На главную
 
 
 

Любовь вдохновляет
Автор: Цахилов Д.М. / 19.07.2016

Проклятые танки… Откуда у них эти чёртовы танки… Я лежал в канаве и прислушивался к свисту пуль над головой. В небо плавно вступало солнце.

— Эй! — меня окликнул сержант.

— Двигайся к тем камням, я тебя прикрою. Там в камнях устройся удобнее и постарайся оттянуть на себя огонь. Я постараюсь прорваться к миномёту.

Я кивнул головой и пополз по развороченной канаве к груде камней. Я был уверен, что сержанта я больше не увижу. Там, наверно, и миномёта уже нет. Ту огневую точку накрыли из танка. Мужественный сержант. Жаль, я так и не запомнил его имени. Это ничего, моего он тоже не помнит, я ведь только вчера утром прибыл.

Я тем временем добрался до камней. Выглядывая из своего убежища, я стал рассматривать танки. Их было трое. Панцирная противо-кумулятивная броня, новейшие системы наведения, 140 мм пушки. Это было чересчур. Впрочем, даже старенький танк на стороне врага — чересчур. Слава богу, танки не могут подобраться ближе из-за завала. Солнце поднималось выше, и я рассмотрел то, чего и боялся — среди камней завала уже притаились вражеские солдаты, готовые к прорыву. Я открыл огонь. Автомат отчаянно плевался смертью, а я краем глаза поглядывал на танки. Солдаты затаились среди камней завала. Притихли. Мне почему-то показалось, что я слушаю, как эти солдаты сообщают танкам мою позицию и просят накрыть — чего ради рисковать жизнями? Гады. Я быстро отполз в сторону. И вовремя — в то место, где я только что был, ударило снарядом. Меня перевернуло, швырнуло в строну.

В глазах стояло голубое небо. Я ещё жив. Всё тело сковало оцепенение. Но не было боли. Должна быть. Голубое небо стало расплываться, и я понял, что мои глаза заливает кровь. Не было страшно. Нет, честно, я не храбрюсь, действительно не было страшно. Всё это глупо. Война в том и состоит — люди убивают друг друга. Это не страшно — это нормально — так устроен мир. Вот и я, похоже, умру. Меня наверняка изрешетило осколками камня. Даже удивительно, откуда у меня столько времени на размышления. Я почувствовал тепло. Солнце всходит? Вот странно, боль не чувствую а тепло чувствую… Или это не солнце?

И тут я почувствовал прикосновение. С трудом повернув голову и проморгав глаза, я увидел девушку. В белоснежном платье и с длинными русыми волосами, она сидела возле меня на корточках.

— Ангел? — спросил я.

— Ангел, — ответила она, улыбнувшись.

— Извини. Я никогда по-настоящему в бога не верил. А вы всё равно пришли за мной…

Она улыбнулась. Разве то, что я сказал, смешно?

— Не беспокойся. Ты не умрёшь.

Мне вдруг стало грустно. Жизнь… Я её и не помню. И не жду. Давно уже. У меня впереди лишь битвы и сражения. То на одном фронте, то на другом. Лучше умереть. Я закрыл глаза и попросил:

— Пожалуйста, заберите мня…

Тишина. Я даже не заметил, что вокруг тишина. Когда она пришла? Тишина? Ангел! В страхе, что меня оставили наедине, я открыл глаза. Она в смятении смотрела на меня. И ещё я увидел, что на поясе у неё меч. Не очень длинный. Но на меня хватит.

— Ангел, забери меня, пожалуйста.

— Я не могу… убить… Но ты не должен хотеть смерти…

— Я не хочу жизни.

Ангел действительно выглядела растерянно.

— Почему?

Я закрыл глаза снова. Это глупо — просить о смерти. А объяснять почему — ещё глупее.

— Если не хочешь меня забирать — не надо. Жизнь не особенно-то за меня держалась — я найду способ с ней расстаться.

В ответ я услышал дрожащий голос:

— …Ты просто не знаешь ничего. В мире тысячи причин, чтобы жить. Ты это поймёшь. Множество людей живут, и не потому, что им делать больше нечего. Они счастливы. Ты нет. Я помогу тебе почувствовать их счастье.

Что-то случилось. Небо исчезло. Или я перестал смотреть на него.

И я… Я… Я почувствовал их… Миллиарды людей… Миллиарды душ, и каждый что-то чувствует. Люди умирают каждый день, каждую секунду. На глазах своих близких и вдали от них, оставляя в их душах рваные раны. Это больно. Слёзы не могут помочь. У меня на глазах умирали мои друзья. В бою нет времени на чувства. А сейчас… Я вспомнил их. Я вспомнил нашу дружбу. Их имена, которые не прозвучат никогда более. Я вспомнил тех людей, которых никогда не знал, они все умерли. Оставив в душах людей рваные раны. Я весь внутри плачу.

— НЕТ!

Ангел трясла меня за плечи, в её глазах стояли слёзы.

— Нет! Стой! Вспомни, в мире есть не только смерть! Не только боль! Чувствуй!

Чувствовать что? Я не помню…

— Ты же был ребёнком! Вспомни конфеты, мороженое…

Да. Я был. Я помню мороженое… Действительно вкусно. Лучше, чем мой паёк. Много разных вкусов. У меня даже заурчало в желудке — столько разного вкусного люди едят…

— Дальше, дальше, еда — это не самое лучшее в жизни…

А? Хм… Я помню, как я нарисовал лес… Рисунок был действительно хорош… Я был так горд. Это так здорово — создать что-то прекрасное… Огромную металлическую башню… Хорошую книжку… Мощный двигатель… Красивую скульптуру… И я тоже могу… Быстро убивать.

— Вспомни! Ещё! Самое главное!

Главное?
Любовь?
Любовь.

Что такое чувствовать любовь всего мира?

Это не так просто сказать. Я, наверное, никогда не любил. Это как… Свет и тепло. Огонь и вода. Есть в этом мире кто-то, кто тебя любит и ты его любишь. Это не просто слова. Это очень важно — кого-то любить. Защищать. Уважать. Доверять. Как я жил до этого? Я никому не доверял. Я был одинок. Никто не входил в мой мир. Все оставались на пороге. Я даже не знал, что это больно — быть одному. Я не один более. Любовь. Это глупо — сидеть в этих скалах и плеваться смертью друг в друга. Я иду домой.

Я поднял свой автомат. Танки. И солдаты. Любовь вдохновляет. Я умею красиво убивать.

 

Выстрелы смолкли. Сержант удивлённо вслушивался. Действительно, тишина. Он приподнял голову над землёй и посмотрел поверх раскуроченного миномёта. К нему бежал солдат.

— Сержант!!! Вы это видели??

Солдат явно был в восторге.

— Что случилось? — спросил сержант, не вставая с земли.

— Что случилось?! Атака отбита!

И только сейчас сержант заметил, что танки горят. Сержант приподнялся с земли.

— Не понял.

— Это тот, новенький! Он сделал это! Я такого ещё не видел! Он убил всех солдат врага буквально за несколько секунд! Встал и перестрелял их! А в него ни одна пуля даже не попала! Я даже не знаю, что он танкам сделал, но они загорелись один за другим!

Сержант отряхнулся и вытер лоб грязной рукой, попутно вспоминая, что новенький не только умудрился уничтожить нападающих, но и пережить попадание танкового снаряда.

— Ну что ж, пойдём, посмотрим на нашего супергероя.



Он сидел возле танка. Вокруг же собрались солдаты. А он плакал.

— Что с ним? — спросил сержант.

— Не знаю. Он спрашивал про какого-то ангела.

Сержант подошел к плачущему солдату и присел на корточки.

Солдат поднял глаза, полные слёз, и ответил на немой вопрос:

— Любовь… Любовь ушла…



 

Ваше мнение 5  

Оставить комментарий
  • ТА Арина / 21 июл 2016
    Читать было интересно, не заставляла себя, но вот передать ярко переживание на грани жизни и смерти не удалось. И потом "трое танков"...может быть все-таки "Три танка"? Однако ставлю плюс, хорошая финальная фраза.
  • New Moon (Интернет) / 21 июл 2016
    "— Любовь… Любовь ушла…" - "Японский макак уехал" - вот те ассоциации, которые у меня возникли. Извините, автор, минус (тема не раскрыта, просто нагромождение эмоций и сверхъестественного)
  • Зимняя птица (Русский Север) / 20 июл 2016
    Очень даже неплохо. А вот текст надо бы подчистить. плюс.
  • Наталья / 19 июл 2016
    Объясните мне .... неучу 1) автомат - танк 3 штуки Это как??? 2) наверное, как минимум рота фрицев - наш полураненый разчувствувавшийся солдат И только слезы? Помогите понять. Я зык очень понравился.
  • Несколько поверхностно и неоднозначно, но в этом что-то есть... Заставляет задуматься. Плюс.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору