На главную
 
 
 

Запах войны
Автор: Лиса Лисистая / 17.05.2010

Запах войныСкрипнула половица. В комнате снова стало тихо. Только тиканье старого ушастого будильника пунктирами разбивало время на секунды. На деревянном комоде стояла потёртая рамка, за стеклом которой спряталась черно-белая фотография. На ней вихрастый мальчуган прислонился к дому. Улыбка от уха до уха, непослушные волосы, длинная майка, босые ноги…

Серая кошка прыгнула на комод и уронила рамку на деревянный пол. Стекло треснуло, и длинная полоса прошла ровно посередине.

***

— Ванька, Ванька! Помаши мне! Помаши! Возвращайся! — мать стояла в огромной стонущей толпе и пыталась перекричать её. — Ванька-Ванька!

Белобрысый парень, ещё совсем мальчуган, вглядывался в лица женщин, связанных между собой одной бедой. Они тянули руки к грузовику, накрытому брезентом, и каждая из них звала своего сына. Последние минуты, отчаяние, надежда, мольба… и запах… запах страха?.. Он очнулся от мыслей и глазами стал искать свою мать. В гуле голосов смог лишь прочитать по её губам:
— Ванька, Ванька… Помаши мне…
Он поднял руку. Грузовик тронулся, и шум мотора растворился в стоне матерей.


«Привет, мам. У меня всё хорошо. Не знаю, что писать. Трудно, оказывается. Расскажи, как у тебя дела? Не болеешь? Ты не болей. Я приеду — мы с тобой съездим в город, ты ж хотела на базар там сходить, помнишь? Вот и сходим. Обязательно. Как соседи? Я, кстати, с бабы Валиным сыном попал в одну роту, с Митькой. Мы с ним вместе окоп рыли. Он же у нас толстый, тяжело пришлось, весь вспотел, пока рыл. Здесь его Батоном прозвали. Ну, вот первые дни, пока писать нечего. Ещё не знаю, как буду передавать тебе письма. Не знаю. Я напишу. Пока, мам. Целую. Твой Ваня».

Ванька вглядывался в темноту ночи и втягивал воздух носом. Снова запах. Только он никак не мог понять, что это. Запах пороха, примятой травы… Ветер принёс с собой шёпот. Ванька напрягся. Обернулся на Митьку, беззастенчиво сопящего на посту. Ткнул его в толстый бок. Тот недовольно заворчал, Ванька ущипнул его за щёку.

Ванька вглядывался в темноту ночи и втягивал воздух носом. Снова запах. Только он никак не мог понять, что это. Запах пороха, примятой травы…

— Батон, там кто-то шепчется, слышь?
Митька распахнул глаза и прислушался.
— Ткни в бок следующего… — шепнул Ванька.
— Мы не спим, — раздался голос одного из ребят.
Ветер снова усилился.
— Кто здесь?! — крикнул Ванька.
Граната шлёпнулась на траву…
— Ложииииииииись!!!

Комья грязи окропили всё вокруг, ночь скрыла испуганные лица ребят. Пулемётная очередь оглушала и перекрикивала указания командира. Они впервые оказались свидетелями войны… Запах страха снова подкрался к окопу.

«Дорогая мама, пишу тебе свое второе письмо. Извини, что так долго не писал — времени не было. Только теперь я понял, что такое война. Жутко. Они умирают, мам! У меня на глазах! Умирают! Мама, прости меня, если я не был хорошим сыном. Прости меня. Я очень тебя люблю. Мам, прости. Мам, пока передать письма не могу, но если получится, то оба письма передам. Ты меня жди, мам. Мам… Твой Ваня».

— Раскулов Иван!
— Я!
— Будешь распределен в пехоту!
— Есть!

Командир хмуро оглядел роту, подошёл к одному из парней, закрывшему лицо руками, и сказал:
— Сопли не разводить! Те, кто погиб — это те, кто не хотел выжить! Ясно?!

Он обогнул строй и пошёл, медленно затягиваясь папироской. Огонёк самокрутки вспыхивал и угасал после каждой затяжки. Командир прищурил глаза, потёр переносицу и продолжил:
— И если кто-то из вас ссыт идти на фронт — это ваша проблема! Писюки все в туалете, засранцев и трусов — на расстрел! Ясно?! Товарищ Сталин в вас вери-и-и-ит, непонятно, что ли?! И вы должны-ы-ы оправдать его доверие, это он дал вам жизнь, это он дал вам возможность родиться и жить на этой земле! И вы обязаны ему!

Строй молчал. Ванька смотрел на свои сапоги и думал о том, что мог умереть, совсем недавно, ещё каких-то пару дней назад. Там, в окопе. И ему повезло, просто повезло, что он остался жить. Немцев оказалось не так много, но даже они успели убить и покалечить полроты. Он думал о товарище Сталине, но не мог почувствовать любви к нему и благодарности. Ваньке становилось стыдно, и он ненавидел себя, вслушиваясь в каждое слово командира, который кричал о долге перед Сталиным, перед Родиной. Чувствовал себя предателем и эта мысль грызла его всё сильнее. Он вдыхал запах смолящей папиросы, которую докуривал командир, и стыдился своих размышлений.

И ему повезло, просто повезло, что он остался жить. Немцев оказалось не так много, но даже они успели убить и покалечить полроты.

— Та-а-ак, кто дальше?.. Круглов Дмитрий!
— Я! — Батон щёлкнул сапогом о сапог.
— Та-а-ак, тебя… в связисты, — задумчиво протянул командир, ощупывая взглядом полную фигуру Митьки.
— Товарищ командир, я в танкисты хочу! — отчеканил он.
— В люке застрянешь, — процедил командир и сплюнул.
Строй захохотал.

«Привет, мама! Я в пехоте! Представляешь? Мам! А я ездил на танке. Танк Т-34, представляешь? С 76-миллиметровой пушкой! По бокам брёвна, ногами упираешься и сидишь. А ещё, товарищ командир сказал, что спать нельзя. Потому что если уснёшь — можно под гусеницы попасть. Только ты не переживай, мам, я спать не буду. А Митьку перевели в связисты. Мы теперь не в одной роте. А мы победим, мам. Это точно! И командир так говорит! И на базар с тобой съездим. Эх, мам! Всё будет хорошо! Ты как там, мам? Теперь, уже, наверное, все три письма передам. Твой Ваня».

Ванька уткнулся носом в шинель и уснул. Ему снилась мать, накинувшая на плечи расписной платок. Она смотрела на него и улыбалась. А он снова сидел на крыльце их дома и смотрел вдаль. Берёзы шелестели и несли по ветру длинные серёжки, разнося по деревне запах весны. Ванька закрыл глаза и вдохнул этот аромат. Мурашки замерли гусиной кожей. Мимо проехал Митька на велосипеде, оглушая трелью звонка. Он ехал и махал Ваньке рукой. Ехал и махал. Ехал и махал. Потом на Митькиной рубахе появилось красное пятно, которое всё расплывалось, а он ехал и не замечал его… И только в последний момент как-то вдруг обмяк и упал на пыльную дорогу, вместе с велосипедом.

— Митька, Митька! Митька!!!
Кто-то тряс его за плечо.
— Вань, проснись, ну проснись же. Ты чего орёшь? Какой Митька?
Ванька поморгал заспанными глазами и прошептал:
— Погиб… чую… погиб…

«Мама, привет. Пишу редко, прости. Я отправил тебе те три письма. Надеюсь, что дойдут. Ты у меня, смотри, не хворай. Что-то сон приснился нехороший. Про Митьку. Но я думаю, что ничего. Сыро здесь. Земля мокрая. Тяжело отбиваться, чуть шагнёшь или встанешь не так — скользко, падаешь. Но это ничего. Прорвёмся. Ты, наверное, переживаешь, как нас кормят? Грех жаловаться. Суп гороховый когда, а когда и пюре из картошки. Бывает, и три раза в день едим. Иногда вот в деревню заедем — там и переночевать есть где, люди добрые — пускают. Но это редко. Мам, я верю. Мы победим. И всё у нас будет хорошо! Ты как сама? Интересно, дошли тебе те мои письма? Твой Ваня».

Они ползли вдвоем по мокрой грязной земле и вслушивались в тишину. Добравшись до бугра, Ванька заметил, что Данил заряжает винтовку.

На сегодня назначили учения. Ребят — Ваньку и ещё одного паренька Данилу — отправили вперед, осматривать местность.
— Раскулов, Деникин! Вы должны осмотреть территорию. Если есть подозрения о вражеском войске — возвращаетесь сюда и докладываете обстановку. Всё ясно?!
— Так точно! — хором ответили мальчишки.
— И никакого... — командир хмыкнул, — безрассудства!

Они ползли вдвоем по мокрой грязной земле и вслушивались в тишину. Добравшись до бугра, Ванька заметил, что Данил заряжает винтовку.
— Погоди, дай гляну, а ты потом бахнешь, если нужда будет, — шепнул Ванька.

Но Данила уже высунулся из-за бугра. Раздался выстрел и паренёк сполз обратно. Кровь хлынула на землю. Ванька зажмурил глаза, закрыл рот руками и задушил крик отчаяния. Слёзы покатились по щекам. Он отвернулся, чтобы не смотреть, как продолжают дрожать пальцы убитого Данилы, и дёргается рука, схватившая винтовку. Ванька заплакал, как ребёнок, стирая со щёк соль слёз. Он утирался рукавом и задыхался от ненависти, от страха, от своей беспомощности. Мысли перебивали одна другую. «Если сейчас наши немцев не увидят — кранты. Вернуться не успею. Засекли. Сейчас будут подходить ближе. Потом и до ребят доберутся. Подставлю. Нужен шум. Шум, шум. И гранат нет. Чёртовы учения! Кто ж думал, что всё взаправду окажется?! А там окоп фашистский. Надо сбить с толку. Вспоминай немецкие слова. Делай что-нибудь, Ванька!»

И он закричал, изо всех сил:
— Яволь, майн фюрер! Победа ниххт!!!!!

Выстрелил в воздух, ожидая ответной пулемётной очереди. Но тишина оглушала. Ванька осторожно расстегнул ремень, снял фуражку, стянул с себя грязную шинель, и накинул её на мертвого Данилу.
— Прости! — сказал он.

Замотал шинель вокруг его тела, пристегнул её ремнём, надел на него фуражку, и стал приподнимать труп, попутно прислоняя к бугру. Резко поставил Данилу на ноги и в обмякшее тело полетели пули. Данила дёргался от выстрелов, Ванька кричал и плакал от страха. Наконец, пальба прекратилась. Задыхаясь от ненависти, он схватил винтовку и закричал:
— Всех, суки, перестреляю! Всех!
Ванька перекатился на другую сторону бугра и выставил винтовку, палец надавил на курок.

Последнее, что он видел, был огромный танк его роты, последнее, что он слышал, были шлепки кирзовых сапог о мокрую землю. Последний аромат, который он вдохнул, был запахом смерти. Последняя мысль билась живым комочком: «Услышали! Помог! Помог!» Острая боль холодом пронзила Ваньку. Заплаканные глаза остекленели. Гримаса ярости сменилась наивной, радостной улыбкой и застыла на еще мальчишечьем лице…

Последний аромат, который он вдохнул, был запахом смерти. Последняя мысль билась живым комочком: «Услышали! Помог! Помог!»

***

Половица скрипнула. В комнате снова стало тихо. Седовласая женщина наклонилась, подняла разбитую рамку. Поставила её на место. Открыла ящик комода и вытащила оттуда тоненькую пачку из четырех пожелтевших писем. Она отложила их в сторону и достала небольшой листок, на котором было написано:
«Славной памяти нашего любимого, незабвенного сына, брата и зятя Раскулова Ивана, сержанта пехотных войск, обладателя Пехотного штурмового знака, павшего за Родину 10 октября 1943 г. на участке Восточного фронта во цвете лет. Похоронен в Братской Могиле…»

Женщина аккуратно свернула похоронку, не дочитав. Побелевшие губы прошептали:
— Я верю, я знаю, что это благодаря тебе мы победили, сынок…

 



 

Ваше мнение 84  

Оставить комментарий
  • Ассоль / 28 мая 2010
    А этот рассказ почему так низко оценен?!?! Лиса, не расстраивайтесь, думаю, что в этом месяце предпочтение отдается не красиво написанному вымыслу, а коряво изложенной правде; Ваш рассказ льется, как песня, но, судя по всему, читателям он показался недостаточно достоверным для военной темы (я лично так не думаю). Как я написала в отзывах к Ольгиному рассказу, я считаю Вас двоих самыми талантливыми авторами этой рубрики. Очень жду Ваших новых рассказов!
    • Ассоль, спасибо большое!))) По поводу оценок я совсем не переживаю))) Я здесь другое нахожу и это мне нравится))) Я здесь учусь. По поводу талантов, здесь очень-очень-очень много талантливых писателей, мне очень нравятся рассказы на Клео. Иногда просто сажусь и думаю, как люди могут всё это передавать несколькими фразами, ррраз и до какой-то ранки в душе добираются. И так легко, невзначай. В общем, по поводу талантов - здесь их много, и у каждого свои читатели))) Еще раз спасибо Вам, Ассоль!)) И за мнение, и за такой позитивный отзыв уже с утра)))
  • В этом месяце мало оцениваю. Тема такова... Вы мою пятерку возьмите, безусловно лучший рассказ в этом месяце...
  • Очень понравилось!
  • тинка / 18 мая 2010
    у меня просто нет слов!!! блестящий рассказ...нет никакой "притянутости за уши" к теме месяца, при этом так душу цепляет; отличная идея - вставки писем, читала и плакала...
  • nay (Медвежий угол) / 18 мая 2010
    Лис, я тебя очень люблю как автора... Но, извини, этот рассказ комментировать и оценивать я не берусь. Если хочешь, я тебе в личке свои "сомнения" изложу.
  • Плачу!!!Спасибо.Вам 5!
  • Даша путешественница (Славный град Петров.) / 17 мая 2010
    Первый раз оцениваю,не могу удержаться,хотя тема тяжелая настолько...Особенно для меня,так как мои прадедушки воевали на двух сторонах.(и такое было в Прибалтике) Рассказ просто СУПЕР!Вам 5+++++
    • Спасибо, Даша, Вам бы как раз-таки и стоило бы написать рассказ. Это было бы правильно... Вам есть, что рассказать..
      • Даша путешественница (Славный град Петров.) / 18 мая 2010
        да не знаю даже.фактов историеских много,и документы все дома есть.брат прабабушки с маминой стороны был люфтваффе,ну а с папиной конечно -российские солдаты.как тут писать? с каждой стороны считаются героями...
        • А может, показать обе стороны и в конце сделать вывод? Что, каждый вовевал не за себя, а потому что ему приказали это делать. ПО идее-то. В другой ситуации они бы никогда не ударили бы даже друг друга...
  • Просто пять.
  • На мой взгляд, вы справились с темой. Сильный рассказ.
  • Абсолютный победитель!!!И говорили тема сложная!!! Для тех кто умеет писать, нет сложных тем! Просто замечательно!Спасибо автору!Мои поздравления, и первый рассказ за месяц, котрый прочла с удовольствием! А то уж и не хотела читать ничего в этом месяце! Браво!
  • Kozyavochka (небольшой городок) / 17 мая 2010
    Прекрасный рассказ!
  • Тема действительно сложная. И, как правильно тут уже сказали, мы не можем знать всей правды о войне. Эти рассказы - это переработанная в умах и сердцах информация, та, что мы услышали, прочитали. И то, что эта тема не оставляет нас равнодушными, дорогого стоит. И вообще - конкурс здесь литературный, а не исторический. Лиса, Ваш рассказ - это Ваши эмоции, художественно переработанные. А сейчас о войне пишут всякое. Недавно на одном конкурсе прочитала рассказ, какие немцы были хорошие, а наши солдаты насиловали и убивали мирных женщин. Так этот рассказ накануне Дня Победы вошел в лонг-лист. Я тоже отправила свой рассказ. Случай реальный, но рассказанный мной, может, тоже есть какие-то ляпы. Главное, что Ваш ГГ заставляет сопереживать.
    • Как-то раз была на тренинге Гандапаса. Так вот, он спрашивал, какую историю знаем мы. Что мы знаем о войне. И рассказал, что в каждой стране, своя история. В Германии это преподнесено по-другому. В Америке по-своему. И если двое из разных стран начнут рассуждать о войне - они могут и подраться. Ну, это я образно. У каждого будет именно та история, которую ему дали. У нас свои мерзавцы, у них свои. У Yasashi об этом хорошо написано, что двое смотрели друг на друга - враги, которые в обычной жизни могли и не быть врагами, друзья, которые могли не быть друзьями... В общем... Каждый видит через свою призму... Спасибо, Моряна.
  • я не могу... плачу.... жесть...
  • На мой непросвященный взгляд мы все стали заложниками штампа. Если тема посвящена войне, то и писать надо о войне, даже если ты её в глаза не видела. Но ведь, например, Габи вспоминала отца - и это уже ближе к тому, как можно раскрывать тему "Мы помним". Я тут на днях вспомнила, как мы принимали в почетные пионеры нашей дружины какого-то участника ВОВ. Мужик (ему в тот год исполнилось 40 лет) радовался, как дитя. И не хотел рассказывать о боях, а требовал, чтобы у него приняли в металлолом его железную кровать с шарами, дабы звено, в которое мы его включили, победило. Жена бывшего защитника Отечества еле-еле отстояла ту кровать. Мог бы получится рассказ, и при этом в тему. Или как сейчас ветераны справляют новоселье по президентскому указу: есть факты радостные, а есть - обрыдаешься! Пиши хоть так, хоть так. Или, например, рассказ о том, как недавно моя соседка получила большие деньги из Германии - это перед ней страна так извинилась, как перед малолетней узницей концлагеря. У бедной одинокой бабушки немедленно объявились родственники! Почему авторы обязательно идут в бой? Ведь и сейчас эхо войны с нами и мы его "слышим" по своему, отражением событий тех лет на нашей сегодняшней жизни. А пишем совсем о другом. Но Лиса все-таки молодец. И написано не зря! Чувствуется, что через себя пропущено. Уверена, процесс задумки и написания много дал автору!
    • дал, процесс написания очень много дал. Я уже писала, что представляю картинками всё. И описываю, что вижу, и что мне кажется. Поэтому, пропущено через себя - это точно. Спасибо, Koza. Наверное, у меня такой взгляд на войну. Тот, который чаще всего нам преподносят... Штампы...Вы правы...
      • Когда автор пропускает через себя и потом талантливо пишет, то читателю обязательно передаются его чувства! Мне передались. Это хороший рассказ с любой точки зрения. И даже если там есть исторические ляпы, мне они не помешали понять и принять главное.
    • Маруся / 18 мая 2010
      Koza, с нетерпением жду Вашего рассказа о любом из этих сюжетов! Есть материал и талант - пишите!
  • Лиса, про ляпы говорить не буду - а)не увидела; б) не искала; с) для меня (и это очень личное мнение), не это важно. Из меня очень сложно выдавить слезу, не нравится мне это дело. Так вот, ваш рассказ выдавил. Он показал, мазок за мазком, запахи, ощущения и чувства. Заставил слышать, видеть и ощутить. Есть некоторые книги и фильмы, которые очень берут за душу. Настолько, что потом больше не хочешь их перечитывать и пересматривать. Чтобы не бередить душу заново. Вам удалось написать именно это.
  • Мне, как будущему вольшебнику, очень бы хотелось узнать, где ляпы? Причем именно с художественной точки зрения. Лиса, если бы я мог перевести на русский язык все латинские термины, лежащие в основе понятия “событийность”, то я бы постарался объяснит´, чтего мне не хватает в вашем рассказе. И тем не менее, он пока ЕДИНСТВЕННЫЙ в этом месяце, за который бы я, если бы мог, проголосовал.
    • Marko, мне не нужна оценка как таковая (баллы и т.п.), мне важно мнение, указание на ошибки, критика, но с конкретным указанием мест, где можно подправить, и как это было бы, стилистически верно. Эх, знала бы я итальянский... узнала бы, чего не хватило в рассказе. Может, всё-таки получится объяснить? Мне очень интересно, на что нужно обращать внимание. Поэтому, Ваш отзыв - уже оценка!
      • Ой, не итальянский))) Латинский))))) Да-а-а....
      • Нет, нет, я не о стилистике. Стилистика, это не мой конёк. Не мне судить о таких тонкостях. Я ведь грузин по материнской линии:) А объяснить, и правда, непросто. Но если в самых общих чертах, то изменение во внешнем мире приводят к принципиально новому ощущению и восприятию действительности на ментальном уровне. И эта грань должна быть передана стилистическими средствами. И эта граница, в художественно-литературном хронотопосе - некий внутренный надлом. В вашем рассказе, это то место, когда Иван надевает свою шинель на погибшего товарища.... Словом, у Вас, это почти плавный переход ит одного состояния в другое, с чем я лично категорически не согласен. Между “тем Иваном” и новым, лежит огромная пропасть. Вы меня понимаете?
        • Ага, я поняла. Нужно было показать, что это пришло со временем, что человек стал другим. Переход показать... Надо подумать... Спасибо))))
          • Со временем? Ну да, пожалуй. Причем время между “двумя Иванами” ищисляется в считанных минутах, а может быть, даже в секундах. Представляете, какая задача?
  • Ольга Q / 17 мая 2010
    Лисонька... Даже не знаю, что сказать. Что умница - без сомнения. Есть у меня какие-то внутренние сомнения и ощущения, близкие к тому, что говорит Тайвана, ВОВ ли это, но тут же одергиваю себя, ибо права Летиция - никто из нас войны не переживал. И ведь Автор имеет право передавать свои мысли и ощущения, домыслы - как это было... И потом - ну претит мне этот конкурс. Колом стоит в горле, или поперек, точнее... Отправила рассказ в минувшую пятницу, а теперь мучаюсь - так, как и Лиса, наверное, мучилась, ибо все равно не ясно - имеем ли мы право... Ведь сама не читаю в этом месяце рассказы, а глотаю их, лишь бы быстрее закончились. Потому что... ну не могу!!! Знаете, недостижимо-великое произведение о войне для меня - "А зори здесь тихие". Преклоняюсь! Но хоть убейте - никогда в руки не возьму больше. Итог. Лиса - умница. И написано очень здорово, если утереть слезы, вызванные прочтением, унять злобу на конкурсную тему, собрать волю в кулак - можно выдохнуть: Спасибо! Да, и за эту тяжесть спасибо! И за то, что это в смысле темы и жанрового определения - абсолютно в яблоко, 100% рассказ на заданную тему. Спасибо, Лиса, удачи. И тем повеселее - всем нам. И еще. "Кто, не знаю, распускает слухи зря", но я вовсе не Мастер. К счастью или к сожалению, не знаю, но факт. Я учусь, как и все. И многое не получается. А что-то - выходит. Все, как у всех. Простите, мне показалось крайне некорректным сравнивать нас с Лисой, да еще в том ключе, что, мол, она "не уступает". У Лисы получаются многие вещи, которые не удаются мне, я никогда не буду так точна в определениях и выражении мыслей, как Летиция, не смогу добиться того, что делает порой Василиса - одной фразой вспарывая душу... Давайте не будем сравнивать, это звучит как-то некрасиво и может невольно обидеть. Пожалуйста. Лисонька, молодца, удачи и успеха! Спасибо еще раз.
    • Ольга, я читала Вас и ещё раз убедилась, что писать надо, если уж совсем хочется. Жаль, только что, вот уже двое перестали читать конкурсные рассказы... И за это прошу прощения. По поводу сомнений, а всё ли здесь правильно - тоже не могу сказать ничего конкретного, т.к. и свидетели могли что-то недосказать... В общем, спасибо Вам, что прочитали, выдохнули и... Побольше тем весёлых и разных... спасибо Вам огромное за добрые слова!
      • Да это они погорячились! :-))) Все читают, даже те, кто отзывы не пишет! Читателей гораздо больше, чем критиков в отзывах :-))) А тема хорошая, если на неё немного под другим углом взглянуть! :-))
  • Ну, я просто не знаю, что и думать!!!! Тема конкурса "Мы помним". Понятно, что никто из клеовчанок не воевал и даже ребенком войну не пережил! Тем не менее, мы помним. Есть генетическая память, есть рассказы очевидцев, литература на эту тему, параллели с чеченскими событиями (уж как хотите, но война есть война и, если настроения и дух бойцов были совершенно иными, то переживания матери о сыне вряд ли сильно отличались в 40-е и 90-е годы). Конкурс литературный и я понимаю замечания о литературных ляпах, но говорить о соответствии или несоответствии событиям ВОВ, переживаниям мальчишек, никто из нас не может! Но, что странно, авторы - женщины, а написали одна за другой о мужских, мальчиковых страданиях. Почему? В заключение. Лиска, ты молодец! Очень хороший слог, превосходно выстроено. Есть стилистические замечания, но они несущественные - пришлю в личку, когда соберусь. Пять.
    • Я понимаю, о чем пишет Габи только потому, что видела интервью Петра Тодоровского. Он как раз прошел всю войну и делает фильмы о войне, но в его картинах нет боев, окопных страданий, масштабных военных операций. На вопрос: почему он именно ТАК показывает войну он ответил, что... Не буду излагать своими словами. Кому интересно, поищите в интернете. А ещё мне почему-то подумалось, что сказали бы очевидцы Бородинской битвы, увидев её в исполнении актёров Бондарчука? :-))) Вот, наверное, было бы море возмущения!
    • Светлана, спасибо большое за этот пост, отзыв, комментарий, называйте как хотите. Я буду очень рада увидеть Ваши замечания! И буду ждать! Даже не знаю, что написать... Наверное, зря написала этот рассказ. Может быть... Но ведь если очень хочется, то можно? ))) Ещё раз спасибо Вам!
      • Ольга Q / 17 мая 2010
        Ну точно не зря! "Зря" - ничего не бывает. И еще. Девчонки, ну посмотрите - вот где справедливость? Я впервые посмотрела рейтинги. Народ устал от темы и злится на нее, а как результат - прекрасный рассказ оказывается в "загоне"!!!
    • Светлана, но Вы же не станете спорить с тем, что никакого Восточного фронта (официального наименования в СССР)не было и текст похоронки очень далек от реального? Это вот какие ляпы? Литературные, исторические? ИМХО, в рассказе о ВОВ такого быть просто не должно. И командир не может выражаться, словно он лейтенант американской армии конца 20-го века. Мне лично именно это испортило впечатление. При всем том, что сами переживания переданы Лисой очень трогательно и бережно, без лишних давлений на больное.
      • А текст похоронки действительно существовал. Точнее, я скопировала его. И даже сканы находила в инете. Везде разные. Они, я так поняла, не были одинаковыми. ПОэтому, и поожилась на эти данные...
        • Лиска, я спорить не стану. То, что попадалось мне в руки, выглядело как сухое извещение. На самом деле, все, я самоустраняюсь от дальнейших обсуждений, все это может завести бог знает куда...
      • Не стану спорить. Но я допускаю, что если цель рассказа - передать чувства и ощущения (разницу, надеюсь, понимаете?), то автор может написать любой текст похоронки и одеть героя в три-четыре-пять шинелей. Вот у Гоголя, помните, как Солоха запихивает в один мешок черта, Чуба и дьяка. Ну, почему никому в голову не придет, что такое вообще невозможно - три мужика в одном мешке! Так вот, читатель с автором не просто соглашается! Пытается сделать то же самое! В театре, чтобы показать этот момент, актеры сидят ЗА мешком, а для кино взяли мешок такого размера, каких в украинских хатах отродясь не водилось. Понимаете о чем я? Буквальное следование реальности совсем не обязательно, если для выполнения авторской задачи необходим вымысел. Это я не о лискином рассказе, а вообще. Если бы было иначе, не увидели бы никогда жанра фэнтези, сказок бы не знали (разве может кусок печеного текста со зверями разговаривать?) Другой вопрос: а нужен ли вымысел для данного конкретного рассказа? Мне кажется, что да, нужен. ИМХО!
        • Я хотела сказать, не "нужен вымысел", а "допустИм", то есть я считаю, что исторические неточности допустИмы в этом конкретном рассказе. Но если бы их не было, ничего бы рассказ не потерял. Так что - вопрос остается открытым :-))
      • Ляпов тут, конечно, море. Почему Ванька пишет матери, если он женат (слово «зять» в эпитафии или похоронке, что за последний листок, непонятно)? Обилие восклицательных знаков и эмоций в письмах совсем не вяжутся с той сдержанностью эмоций, которая характерна для военных писем, а я их читала. Да много всего, не пересчитать. «я ездил на танке» - очень смешно. «Они впервые оказались свидетелями войны…» Они уже на войне, а не свидетели. Таких еще штук двадцать ляпов
        • Ну вот и я о том же... Похоронка была такая, и когда на форуме один мужчина писал о своем дяде, на которого пришла похоронка, он выделил слово "зять" в контексте, что дядя даже зятем не был, а текст был такой, видимо стандартный. Но, я ж говорю, эх...не всему можно верить. Знать бы где правда, а где вымысел. Текст писем я делала изначально по-детски нелепым, где-то восторженным. Мальчишке едва исполнилось 18-19 лет. И мне казалось, что он должен быть именно таким. Может, переборщила. А по поводу остального -даже спорить не буду. Есть разные точки зрения. Но если Вы перечислите еще штук двадцать ляпов - буду рада, чтобы посмотреть потом и решить, ошиблась я или писала это намеренно.

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору