На главную
 
 
 

Байки от Толяна и про Толяна
Автор: Хрипков / 24.10.2017

Голодные, но целые и здоровые

Было это в перестроечные времена, когда в магазинах, кроме продавщиц, прилавка, весов и стен, ничего не было. Ехали мы с Васей из города, везли люминесцентные лампы для совхоза. Кончилась у нас жратва, решили заехать в село, что по пути было.

Может, повезет, хоть хлебушка купим.

Подъехали к магазину. Закрыт. На обед. Стоим, ждем. Подходит мужичок в полосатой майке. Закурить попросил. Сыпнули ему на кусочек газетки табачка деревенского, который в те времена лишь ленивый не выращивал в огороде. Курева в магазинах тоже не было. Даже спички пропали.

— Что это вы везете? — спрашивает мужик.

А лампы были упакованы в такие длинные картонные коробки. И у нас целый кузов этих коробок. Вася же не может без прикола.

— А макароны вам привезли из города.

— Что? Целую машину?

— Целую!

Мужик как-то весь преобразился, ожил. Помолодел даже! Глядь! А его уже нет. Не успели мы перекурить, а к магазину со всех концов народ бежит. Что-то вроде массового забега.

— Я буду первой!

— Я первый!

Крик такой до облаков! Распределяют очередь. Вообще-то мы первые! Когда мы подъехали, здесь еще никого не было. Чуть было не выступил! Что-нибудь завезли съестное, наверное. Вот народ и собрался! До открытия, ну, минут десять еще ждать. Все выглядывают продавщицу. Ждем и мы! А тут до нас женщина подкатывает, такая полная.

— Что это всю машину нам? Или по другим деревням развозить будете, мужики?

До нас доходит! Ну, Вася! Ну, натворил! Что будет с нами, когда они узнают, что в коробках? Хорошо, если просто покалечат. Уже спор идет, по скольку будут давать: по килограмму на руки или по целой упаковке. Если по упаковке, то на всех не хватит. Шепчу:

— Вася!

Вижу, что и он догадался. Побледнел. Бочком-бочком, садимся в кабину. Стараемся дверками громко не хлопать, чтобы не привлекать внимания. Вася тянет трясущуюся руку к ключу зажигания и медленно поворачивает его. По газам! Что твой Шумахер! Вася — не водитель, а пилот! Я сижу и молю: лишь бы заглохла.

Так Вася километров сорок пролетел, поглядывая в зеркало заднего вида. Про превышение скорости забыл и про ГАИ, хотя всегда смертельно боялся этого.

Толик, однако, увидел то, что нам недоступно. Заткнув топор за пояс, он лезет на березу, благо она не только высокая, но и ветвистая.

Не руби сук

Поехали веники заготавливать. Заехали в лесок. Потихоньку срезаем веточки. Толику не нравится это дело.

Медленно слишком. Он задирает голову вверх. Хотя что там увидишь, кроме голубого летнего неба? Толик, однако, увидел то, что нам недоступно. Заткнув топор за пояс, он лезет на березу, благо она не только высокая, но и ветвистая.

— Ты куда лезешь? — кричит жена Толика.

— Куда надо!

Забирается всё выше и выше.

— Придурок! Слезай!

— Замолкни, женщина! — доносится глас сверху.

Если Толик что-то задумал, его не остановишь.

Всё выше и выше, и выше, как сталинский ас. Даже снизу смотреть страшно.

— Да ну его, дурака! — махает жена рукой.

Опять режут веники и забыли про Толика. И вдруг какой-то шелест, всё нарастающий. Поднимают головы. Сначала летит топор, следом за ним огромный сук, с которого можно наломать веников на всю зиму. За суком сыпятся отборные маты. За суком большая черная птица. Но это не птица, а сам Толик в свободном полете. Хрясь! Уэас! А если... Подбегаем. Дышит. И даже мычит что-то нечленораздельное. Жена материт его на все корки. Всё! Грузимся! Толик оживает и сам садится за руль. За свою машину он даже мертвый никого не пустит. Уговаривать бесполезно.

Вроде бы обошлось... Но нет! Пришлось вызывать «скорую». Толика увезли в больницу. Ушиб позвоночника. Месяц пролежал.

Вроде бы обошлось... Но нет! Пришлось вызывать «скорую». Толика увезли в больницу. Ушиб позвоночника. Месяц пролежал. Потом употреблял таблетки. И спиртного в рот не брал. Когда он лечится, то пить бросает. Уже после лечения признался.

— Ну, как ты умудрился?

— Ну, как! Как! А вот так! Сук, вижу, хороший, раскидистый. Добрался до него. С этого сука веников на зиму хватит. И чего бы я внизу копошился? Лицом сажусь к стволу, значит. И давай топором тюкать. А сук толстый!

Всё, как в пословице! Эх, не учит ничему народная мудрость! Толика уж точно!

Тёща электрика

Толик — электрик. И как сапожник без сапог, так и у Толика дома то электропечь не работает, то где-нибудь света нет. Тёща нюнит:

— Толь! Ну, когда ты мне свет сделаешь? Столько уже обещаешь!

В тещиной спальне лампочка сгорела. Работы, сами понимаете, на минуту. Но Толику всё некогда. Толик отмахивается:

— Когда-нибудь!

Надоело тёще по вечерам сидеть без света, а по утрам в темноте шарахаться. А свечек сейчас в домах не водится. С кухни притащила табуретку. Кряхтя, влезла на нее, выкрутила сгоревшую лампочку и вкрутила новую. Не горит лампочка.

— Толь! — кричит. — Я лампочку новую вкрутила, а она не горит.

А Толик на кухне обедает.

— Так ты проверь! Может, света нет или патрон неисправен.

— Как проверить-то?

— Ну, пальцем и проверь!

Теща вывернула лампочку и сунула палец в патрон. Как не убилась еще, падая с табуретки? Толик заливается. С полчаса слова не мог выговорить. Захлёбывается смехом. Между ним и тёщей с той поры редкие минуты перемирия вообще закончились. А об истории со своей тёщей он теперь рассказывает каждому встречному-поперечному.



 

Обсуждение 3  

Оставить комментарий
Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору