На главную
 
 
 

Праздник удался
Автор: Олена Талалай / 08.12.2017

— Это что такое?
— Я — зайчик, — пискнул Рома.
— Вижу, что не космонавт, — мрачно сказал папа, — утешает только то, что вы не купили костюм снежинки.
— А по-твоему, четырехлетний ребенок должен прийти на праздник в форме ОМОН?! — вспылила мама.
— Ну, были же там, наверное, костюмы льва или динозавра... Почему именно зайчик?!
— Потому что ребенок имеет право выбрать то, что ему нравится.
— Право выбирать самому у него будет в восемнадцать лет, а сегодня мы несем ответственность за...

Что папа говорил дальше, Рома не понял, хотя очень старался. Он умел считать только до десяти, и число восемнадцать ужаснуло его. Значит, стать зайчиком он сможет только в восемнадцать лет? Как долго ждать... Рома снял костюм, сложил его, насколько мог, аккуратно, ласково погладил напоследок пушистый белый мех, вздохнул и засунул в кулек.

«Нужно его припрятать где-нибудь, — решил он, — пусть полежит, пока мне не исполнится восемнадцать лет».

Пока мама и папа спорили в комнате, Рома нашел в кухонном столе кастрюлю подходящего размера, запихнул в нее костюм и накрыл крышкой. Уж тут папа его никогда не найдет!

В кухню вошла мама:

— Зая, ты голодненький? Потерпи немножко, я сейчас блинчики пожарю.

Обращаясь к Роме, мама всегда употребляла слова в уменьшительной форме. Делала она это непроизвольно, видимо, от избытка нежности. Папа называл такое общение «девчачьим сюсюканьем» и старался разговаривать с Ромой нарочито грубо, чтобы компенсировать «мамино дурное влияние». В результате папиных педагогических экспериментов Рома владел весьма обширным, но несколько странным для своего возраста словарным запасом. Услышав, что мама собирается жарить его любимые блины, он засветился от счастья и ангельским голоском пролепетал:

— Мамочка, пожарь мне, пожалуйста, побольше блинчиков, чтобы морда треснула!

— Таня! — раздался крик из комнаты. — Иди, почитай, что твоя мама мне прислала! Поэтесса, блин...

— Таня! — раздался крик из комнаты. — Иди, почитай, что твоя мама мне прислала! Поэтесса, блин...

Мама, прибежав из кухни, склонилась над монитором:

— Она просто шутит...
— Шутит? А по-моему, это её заветное желание, чтобы меня в тюрьму посадили! Это надо же было такое новогоднее поздравление сочинить!
— Она хотела тебя развеселить
— Развеселить? Да у неё проводки в голове перегорели! Ей уже на капремонт пора, а она резвится, как девочка.
— Папа, — удивился Рома, — наша бабушка — робот?
— Не просто робот, а Терминатор... Теща — Терминатор, — папа вздрогнул, осознав смысл сказанного.
— Опять ты учишь ребенка гадостям! — рассердилась мама.
— А чему я должен его учить? Вышиванию?
— Лучше повторите стихи к празднику, пока я ужин готовлю, — сказала мама и ушла в кухню.

— Ладно, давай повторим стихи, — миролюбиво согласился папа, — ты их помнишь?
— Помню.
— Валяй!
— Зима! Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь...
— Не понял, это что?
— Гений Онегий.
— Ни фига себе!
— Его лошадка, снег почуя, плетется рысью как-нибудь. Папа, а почему лошадка превратилась в рысь?
— Она не превратилась в рысь. Она... скачет, как рысь.
— У неё проводки перегорели?
— Наверное... Ну, давай дальше.
— А дальше... Летит улитка... нет, кибитка удалая. Папа, что такое «летит кибитка»?
— Ну, это НЛО, летающая тарелка.
— А в ней — наша бабушка Терминатор? — обрадовался Рома.
— Точно!
— Папа, а давай другое стихотворение выучим... Про дедушку Мороза.
— Давай, рановато тебе еще «Евгения Онегина» читать. А то ещё...
— Проводки перегорят? — догадался Рома.
— Точно.

— Ну, мужик, тебе бы только заначки прятать, — мрачно сказал папа, но в голосе слышалось уважение, — пойдешь завтра в костюме дурака.

* * * * *

После блинов со сметаной папа сменил гнев на милость и разрешил Роме надеть на праздник костюм зайчика. Теперь проблема заключалась в том, что Рома забыл, куда его спрятал. Мама перебирала вещи в платяных шкафах, папа рылся в кладовке, Рома проверял коробки с игрушками. Костюма не было нигде...

— Ну, мужик, тебе бы только заначки прятать, — мрачно сказал папа, но в голосе слышалось уважение, — пойдешь завтра в костюме дурака.
— А какой он?
— Посмотри в зеркало — увидишь!

Это была катастрофа...

Но утром, едва проснувшись, Рома увидел на стуле возле кроватки любимый меховой комбинезончик с ушками.

— Мамочка! Ты нашла его! Спасибо! — закричал Рома, забегая в кухню.

Мама варила борщ в той самой кастрюле, где он спрятал накануне свое сокровище.

— Зая, обещай, что не будешь больше лазить по кухонным шкафам.
— Обещаю... А мы не опоздаем?
— Не опоздаем. Сейчас покушаем, оденемся и пойдем. Ты почистил зубки?

И вот, долгожданный миг настал. Рома и мама, оставив пальто в гардеробе, зашли в читальный зал детской библиотеки. Хотя объявление о мероприятии висело не меньше месяца и приглашались все желающие, в зале собралось едва ли больше десятка детей дошкольного возраста. Столы и стулья были сдвинуты к стенам, там же находились и мамы, они уже успели познакомиться и о чем-то оживленно болтали. Рома поправил заячьи ушки и направился к детям, которые уныло слонялись вокруг стоящей посреди зала елки.

В это мгновение двери распахнулись, и с возгласом «А вот и мы!» в зал ввалились огромный дед Мороз и худосочная Снегурочка. Это были не кто-нибудь, а сам директор библиотеки со своей супругой. Каждый год они блистали в этой роли уже на протяжении более двадцати лет.

Рома, видевший деда Мороза только на картинках и по телевизору, в порыве небывалого удивления и искреннего восторга воскликнул:

В это мгновение двери распахнулись, и с возгласом «А вот и мы!» в зал ввалились огромный дед Мороз и худосочная Снегурочка.

— Ни фига себе!

Дед Мороз, опешивший от такого приветствия, забыл о сценарии и строго спросил:

— Мальчик, ты чей?

У мамы возникло острое желание пойти подкрасить губы, но до двери было слишком далеко...

— Я не мальчик! Я зайчик! — обиделся Рома.
— Ну, здравствуй, зайчик, — дед Мороз протянул руку в красной рукавице.
— По фене ботаешь? — деловито осведомился Зайчик.
— Это кто тебя научил таким словам?
— А я ещё могу и стихотворение рассказать! — гордо ответил Зайчик.
— Спасибо, мальчик, не надо! — испугался дед Мороз.
— Но я хочу подарок! Я расскажу!

Дед Мороз запустил руку в свой тощий мешок и извлек из его недр маленькую тонкую книжку в мягкой обложке.

— Вот тебе подарок, иди к ребятам.

Рома, счастливо улыбаясь, прижал книжечку к пушистой груди.

Дед Мороз с облегчением вздохнул и вернулся к утвержденному сценарию:

— Ну, дети, кто скажет, кто я такой?
— Педофил, — громко и отчетливо произнес Рома.
— Мальчик, уймись, второго подарка не будет, — раздраженно сказал дед Мороз.

Увидев, что Рома собирается возразить, дед Мороз в панике закричал:

— Ещё одно слово — и я заберу подарок обратно!
— Так нечестно! — заступилась за Рому девочка в костюме звездочки. — Он правильно ответил на вопрос. Педофил — это старый человек, который любит детей. А ты, дедушка Мороз, очень любишь детей! Правда?
— Дедушка Мороз, а ты кого больше любишь: девочек или мальчиков? — поинтересовался мальчик с длинным картонным носом.
— Педофилы и мальчиков, и девочек любят, — со знанием дела пояснил Рома.

— А давайте танцевать!  — решила спасти положение Снегурочка и нажала на кнопку стоявшего под ёлкой магнитофона.

«Лучше бы он рассказывал стихи», — подумал дед Мороз.

— Зайчик, зайчик, иди сюда, я передумал, расскажи стишок... Но только про Новый год!!!

Рома еще раз поправил ушки и начал:

— К нам зима пришла с морозом. Берегите уши, нос.
С Новым годом всех поздравит добрый дедушка Мороз.
Он детишкам даст таблеток, чтоб притихли до поры,
Из мешка тебе достанет наркомафии дары.
Шелест новеньких «зеленых» счастьем твой наполнит дом.
Жалко только, что предстанешь ты потом перед судом.

— Это кто сочинил? — взвизгнула Снегурочка, которая была уже на грани нервного срыва.
— Теща — Терминатор.
— Дедушка Педофил! Можно я тоже стишок расскажу? — спросила девочка Звёздочка.
— А давайте танцевать!  — решила спасти положение Снегурочка и нажала на кнопку стоявшего под ёлкой магнитофона.

Грянула залихватская украинская мелодия, и Снегурочка пустилась в пляс. Кое-кто из детей последовал её примеру, но довольно вяло. Снегурочка, супруга директора библиотеки, была приятной дамой Бальзаковского возраста, но кокошник и фальшивая желтая коса её не красили.

Рома подергал маму за рукав. Когда она наклонилась, он, показывая пальцем на Снегурочку и перекрикивая музыку, сообщил ей на ухо:

— Ей уже на капремонт пора, а она резвится, как девочка!
— Тише, Ромочка, тише...
— Мама, пойдем домой, дед Мороз сказал, что подарков больше не будет.
— Разве тебе не хочется поиграть с детками возле ёлки? — удивилась мама.
— Я лучше поиграю с компьютером, пока папа на работе.

Мама тоже не поощряла «дружбу» с компьютером, но ради того, чтобы вырваться с этого праздника, была согласна на всё. И тихонько, не привлекая к себе внимания, они «по-английски» ушли домой.



 

Ваше мнение 6  

Оставить комментарий
Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору