На главную
 
 
 

Быть может, это судьба?
Автор: Шац Анастасия / 03.08.2017

Вера шла по дорожке, ведущей от пляжа к ее отелю, держа на согнутом локте плетеную корзину, в которую помещались полотенце, крем от загара и любимая книга Сэй-Сёнагон «Записки у изголовья». Изящное чтиво очень гармонично сочеталось с тем образом, который она создала вокруг себя. Ее жесты отличались удивительной утонченностью, а кудрявые рыжие локоны, небрежно спадающие на ее плечи воздушными прядями, придавали особый шарм. Она всегда держала осанку, следила за фигурой, имела здоровый цвет лица, хотя назвать ее красивой, наверное, было нельзя, но она обладала типично приятной наружностью.

Вера просто обожала долгие прогулки, считая их залогом здоровья, вот и сегодня, отказавшись от транспорта, она не спеша возвращалась в отель, по пути наслаждаясь ароматами горных трав, цветущих кустарников; а также тишиной, дуновением ветра и шепотом собственных надежд… да, да шепотом собственных надежд, где-то в самых потаенных уголках души она не теряла надежду встретить Его. Ведь бывают же счастливые встречи на курортах? И пусть ей не 20, а 45, зато столько нежности накоплено в ее сердце, уже просто изнемогающем от недостатка любви.

За прогулкой, размышлениями дама и не заметила, как небо затянуло тучами, и только заморосивший дождь вернул ее разыгравшееся воображение в этот полуденный час. Неожиданно к ней подскочил незнакомец и спрятал ее от дождя под своим огромным зонтом. Мужчина был красавцем — метра два ростом, атлетического телосложения, волосы черные, кудрявые, глаза прозрачно-голубые. Белоснежная майка только подчеркивала загар и красивое тело.

— Я ваш сосед. Я живу Италия, — на ломаном русском произнес мужчина и расплылся белоснежной улыбкой.

Вера так растерялась, что не могла произнести ни слова.

Мужчина, как истинный джентльмен, довел даму до отеля, поцеловал руку. А дальше, дальше она растворилась в его бездонных глазах, и это было только начало…

В эту ночь она не могла уснуть, все думала о незнакомце. Вдруг, с балкона раздался еле слышный шепот:

— Я ваш сосед. Я живу Италия, — на ломаном русском произнес мужчина и расплылся белоснежной улыбкой.

— Хочу тебя!

«Господи, неужто это сосед! Вот наглец! Вот нахал! Какой дерзкий!» — подумала Вера, но на балкон выходить не стала. Дрожь пробежала по телу. Ей так захотелось почувствовать себя дюймовочкой в этих мускулистых, сильных руках, захотелось прикоснуться к незнакомцу, ощутить его горячее дыхание.

«Он же тебе в сыновья годится!» — вторил внутренний голос. Но Вера не могла уже с собой совладать. Она встала, приняла душ, нанесла ароматные масла на кожу, надела белую кружевную сорочку, сверху накинула халат и вышла из номера.

Она пришла в себя лишь в тот момент, когда рука дергала уверенно и даже настырно за ручку двери незнакомца. Наконец, дверь открылась. На пороге стоял он. В полумраке ночного холла она не видела выражения лица молодого человека, но, почувствовав его дыхание, в ту же секунду обвила руками его шею и прикоснулась губами к его губам, затем, чуть отстранившись, сгорая от страсти, шепнула:

— Хочу тебя!

Далее было все как во сне — одна ночь страсти перечеркнула все ночи, которые имели места быть в ее жизни. Столько ласки и нежности ей еще никогда никто не дарил.

Проснувшись под утро в своем номере, она сладко потянулась. «Ради такой ночи следовало родиться на свет», — пронеслось у нее в голове. Но затем Вере стало невыносимо стыдно за свое ночное беспутство. Она почему-то ужасно боялась показаться на глаза своему соседу. Но, к счастью, все обошлось — за завтраком женщина узнала, что ее итальянец съехал рано утром. От этого известия она легко вздохнула, хотя при одной мысли о брутальном красавце у нее начинало вновь бешено колотиться сердце. «Слишком прекрасно, чтобы быть правдой, — думала она. — Слишком прекрасно!»

С той самой роковой ночи у Веры словно выросли крылья. Теперь она ощущала счастье во всем.

С той самой роковой ночи у Веры словно выросли крылья. Теперь она ощущала счастье во всем. Запахи стали для нее еще более терпкими. Мир женщины вдруг наполнился необычайным покоем и какой-то вселенской любовью. Она уже не пыталась найти гармонию извне, потому что точно знала, что все самое прекрасное сосредоточено только внутри нее.

***

Отпуск Веры подходил к концу, двадцать один день душевного покоя и неземного счастья, счастья раскрывшего в ней снова женщину.

— Ну вот, вещи собраны, надо присесть на дорогу, — подумала женщина. Как вдруг в это самое мгновение с открытого балкона донеслась уже знакомая фраза:

— Хочу тебя! Хочу тебя!

Вера подбежала к распахнутой двери и обомлела от удивления: на балконной этажерке сидел попугай и без умолку повторял эту фразу. Увидев Веру, птица вспорхнула и улетела.

— Вот зараза! Вот паразит! — выпалила Вера и, немного отойдя от шока, расхохоталась что есть сил. — Да я бы сама никогда так не поступила. Бедный мой итальяшка, наверное, опешил, когда увидел меня на пороге.

«...Я позабуду тебя
Не раньше, чем заалеют
Листья юдзуриха...»*

Вспомнила она фразу из своей любимой книги, затем нежно погладила живот:

— А все-таки у нас любовь с твоим папой была.

Вера ждала долгожданного первенца. Сколько врачей она прошла, сколько денег потратила на обследования, а тут одна ночь и такое чудо…

«Только вот кого сейчас благодарить — брутального красавца или беспардонного попугая», — подумала Вера и снова расхохоталась.

* Листья юдзуриха не краснеют осенью, следовательно, любящий дает обет любить вечно.



 

Ваше мнение 3  

Оставить комментарий
  • Приятное впечатление от рассказа. Это наша жизнь, в ней есть место иронии случая и любви.
  • Нина / 7 авг 2017
    Спас попугай сюжет. Без него была совсем слатенькая сказочка для стареющей дамы. Мне показалось, маловато все ж попугая для вкуса.
  • Котя / 3 авг 2017
    Свободу попугаям!)) Мудрый птиц,супер!
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору