На главную
 
 
 

Где кончаются дороги
Автор: Татьяна Попова / 02.08.2017

К любому путешествию нужно хорошо подготовиться. Особенно, если отправляешься в него тайком, без разрешения. Такое путешествие чем-то похоже на побег. Но она ведь не собирается бежать, она просто хочет посмотреть, где кончаются дороги.

Её давно уже мучил этот вопрос. Шоссе, по которому они приезжают из Москвы, превращается в улицу дачного посёлка. За соседним участком асфальт кончается, и улица становится лесной тропой. Если идти по ней долго-долго, она истончается, теряется в траве и кустах и называется уже не тропой, а тропинкой. И, наверное, где-то там, в лесной глуши, тропинка исчезает. И вместе с ней кончаются все дороги, как бы их раньше не называли.

Ей очень хотелось посмотреть, где и чем кончаются дороги. Этим летом она уже несколько раз пробовала отправиться в заветное путешествие, но, увы, ей строго-настрого запретили одной покидать дачный участок. Стоило только подойти к калитке, как вредная Лилька звала родителей или бабушку, и начиналось: «Ты же знаешь, что одной нельзя уходить в лес! Ты же помнишь, как в прошлом году ты чуть не потерялась, хорошо, Раиса Петровна, соседка, увидела тебя и привела домой! Вот завтра все вместе пойдем в лес, подожди!»

И назавтра отправлялись в лес все вместе: она, десятилетняя Лилька, и совсем крошечная Анечка, и родители, и даже вечно занятые хозяйственными хлопотами бабушка с дедушкой. Но никогда они не доходили до конца тропинки. Бабушка с дедушкой углублялись в лес, собирая грибы или ягоды, Лилька с родителями играла на полянке в мяч, летающую тарелку или бадминтон, а Анечка спала в переносной люльке. Бабушка с дедушкой не звали её за грибами с тех пор, как она насобирала вместо сыроежек ведро бледных поганок. Интересно, почему поганки — «бледные»? Может, от стыда за свою ядовитость? И за то, что из-за них она теперь сидит рядом с Анечкиной люлькой и смотрит, как вьются над москитной сеткой комары?

Но сегодня, наконец, она узнает, где кончаются дороги. Все приготовлено с вечера и припрятано на веранде: резиновые сапоги, ветровка, пластиковая бутылка с водой, бутерброды с сыром. Сложнее всего было с бутербродами, но она перехитрила всех: сидела за ужином долго-долго, пока уставшая бабушка не сказала: «Ну ладно, как управишься, просто поставь тарелку в мойку!» и отправилась в душ. Дедушка смотрел в комнате телевизор, Лилька пошла в гости к подружке на соседнюю дачу, родители укладывали наверху спать маленькую Анечку. Она вытащила из пакета нарезной батон, нашла в холодильнике сыр и отрезала четыре толстых куска, даже не заметив, что второпях поранила руку.

Она всегда просыпалась раньше всех и, скучая, ждала, когда проснется бабушка и позовет её завтракать. Но сегодня, открыв глаза, она тихо-тихо встала с постели, умылась, стараясь не издавать ни одного лишнего звука, и, с трудом справившись с замком на входной двери, выскользнула на улицу.

Она на цыпочках прошла по дорожке и, приоткрыв калитку, выскочила на улицу. Скорее туда, где улица становится тропой, а тропа превращается в тропинку!

Кажется, удалось! Конечно, Лилька и родители на втором этаже её не услышат. Да и дедушка спит так, что пушкой не разбудишь. Но чуткая бабушка могла испортить все дело. Однако вот оно — крыльцо, и посыпанная гравием дорожка, бегущая к калитке, и никто не кричит вслед, не мешает отправиться в путь.

Солнце уже встало и заполнило всё вокруг: и небо, и маленький сад, и крошечный искусственный прудик. Солнечный свет брызгал ей в глаза и разбивался на тысячу осколков в росе на газоне и на посаженных бабушкой цветах в палисаднике. Пахло укропом и малиной.

Она на цыпочках прошла по дорожке и, приоткрыв калитку, выскочила на улицу. Скорее туда, где улица становится тропой, а тропа превращается в тропинку!

И вот она уже в лесу. Какая тут звонкая тишина! Пересвистываются птицы, шелестит ветер в листьях, гудит где-то там, за лесом, электричка. Вот тропинку перебегает рыжая белка. Останавливается, смотрит на неё черным весёлым глазом. Зовёт с собой?

Ей вдруг показалось, что всё это уже было: и тропинка в утреннем звонком лесу, и рыжая белка с хитрыми глазами. Может быть, она уже ходила по этой тропинке? Может быть, она когда-то дошла до конца? Узнала, где кончаются дороги, а потом забыла, как забывала многое в последнее время?

Солнце поднялось высоко и припекало так, что пришлось снять ветровку. Захотелось пить и есть. Гудели уставшие ноги. Она устроилась на поваленной ветром старой сосне и с удовольствием съела бутерброды, запивая их водой. То ли оттого, что ела не на кухне, а в лесу, то ли потому, что сильно проголодалась, но сыр ей показался очень вкусным. Таким, как был когда-то давно. Когда? Может быть, когда она в прошлый раз шла по этой тропинке? Доев последний бутерброд, спрятав в рюкзак почти пустую бутылку и ненужную теперь ветровку, она снова пустилась в путь.

Доев последний бутерброд, спрятав в рюкзак почти пустую бутылку и ненужную теперь ветровку, она снова пустилась в путь.

Тропинка стала совсем узенькой, а потом вдруг нырнула в густую траву и пропала. Перед ней раскинулась поросшая лесными травами и цветами поляна, посреди которой росло одно-единственное дерево. «Дуб», — почему-то подумала она, хотя не могла из-за слепящего солнца рассмотреть дерево как следует. Дуб. И в дубе есть дупло. А под корнями две девочки спрятали секретик. Стеклышко необычайно яркого зеленого цвета, а под ним — очень красивая бумажка с забавным рисунком: девочка дразнит собачку. Кажется, это обёртка от конфеты со смешным названием. Точно, она помнит даже вкус конфеты, а название забыла.

Она пошла по поляне, раздвигая руками высокие стебли лилового иван-чая. Но, добравшись до дуба, забыла о секретике. В дереве, действительно, было дупло. И там, в дупле, когда-то она с маленькой девочкой в красном сарафане с бабочками спрятала записку к Деду Морозу. Дело было летом, до Нового года оставалось не меньше полугода, но девочка вдруг захотела написать Деду Морозу письмо. И попросить подарок: куклу с открывающимися глазами. И тогда она под диктовку девочки написала записку, уложила её в стеклянную баночку из-под майонеза и опустила в дупло. Интересно, принёс ли Дед Мороз куклу? И когда: летом или потом, через полгода, под Новый год? И куда делась та девочка?

Ей захотелось проверить, лежит ли в дупле закатанная в баночку записка. Оказалось, до дупла не так-то просто добраться. Пришлось встать на корень, потом, уцепившись за ветку, переставить правую ногу на остаток спиленного нижнего сука. Она запустила руку в бездну дупла и, преодолевая страх и брезгливость, нащупала что-то. Нет, это было не стекло. И не майонезная баночка. Теряя равновесие, она вытащила из дупла жёлтый круглый патрончик из пластмассы и мягко рухнула в высокую траву, лишь слегка стукнувшись плечом о корень.

И в ту секунду, когда она падала, тишину разорвал крик: «Бабушка! Бабушка! Мама, смотри, она там! Она упала!»

Она лежала, сжимая в руке желтый патрончик из пластмассы и глядя, как в синем небе одинокое облако пытается добраться до солнца. Первой подбежала мама и, плача, стала ощупывать-оглаживать её трясущимися от волнения руками.

И в ту секунду, когда она падала, тишину разорвал крик: «Бабушка! Бабушка! Мама, смотри, она там! Она упала!»

— Бабушка! Как же ты нас напугала! Мама, она цела, по-моему, ничего не сломала! Бабушка, у тебя ничего не болит?

— Ничего не болит, — эхом ответила она и села, всматриваясь в молодое, умытое слезами лицо. Мама? Нет, Маша. Конечно, Маша. А вот эта, постарше и пополнее, тоже плачущая — Аня, дочка. Аня — дочка. Маша — внучка. Интересно, с кем они оставили девочек? С мужчинами? Разве им можно доверять детей, особенно малышку!

Но тут из густой травы вынырнула Лилька, и Антон, муж Маши, и Николай, муж Ани.

— А Анечку, Анечку-то с кем оставили? — она вскочила на ноги, готовая бежать, искать, спасать.

— Не волнуйтесь, Лилия Владимировна, Анечка спит, с ней Раиса Петровна осталась, — успокоил Антон.

— Мама, ну куда ты ушла? Почему ты упала? Голова кружится? Не тошнит? — Анна обнимала её, целуя в седую голову, в щеки, в нос.

— Ничего не кружится. Я в дупле баночку искала. Помнишь, ты куклу хотела? Письмо Деду Морозу?

— Куклу? — Анна пожала было плечами, но вдруг застыла и улыбнулась. И сразу стала похожа на ту, маленькую, в красном сарафане с бабочками.

— Бабушка, так мы ж с тобой баночку давно уже вытащили из дупла, — вмешалась Маша, — ну, вспоминай, вспоминай! Я нашла в кладовке на даче мамину старую куклу, ты рассказала мне про записку к Деду Морозу. И я тоже захотела написать ему. Помнишь? И мы положили мою записку в контейнер от киндер-сюрприза, и принесли сюда. Мамину записку достали, а мою положили. Только вот не вспомню теперь, что я у него просила, у Деда Мороза.

— Так посмотри! — сказала она и протянула внучке желтый пластмассовый патрончик.

Маша вскрыла контейнер, вытащила записку и молча прочитала её. А потом спрятала в карман и наотрез отказалась рассказать родственникам о своем давнем детском желании.

Пока Маша отбивалась от любопытного Антона, Лилька подошла к прабабушке и обняла её тоненькими, покрытыми царапинами руками:

— Прабася, зачем ты ушла? Я так испугалась. Ты потеряться могла!

— Ну не потерялась же. Я за тропинкой пошла, чтобы посмотреть, где кончаются дороги.

— Кончаются дороги? Это как?

— Ну, посмотри сама: вон там тропинка есть, а тут уже нет. Кончилась тропинка. Значит, и тропа кончилась, и улица наша, и шоссе.

— Прабася, ты опять все перепутала! Ну ничего, не расстраивайся! Я теперь тебе сама все объяснять буду, и сама везде с тобой ходить, чтоб ты не терялась больше. Так вот, слушай. Тут дороги не кончаются! Они начинаются тут, у этой полянки. Начинается тропинка, превращается в тропу, тропа — в улицу, улица — в шоссе, шоссе — в наш проспект в Москве. А проспект тоже во что-нибудь превращается, но я не знаю, во что. Но начинается все точно тут, у этой полянки. Поняла?

— Поняла.

— Хорошо, — удовлетворенно улыбнулась Лиля, — а теперь мы пойдем на дачу и знаешь, что мы с тобой сделаем?

— Не знаю.

— Мы напишем записки Деду Морозу и положим их в дупло. Обе. Ты и я. Хочешь?

— Хочу! — согласилась прабабушка, — а еще мы сделаем секретик.

— Сделаем секретик? Это как? — с Лили-младшей вдруг слетела вся важность.

— Там увидишь, — загадочно ответила Лиля-старшая и оглянулась на родственников, — ну что, мы возвращаемся домой? Или будем жить тут, у начала дорог?



 

Ваше мнение 14  

Оставить комментарий
  • Ivushkina (г. Киев) / 1 сен 2017
    Поздравляю! Рада за Вас и Ваш рассказ!
  • Нина / 4 авг 2017
    Очень запуталась в персонажах и именах. Дочитала только до середины.
    • Нина, а я прониклась рассказом вот с этого предложения в 11 абзаце "как забывала многое в последнее время". Сразу поняла, что она не девочка, а бабушка с потерей памяти (Альцгеймера? не сильна в медицине). Моя мама перед смертью (но у неё не было такой болезни, был инсульт какой-то формы..) "уходила" далеко в память, вдруг ей было 40, потом даже 18, причём чётко слышала вопросы и отвечала чётко - исторически где, в каком городе в это время находится, с кем проживает, адрес, напрочь забыв реализм.
      • Спасибо за понимание. Написала о том, что близко и больно. Никто не застрахован от болезней, в том числе от деменции. И близкие люди при этом испытывают чувство вины, даже если ни в чем не виноваты.
  • Ivushkina (г. Киев) / 3 авг 2017
    Теплый рассказ очень. В нем много любви. Еще увлекли загадкой. Было интересно. Спасибо
    • Спасибо! Хотя пишу часто по заданной теме (на конкурсы), но могу писать только о том, что самой близко, о чем болит или чему радуется душа. Вот про бренды и гаджеты так иине смогли ничего написать)))
  • Тропинки, дороги, все наши желания - путешествия в жизнь. И, чтоб никто в пути не потерялся. Картинка классная, лесная тропинка, колокольчики крокусов-подснежников или незабудки. Плюс.
  • домино / 2 авг 2017
    Думаю, это рассказ не столько о дорогах, их начале и конце, сколько о человеческой семье, преемственности поколений, связи прошлого, настоящего и будущего. Плюс.
  • Трогательно. Тронуло. Когда читала меня отвлекли (попытались), отмахнулась от них, от рассказа не смогла.
    • И спасибо редакции (?) за колокольчики. Это мои любиииимые цветочки. В детстве рядом с домом был лесок, там - колокольчики, чудесные, с тех пор их обожааааююю.
    • Такой отзыв - лучшая награда автору! Спасибо! И я тоже очень люблю колокольчикм)))!
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору