На главную
 
 
 

Ликвидация
Автор: Домино / 27.10.2016

Комья земли взлетали вверх, как воздушные шарики, наполненные гелием, и налипали на лопаты. Земляной бруствер вокруг прямоугольной могильной ямы, пронизанный перерубленными корнями травы, увеличивался на глазах. Брезентовые ремни, змеями свернувшиеся на крышке гроба, распрямились и вознеслись в протянутые мозолистые руки могильщиков. С влажным чмоком гроб оторвался от глинистого дна ямы и поплыл, возвращаясь к серому осеннему небу, мелкому сиротскому дождю и скорбным лицам провожающих. Листья, сусальным золотом укрывавшие истоптанную землю, вспархивали и, покружившись в промозглом воздухе, воссоединялись с ветками, возвращая деревьям осеннее великолепие.

Скрипнули выходящие из пазов винты, поднялась крышка гроба, и покойник вновь явился миру: веки сомкнуты над запавшими глазами, на лиловых губах лёгкая усмешка, жёлтые руки смиренно сложены на груди.

Вдова отпрянула от холодного костяного лба, унося прощальный поцелуй, втянула в себя вздох-плач и скрыла лицо за вуалью, усеянной чёрными мушками и каплями дождя.

Четверо мужчин подняли гроб на плечи и, пятясь, понесли к ритуальному автобусу. Провожающие разобрали венки и, тихо переговариваясь, двинулись следом, твёрдо ставя ноги и даже не спотыкаясь в странном, попятном движении.

Покойник, покачивающийся в гробе, плывущем на плечах друзей, слушал невнятные слова-перевёртыши. Расшифровка не радовала: говорили о мерзкой осенней погоде, об отложенных на время похорон делах, обсуждали помпезный гроб, сплетничали о вдове. Устав от невнимания к себе, он отключился и пришёл в себя только в морге.

Чужой корявый палец, деловито проверявший наличие золотых коронок, выскользнул из его рта. «А вот фиг тебе!» — злорадно подумал покойник, подавляя острое желание защёлкнуть на наглом пальце молодые крепкие челюсти. Служитель морга попятился от прозекторского стола, сохраняя на лице алчное выражение.

Патологоанатом расшнуровал игрекообразный разрез, рассекавший мёртвое тело от паха до горла, и небрежно впихнул внутрь скользкие грозди кишок, глянцевую печень и тугой комок сердца. Скальпель щёкотно скользнул по жёлтой коже и, словно лазер, заварил отверстую рану.

Потрясённый происходящим, покойник почти не заметил, как со стола его вбросили на скрипучую каталку с облупленной эмалью, а потом стряхнули на брезентовые носилки.

Автобус-труповозка долго дёргался в городских пробках. Мертвец, с головой накрытый колючим казённым одеялом, размышлял о том, что это даже хорошо, что он не видит, как несутся по дорогам задом наперёд автомобили, а пешеходы пятятся назад с полосатых «зебр», словно передумав переходить улицу.

Свой родной двор он узнал даже сквозь сомкнутые веки. С умилением слушал возмущённое «уи-уи-уи!» сигнализации припаркованных под каштаном автомобилей, когда колючие «яблоки» взмывали вверх и скрывались в разлапистых рыжих листьях, словно бомбы в люке бомбардировщика.

Его втащили головой вперёд на третий этаж. Распахнулась дверь, и заплаканная жена, ещё без вдовьего платья и вуали, в распахивающемся на пышной груди халате, отскочила от носилок и попятилась к дивану, куда и сгрузили умершего.

Потом были врачи «скорой помощи», шприцы выкачивали лекарство из его вен, сердце делало последний и в то же время первый удар, воздух входил в спавшиеся лёгкие. Возвращалась жизнь.

Уже живой, он открыл рот, чтобы сказать об этом, но на губы легли прохладные пальцы, призывая к молчанию. Он увидел внимательные и печальные глаза, тихий голос заполнил раковину его уха:

— Не волнуйся, всё будет хорошо. Ты даже не заметишь, как всё закончится.

— Я снова умру? — подумал он с испугом, но не произнёс ни слова.

— Нет, это совсем другое. Подожди немного. Скоро ты узнаешь. Осталось совсем немного, — голос затих, глаза истаяли в сумраке комнаты.

Он напрягся в ожидании. Жизнь неслась ему навстречу, отмечаясь в сознании короткими, яркими вспышками.

Вот он выходит из влажного, девственного лона своей юной жены и видит её испуганное и ожидающее лицо.

Снимает кольцо с пальца невесты под какофонию свадебного марша Мендельсона, проигрываемого с конца.

Обоняя запахи скипидара и красок, касается кистью полотна картины, установленной на мольберте, снимает и переносит обратно на палитру зеленоватое свечение балтийской волны, рыжую шершавость голенастых сосен над обрывом. Обратный ход масляных красок в тюбики. Белый загрунтованный холст.

Истаивает нежная акварель этюдов на пленэре.

Первая учительница и букет тяжёлых осенних астр, который он вынимает из её протянутых рук.

Розовый сосок матери выскальзывает из его жадного младенческого рта, унося с собой сладкое тягучее молоко.

Покрытая кровью и слизью пуповина вновь связывает новорожденного с женщиной, дающей жизнь. Околоплодные воды окружают его, и он плавает в их колыбельном океане, но вдруг ощущает приближение опасности, бьётся, открывая крошечный ротик, пытаясь уйти от холодной стали. Боль и Смерть настигают его.

Ветер перебирал неряшливые холмики опавшей листвы и вновь разбрасывал её по тротуару, где она превращалась под ногами пешеходов в скользкое месиво.

Женщина потёрлась курносым веснушчатым носом о крепкое, налитое мышечной силой плечо мужчины.

Её спутник молчал, но его недовольство и раздражение были столь сильны, что, казалось, могли покрыть изморозью парк, наполненный чётким и всё ещё тёплым осенним солнцем.

— Ну, не сердись, милый! — прошептала она. — Я всё сделала, как ты хотел. Ребёнка не будет, не волнуйся. Нас снова только двое.

— Может быть, когда-нибудь потом, — милостиво соглашается мужчина. — Когда-нибудь...



 

Ваше мнение 30  

Оставить комментарий

Лучшие комментарии

  • Александра Хоменко / 27 окт 2016
    ДОМИНО, это потрясающе. затянуло в водоворот образов. написано так ярко, динамично, живым языком. к моменту боли в материнской утробе напряжение такое, что эта сталь ощущается физически. спасибо. я под впечатлением. жалко, что не могу поставить несколько плюсов.
  • иногда лучше уж аборт, чем потом к несовершеннолетнему ребёнку приставить любовника, чтобы тот совершил убийство ее бабушки, возможно на ее глазах
  • Вот это да! Всем фантазиям фантазия! ДОМИНО, вы просто не поверите - вчера перед сном я думала о рассказе - как человек попадает в то время, когда его вот-вот должны зачать, но он же им (своим родителям) мешает это сделать, в связи с чем, не появляется на свет. Жизнь, которой не было – назывался бы. После этого вашего рассказа даже не надо браться. Предложения, слова, всё просто-просто - супер!!!!! Всякий раз захожу с желанием прочитать вас, что с жадностью и делаю. ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ бесконечно.
  • Абсолютно замечательный рассказ. Спасибо.
  • Мрачно. Но не потому, что в рассказе присутствкет смерть, в рассказе нет жизни. Много букв выделено от могилы до оживления, а до холодной стали лишь штрихами отмечена сама жизнь. И для чего было родиться? Для ритуала похорон? Замысловато, но мелко.
  • Домино, как всегда - ярко и сильно (и стильно), когда читаешь - получается как буд-то кино смотришь - настолько живо прописаны метафоры , и самое главное - глубокий смысл , который постигаешь только по прочтении рассказа до конца. Еще понравилась Ваша идея с "перемоткой назад". Плюс.
    • Не настолько уж "глубокий" смысл, скорее поверхностный.
      • Не соглашусь. Не поверхностный. Мужчина ревнивый, ни с кем не хочет её делить, эгоист. "Ребёнка не будет, не волнуйся. Нас снова только двое". Он сильный физически, но слабый по большому счёту, она - слабая, но любящая, потому сильная, отказывается от желаемого, испытав и физическую и моральную боль, при этом его же успокаивает. Ещё тем глубок, что рассказ о смерти во славу жизни.
        • Это как-то банально смотрится со стороны, если честно.
          • Нет, не банально, простите. Отелло задушил Дездемону. Ревность. Этот мужчина дал жизнь другому человеку и одновременно отнимает её у него по той же самой причине - ревности. Трагедия.
  • Галина / 28 окт 2016
    Рассказ пробрал до костей. Жаль, конечно, не прожитой жизни. Но сама я бы не отказалась бы перемотать свою жизнь вот так вот, до конца. И не рождаться никогда, не чувствовать, не думать...
    • Простите, Автор, что лезу, но меня потряс этот отзыв. ГАЛИНАчка! Дорогая моя, мне так хочется вас обнять! Ну что вы, хорошая моя! Я две недели болела, не могла ходить и в какой раз поняла - как прекрасна жизнь, как прекрасно быть здоровым, бегать, сгибая свои коленочки - раз-два, раз-два. Я не боюсь смерти, даже шучу, что не прочь туда попасть, там мои любимые мама, сестра, отец. И тем не менее жизнь прекрасна, правда, она не повторится, всего один раз даётся. Вас кто-то обидел? Плюньте, любите себя. Прямо сейчас. Пойдите и купите себе то, что вы любите, например M&Ms большой пакет, забудьте обо всех и наслаждайтесь. Простите мои эмоции, ГАЛИНА.
      • Галина / 28 окт 2016
        Спасибо за поддержку! Да это так, эмоции. Я-то вот как раз смерти боюсь, и не хочу, и права не имею. Просто год назад моему маленькому сыну поставили страшный диагноз, практически без шансов на его снятие. И какая будет его дальнейшая жизнь, большой-большой вопрос. Конечно, бывают диагнозы и пострашнее, все ведь относительно. Но не дай мне Бог умереть РАНЬШЕ него. Конечно, это период, но не знаю, когда кончится, все волнами, то накроет, то отпустит. Может, и привыкну. Жить-то надо, куда деваться. Вот и появляется иногда мысль, что лучше б не рождаться мне вовсе. Знаю, конечно, наверное, к психологу надо, но на это у меня пока нет сил и жаль финансов. Отпускает же иногда. Все проходит, пройдет и это.
    • У всех бывают такие моменты в жизни. Не знаю, в каком Вы климате живёте, но вообще сейчас, осенью, врачи советуют витамин Д3 и лампу яркого света. Мы недооцениваем химические процессы нашего организма.
      • Галина / 28 окт 2016
        Спасибо Вам за отзыв! Я в Восточной Европе живу, у нас сейчас красота необыкновенная, золотая-золотющая осень. Я даже из своей хандры любуюсь :) Но вообще да, в дождь и слякоть упаднические настроения накрывают с головой, как без этого. Ну и еще годовщина диагноза, и опять заботы, куда пристроить своего особого ребенка в следующем году, ну и т.д., и т.п. Да и вообще я плакса.
  • Долго ждала ваш рассказ. Как обычно всё красиво. Но одно но, вы часто употребили слово попятались, пятатся.
  • New Moon (Интернет) / 27 окт 2016
    Перечитала - надо перечитать раз 5, чтоб понять, что все идет в обратной перемотке. Брр! Но что мне не дало понять рассказ с первого раза - наверное, то, что две части как бы не связаны между собой. Покойник и аборт - поясните мне, как они связаны?
    • мимо проходила / 27 окт 2016
      Это сослагательное наклонение, что могло бы быть, если бы не аборт, то есть человек бы мог прожить целую жизнь и умереть в конце этой жизни, а вот не случилось, потому как родители так решили.
      • New Moon (Интернет) / 28 окт 2016
        Это я поняла, просто связь в рассказе отсутствует
      • Да, хорошо вы выразились, МП - именно сослагательное наклонение. Идея у Домино блестящая с этой перемоткой назад. Но нить, зачем рассказ, явно утеряна при отборе событий для него. Получилось, что рождаться герою было незачем. Раз в девственную жену вставил, а там уже и врачи с уколами да похороны. Жизнь у гг вроде и не состоялась.
        • Девочки! Ну как же - "зачем рассказ"? Затем, что - жизнь прекрасна. Пусть он пожил недолго, но пожил! "Жизнь неслась ему навстречу, отмечаясь в сознании короткими, яркими вспышками". Яркими! Вернее мог бы так пожить. Пойти в первый класс с осенними астрами, жениться на девственнице. Да мало ли что ещё! Грустно от того, что женщине дитя был нужен, она страдает, и это знает мужчина, потому "милостиво соглашается" - "Когда-нибудь...". Это поймёт тот, кто делал нежеланный аборт. Раз уж в животике есть, пусть был бы. Хотя я не против абортов. В нашем женском коллективе все так и бегали, даже умудрялись в обеденный перерыв. Правда, не шучу. Как-то прибежала бухгалтер, я выхожу навстречу, посочувствовать (боль-то адская!) а она - "как легко стало, не тошнит, девочки, дайте поесть, наконец оторвусь". В противовес рассказу - это когда желанный аборт. Извините, если кощунствую.
  • мимо проходила / 27 окт 2016
    Какой неоднозначный рассказ! Домино, Вашей фантазии можно только позавидовать. Очень талантливо написано, образность как всегда на высоте. Не понравился эмоциональный настрой женщины, как-то слишком обыденно она говорит о том, о чем так пронзительно до этого говорил автор. Но все равно плюсую.
  • Чипулёнок (ПерекатиПоле) / 27 окт 2016
    Мрачно. Но не потому, что в рассказе присутствкет смерть, в рассказе нет жизни. Много букв выделено от могилы до оживления, а до холодной стали лишь штрихами отмечена сама жизнь. И для чего было родиться? Для ритуала похорон? Замысловато, но мелко.
  • Абсолютно замечательный рассказ. Спасибо.
  • Домино / 27 окт 2016
    НАТАЛЬЯ, мне очень жалко, если вы так, несколько в лоб, понимаете мои рассказы. "Ликвидация" не о расчленёнке, а о том, что наше появление в этой жизни порой зависит от минутных желаний людей, которые могли бы стать родителями, но не стали по разным причинам. И не случилась целая жизнь. Я совсем не борец против абортов. И понимаю этих женщин и сочувствую им. И "Танго Милонга" - это о несовместимости внутреннего хрупкого мира человека и страшных реалий войны. Иногда это, действительно, жестоко.
    • иногда лучше уж аборт, чем потом к несовершеннолетнему ребёнку приставить любовника, чтобы тот совершил убийство ее бабушки, возможно на ее глазах
  • Вот это да! Всем фантазиям фантазия! ДОМИНО, вы просто не поверите - вчера перед сном я думала о рассказе - как человек попадает в то время, когда его вот-вот должны зачать, но он же им (своим родителям) мешает это сделать, в связи с чем, не появляется на свет. Жизнь, которой не было – назывался бы. После этого вашего рассказа даже не надо браться. Предложения, слова, всё просто-просто - супер!!!!! Всякий раз захожу с желанием прочитать вас, что с жадностью и делаю. ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ бесконечно.
  • Наталья / 27 окт 2016
    При всем уважении к Вашему таланту, Домино, читать Ваши последние рассказы, лично мне, очень тяжело. Тема смерти, с ее "изнаночной" стороны и подробности "расчленёнки" присутствуют в каждом из них, независимо от заявленной темы конкурс. Понимаю, что это не является красной нитью Ваших произведений, но для меня общее впечатление омрачает. ИМХО.
    • Простите, НАТАЛЬЯ, "расчленёнки" тут не причём, думаю надо просто поблагодарить маму, что мы здесь на Земле, что родились. Помню в молодости перед женской консультацией в поликлинике висел стих - младенец просит не убивать его, что он дышит, слышит и т.д. Я не против абортов, куда ж от них деться?
  • Александра Хоменко / 27 окт 2016
    ДОМИНО, это потрясающе. затянуло в водоворот образов. написано так ярко, динамично, живым языком. к моменту боли в материнской утробе напряжение такое, что эта сталь ощущается физически. спасибо. я под впечатлением. жалко, что не могу поставить несколько плюсов.
  • Домино (Калининград) / 27 окт 2016
    Да, это коротенький рассказ о несостоявшейся жизни. Аборт? Да. Мрачно? Да. А когда убийство было весёлым делом?
  • Домино, это рассказ про аборт?
    • New Moon (Интернет) / 27 окт 2016
      Похоже на то. Но настолько сюрреалистично и мрачно, что на этот раз минус, Домино, великодушно прошу прощения!
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору