На главную
 
 
 

День рождения
Автор: vetka / 22.08.2017

Ольга, разглядывая свое отражение на кофейной глади в изящной чашке, горестно сообщила:

— Девочки, а мне через неделю сороковник стукнет.

— Юбилей! — обрадовалась Вероника.

— Ты, что! Сорок лет не отмечают, примета плохая, — фыркнула на нее третья из сидящих за столиком на летней веранде кафе.

— Я и не собираюсь, — продолжила Ольга.

Вероника, вечно в панике плюющая «тьфу-тьфу» вслед перебегающей дорогу кошке, все же возразила:

— Не, ну как-то выделить нужно, не пятница какая-нибудь на очередной неделе.

— Тебе бы только веселиться, самой еще шесть лет кайфовать до такого «юбилея», — отозвалась третья девушка, Алена.

Ника не осталась в долгу:

— Так и тебе не через месяц.

На какое-то время все умолкли, слушая тихую музыку.

В сторону от кафе ровной линией тянулась платановая аллея, заканчивающаяся площадью с плоским фонтаном.

Ольга сидела лицом к аллее, видела вдалеке каскады брызг. И, казалось, именно это зрелище навеяло ей взрывные мысли. Она, как будто стряхнула с себя оцепенение, передернула плечами и оживилась:

— А давайте-ка на пару дней прямо среди недели уедем в одно дивное место, сделаем мне такой подарок к юбилею.

— Среди недели... — покачала головой Алена.

— И где ж это место? — тут же схватилась за идею Вероника.

— Это, девочки, чудесное ущелье вдоль горной речки, соединяющее два самобытных поселения. Туристов и любителей созерцать красоту там — как пчел на цветущей яблоне в солнечную погоду, но... Такая картина в выходные дни, а в будни там первозданная тишь... А у самого входа в ущелье в долине бьют термальные источники. Предприимчивый народ отстроил там пансионат с теплым бассейном, беседки с мангалами на территории обустроили, денежку заколачивают.

Идея была до зуда в пятках заманчивой. Ой, как хотелось всем троим вырваться из города, сломать привычный быт на два дня.

— У меня неделя отпуска есть, — уже заводилась Ольга.

Идея была до зуда в пятках заманчивой. Ой, как хотелось всем троим вырваться из города, сломать привычный быт на два дня.

Ника — сама себе начальник в своем маникюрном салоне.

Ее салоном было небольшое арендуемое помещение в огромном здании с десятками разных офисов.

Вероника за три года там прижилась и получала какой-никакой доход. Клиенты у нее были постоянные, верные. Два дня в ее мелком бизнесе погоды не испортят.

А вот с Аленой как быть? Разве оставишь без присмотра семейство, в котором три мужика.

— Саньку с Данькой отвезу к маме, — решительно начала Алена, — а Игорек...

— Да не похудеет твой благоверный за два дня. Затаришь холодильник котлетами, борщом, сосисками. Авось выживет, — подсказала Ольга.

— Можно и пару баночек пива припасти для верности, — добавила Ника.

— Прорвемся! — согласилась Алена, отличавшаяся среди подруг особым умением кулинарить. И сама она была аппетитной блондинкой с пушистыми короткими локонами, напоминающими одуванчик, округлыми бедрами и пышной грудью.

***

Во вторник вечером на следующей неделе Ольгин «форд» увозил подруг навстречу отдыху. Машина уверенно двигалась в потоке множества своих собратьев по федеральной трассе.

Когда начало уже смеркаться, «навигаторша» монотонно предупредила:

— Через триста метров сверните направо.

Свернули, машин стало значительно меньше, и дорога сузилась до двух полос.

Чем дальше ехали подруги, тем реже попадался им встречный транспорт. И вскоре стало казаться, что только они одни разрезают фарами темноту ночи на петляющей среди гор ленте шоссе.

Ника тихонько выдохнула и расслабилась. Осколки паники, уже было начинающие копошиться где-то внизу живота, тут же улеглась.

Алена с Никой притихли, напряженно вглядываясь в темноту за окнами машины и начали было трястись, как мотыльки над лучом света, но голос дамы из навигатора любезно предупреждал о поворотах и развилках. Это развеивало страх и вселяло надежду, что в конце концов они доберутся до цели.

— Девочки, осталось семь километров, — вскоре объявила Ольга. Она меньше всех страшилась малоизвестной дороги. Высокая, стройная, даже аскетичная, с темными волосами, стянутыми в пучок на затылке, она мало чего боялась в этой жизни.

Ника тихонько выдохнула и расслабилась. Осколки паники, уже было начинающие копошиться где-то внизу живота, тут же улеглась.

Вероника была младшей в их компании, девушкой изящной, элегантной, всегда ухоженной, с модной прической и идеальным маникюром. Может, поэтому она до сих пор была в поиске, боялись, похоже, молодые люди ее отредактированной до блеска внешности. Душа-то у нее была не такая выутюженная, как наружность.

Так это не видно с первого взгляда.

Алена еще несколько километров сидела застывшей куклой в ожидании всяких кошмаров на незнакомой темной дороге.

Отпустило ее, городского аборигена в надцатом поколении, только когда впереди и вдоль дороги появились признаки цивилизации в виде дорожного освещения, темных крыш одноэтажных домов.

— Девочки, внимание, — предупредила Ольга, снизив скорость почти до пешеходной, — где-то рядом уже «Большая медведица».

Алена еще несколько километров сидела застывшей куклой в ожидании всяких кошмаров на незнакомой темной дороге.

— Кто-о-о?

— Пансионат так называется.

— Вот он, вот ажурные ворота, а перед ними белая медведица, а вон чуть дальше и бурая! — закричала Ника, чуть не по пояс высунувшись из окна автомобиля и указывая на силуэты медвежьих скульптур.

Через полчаса подруги обживали небольшой, но уютный номер приютившего их на двое суток отеля.

— О, а у нас еще есть минут сорок на бассейн.

— А чего мы еще здесь? Вперед!

Голубая гладь, подсвеченная разноцветными лучами иллюминации, тешила глаз своей чистотой. Казалось, что радуга спустилась с ночных небес и нежится одиноко в тихой воде, ожидая подружек.

— Ух, красота!

После бассейна и рюмочки чая дамы спали так, что и автоматная очередь не прервала бы их покой. А вокруг была тишина, нарушаемая только далеким уханьем филина да песнями шакалов где-то со стороны реки.

***

Утро следующего дня было ясным, свежим, как слезинка младенца.

— Да, Оль, а в котором часу ты родилась? — выглядывая из ванны с зубной щеткой и тюбиком пасты, поинтересовалась Алена.

— Родилась ровно в 13:00.

— Вот в 13.00 мы и будем тебя целовать и поздравлять. Правильно, Ника?

— Хорошо, согласна, а теперь слушайте. Сейчас мы идем на завтрак, потом самое главное — ущелье, после ущелья — снова бассейн, а вечером...

Они вошли в ущелье по правому берегу реки, по тропе, пробитой рукотворно в скальной породе. Даже это была не тропа, а целая дорога.

— А вечером — шашлычок под коньячок! — перебила Ольгу натягивающая джинсы Ника.

— Естественно! — хором отозвались подруги.

И вот она перед ними — заветная цель их поездки, ущелье! Не одну сотню лет выстраивала и лепила его сама матушка-природа, дивное, вьющееся кудрявой лентой три километра.

Они вошли в ущелье по правому берегу реки, по тропе, пробитой рукотворно в скальной породе. Даже это была не тропа, а целая дорога. По ней еще в начале прошлого столетия на телегах возили лес местные жители и промысловики. Теперь здесь ходили только туристы и любители экзотики.

Чем дальше уходили, тем выше над рекой подымалась дорога, в некоторых местах до неприличия сужаясь между нависающими скалами справа и почти бездонными обрывами с бурлящей рекой внизу слева. Скалы местами слезоточили капельками воды, стекающей прямо на головы проходящих под ними.

И тут случилось...

До слуха донеслось только:

— А-а-а!

Алена шла последней, и когда первые две обернулись, ее уже не было рядом. С грохнувшимся вмиг до самых пяток сердцем они подбежали к краю дороги, за которым начинался вертикальный обрыв, а на дне между камнями бурлила вода.

Только став на колени и опустив головы вниз, увидели, что Аленка висит совсем близко, держась руками за очищенные водой и ветром корни, торчащие из скалы, а ногами зацепилась за уступ. Но даже лежа на животе не получилось до нее дотянуться.

Ника не успела еще ничего понять, но штаны стащила с себя не хуже солдата-срочника, оставшись только в кружевных трусиках.

Она приподняла голову вверх и молча смотрела на подруг. А в глазах — ужас, отчаяние...

— Все... — прошептала посиневшими губами на белом, как альпийский снег, лице. В одно мгновенье в голове замелькали картинки из жизни: дети, муж, мама и сама она еще ребенком с разбитой коленкой. Мысленно попрощавшись со всеми, Алена прикрыла глаза.

— Тихо, тихо. Только в обморок не грохнись, — спокойно и даже ласково обратилась к ней Ольга: — Я сейчас.

— Снимай, — скомандовала Нике, став в полный рост и стягивая с себя джинсы.

Ника не успела еще ничего понять, но штаны стащила с себя не хуже солдата-срочника, оставшись только в кружевных трусиках.

Ольга начала связывать джинсы за штанины, а Нике приказала звонить 010.

— Ты будешь страховать здесь, а я полезу к ней, — коротко буркнула, цепляя один конец импровизированного каната за столбик у самого края дороги, на котором красовалась табличка: «Осторожно, возможен камнепад».

— Выдержит?

— А то, — бодро отозвалась Ольга.

Потом она осторожно, держась за самодельную веревку и упираясь кроссовками в камни, спустилась чуть ниже Алены, развернулась к ней правым боком и подставила плечо под пухлый зад подруги.

— Только не расслабляйся, хватайся за веревку, а я буду тебя подталкивать, — велела она.

Алена еще какое-то время не могла оторвать руки от корней, чтобы схватиться за джинсы, но потом решилась, сначала одну, потом другую... Медленно, упираясь ногами в скалу, она начала подыматься вверх. Как только ее плечи оказались на досягаемом расстоянии, худенькая Ника вцепилась хваткой бульдога в куртку подруги и начала тащить. Через какое-то время и вся Аленка вывалилась на дорогу.

Теперь надо помочь Ольге, ей тоже не просто вскарабкаться на выступающий край.

За всем ужасом событий подруги не слышали звука приближающегося квадроцикла. Ника уже схватилась за рубашку Ольги, когда рядом с ней подругу подхватили сильные загорелые руки. Это спасатели среагировали на звонок. Парень в форменном синем с оранжевыми полосками комбинезоне стоял рядом с ней на коленях и в пару секунд поднял Ольгу.

— Ой! — только успела пискнуть Ника, отлетая в сторону.

К этому времени очухалась Алена и, размазывая слезы по щекам, вдруг спросила:

— Который час?

Дамы, сидящие прямо в трусах на краю дороги, и спасатель, стоящий на коленях рядом с ними, удивленно уставились на нее.

— Вообще-то 13:01, если это важно, — взглянув на часы, ответил мужчина.

— С днем рождения, Оленька! — прохрипела Алена, продолжая всхлипывать.

— Тебя тоже, со вторым...

Они сползлись в одну кучу, обвили друг друга руками и захлюпали хором, но уже через мгновенье начали хохотать.



 

Обсуждение 5  

Оставить комментарий
Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору