На главную
 
 
 

Легкое касание чужой любви
Автор: Гелла / 22.02.2012

Легкое касание чужой любвиЛиля зашла в квартиру, открыла дверь в комнату. Ей еще как-то не верилось, что это жилище на улице Марата теперь принадлежит ей. Только вчера с соседями отметили сороковины со дня смерти Александры Юрьевны Ярцевой. Говорят, пока душа не отлетела, нельзя никакие вещи из дома выносить. Лиля про души мало понимала, но решила традицию соблюсти. И вот только сегодня она стала прикидывать, что из мебели можно продать, что выкинуть, а что и себе оставить. Продавленный диван, хоть и старинный, на котором последние дни своей жизни провела старушка, пожалуй, восстановлению уже не подлежит - его на помойку. А вот буфет, довоенный, из натурального дерева, с изогнутыми ножками и витражами, если чуть подреставрировать и лаком покрыть, еще долго послужит. И столик этот, хозяйка называла его бюро, – это вообще антиквариат, начало прошлого века, авторская работа мастера то ли Вальде, то ли Вельде, надо будет уточнить. Его бы продать, наверняка хорошие деньги дадут.

И ремонт не помешает, - последний раз делался, когда соседи решили большую коммуналку на две отдельные квартиры разделить, продавать-то свою комнату старушка никак не соглашалась. Александра рассказывала, что до революции весь этаж принадлежал их семье, и жили здесь бабушка ее и дед – земский врач, мама, отец - профессор медицины, она и два младших брата. После революции их «уплотнили», осталось шесть комнат. Во время войны братья погибли. А в блокаду умерли бабушка и мама. Деда и отца, как многих не того происхождения, не миновал тридцать седьмой год. Когда Александра после снятия блокады вернулась в Ленинград, ей осталась дальняя большая комната с нишей, бывшая когда-то родительской спальней. Жильцы в соседних комнатах постоянно менялись, а вот лет десять назад новые соседи умудрились из просторной коммуналки сделать две отдельные квартиры.

Жильцы в соседних комнатах постоянно менялись, а вот лет десять назад новые соседи умудрились из просторной коммуналки сделать две отдельные квартиры.

Лиля всю жизнь провела в деревне. Пока мама здорова была, они часто в Питер выезжали, по музеям ходили, любовались величественной архитектурой северной столицы. Девушка мечтала жить и учиться в этом замечательном городе, где даже аура была особенной. А потом мама слегла и провела долгих десять лет прикованной к постели. В Питер Лиля попала в двадцать семь лет, приехала к своему однокласснику, который предложил вместе жить. Устроилась в службу социальных работников, потому как ничего не умела, кроме как ухаживать за больными. Так она и попала в этот дом. Александра Юрьевна была из той касты питерских старушек, которую Лиля заприметила с детства. Они называли подъезд парадной, бордюр - поребриком, а батон – булкой, были интеллигентными до мозга костей, с благородной сединой, аккуратно одетыми и никогда никому не могли сказать плохого слова.

Лиля любила вечерние посиделки с Александрой, так старушка попросила ее называть. В свои девяносто лет Лилина подопечная была в здравом уме и обладала хорошей памятью.

- Ты зачем, Лиля, живешь с мужчиной, которого не любишь? – спросила как-то Александра.
- Да ну, какая любовь. Я уже не девочка, чтобы в эти сказки верить. Живем, вроде, неплохо. Бывает, конечно, что выпьет лишку, так, главное, не лезть к нему в таком состоянии. Проспится, и все по-прежнему. Работает, деньги почти все отдает, не бьет. И я в сторону других мужиков не гляжу. Вот она и вся любовь. Детей он, правда, не хочет.
- Лилечка, так разве в этом счастье? Должно же быть родство душ. Понимаешь, любовь – такое состояние, когда без этого человека дышать трудно, когда он буквально прорастает в тебе, и уже никто другой занять его место не сможет. Есть любовь, коснется легко, и на всю жизнь.
- А вы замужем были? – поинтересовалась Лиля.
- Была, - старушка тяжело вздохнула, мечтательно прикрыла глаза, и Лиле показалось, что разгладились морщинки на щеках, и взгляд стал озорным, как будто искорки посыпались. – Была, Лилечка, целых три дня. И всю жизнь.
- А где ваш муж?
- Он давно там, куда и я скоро отправлюсь. Заждался, наверное. Ничего, скоро наши души встретятся, - старушка улыбнулась. – Знаешь, Лилечка, я совсем плоха стала, трудно мне за собой ухаживать. Может, ты ко мне переедешь?

Лиля тогда обещала подумать. А на следующий день только заикнулась об этом сожителю, столько гадости услышала в свой адрес, что у нее и сомнений никаких не осталось – давно нужно было расстаться с этим человеком.

Ушла из этого мира Александра с умиротворенной улыбкой, как будто действительно отправилась на встречу с любимым. А незадолго до смерти оформила дарственную на квартиру своей жиличке.

Лилин взгляд опять упал на бюро. Красивая вещь. Столик с ящичками, крышки которых – львиные морды, а ножки стола – львиные лапы. В пасти львов вставлены резные ключики. Лиля подошла, повернула один ключик, выдвинула ящик. Там лежали фотографии. Девушка взяла одну: на ней был изображен молоденький военный с треугольниками в петлицах. На обороте картонки надпись: «Любимой Шурочке от Сашки». С другой фотографии на Лилю смотрела необыкновенной красоты юная девушка, повеяло чем-то неуловимо знакомым. Лиля не сразу поняла, что это молоденькая Александра Юрьевна. Надпись на обороте гласила: «Любимому Сашке от Шурочки». И еще одна фотография, где молодые люди были вместе, красивые, счастливые, влюбленные. А на обороте четким округлым почерком выведено: «Наша свадьба. 20 июня 1941 года».

Там лежали фотографии. Девушка взяла одну: на ней был изображен молоденький военный с треугольниками в петлицах.

Лиля стала перебирать остальные снимки, немного, видимо, муж присылал их с фронта. И фотографии самой Александры в форме санинструктора. Еще в ящичке находился пожелтевший от времени листок с заметкой из «Красной звезды» 1944 года о подвиге Александра Ярцева и присвоении ему звания Героя. Посмертно. Лиля бережно сложила все в ящичек. Не выдержала, открыла второй: там лежали легендарные треугольники фронтовых писем. Она осторожно взяла один треугольник, раскрыла, рука дернулась, ведь нехорошо заглядывать в чужие письма, но начала читать поблекшие строчки, написанные неровным почерком, и оторваться уже не могла.

«Здравствуй, любимая моя Шурочка!
С огромным приветом к тебе твой Сашка. Сегодня нам наконец разрешили написать письма, и я сразу воспользовался такой возможностью. Надеюсь в скором времени получить от тебя весточку, так хочется знать, как ты там без меня в это тяжелое для всей страны время, что чувствуешь, о чем думаешь.
Теперь немного о себе. Пишу тебе письмо, а на улице дождь и поднялся сильный ветер, хотя утром было жарко. Скоро нас отправят на фронт. Из Ленинграда нас везли сюда в вагонах-теплушках без окон, я даже не знаю, как называется этот населенный пункт. Сегодня приезжал майор из политотдела, рассказывал про обстановку на фронтах. Фашисты наступают, но мы обязаны их остановить
Сегодня день начался по-сумасшедшему. Подняли нас в пять часов утра по тревоге, и побежали мы к месту сбора, а оттуда в лес. Я сам толком ничего не знаю, а у меня в подчинении целая рота. И вот мы через лес где-то пять километров бежали, одежда к телу начала приставать, а когда пришлось бежать через бурелом, вот уже тут мы попотели: ветки бьют по лицу, цепляются, а мы напролом. Выбрались на шоссе, а там нас посадили на грузовики и привезли сюда. Говорят, линия фронта недалеко отсюда. Сейчас роту поведу на ужин. Целую крепко. Твой Сашка. Передавай привет своим. Береги себя».

«Здравствуй, хорошая моя Шурочка!
С приветом к тебе твой Сашка. Шурочка, любимая, письмо твое я получил, спасибо. Здорово, что при такой неразберихе доходят письма. Я расстроился, что ты решила идти на фронт. Здесь мужчинам-то тяжело. А ты у меня такая хрупкая, тебе же придется с поля боя здоровенных мужиков выносить. Очень я боюсь за тебя, родная моя. Недавно пришлось драться с врагом врукопашную. Это страшно, когда видишь этих гадов буквально глаза в глаза. Одно дело, стрелять в ту сторону, где враг, а тут пришлось колоть штыком конкретного человека. Хотя какие они люди! Столько горя нам принесли. Не знаю, как выжил в этой мясорубке. Тобой, наверное, храним. Столько бойцов моих полегло. А потом подошли наши танки, и враг отступил.
Ты не подумай, родная, что я жалуюсь. За тебя, за Родину, за Сталина я готов отдать свою жизнь. Знаешь, я подал заявление в партию. Надеюсь, заслужу высокое звание коммуниста.
Ужасно, что твои не смогли эвакуироваться, кольцо сжимается. Но я уверен, - Ленинград мы никогда не отдадим.
То, что ты пишешь, будто мы сможем встретиться где-то на фронтовых дорогах, хотелось бы, конечно. Каждую свободную минутку я представляю твои голубые глаза, щечки в солнечных подарках. Почему ты так не любишь свои веснушки? Они очаровательны и тебе очень идут. Если бы ты с госпиталем уехала за Урал, я бы был спокоен. Но ты такая, не можешь сидеть сложа руки, когда Родина в опасности. И братья твои такие же, может, где-то рядом воюют? Так хочется прижаться к тебе… Мне без тебя даже дышать трудно, милая моя Шурочка. Кончится война, мы снова будем вместе.
Крепко-крепко целую тебя, родная моя женушка. И запомни, я всегда буду тебя любить, пока живу. Твой Сашка»

Не удалось им встретиться на дорогах войны. Из заметки в газете Лиля узнала, что Александр Ярцев погиб, удерживая энную высоту, и враг не прошел.

Лиля читала и плакала, как будто проживая чужую жизнь. Все письма были пронизаны нежностью и любовью. Возникло такое чувство, что она сама потеряла близкого человека. Нашла и «похоронку», датированную 1944 годом, – это случилось после снятия блокады Ленинграда. Шура после тяжелого ранения вернулась домой. Не удалось им встретиться на дорогах войны. Из заметки в газете Лиля узнала, что Александр Ярцев погиб, удерживая энную высоту, и враг не прошел.

Бережно, чтобы только не повредить эти свидетельства любви, Лиля сложила бесценные реликвии в ящичек бюро. Она теперь твердо знала, что сохранит этот удивительный кладезь нежных отношений двух любящих людей. Сколько книг читала Лиля о войне, сколько фильмов смотрела! Чтила подвиг солдат, уважала ветеранов. Но вот только сейчас, всей кожей ощутив легкое касание чужой любви, она как бы прожила эту страшную войну, пропустила ее через себя. И поняла: права была Александра, - есть любовь, видимо, просто еще не встретилась Лиле. А ведь где-то на свете ходит тот человек, без которого трудно дышать, который буквально прорастет в ней, и уже никто другой занять его место не сможет…

 



 

Ваше мнение 39  

Оставить комментарий

Лучшие комментарии

  • Солярия, хочу с Вами поспорить - идеальная любовь - это именно та любовь, которая не могла быть полностью реализована! Недаром ведь все сказки заканчиваются свадебкой "доброго молодца" и "красной девицы", - дальше начинается обыкновенная Земная любовь... И, опять же, Идеальная любовь не может длится долго просто в силу того, что со временем она или перестает быть Идеальной, или переходит в какое-то другое качество, менее хрупкое и блестящее, но более устойчивое и надежное. Все - ИМХО.
  • Здравствуйте, Гелла. Простите. Я вам не верю. Есть темы, которые дают автору карт-бланш. Это война и смерть; старость; зверушки и дети. Как бы не написали, сопереживать – будешь. А если нет – почувствуешь себя людоедом, посягнувшим на святое. Но даже такие, беспроигрышные темы могут закопать автора. Увы. Про город. Поребрик, парадное и т.п – это – не Питер. Это клише, схема-метка. Что, только пожилые дамы называют подъезд подъездом? Так говорят все, начиная с детсадовцев. Ну дайте вы хоть одну, но живую деталь; ну, хоть запах корюшки по весне, что ли… И на этом умозрительном фоне - косолапые письма. Я не верю и чувствую себя неловко: если я ругаю текст, то вроде как покушаюсь на святое? Но даже тут вы могли читателя захватить. Как? Взять меня в сообщники. Посетовать с героиней, что она прочитала чужое, что растиражировала любовь, не ей назначенную, что рассказала мне, читателю. И век ей теперь мучиться: а не обиделась бы на нее Александра? И вот уже читатель с вами заодно, и сопереживает, становясь соучастником… Хоть так, что ли. все – жесткое имхо.
  • Я не считаю рассказ идеальным, но на фоне предыдущих он очень выделяется. Рассказ не о войне, поэтому военные детали здесь не так важны, хотя стиль писем отличается от стиля основного повествования, и я им вполне могу поверить. А ведь рассказ-то о любви. Замечательное название. Именно легким касанием любовь Александры Юрьевны оставила след в душе ГГ. Ведь всем ясно - идеальной любви не существует, и неизвестно, как бы сложились отношения героев после войны. Но вот данный кусочек для Лили идеален. Он заставляет поверить в себя. Да, нехорошо читать чужие письма, но ведь ГГ и не описана автором сильно правильной. А вот эволюция ее налицо: от мыслей о продаже мебели до понимания более возвышенного. Не увидела здесь и клише. Эпистолярный жанр имеет место быть. От меня плюс.
  • Браво, иЮль!)))) Вашу "Мольбу читателя к авторам" нужно выдавать авторам Клео при вступлении в клуб как дипозитную карту. И чтоб экзамен по "Мольбе" сдали в обязательном порядке. И только тогда брали мышь в руки! Заходите почаще, плиз!)))
  • У иЮль рассказ хороший, мне понравился. Но было бы ближе к теме, если б все осталось в виртуале. А так, какая может быть идеальная история, если у героев есть семьи, и вся любовь представляет собой адюльтер.
  • поздравляю с победой!
  • Галочка / 25 фев 2012
    Сложный старт рассказа. Тема, с одной стороны, выглядит беспроигрышной, но с другой стороны, автор слабо справился с описанием времен. Не произвел впечатление и Питер, не задел за "живое", не вызвал ностальгии, так многое хотелось добавить, исправить... Но было желание дочитать до конца, понять и Александру, прожившую долгую жизнь (лишь воспоминаниями?), и Лилю, у которой все еще впереди. Не увидела в чтении чужих писем ничего плохого, если бы Александра хотела сохранить их только для себя, наверняка изложила бы свою волю. Есть о чем спорить, что обсуждать. Удачи автору.
  • Лю (Морской) / 23 фев 2012
    При прочтении произведения каждый опирается на свой опыт и на личное мироощущение... Так и я. ГГ - Александра Ярцева - напомнила мне историю моей двоюродной прабабушки, родной тетки моей бабушки. В 1942 она осталась вдовой, больше не вышла замуж... И дожила до 96 лет в женском одиночестве. Была светла, жила для семьи. Потому я очень верю в образ Ярцевой. Что касается писем и Лили - дело субъективное. От меня 5 и удачи!
  • Умм Марьям / 22 фев 2012
    Хороший рассказ. Есть кое-где шероховатости, но в целом - хорошо. Тем, кому не понравились письма, могу сказать - они были именно такими, немного высокопарными. Была очень жесткая цензура, многое вымарывалось, некоторые письма вообще не доходили. Я читала письма своего деда к бабушке, они действительно немного отдавали казенщиной - иначе нельзя было, присутствовало и "за Сталина", и "доблестные труженики тыла". А прочитать письма после смерти человека - не грех. Письма Достоевского, Пушкина и других великих людей публиковались, а тут на кого-то "морализм" напал. Да любой бы прочитал эти письма, не надо лицемерить.
  • lica (Калининград) / 22 фев 2012
    Я не считаю рассказ идеальным, но на фоне предыдущих он очень выделяется. Рассказ не о войне, поэтому военные детали здесь не так важны, хотя стиль писем отличается от стиля основного повествования, и я им вполне могу поверить. А ведь рассказ-то о любви. Замечательное название. Именно легким касанием любовь Александры Юрьевны оставила след в душе ГГ. Ведь всем ясно - идеальной любви не существует, и неизвестно, как бы сложились отношения героев после войны. Но вот данный кусочек для Лили идеален. Он заставляет поверить в себя. Да, нехорошо читать чужие письма, но ведь ГГ и не описана автором сильно правильной. А вот эволюция ее налицо: от мыслей о продаже мебели до понимания более возвышенного. Не увидела здесь и клише. Эпистолярный жанр имеет место быть. От меня плюс.
    • Лю (Морской) / 23 фев 2012
      Лика, под воздействием Вашего отзыва перечитала рассказ еще раз... Действительно, если при прочтении отбросить наболевшее (я писала отзыв о том, что Александра мне напомнила очень близкого человека) и посмотреть на рассказ несколько отвлеченно... Вот и складывается: героиня Лиля прикоснулась (не испытала!!! а только прикоснулась!!) к "идеалу" - может быть, такая женская судьба и не идеал, но героине Лиле кажется, что идеал! Так ведь?
      • lica (Калининград) / 24 фев 2012
        Лю, вы совершенно правильно поняли мои слова.
  • Здравствуйте, Гелла. Простите. Я вам не верю. Есть темы, которые дают автору карт-бланш. Это война и смерть; старость; зверушки и дети. Как бы не написали, сопереживать – будешь. А если нет – почувствуешь себя людоедом, посягнувшим на святое. Но даже такие, беспроигрышные темы могут закопать автора. Увы. Про город. Поребрик, парадное и т.п – это – не Питер. Это клише, схема-метка. Что, только пожилые дамы называют подъезд подъездом? Так говорят все, начиная с детсадовцев. Ну дайте вы хоть одну, но живую деталь; ну, хоть запах корюшки по весне, что ли… И на этом умозрительном фоне - косолапые письма. Я не верю и чувствую себя неловко: если я ругаю текст, то вроде как покушаюсь на святое? Но даже тут вы могли читателя захватить. Как? Взять меня в сообщники. Посетовать с героиней, что она прочитала чужое, что растиражировала любовь, не ей назначенную, что рассказала мне, читателю. И век ей теперь мучиться: а не обиделась бы на нее Александра? И вот уже читатель с вами заодно, и сопереживает, становясь соучастником… Хоть так, что ли. все – жесткое имхо.
    • Браво, иЮль!)))) Вашу "Мольбу читателя к авторам" нужно выдавать авторам Клео при вступлении в клуб как дипозитную карту. И чтоб экзамен по "Мольбе" сдали в обязательном порядке. И только тогда брали мышь в руки! Заходите почаще, плиз!)))
      • Спасибо на добром, Solaria! Если б хоть один человек после этого открыл Нору Галь, ыххх… Кстати, «Маленького принца» мы все читаем именно в ее переводе.
      • С умилением ждала вставку о " весе" ? В этот раз у Вас не срослось ? А так все живенько " обычно"
    • Чукча (за полярным кругом) / 22 фев 2012
      А деушки читают и плакают. И оценка у рассказика 4,8 балла. Автор все верно рассчитал, читатели всегда покупаются на дешевые фишки. Пусть клише, схемы -метки, но солдатика жалко же...
      • Чукча-читатель же не купился, однако? А девушки – они нежные. Им положено жалеть и очаровываться.
    • lica (Калининград) / 22 фев 2012
      Скажите, а теперь авторам не надо писать о войне, о смерти, о зверушках, о детях? Раз это беспройгрышно. По-моему, нужно писать на любую тему, потому что на любую тему можно написать хорошо, а можно плохо. Этот рассказ мне понравился, - он не о войне, а о любви. Кстати, корюшкой и у нас по весне пахнет, а вот подъезды (причем каждый подъезд - это номер дома) парадными не называют.
      • О чем писать – личный выбор автора. В идеале – осознанный. Совсем в идеале – автор дорастает до определенных тем, последовательно переходя от простого к сложному. По темам обозначенным – не надо рассчитывать, что тема сработает на тебя. Если сфальшивишь – будет наоборот. Я фальшь почувствовала, и это только мое, подчеркиваю, ощущение. Насчет хорошо и плохо – согласна полностью. Но, блиннн. Не надо браться за сложное, если не тянешь…
        • lica (Калининград) / 22 фев 2012
          А почему Вы считаете, что автор не тянет? По-моему, так очень даже тянет, как я говорила выше, рассказ не о войне, рассказ о любви. И фальши я не почувствовала.
  • Если честно, то мне не понравились письма: слог совершенно современный, не передает дух той эпохи и поэтому кажутся фальшивыми. Я им не поверила.
    • Северная Пальмира / 22 фев 2012
      Верно подмечено. “Не знаю, как выжил в этой мясорубке” – это действительно выражение современности. Между прочим, название «вагонов-теплушек без окон” не требует расширенного описания : эта реалия носит простое, но страшное имя - «теплушка”. Автору надо было бы поспрашивать у родных сначала, что это такое и как называется. У прошедших эвакуацию это слово при первом слоге содрогание вызывает. Моя мама 9летним ребенком была сигнальщиком в санитарном поезде, и что-то , а короткое слово “теплушка»- одно из её самых ужасных воспоминаний о войне. И сС реалиями прошлого времени надо обращаться очень осторожно, умело.
      • Мимо проходила / 22 фев 2012
        А фраза "Верденская мясорубка" Вам ни о чем не говорит, нет? Это устойчивое выражение со времен первой мировой, употреблялось и в отечественную. Про теплушку пишет не автор, заметьте, это письмо, в котором муж пишет жене о своих ощущениях, он явно не думает, что жена в курсе, что теплушка без окон.
        • Cеверная Пальмира / 24 фев 2012
          Раз вы "мимо проходите", значит, и читаете невнимательно. Цитирую "первое письмо" : "Из Ленинграда нас везли сюда в вагонах-теплушках без окон, я даже не знаю, как называется этот населенный пункт". Но повторюсь, с реалиями прошлого надо обращаться осторожно и бережно. Иначе получается сплошная фальшь
          • Прочитала внимательно / 24 фев 2012
            А мне кажется, что это Вы читаете, не вдумываясь. Вот именно, что это письмо, а не авторская речь. Не видела молодая жена этих теплушек, не знает она, что вагоны без окон. И муж ей об этом пишет. Это мы сейчас в фильмах видели эти теплушки, а тогда с ними далеко не все знакомы были. А если придет автор и скажет, что письма реальные - от прабабушки сохранились? Про фальш можно рассуждать лишь тогда, когда сами прошли через это.
    • New Moon (Интернет) / 22 фев 2012
      Я тоже. Наверное, соглашусь с иЮль по поводу беспроигрышной темы и посрественного исполнения. Поторопился автор отправить рассказ, а ведь мог бы отшлифовать так, чтоб проникнуть в душу, а не просто выйти в победители и приз получить.
  • Северная Пальмира / 22 фев 2012
    Я где-то читала похожую историю, кажется у Юрия Нагибина.. но может быть у кого - то еще. Такие рассказы публиковались в журнале " Юность" в перестройку в огромном количестве, не исключено, что первоисточник и мотивы стоит поискать именно там. Что меня удивило, если не задело, что героиня рассказа, осознавая, что видит личные документы, все же считает возможным читать такую личную, такую интимную переписку. Это не случайно оброненное письмо или сломанный шкаф, а инициатива героини = любопытство заело, мол, а что там??Читать чужие письма неприлично, уж можно было воздержаться, хотя бы из уважения к недавно умершей даме, которая и квартирку-то ей подарила. Расчет у автора "в десятку" - написать про святое, связь поколений, выжать слезу.. Ну уж не трогали бы тему :"Жди меня и я вернусь", вы, автор, войны не видели и никогда не поймете, что это такое. К вашему сведению "юная девушка" - масло-масляное, на А для Александры Юрьевны, помимо пошлого "старушка", можно было и подостойней слово подобрать.
    • ааа.. к/ф "Чужие письма", фабула оттуда..
    • Мне рассказ показался миксом из "Москички" Летиции и давнего рассказа о войне Лисы Лисистой, был у нее рассказ про письма с фронта.
      • Старожил / 22 фев 2012
        Добрый день! Давненько я сюда не заходила. Полностью согласна с предыдущим оратором. Автор попыталась воспроизвести "Москвичку", но, в силу возраста и отсутствия опыта, не дотянула. Автор попыталась охватить разные эпохи, описать характеры разных героев - в итоге получился, как написала Таня, "микс", грешащий эксплуатацией темы войны и потери. Мне кажется, литконкурс Клео исчерпал себя. Заметно упал уровень произведений, не появляются ни новые, яркие авторы, ни новые, интересные темы. Темы конкурса нещадно повторяются! Мартовская тема - "Весенние обострения" - была здесь в прошлом году в марте месяце. Авторы-ветераны показали здесь свой потенциал и, дабы не упереться при росте в потолок, двинулись покорять новые вершины. А новичкам приходится труднее, т.к. уже имеются эталоны, их работы на конкурсные темы есть, с чем сравнивать. Пролистала архив - за несколько предыдущих месяцев побеждали рассказы "из неопубликованного", такие, как "Спящий красавец". То есть, даже ветераны нового придумать не смогли. Литконкурс достиг предела и застыл. К сожалению, всему приходи конец. Всем желаю новых творческих успехов на новом поприще!
        • Насчет тем согласна, они и раньше были не айс, а сейчас и вовсе измельчали... Впрочем, о темах или ничего или хорошо))) А вот насчет новых авторов Вы, Старожил, заблуждаетесь - за последнее время появились как минимум два интересных автора - Сибирячка_та самая и иЮль))) Так то - Клео жил, Клео жив, Клео будет жить!))))
        • Чукча (за полярным кругом) / 22 фев 2012
          "Весенние обострения" у шизиков каждый год по весне бывают. И осенью тоже.
      • Лю (Морской) / 23 фев 2012
        Забавно, право слово... Я много месяцев не писала рассказов на Клео, если я сейчас напишу (уже написала) и отправлю - о письмах и о старшем поколении... Меня тоже обвинят в подражании? Мне кажется, что неблагодарное дело - сравнивать рассказы. ИМХО.
  • Сам по себе рассказ хорош, «блох» ловить неохота, хотя их хватает. Но (кто о чем, а вшивый о бане), КАКОЕ отношение имеет эта «Повесть о настоящей любви» к теме конкурса? Идеал – это мечта, нечто, к чему многие стремятся. Покажите мне девушку, которая хочет расстаться с любимым через три дня после свадьбы, отправив его на фронт? Три года переписываться с мужем и, наконец, потерять? Сильно сомневаюсь, что многие захотят испытать такую «идеальную любовь». Если уж на то пошло, то в реале большинство женщин мечтают жить с любимым «долго и счастливо и умереть в один день». А «истории идеальной любви» - это скорее «Алые паруса», «Стойкий оловянный солдатик», а не ИСТИННАЯ земная любовь, опаленная войной… Все имхо.
    • Солярия, хочу с Вами поспорить - идеальная любовь - это именно та любовь, которая не могла быть полностью реализована! Недаром ведь все сказки заканчиваются свадебкой "доброго молодца" и "красной девицы", - дальше начинается обыкновенная Земная любовь... И, опять же, Идеальная любовь не может длится долго просто в силу того, что со временем она или перестает быть Идеальной, или переходит в какое-то другое качество, менее хрупкое и блестящее, но более устойчивое и надежное. Все - ИМХО.
      • "Идеальная любовь не может длится долго просто в силу того, что со временем она или перестает быть Идеальной, или переходит в какое-то другое качество, менее хрупкое и блестящее, но более устойчивое и надежное" Согласна, но... тут маааленький такой нюанс имеется. Тема то у нас не «идеальная любовь», а «идеальная ИСТОРИЯ любви». То есть - как я понимаю – нужно все-таки рассказать какую-то историю развития отношений, а не просто написать о настоящей, возвышенной, истиной но не успевшей «приземлиться» Любви – ну, короче, об «идеальной»))) Ближе всех (и по форме, и по содержанию) к раскрытию темы мне показался рассказ «Идеальная любовь» иЮль. Насчет того, что все имхо – это само собой)))
        • lica (Калининград) / 22 фев 2012
          У иЮль рассказ хороший, мне понравился. Но было бы ближе к теме, если б все осталось в виртуале. А так, какая может быть идеальная история, если у героев есть семьи, и вся любовь представляет собой адюльтер.
          • Чукча (за полярным кругом) / 23 фев 2012
            Семья семьей, любовь любовью. Не путайте ананасы с хлебом.
            • Да бросьте, никогда не может быть ничего идеального, основанного на обмане.
  • У меня даже слезы на глазах...
  • Lana_May (Санкт-Петербург) / 22 фев 2012
    Как-то перекликается рассказ с последними моими размышлениями... Так получилось. Что тут скажешь? Любовь бывает разная, но она есть. А еще есть память. И почему-то, прикасаясь к ней, ощущаешь дрожь в руках. словно открываешь тайну... Именно такое чувство было, когда читала рассказ. Спасибо!
  • очень интересный рассказ. мне понравилось спасибо.
  • Очень хороший рассказ! 5ка. Но вот картинка к нему какая-то очень противная... бррр
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору