На главную
 
 
 

Лилипуточка
Автор: К.П.Славина / 20.10.2008

ЛилипуточкаСтаренький автобус подбрасывало, мотало, и Маша послушно моталась вместе с пассажирами этого убогого транспортного средства. В стекле двоилось лицо молчаливой её собеседницы. Маша не любила своё отражение. Она вообще относилась к себе крайне скептически. Иная женщина считала бы свою кожу нежной и чувствительной, а Маша раздражалась от того, что лицо ее вспыхивало мгновенно, покрываясь неровными пятнами стыда или радости, и с детства ни одной эмоции не могла она скрыть от окружающих.

— Что, подружка, приходится жить? — обратилась к стеклянному двойнику Машенька.

Прокопьевск, куда она перебралась, еще не оправившись от страшных событий, по сравнению с Троегорском был вполне цивилизованным городком: 3 автобусные линии, случались и такси, на площади остался стоять памятник Ленину, а рядом с теткиным домом — библиотека, куда Маша устроилась на работу. В иное время Маша сумела бы соединить приятное с полезным, под хорошее настроение перечитывая любимого Александра Сергеича, а под плохое подхватывая свежий томик Устиновой. Нынче же, не выходя из странного состояния не то транса, не то полусна, Маша механически выдавала книги редким читателям.

На стильные очки денег не было, а нестильных она стеснялась, и сейчас они лежали в библиотеке, рядом со стопкой неподшитых газет.

После того, как погиб в автокатастрофе красавец Серёга, жизнь для неё как будто остановилась, а когда выяснилось, что он был не совсем её муж, а удачливый альфонс-двоеженец, Маша просто захлопнулась, как раковина. Если бы не дочка, легла бы на диван и уснула навсегда. Она почему-то была уверена, что способна именно так уснуть, когда не надо больше просыпаться. Но дочке нужно готовить завтрак, провожать в школу, стирать... И Маша существовала без чувств, без мыслей, с сердцем, разбитым вдребезги на мелкие кровоточащие тоской и обидой осколки.

Обычно она крутилась между домом и работой, ездить было некуда, незачем и не к кому. В тот день, который должен был стать ещё одним в цепочке не то дней, не то сумерек ее жизни, неожиданно в библиотеку позвонили из районной больницы — Машину тетю увезли на «скорой». И вот, привычно ссутулившись, Маша тряслась в автобусе. Ей всегда хотелось казаться понезаметней, 180 сантиметров роста пригодились бы, если бы скромница-отличница подалась в манекенщицы, а так...

Действительность расплывалась перед ее глазами в безликое близорукое месиво. На стильные очки денег не было, а нестильных она стеснялась, и сейчас они лежали в библиотеке, рядом со стопкой неподшитых газет.

— Ты чё уставился, мужик? Тебе здесь «Поле чудес» или где? Ага, Якубовича видел? Это я! За просмотр деньги платят! Маш, хочешь, я его выкину из автобуса? Или в морду дам?

С трудом выбираясь из туманных мыслей, Маша не сразу поняла, о чем говорил сидевший рядом сосед в синей куртке с надписью «Адидас». Оказалось, о другом пассажире, который якобы неприлично пялился на даму. Маша всмотрелась в громкого соседа. Что-то в его облике было такое...

— Нет-нет, что Вы, прошу Вас, не беспокойтесь. По правде говоря, я его и не вижу, — растерянно улыбнулась Маша.
— Слушай, ну, ты чё как не родная? Правда, что ли, не узнаешь? — озадаченно спросил сосед в куртке.
— Не узнаю. А Вы кто? — неожиданно для себя спросила Маша.
— Не «Вы», Маш, а «ты»! В глаза мне смотреть! Что? Не получается? «Моя лилипуточка, приди ко мне, побудем минуточку наедине!» — с довольной улыбкой на физиономии пропел обладатель фальшивого голоса. — Как я тебя этой песенкой доставал когда-то, а?
— Ми-и-иша? Князь? — неуверенно пробормотала Маша, — спасибо Вам... тебе... Спасибо за защиту, я...

— «Моя лилипуточка, приди ко мне, побудем минуточку наедине!» — с довольной улыбкой на физиономии пропел обладатель фальшивого голоса.

Она так не привыкла, чтобы кто-то её защищал. И ей так захотелось, чтобы кто-то прямо сейчас начал её защищать, оберегать и лелеять, что не выдержала, и её глаза наполнились слезами.

— Подруга, ты чего это? Из-за Лилипуточки? А как же тебя дразнить было, если ты из всего класса только на Серёгу и на меня смотрела снизу вверх?

Маша тяжко вздохнула и вдруг рассказала ему ту невероятную историю со счастливой семьёй, сожжённой «Волгой» и раскрывшейся бездной обмана.

— Да-а, досталось тебе... Ладно, Машка, все проходит. Как дочка-то? Есть у вас средства на тетрадки-шоколадки?
— Миш, ну какие средства в библиотеке?! Там только книжки. Да и средств-то никаких особых никогда не было.
— Чтоб крутой мужик да не заныкал... Ты хоть искала?
— Искать незачем, все, что было, Серёжа нам отдавал. Чтo зарабатывал, — Маша запнулась и дрожащим голосом продолжила, — что от той жены утаивал, то нам и приносил. Вот и все средства.

Михаил Верейский по кличке Князь и не предполагал, что повторное знакомство с Машей и выяснение всех обстоятельств пройдет так легко. Думал сначала зайти к ней в библиотеку, но — вот смех-то! — не смог. Представить не смог, как припрётся в библиотеку с татуировками на руках, тут же выдававшими в нем сидельца. А выйти на Машу надо было позарез. Денег ему остался должен Серёга, больших денег. Дошёл до Михи слух о странном Серёгином наследстве в Австралии, о его странной гибели. И вот одно с другим чертовски не сходилось. Как если бы играть в преферанс неполной колодой, никак 10 взяток не набирается. Поначалу попробовал Князь поговорить с официальной вдовой, но кроме истеричной матерщины ничего от неё не добился. Тогда-то и решил он поехать в Прокопьевск....

«Она наивная или дура? — крутилось в голове у Князя, пока он выслушивал давно знакомую ему историю Машиной жизни. — Ну, Серёга! Как же ты мог так с ней? И бабки нужны до зарезу. Куда ж ты их, а?»

Представить не смог, как припрётся в библиотеку с татуировками на руках, тут же выдававшими в нем сидельца.

— Стало быть, нет Серёги. Н-да, дела-а-а. А сейчас ты куда?
— В больницу, к тёте. А ты?
— Дела-а-а... И я в больницу. Другана навестить.

Маша убедилась, что с тётей ничего страшного не произошло, а сбежав по лестнице вниз, обнаружила, что вновь обретенный одноклассник ждал её в вестибюле. А потом они гуляли вместе по больничному парку. Прозрачный зимний воздух будоражил кровь. Маша звонкой девичьей нотой смеялась грубоватым шуткам Князя, декламировала «Мороз и солнце, день чудесный» и делала вид, что совсем-совсем не мерзнет в пальтишке «на рыбьем меху». Впервые в жизни она жалела, что не было с ней хоть каких-то очков, так хотелось видеть и заснеженные ёлки, и солнце, уходящее в закат, и смеющиеся глаза старого знакомого — не привычно-расплывчато, а четко, фокусно. Ведь и её собственное ощущение жизни начало фокусироваться.

«Странная она всё-таки, как пыльным мешком ударенная, — от этой мысли Князь даже загрустил, — разговаривает не по-людски, одета не по-человечески. А Серега сох по ней. Трепетная, говорил, нежная...»

Стемнело, похолодало, гулять стало никак невозможно, и тусклым голосом Маша объявила, что ей пора домой. Миха, взяв её под руку, не спросил, а объявил: «Я провожу». Он хотел осмотреться на месте, прикинуть, где бы мог быть тайник. Всю дорогу он придумывал, под каким предлогом будет напрашиваться в гости, но когда они пришли к Машиному дому, она бесхитростно пригласила его отужинать.

— Дочка-то меня не испугается?
— Она сегодня у подружки. Сутками напролет репетируют спектакль к Новому году, костюмы мастерят.
— А ты не боишься впускать в дом малознакомого типа?
— Мало? 10 лет — это мало? Ми-иш, ты что? Помнишь, ты мне в ранец мышь кинул? А я визжала на всю школу, Лилипутка Гулливеровна. Мы будем сейчас ужинать, и, может быть, я тебя даже не отравлю... из запоздалой мести, — рассмеялась Маша.

Миха, взяв её под руку, не спросил, а объявил: «Я провожу». Он хотел осмотреться на месте, прикинуть, где бы мог быть тайник.

Сидя за столом в старой кухоньке, Михаил наблюдал за бывшей одноклассницей. Возраст и беда, конечно, никого не украшают, но этот ласковый взгляд, мягкий голос, чудесная в своей несмелости улыбка... И какая-то трогательная беззащитность — в каждом её жесте, слове, повороте головы.

— Миш, ты макароны любишь? Хотя, у меня все равно больше ничего нет...
— Машуль, я сейчас, я быстро!

Миха уже и забыл, что он шел в Машин дом искать тайник. Почему-то ему до зуда в ладонях хотелось наоборот — швыряться деньгами, приносить в дом игрушки, шубы и контактные линзы. А пока он завернул в ближайший супермаркет и скупил все, что требовалось для украшения макаронного ужина.

Через 15 минут они уже вовсю вспоминали детство, запивая макароны и принесенную вкуснятину настоящим «Кьянти».

— Никогда я не понимал этого: Новый год, Новый год. Чего хорошего? Отчим заставлял меня в лес ездить, ёлки рубить, а потом на базаре продавать. Все радуются, как дураки, а я рублю и продаю, рублю и продаю. Говорят, детишкам много-много радости. А где она, радость-то эта? Паскудство одно. Вот так, значит, за незаконную вырубку леса и замели. А там уж все как положено: срок, зона. Кликуха вот школьная в ход пошла... А почему Князь?
— Да ты что, Ми-иш! Про князя Верейского не помнишь? «Дубpовcкий» же...
— Не-а.
— Как? Ты что, Пушкина не читал?
— Маш... Ничего этого не было в моей жизни, понимаешь? Пушкина там, подарков под подушкой. Только ёлки колючие, будь они неладны...

Боль и жалость, душившие Машу, стали почти нестерпимы.
— Бедный мой! Знаешь, Миш, я орала тогда, потому что боялась тебя, а вовсе не мышь! Боялась до обморока. Не слушай меня, я отвыкла от мужчин. Я сейчас такие глупости буду говорить, представлять, как все это будет. Я теперь знаю — Новый Год, ёлка с игрушками, и мешок подарков у кровати, и шоколадка на тумбочке. И вот ещё что...

— Маш... Ничего этого не было в моей жизни, понимаешь? Пушкина там, подарков под подушкой. Только ёлки колючие, будь они неладны...

Маша сорвалась с тaбуретки и потащила Мишку в комнату. Она мигом разобрала диван и включила ночник. Спохватившись, вытащила надоевшую за день заколку, и по ее плечам ворохом рассыпались светлые волосы. Миха вдруг почувствовал, как в глазах защипало...

«Чушь... Какая же чушь — бабло это...Провести бы сейчас рукой по Машкиным волосам — вот где настоящий кайф. Прав Серега, они шелковые, и такой запах...» Eдва касаясь пальцами, с бережной осторожностью, как с раненого, Маша сняла с него все, что было сейчас ненужным... Руки дрожали, так давно она не прикасалась к сильному мужскому телу, не слышала гулкого ритма взволнованного сердца. Только бы не растеряться, не смутиться...

Рука скользнула вниз, нащупав единственно желанную в этот момент твердь. Маша взяла ее в руки — книжка всегда лежала возле дивана.

— Ну, слушай, — выдохнула она. — «Несколько лет тому назад в одном из своих поместий жил старинный русский барин, Кирила Петрович Троекуров...»

 



 

Ваше мнение 77  

Оставить комментарий
  • Чудесный рассказ! Предложение про "твердь" просто супер!!! И мало:-((
  • Все вроде бы ладно и складно. Даже красиво. Но подделка. Грустно. И даже противно. Ибо судя по отзывам и оценкам, полученным от своих же клонов (Ромашка + политбюро), этот "аффтор" снова вырывается в лидеры.
  • Микроб (Петах-Тиква) / 22 окт 2008
    Класс! Особенно финал понравился, с *твердью*)))))) Только вот почему Князь хотел искать тайник в теткином доме? Ведь Маша уехала из своего городка...но это уже мелочи...
  • Отличный рассказ, с иронией и немножко грустью.
  • К.Цеткин / 20 окт 2008
    Очередное заседание литсовета проходило в теплой, дружественной обстановке.
  • Черная / 20 окт 2008
    Концовка очаровательна.... +
  • Неожиданный конец!!! А мне хотелось продолжения)))
  • Kozyavochka (небольшой городок) / 20 окт 2008
  • К.П.Славина (Не указано) / 20 окт 2008
    Всем большое спасибо за отзывы и за внимание. Одно НО - картинку к своему рассказу я присылала другую. Сейчас она у меня в личке.
  • Только за одну концовку - ПЛЮС!!!! Совершенно замечательное продолжение рассказа первого месяца. Говорит о том, что Автор четко видит картину своего произведения, на лицо все причинно-следственные связи. Брависсимо!! ПС Вот уж какой день подряд публикуют великолепные рассказы.
    • Стало быть, творческая литературная мастерская на Клео работает!
    • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 20 окт 2008
      Нынешный рассказ тоже можно было бы продолжить:) Ну, скажем, Машина тетя... Выяснится, что это она “по родству” тетя, а на самом деле напру лет молзохе Маши, на скорой её увезли с подозрением на выкидыш, она беременна от благородного бандита Фрацуза Лефоржа, благородство которого заключается в том, что он мочит только тех, к кому “тетя” испытывает личную неприязнь. Да, забыла, тетя у нас - несусветная красавица, от одного вида которой у мужиков развивается стремительное слабоумие. Чем не Полякова? Да, и концовку, непременно сочную концовку, как в данном и предыдущем рассказах? Я не язвлю, Автор мне глубоко симпатичен :)
      • М.В.Фрунзе / 20 окт 2008
        А еще эта тетя должна хорошо играть в покер, и на этом увлечении они непременно подружатся с Михой, у которого обнаружатся невероятные способности к языкам, и он мгновенно начнет "парлевить" с Лефоржем, убедив его в необходимости навести порядок не только в Прокопьевске, но и Троегорске. Благодаря деньгам и сомнительной славе Француза, который на самом деле окажется из захудалого рода виконтов или шевалье, Миха очистится от клейма сидельца. Выяснится, что на самом деле, засудили его зря, виновен был только отчим. И его медленно и уверенно продвинут в мэры городка. И начнутся тут сплошные переустройства на благо простого народа. Ура!! Понимаете ли, товарищи!! Ура.)))))
        • А.Коллонтай / 20 окт 2008
          Товарищи! Вы отдаёте себе отчёт в том, что мешаете товарищу Славиной развивать сюжет дальше по собственному разумению? С одной стороны, вы уже всё придумали за товарища Славину, ей осталось только переписать ваши мысли и свести в один рассказ. С другой стороны, это уже будут не её мысли. И, поскольку товарищ Славина является идейно зрелым и морально устойчивым членом общества, она не будет унижать своё достоинство плагиатом. А вдруг товарищ Славина сама уже придумала именно этот ход событий? Тогда ей придётся придумывать заново дальнейший сюжет. Нельзя так, товарищи! Нельзя! :)))
          • М.В.Фрунзе / 20 окт 2008
            Товарищ Коллонтай У нас, понимете ли, в стране все общее. ЗНачит, и мысли народные так и разносятся по горам и весям. Поэтому мы дадим партийное задание товарищу Славиной написать следующий рассказ по нашим, так сказать, серьезным рекомендациям. От имен и по поручению. И попрошу таким антиррреволюционными словечками как плагиат и достоинство, и уж тем более, сюжет, не разбрасываться. Во избежание!! Поручено написать рассказ с Лефоржем и теткой, пусть ваяет!
            • К.Цеткин / 20 окт 2008
              Товарищь Славина, примите к сведению и к исполнению. Я предлагаю также развивать дальнейший сюжет с участием немецких товарищей. А то Франция, парле, шевалье... Что Франция? Французы - они только красное вино пить горазды. А для успеха работать надо, работать!
            • Г.В. Плеханов / 20 окт 2008
              Категорически не согласен с товарищем Цеткин. Франция, если вы забыли, есть родина Революции, родина Марсельезы, Интернационала, Парижской Коммуны и гильотины. Без всех этих замечательных изобретений и наша революция...даже страшно подумать...и наша партия...без товарища Робеспьера...большевистский террор мог быть не таким террорестическим. Нет, нам без французских товарищей никак и никогда. Лефорж - он же почти Робин Гуд, я бы даже сказал почти товарищ Сталин, тот тоже любил экспроприировать у экспрориаторов
        • И.Арманд / 20 окт 2008
          гыыы, а потом выросшие детишки вспомнят Миху, который те елки, что у него не отобрал отчим, ходил по квартирам и раздаривал забесплатно, дети на них бусы вешали, становились в хоровод и весело-весело встречали Новый год. И никто.... Никто! не пришел в суд просить за Миху. Эх, да здравствует наш суд! Самый гуманный суд в мире! Опять же - ура, товарисчи!
          • Тортила (Подольск) / 20 окт 2008
            Товарищ Инесса, вы забыли. Новогодние елки - это все порождение загнивающего капитализма. Наши дети должны елки не рубить, а взращивать день и ночь, утром и вечером. И правильно наши товарищи осудили отчима Михаила. А вот на тетю Марии я бы обратил свое особенное внимание. Якшается, понимаете ли, с прихвостнями мирового империализма. Несмотря на все их прежнее революционное прошлое (особенно благодарны за гильотину, конечно), но они таки угнетатели трудового народа. Проследить бы за этим Лефоржем, подозрительный это тип...
            • Тортила (Подольск) / 20 окт 2008
              Вдогонку. Ничего не могу с собой поделать - весело у вас тут, товарищи коммунисты.))) Автор, думаю, простит. Тем более, что идеи подкидывают вполне реализуемые. И я бы с удовольствием прочитала продолжение. Ну, что? Вызов принимаете?
  • Колян / 20 окт 2008
    не,ну ваш Миша совсем неадекватен , он не тянет даже на политзаключенного.)))Какаято злобненькая комедия получилась,видать автор сидит на диете) Просьба к редактору - кормите хорошо своих писателей)
    • А как должен был бы поступать адекватный? Что Вы имели в виду? можно подробнее?
    • Petra(28.03) / 20 окт 2008
      писатели все виртуальные. Корми-не корми, это всего лишь ИХ излияния души и таланта.
    • Petra(28.03) / 20 окт 2008
      только сейчас увидела - "политзаключенный" :) Это шутка юмора такая? Или порубленные елки - это политпреступление? Наоборот, он же детям "много-много радости", за что, собс-но, и пострадал. По -моему, не такой уж и плохой этот Миха, и все человеческое ему не чуждо - и запахи, и нежности, и мечты про шубы и линзы :)
  • Ой, а я про "твердь" сразу не поняла, читала невнимательно. Класс! Рада, что на Клео появился автор с отменным чувством юмора:)
  • Хорошее продолжение! ИМХО мне больше предыдущей истории понравилось. во-первых, сразу понятно, что на самом деле автор хотел "дать" жизнь персонажу - Маше. во-вторых, приятно, что нашло подтверждение мое прошлое наблюдение, что с юмором у автора очень и очень. а в наше время - это такая редкость! от меня отдельная благодарность - редакции клео! в этом месяце порадовала урожайность аппетитных рассказов! ;)
  • Здорово.. Очень плавный и гладкий ход. Очень забавно.
  • ambra (Орвието) / 20 окт 2008
    Мне понравился и первый рассказ, и продолжение. Автор здорово говорит и думает на двух разных языках: с одной стороны - начитанная Лилипуточка, с другой - ее хулиган -одноклассник. Маленькое но... Когда они сидят на кухне, он думает о ней не на своем языке. Последняя же фраза - просто супер. Автор, жду продолжения.
    • Тортила (Подольск) / 20 окт 2008
      Амбра, как думаете, а бывает так, что душа человека (ну или подсознание?) тоньше и деликатнее, чем его сознание? Я тоже думала над этими словами Михи на кухне, поэтому и дала прочитала рассказ приятелю. Утверждает, что это возможно, но кто ж их знает. Мужчины все разные...
      • ambra (Орвието) / 20 окт 2008
        Конечно же бывает! Но, как мне кажется, могу и ошибаться, человек думает на том языке, на котором разговаривает. Я вот часто думаю на итальянском. Наш ГГ не понимает "нежностей" своего приятеля. Сам же, увидев женственность Маши, заговорил на языке друга. Она ему нравится, но мне кажется, что он бы это выразил проще. Опять-таки, могу и ошибаться. И не считаю это минусом рассказу.
        • ambra (Орвието) / 20 окт 2008
          Ув. Тортила, чтобы понятнее было,что я имею ввиду, перечитайте, пожалуйста третий снизу абзац в тексте. Вот здесь наш герой думает на "своем языке".
          • Тортила (Подольск) / 20 окт 2008
            Поняла в чем сомнения.:)) Знаете, я раньше считала, что человек мыслит вербально - словами. А потом почему-то засомневалась. Писатели, поэты, действительно, могут слышать свои мысли фонемами, словами, предложениями - им так привычно. А музыканты? Художники? Архитекторы? Математики?.. Они же тоже принимают сверху образы, только они не словесные, не вербальные же... Возможно, эмоционально, на пике душевных переживаний наш главный герой может пережить экстаз на самом высочайшем уровне любви. Он не облекает их в слова, он их ощущает. Автор же просто переводит его томление души в момент любовного озарения на привычный нам язык. НУ, это опять же отступления от авторской задумки, как вариант моего представления мыслей героя. :))
            • Уважаемая Тортила. Архитекторы тоже умеют складывать буковки в словечки, поверьте;)
            • Тортила (Подольск) / 20 окт 2008
              Химэмия, я как раз уверена, что архитекторы могу и читать, и писать. Но вот есть у меня ощущение, что образы у них не вербальные таки склаюываются, когда они творят новый архитектурный шедевр.)))) Это же застывшая музыка. Это совсем другая гармония. Вот как Вы словами увидите музыку Моцарта или Чайковского, или творения Ленардо да Винчи? Нееет. Вы это совсем другими мыслеобразами увидите, не вербальными...:))
        • А может, это Маша в разных мужчинах одинаково нежные чувства вызывает? а что - бывает... И, может, он не совсем такой закоренелый сиделец? Сами понимаете - злой отчим, елки... неудачное детство. А в глубине души он вовсе и не плох. В покер вон даже играет. А в очко там какое-нибудь. Что-то мне теперь этот Миха больше нравится стал. И, действительно, Торти, перечитай третий абзац.
    • FleurDeLi (Пруд, где лилии цветут) / 20 окт 2008
      Когда они сидят на кухне, Автор говорит о Маше СВОИМИ словами, почитайте внимательно, там кавычек нет. Скорее всего слова Михи, которыми он думает, не предназначены для женщин и детей. Потому Автор все это пересказывает словами, а не прямой речью героя
      • ambra (Орвието) / 20 окт 2008
        Согласна с вами. Просто меня сбило с толку то, что Автор пишет "Михаил наблюдал..." Вот я и смотрела глазами Михаила. И слова Автора воспринимались, как его мысли.
  • "Маша не любила своё отражение." "— Что, подружка, приходится жить? — обратилась к стеклянному двойнику Машенька." Не совсем поняла, как соотносятся две эти фразы. Отражение не любит, но считает его своей молчаливой подружкой.
    • Ну, Ромаш, ты что сегодня такая непонятливая? От своего отражения никуда не денешься, нравится оно тебе или не нравится. С постоянным спутником, от которого не возможности избавиться, лучше дружить, чем ругаться. А ещё Маша, судя по рассказу, не любила своё отражение только ВИЗУАЛЬНО. Ей внешность своя не нравилась. Но дружить и любить совсем не обязательно только с красавцами. Бывают и очень душевные подруги, совсем не блещущие внешней красотой и с лихвой окупающие этот недостаток красотой внутренней.
  • А Маша-то ничего девчонка... Жаль только как-то, что ей зэк достался.
    • Он же не убийца какой-нибудь. Он ёлки рубил, да ещё не посвоей воле, а отчим заставлял. Можно сказать, что по "благородной" статье сидел, обеспечивал деткам праздник.
      • А-аааа :-) Тада канешна. :-)
      • Тортила (Подольск) / 20 окт 2008
        А меня как-то эти елки напрягли...Что за статья такая? Неужто за это могут посадить?
        • Незаконная вырубка леса. Если в больших масштабах, то и посадить могут. Я так поняла, что и здесь автор иронизирует. Ну на могла же она Машеньке подсунуть грабителя-рецидивиста. Да и грабитель вряд ли так быстро проникся бы Машиной женственностью и сменил поиски тайника с баблом на покупку угощений для долговязой бывшей одноклассницы.
          • Если бы был рецидивист, то победа Машуткиной женственности выглядела бы убедительнее.
          • Тортила (Подольск) / 20 окт 2008
            Если они одноклассники, да еще и дружны были (хотя кто их знает, иногда даже имя не вспомнишь спустя пять лет после окончания школа), тогда Маша могла проникнуться просто ностальгическими воспоминаниями, не обязательно же его сразу сажать! )))) Он мог просто потеряться во времени и пространстве.)))Ну, это ИМХО, конечно.))))

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору