На главную
 
 
 

Поездка на юг
Автор: Татьяна А. / 23.08.2017

Однажды Шура, я и Славка отправились летом к бабушке в город Николаев, который расположен на реке Южный Буг. Мы были молоды тогда и с удовольствием путешествовали, предвкушая незабываемые приключения и приятные впечатления. Шура учился в медицинском институте в Архангельске, а Славка служил в Вологде, играл на барабане в военном оркестре.

В поездке, да и вообще в жизни парни вели себя довольно буйно, молодая энергия выплёскивалась через край. Никогда не забуду, как во время остановки в Москве мы посетили новое модное кафе «Арбат». Возвращаясь к родственникам, у которых мы остановились переночевать, поздно вечером и в подпитии, Шура со Славкой шли по широкому Новому Арбату в обнимку и орали на весь крещёный мир любимые песни: «Вот мчится тройка почтовая», «Миленький ты мой» и тому подобное. Пели оба очень хорошо и на два голоса. Может быть, поэтому их никто не останавливал, а прохожие лишь провожали улыбками.

В Николаеве нас встретил добрый дядя Юра.

— Дети, — сказал он, открывая нам дверь. — Мы с женой и бабушкой поживем на даче, а вы тут отдыхайте. Я вам фруктов привез и абрикосовой чачи, пейте, сколько хотите, — и махнул рукой в сторону двух пятилитровых бутылей в коридоре у стены.

Кто не знает, чача — это крепчайший самогон, в данном случае сделанный дядей Юрой из собственных абрикосов. Мальчики радостно переглянулись, а я взгрустнула — теперь весь отпуск насмарку... Но я и представить себе не могла, какое буйное «веселье» ждёт меня впереди, потому что никогда раньше не проводила вместе с ними так много времени и в таком тесном общении.

Дядя уехал на дачу, пригласив нас посетить его и бабушку через пару дней, а парни приняли на грудь по стопочке чачи, и мы отправились на разведку на пляж.

Провинциальный украинский город Николаев хорош летом, как все южные города. Зелёные и тенистые улицы вели нас к реке, на клумбах и вдоль дорог ярко цвели бархатцы, петуньи и душистый табак. Прохожих днём было немного, но навстречу нам попадались только какие-то высокие и довольно полные молодые люди и девушки, и уже тогда в наши души закрались некоторые опасения. На пляже всё повторилось. На песке и на облюбованном Славкой деревянном помосте лежали и сидели рослые молодые парни и девушки. И если я могла позволить себе быть невысокой и худенькой, и это никого не смущало, то малый рост и тонкая кость моих мальчиков на общем фоне выделяли их самым невыгодным и драматическим образом.

Шура и Славик выросли в северной Вологде, где, как правило, мужчины не отличаются высоким ростом и мощной комплекцией, отсутствие коих часто компенсируется в них задиристостью и драчливостью. Эти качества были присущи друзьям в превосходной степени.

Зелёные и тенистые улицы вели нас к реке, на клумбах и вдоль дорог ярко цвели бархатцы, петуньи и душистый табак.

Ближе к нам на помосте поперек досок лежала девушка, показавшаяся мальчикам более или менее подходящей по росту и по комплекции, и они, недолго думая, решили с ней познакомиться. Шурик улегся рядом с девушкой, а Славка сначала сосчитал, во сколько досок укладывается Шурин рост, а затем, также «в досках» измерил рост девушки. Она оказалась всего на две доски выше. Остальные были ещё крупнее, и ребята решили остановиться на этой. Её звали Женя. Женя понравилась всем, потому что была милой, весёлой, простой студенткой и тоже недавно приехала в Николаев к родственникам, а потому скучала на пляже одна. Славка и Шурик наперебой рассказывали ей анекдоты и врали, что они оба медики на отдыхе. Женя делала вид, что верит, смеялась и соглашалась встретиться с нами вечером для совместного похода в ресторан.

На обед она пошла домой, а мы втроем «завалились» в пляжный ресторан, причем ребята пошли в чём были на пляже: в шортах и сандалиях на босу ногу. По дороге Славка купил два детских пистолета, которые он называл «шмайсерами», и две широкополые соломенные шляпы. Когда стреляешь из такого пистолета, слышится хлопок, а из дула вылетает пробка на веревочке. Ещё на подходе к ресторану он целился, «стрелял» в прохожих и мстительно кричал Шуре:

— Шурка, стреляй в самых здоровенных! — имея в виду крупных мужчин, которые проходили мимо.

Выстрелив, они вставляли пробки обратно в дула пистолетов и с важным видом заправляли «оружие» за резинку шортов. Мне пришлось делать вид, что я этих хулиганов не знаю. В ресторане, усевшись за столик, они продолжали целиться в окружающих, но невозмутимых южан трудно вывести из равновесия, они лишь посмеивались.

В то время в Николаеве шел американский фильм «Бей первым, Фредди!» Именно он натолкнул Славку на дурную затею изображать вместе с Шуриком ковбоев. В фильме ковбой Фредди, проскакав несколько миль по пустыне среди песков и кактусов, оказывается в загадочной таверне, где молодая прекрасная владелица заведения угощает его вкусным супом. Он думает, что суп приготовлен из черепашьего мяса, и съедает двойную порцию. В конце обеда выясняется, что он ел суп из змей, его тошнит, и он еле выговаривает: «Ничего себе, змеиный сущик!»

В ресторане, усевшись за столик, они продолжали целиться в окружающих, но невозмутимых южан трудно вывести из равновесия, они лишь посмеивались.

Когда к нашему столику подошла официантка, Славка сделал заказ:

— Нам три порции «змеиного сущика» и бефстроганов!

Надо отдать должное официантке, она и бровью не повела, а лишь сказала, что у них в меню на сегодня только окрошка и холодный борщ. Славке её спокойная реакция не понравилась, но месть он отложил на конец обеда. Когда официантка подошла к нам за расчётом, он громким голосом, так, чтобы было слышно за соседними столиками, произнес:

— Обсчитайте нас, пжалста!

После этого друзья отправились домой отдыхать. Не знал Славка, что провидение отомстит ему за официантку тем же вечером!

Отдохнув в самое жаркое время дня, мы всей компанией стали собираться в ресторан. Славка всегда был большим щёголем, поэтому, приняв душ, он аккуратно уложил свои кудрявые волосы, начистил ботинки, отгладил белоснежную рубашку и взял в руки барсетку — предмет, только что появившийся тогда в столичных магазинах. Шура тоже привёл себя в порядок, а я надела красивое новое платье и мы отправились в центральный ресторан, предварительно позвонив Жене и назначив ей встречу под платаном напротив.

Из ресторана неслись призывные звуки модного шлягера, это поднимало настроение и желание поскорее пройти внутрь. Однако вход нам преградил огромный дежурный в форменном пиджаке и фуражке:

— Несовершеннолетним вход воспрещён, — миролюбиво сказал он. — Впрочем, дивчины могут пройти, а вы, молодые люди предъявите документы.

Парни остолбенели от такой несправедливости и начали яростно доказывать, что они взрослые люди, что им не нужны никакие документы, все и так видно! Но дежурный был тверд, как кремень. А поскольку паспортов никто взять с собой не догадался, пришлось, несмотря на унижение, сдаться. Дежурный оказался, однако, добрым малым и посоветовал нам пойти в молодежное кафе напротив, куда мы, в конце концов, и отправились.

В кафе было полно народу, с трудом нашёлся свободный столик.

— Так, — сказал Славка, — надо запить это дело чем-нибудь покрепче.

Подошел официант, и друзья попросили его принести бутылку водки и закуску. Тут их второй раз за вечер неприятно удивили, сказав, что в Николаеве водку в молодёжном кафе не подают, тем более целую бутылку. Уж не помню как, но Славка уговорил официанта принести им водки в графине, грамм триста. Сидящие рядом молодые люди с интересом прислушивались к разговору Славки с официантом, и когда тот принес заветный напиток, они стали посматривать в нашу сторону и ждать, что будет дальше.

Славка с Шурой быстро выпили водку и потребовали ещё столько же. Дома они привыкли и не к таким дозам, поэтому их забавляло и раззадоривало удивление окружающих. Когда количество выпитого перевалило за целую бутылку, уже официанты стали наблюдать за ребятами с интересом, ожидая того момента, когда они, наконец, наберутся и их можно будет с чистой совестью выставить вон, поскольку на глазах у присутствующих происходило вопиющее нарушение правил.

Однако Шура и Славка только расслабились и перестали переживать о том, что их, как каких-то школьников, не пустили в ресторан. Тут заиграл оркестр, и мальчики, подхватив нас с Женей, пустились танцевать. Особенно красиво танцевали Славка с Женей, за это ребятам простили всё. С этого вечера мы ходили только в молодёжное кафе, водки не требовали, потому что перед выходом из дома парни выпивали самогонки, а добирали до кондиции на месте сладким крымским вином. И все были счастливы, кроме меня. Но стоит ли вспоминать такие пустяки.



 

Обсуждение 2  

Оставить комментарий
  • Dear
    Плюснула. Ах молодость! Чувствуется правда, что Автор никогда не забудет ни остановку в Москве, ни Николаев, ни само путешествие. Она была влюблена в одного из своих друзей? Заглянула с надеждой прочитать Домино. Где вы, дорогая? ваш рассказ? Вот и получается мы "костяк" с неисчерпаемой фантазией - Изабелла, Ивушкина, Татьяна Попова. Шучу!!! До встречи, девочки, в сентябре.
    24.08.17 07:29
Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору