, вздохнуть полной грудью. Вот если бы можно было с кем-то поговорить, поплакаться. Но, во-первых, Олеся просто не умела этого делать, во-вторых, неудобно нагружать своими проблемами посторонних. 

Собственно, ее и Золушкой прозвали не за небесную красоту, а потому, что у Олеси были золотые руки.

Ирка позвонила внезапно, среди ночи, будто почувствовав, что подруге совсем плохо. 

— Ты как? — спросила и добавила. — Извини, если разбудила, не рассчитала время. 

— Ничего, — махнула рукой Олеся, будто Ирка могла это видеть, — я так рада твоему звонку. 

— Что, совсем хреновые дела? — Ирка никогда не отличалась особой дипломатичностью. 

Олеся вздохнула: 

— Тяжко так, Иришка. Одной страшно, боюсь, что детей не вытяну. Андрея вспоминаю и плачу, ведь столько хорошего было. А как представлю, что он с этой — убить готова. На работе террариум, а все такие милые были, если им что нужно. 

— А ты, конечно, молчишь и улыбаешься, героиню из себя строишь? — спросила Ирка. 

— А что, нужно было утопиться в собственных слезах? — резковато ответила Олеся. 

— Можно в слезах, но не до утопления, можно посудой об стенку, можно послать кого-нибудь из твоего террариума. Почему нет? Или ты хочешь себя доконать гордым молчанием? Желудок уже наверняка разрывается. 

Олеся снова вздохнула. Действительно, в последнее время она очень плохо себя чувствовала, практически не могла есть. К врачам боялась, вдруг скажут, что у нее рак. А детей на кого? 

— Знаешь, подруга, что я тебе скажу? Поднимайся, приоденься, сделай макияж — ты же красивая девка, а ходила последнее время как незнамо что, и к своему бывшему в гости. 

— Прямо сейчас? — переспросила Олеся, даже не успев удивиться. — А я не знаю куда. 

— Прямо. Сейчас. Зато я знаю, где он нынче со своей пассией обитает. 

— Зачем к нему? — тупо переспросила Олеся. 

— Пошлешь. За все хорошее. И домой. 

— Все? — удивилась Олеся. — Но я не смогу, Ириш, я до сих пор его люблю и вообще… 

— Люби, кто мешает, но пошли и… — связь неожиданно оборвалась. 

А Олеся вдруг подумала: почему нет? Почему я в одиночку должна тащить этот груз? Пусть ему тоже будет больно, обидно. Неблагородно? Ну и что?! 

Олеся поднялась, отыскала свое самое красивое платье из шифона, туфли на высоком каблуке, подкрасилась, гордо вскинула голову. Хороша! 

Олеся шла по ярко освещенной улице и чувствовала себя настоящей Золушкой, собравшейся на бал. Ну и что с того, что детская авантюра? Что с того, что Золушка шурует на бал, абы послать своего Принца на три веселых? Может, ей от этого легче дышать станет? Может, откроются энергетические ворота в новую жизнь, в которой она почувствует себя Женщиной, а не приложением к бизнесу, кухне и детям? И Олеся, весело напевая, вошла в подъезд дома, адрес которого назвала Ирка.



 

Ваше мнение 21  

Оставить комментарий
  • может быть женщина неправа, может быть глупо поступает, но ее судьбе не позавидуешь и выкарабкаться из той ...опы, в которой она оказалась, не каждая сможет без слез и обвинений. Она смогла вот и хорошо. А что там дальше будет, что про нее бывший подумает, это неважно. И вообще, обсуждение поступков и морального облика плиз, в Два мнения. А здесь литературный конкурс и рассказ совсем неплохой. От меня Плюс!
  • Зимняя птица / 29 дек 2014
    Упаси Господи от таких подруг, а с врагами я как-нибудь сама справлюсь! (с) - это если из жизни все ж таки история... А рассказ стоило завершить еще перед зеркалом "Хороша!" - она же поднялась над ситуацией. А далее вариантов масса - поехала к подруге, в ночной клуб или по ночному городу (за рулем, на такси) и получила удовольствие от себя-сногсшибательной. Это был бы контраст, во всяком случае с началом рассказа. имхо. Поставлю минус, но пусть эта неприятность будет самой неприятной неприятностью в уходящем и наступающем году)) С Новым годом!
    • Юликон / 30 дек 2014
      плюсуюсь. мне бы хотелось что то типа - хороша перед зеркалом. вышла на улицу и глядя на нее улыбаются счастливо дети, встречные прохожие и идет она как фея, даря радость. даже допускаю, что какой нибудь чел на бентли застыл в ступоре от красоты такой. Поход по адресу, который дала ира, чтобы героиня наведя марафет, пошла скандалить, фу. если это возможно, то может автор напишет другую концовку. ведь многие известные авторы редактируют свои рассказы после инет обсуждений.
  • Ия (Kingston) / 29 дек 2014
    И я добавлю свои три копейки... Как первый литературный опус - хорошо, и даже лучше многих начинающих. А если это было психологической попыткой избавиться от "груза измены" - хорошо вдвойне. Начиналось тяжеловато, но потом вы, Серебро, раскрутились. А открытый конец - шанс для каждого додумать своё : у одних героиня постоит у дверей , мысленно выматерит мужа и пойдет своей дорогой растить детей. У других- дверь откроется и ГГ! таки плюнет в рожу мужа. ОТ меня - плюс!
    • Увы, снять с души "груз измены" (как и любой другой груз) невозможно с помощью негатива и мата, даже мысленного. ГЕроине станет только хуже и вот почему. Дело в том (и все современные"позитивисткие" теории говорят о том же), что проклятие обязательно возвращается к тому, кто его послал! Это закон бумеранга. Точно также возвращается искреннее прощение и любовь, по тому же закону. Единственный выход в сложившейся ситуации для героини рассказа (а, возможно, и для реального человека) - это по возможности объективно проанализировать свои отношения с бывшим мужем, понять его и дать детям возможность видеться с отцом и любить его! Для них это лучше, чем впитывать мамину ненависть и вырасти несчастливыми. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Пятнадцать лет назад от моей сестры ушел обожаемый муж... она была на грани суицида. Но победила любовь к сыну и здравомыслие. Она искала причину в себе, ходила к психологам и НИ РАЗУ не сказала дурного слова о бывшем муже ни мне, ни сыну... "У сына должен быть хороший отец и я все для этого сделаю", - говорила она и я не уставала изумляться ее мудрости. Результат этой политики таков: сестра сохранила дипломатические отношения с бывшим, не застряла в рухнувших отношениях, через три года счастливо вышла замуж. Сын взрослый, он в контакте и со своим биологическим отцом и с мужем матери (он не усыновлял парня, у него свои две дочери есть).
      • А я думаю можно. Вот бывает пошлешь человека со смаком, от всей души - и легче. Вроде как простил по нашей доброй славянской традиции с помощью мата. Послала - и отпустила. И живешь дальше. Без злобы и сожалений. Каждый выбирает свой способ.
        • Ну ежели только "со смаком" и БЕЗ ЗЛОБЫ)))) Тогда да, наверняка помржет. Ведь русский человек может даже на закат матерится от избытка чуйств, по- доброму)))) Но в рассказе героиня идет посылать бывшего "на три буквы" от бессилия. Это не есть ее внутренний позыв - " Да пропади он пропадом, ----(непереводимый русский сленг) , пусть другая это щасце расхлебывает-----, еще неизвестно кому из нас больше повезло -----" ну и так далее)))
          • Юликон / 30 дек 2014
            уж если говорить о славянской традиции, то анально фекальный мат , в его современном понятии, не имеет к славянам никакого отношения. это пардон муа, из блатной фени. одно из значений "пропасть пропадом " - пожелание человеку умереть и маяться неприкаянной душе. одно из самых страшных проклятий из дохристианской эпохи. а ведь можно просто проораться под грохот поезда или в чистом поле, тот же эффект.
  • New Moon (Интернет) / 28 дек 2014
    Ну и что? Все правильно написали: Муж покрутит ГГ пальцем и пошлет ее туда же, куда она его собралась послать. Стиль плохой, рассказа нет, только стенания брошенной дуры. Минус жирнейший!
    • Мир-ра / 29 дек 2014
      Послать-то пошлет, но не успокоится. У него потребность быть "беленьким-пушистеньким" - иначе бы не приплетал бы он ее половую несостоятельность. А так он с себя вину снял и сам в это поверил. Но если таких, как он, мордой в эту вину потыкать, очень неприятно им становится.
      • Серебро / 30 дек 2014
        Спасибо, Мир-ра. Вы очень внимательный и чуткий читатель. Я ждала ваших комментариев и думала: вот если Мир-ра отреагирует именно так, значит, у меня получилось донести то, ч то я хотела сказать. Спасибо.
  • Лариса / 27 дек 2014
    Идея понравилась. Это действительно так: если освободиться от обиды, от "непереваренной" проблемы, избавишься от болезни и откроешь для себя новые возможности. Исполнение хоть и с огрехами, но не провальное. А вот в сюжете серьезная ошибка. Классическая психология: корни проблемы в подсознании и внешние действия ничего не изменят, тем более, что решение ГГ не созрело внутри нее, а пришло со стороны, от подруги. Подруга здесь абсолютно лишний персонаж. Ее действия выглядят как манипуляция, а ГГ благодаря ей выглядит как персонаж вторичный, несамостоятельный. Потому нет веры в освобождение ГГ от проблемы. Кстати, послать мужа можно было и мысленно, необязательно ходить в его дом. Главное событие - процесс личностного изменения героини остался за кадром, а он должен был быть в центре повествования. Но плюс за попытку заглянуть в душу женщины.
    • Не могу согласиться с вами, Лариса. Никакой идеи в рассказе нет, как нет и манипуляции. И С чего это вам везде манипуляции мерещатся?))) Ирина дала гг глупейший совет, который призван продемонстрировать ее, Ирину, солидарность с брошенной подругой. Манипуляция - это завуалированное желание манипулятора заставить человека сделать что-то нужное лично ему. Какую выгоду может получить Ирина от того, что гг пошлет бывшего на три буквы? Никакой! Согласна, читатель не чувствует «веры в освобождение ГГ от проблемы», но это не оттого, что «подруга лишний персонаж», а оттого, что героиня живет не своим умом – она слушает то маму, то подругу. Именно поэтому в крушении семьи гг склонна обвинять кого угодно (бывшего мужа, кого же еще?), только не себя. Хотя виноваты в разводе ВСЕГДА двое, адекватные мужчины от жены и двоих детей так просто не уходят, на это должны быть весьма веские причины. Одна из них, по тексту. была озвучена на суде - разница темпераментов. Причина достаточно веская для мужчины, хотя в данном случае, как мне кажется, не единственная. По тексту героиня представляется мне редкостной занудой с высокими, но необоснованными амбициями. Претензий у миру у не накопилось много, к себе – ни одной! Ей должны все, она- никому. Да и вашей фразой насчет того, что «послать мужа можно было и мысленно», я никак не могу согласиться. Единственный способ снять камень с души и язву с желудка- это искренне простить мужа, понять его! Другого способа восстановить гармонию в душе не существует… Вообще говоря, если подвести итог декабрьского конкурса, современные Золушки почти поровну разделились на две категории: меркантильных (трудолюбивых и не слишком) стерв и, мягко выражаясь, не слишком мудрых, но душевно ленивых женщин. Исключение составляют героини двух сказок, Калины и Ослика. Обе они в меру практичны и готовы использовать для достижения своей цели маленькие женские хитрости, но сердца их открыты для любви. Им я и отдала свою симпатию и голос. Всех с наступающим Новым Годом и Рождеством, дорогие авторы и читатели Клео! Любви, удачи, новых ярких впечатлений и вдохновения!
    • Мир-ра / 29 дек 2014
      А мне как раз начало понравилось больше всего. Много параллелных конструкций, читается очень ритмично и тягуче - очень напоминает то состояние, когда душе больно, и начинаешь качаться-раскачиваться с подвыванием. ПОжалуй, лучшее, с моей точки зрения, место в рассказе. Насчет классической психологии согласна, но сегодня как раз есть и другое течение, которое работает на "ритуалах". В нужное, здоровое, состояние можно прийти изнутри, силой мысли, или снаружи - на это работают все эти визуализации, коллажи, женские практики и прочий нью эйдж. (Оставлю специалистам разбираться, что правильно, а что хиромантия. Рассказ как литературное произведение имеет право пользоваться всей информацией). Учитывая, что "русское" сознание вообще падко на всякую магию - с этим даже православию не удалось справиться - действия ГГ и подруги весьма правдоподобны в рамках этой реальности.
      • Серебро / 30 дек 2014
        Спасибо, Мир-ра. я как раз хотела написать: а что, если психология не классическая.?Психология, она такаяьгибкая штука, может из рамок очень легко выходить.
  • "у ее двое маленьких детей и пожилая мама. Она не боялась ни насильников, ни воров, ни пьяных водителей". У ее - это круто, автор, вычитывайте текст перед отправкой. Вторая фраза как бы говорит, что она не боялась, потому что у "ее" двое маленьких детей и пожилая мама. "Да, именно так саднило ее самолюбие". Тут слово "саднило" совсем некстати. То есть царапало ее (саму?) самолюбие? Сюжет, если его можно так назвать, неинтересен, исполнение хромает, ГГ не вызывает сочувствия, которое хотел вызвать автор.
    • Царапало - не саднило. Саднило, это когда болит, постоянно, но терпимо. Автору респект. А вы, звездочки, лучше вчитывайтесь в текст.
  • бабка ягодка / 26 дек 2014
    А мне понравилось. Почему героиня должна быть привлекактельной? Автор писал не об идеале а о среднестатистической женщине.
  • Рассказ оставил недоумение и тягостное ощущение. Во-первых, непонятно с какой стати гг так послушалась Ирину? А если бы та посоветовала принять 30 таблеток снотворного или повеситься? Да и смысла в этой «акции возмездия" я лично никакого не вижу. Ну, допустим, дошла Олеся вся из красивая и накрашенная до подъезда бывшего, поднялась на этаж. Дальше возможны варианты: ей не откроют дверь (ночь!), спустят с лестницы, подруга (или гг) перепутала адрес… Предположим, открыл-таки заспанный благоверный и гг радостно послала его на три буквы. Андрей покрутил пальцем у виска и захлопнул дверь, лишний раз убедившись, что был прав, расставшись с такой женой. Олесе сильно полегчало? Не думаю. Теперь о техническом исполнении рассказа. Сюжета как такого нет, стилистических и языковых находок нет – я едва дочитала, изнывая от скуки. Минус, конечно. «Золушка» у вас, дорогой автор, получилась особой малопривлекательной, хоть и трудолюбивой. Уязвленное самолюбие, нежелание разобраться в истоках крушения своей семьи, равнодушие к детям… Мдя, мало привлекательного.
    • Абсолютно согласна с Глорией. Что и кому собралась доказывать ГГ??? Бывшему мужу после развода, что она- секси, которую нужно обязательно хотеть? При формулировке о " недостаточном выполнении супружеских обязанностей"( так деликатно обозначается фригидность супруги или её полное нежелание заниматься сексом с мужем) ?- ему это сугубо фиолетово. Кстати, почему дама считает, что эта причина развода неправдива? Может, это как раз правда? И почему она отправляется к нему на квартиру ночью??? Чтобы он полностью уверился в правильности развода с ней? Кстати, непонятно, куда именно пошла дама, учитывая то, что подруга не успела сообщит ей адрес.... видимо, шататься по ночным улицам в поисках приключений на пятую точку.... ( с гордо поднятой головой:)))))) Минус, ни идеи, ни стиля, ни сюжета, ни исполнения.
  • А дальше что?!
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору