На главную
 
 
 

Дары полнолуния
Автор: ОША / 14.11.2014

Это был известный на худграфе «любовный квадрат»: Игорь Зорин вздыхал о Лене Полевой, Лена сохла по Димке Чистову, а Дима обожал Живопись, но тоже без взаимности: технически безупречно выполненные работы Чистова казались безжизненными…

Последнее студенческое лето Чистов задумал провести на Енисее. В компанию попросилась Лена, и Дима согласился: не испытывая ответного влечения, он всё же ценил внимание и лёгкий характер Лены. За Полевой, разумеется, потянулся Зорин. Махнули в Сибирь втроём.

Уже в Красноярске Лена предложила забраться подальше:

— В поезде проводница рассказала, там возле монастыря место непростое. Если на полную луну загадать желание — обязательно сбудется…

 

В небе уже начали перемигиваться первые звёзды, когда друзья добрались до монастырских развалин.

Разложили спальники, но уснуть не смогли — ночью подморозило. С чёрного неба яростно пялила своё циклопическое око идеально круглая Луна.

— Полнолуние… — Лена зябко прижалась к Диме плечом. — У тебя есть мечта?

Чистов задумался.

— У меня есть, — отозвался Зорин, стуча зубами. — Хотелось бы до утра дожить, потом позавтракать, поспать, пообедать…

— У меня есть, — отозвался Зорин, стуча зубами. — Хотелось бы до утра дожить, потом позавтракать, поспать, пообедать…

— …и опять поспать, — засмеялась Лена. — Дим, а ты?

Дима взглянул на Луну и вздрогнул. Вспомнились несложившиеся отношения с Музой…

 

— Хочу стать настоящим художником, — буркнул он и улёгся на спину, глядя на ювелирно сверкающие звёзды.

Лена вздохнула:

— Что ж. Ладно, — и обратила взор к небу. — Дорогая Луна, я хочу выйти замуж за любимого и…
— Луна, пусть она меня полюбит! — дурашливо перебил Игорь.
— Ты уже загадал. Быть тебе вечно сытым и выспавшимся.
— Не самое плохое состояние. Только всё вокруг физика и ничего больше.

До рассвета Зорин развлекал друзей рассказами о материальных причинах таинственных явлений. И так доразвлекал, что когда из тумана вышла пожилая женщина в чёрном, Лена истошно завизжала.

— Не бойтесь! Вера Ивановна я, вон с той деревни за бугром, — успокоила её женщина.

Расспросила, кто да откуда, предложила:

— Лучше вам по избам разобраться, нето замёрзнете. А деревенские вас и обогреют, и накормят, а вы им по хозяйству поможете. К нам кажно лето каки-нидь умники приезжают. Кто песни собират, кто монастырь изучат, а попутно нашим бабкам подсобляют. На всех разом места нет, а по одному пристрою…

Игоря Вера Ивановна отвела к себе и сразу вручила ведро:

— Иззябся, вижу. Вон там колодезь, а тут самовар. Ставь чай.
— Сбывается желание, — насмешливо прошептала Лена.
— А тебя, деушка, я к бабе Кате поселю. У ей уж нет сил самой в бане помыться, ты и попаришь старушку...

Диму Вера Ивановна повела на окраину:

— К Вале и Толе в летник определю.

«Дед с бабкой, наверное», — подумал Дима.

Но на крыльцо вышла молодая женщина, по-деревенски повязанная платком. На бледном лице глаза синие, взгляд серьёзный. В хрупком, нежном и вместе с тем независимом облике таилось нечто несообразное с этим холодным диким краем.

Ему вдруг захотелось погладить матово белую, как яичко, и такого же плавного абриса щёку женщины.

«Словно лебедь в проруби, — восхитился Чистов. — Не успела улететь…»

Ему вдруг захотелось погладить матово белую, как яичко, и такого же плавного абриса щёку женщины.

— Вот, Валечка, — ласково протянула Вера Ивановна. — Этот вьюнош — студент-художник. Возьмёшь на постой?

Валя глянула — словно плеснула в лицо небесной лазурью, кивнула:

— Пойдёмте.

Летником оказался сарай в огороде.

— Небогато, зато под крышей, — утешила Вера Ивановна.

Валя спросила:

— Тебя, студент, как зовут?
— Дмитрий Чистов.
— Устраивайся, Дима, да приходи в избу завтракать.

Ушла, легко ступая. И утянула за собой Димкин взгляд.

Вера Ивановна заметила, вздохнула:

— Ты, парень, только смотри, не обидь её. Ей и так досталось — на руках брат больной…

 

В доме Чистов увидел Толю — худого парня с безумным взглядом. Он неуклюже держал ложку, не в лад рукам открывал рот, ел ни на кого не глядя. Поев, ушёл молча.

— Что с ним? — не удержался Дима.

Валя вздохнула:

— Контузия. Тётя Вера — знахарка, восьмой год лечит. На ноги поставила, а разум пока не вернула. Но обещает. Мы потому и живём здесь, что в другом месте нам никто ничего не обещает…

Разомлев от еды, Дима уснул в летнике.

Через пару часов проснулся и решил сходить к монастырю. Собрал этюдник, вышел. В огороде увидел белый платок и отчего-то разволновался.

Валя посмотрела издали — словно потянула за невидимую верёвочку, и Дима пошёл к ней… Внезапно под ногу ему попал камень, перед глазами возник лопух, по затылку ударил этюдник.

Через пару часов проснулся и решил сходить к монастырю. Собрал этюдник, вышел. В огороде увидел белый платок и отчего-то разволновался.

— Ах ты, батюшки, — заохала Валя. — Ну-ка, покажи…

Она осматривала его локоть, а он боролся с искушением обнять её.

— Больно?
— Нет.

Дима едва сдерживался. Казалось, от напряжения воздух между ними искрит... Но вдруг в доме хлопнула дверь, и… будто щёлкнул невидимый выключатель. Валя шагнула в сторону:

— Ты куда шёл-то?
— Работать.
— Туда иди. Там калитка…

 

Вернулся Чистов затемно. На столике обнаружил кувшин молока и каравай. На постели громоздился тулуп. Поев при свете луны, вытянулся под тёплой овчиной.

И приснился ему странный сон: будто идёт по лунному лучу неземной красоты женщина. Обнажённое тело прикрывают лишь длинные светлые волосы. Она льнёт к Диме руками, ногами, губами… Он подаётся навсречу… Вместе они взлетают к небу и падают вниз. Взлетают и падают, взлетают и падают…

Ошеломлённый силой своей страсти, Чистов не сразу понял, что это не сон, что над ним — Валя в покрывале дивных волос… Почему-то не удивился, засмеялся и снова погрузился в сладкое наваждение…

А когда вынырнул в реальность утра, Вали рядом уже не было.

 

…Она развешивала во дворе бельё. Улыбнулась светло, поздоровалась ласково.

Он подошёл, обнял, уткнулся в волосы, собранные высоко на затылке, вдохнул травный запах.

— Я тебя во сне видел…

Засмеялась:

— К дождю, должно быть. Ступай в избу, там каша на столе.

Уходить не хотелось, но Валя гнала его, беспокойно оглядываясь.

— Ты кого-то боишься?
— Не надо, чтобы Толя нас видел.
— Он же тебе не муж и не сын.
— Зато я ему — всё…

Он подошёл, обнял, уткнулся в волосы, собранные высоко на затылке, вдохнул травный запах.

Отвечала она скупо, и Дима ушёл...

 

У развалин уже трудились Зорин и Полева.

— Ещё не пришиб тебя чокнутый братец? — тревожно спросила Лена. — Баба Катя сказала, он прошлым летом едва не убил какого-то фольклориста.
— Ещё чего тебе старая сплетница наговорила?
— Они близняшки. Валя после школы поступила в универ, а Толю призвали в армию и отправили в Чехословакию. Представляешь?

Дима представлял плохо. Когда в Прагу входили советские танки, ему было всего одиннадцать лет…

— Потом родителям сообщили: пропал без вести, — торопливо выкладывала Лена. — Мать слегла, отец запил, а Валя бросила учёбу и поехала брата искать. Нашла в красноярском госпитале парализованного, без памяти. Устроилась туда санитаркой. Там с Верой Ивановной познакомилась. Они Толю сюда привезли, вроде травами лечить. Но на самом деле Вера колдунья. Она и Валю учит, — голос у Лены задрожал. — Селит к ней одиноких мужчин, чтобы привораживала. Вдруг останется кто, а то ведь умирает деревня…

Дима рассмеялся, но на душе сделалось неуютно.

 

…Ночью он долго играл в гляделки с Луной, ждал. Не выдержал, уснул. Проснулся от прикосновения горячего тела. Щекотно скользнули по коже душистые волосы… «Может, и правда, ведьма», — подумал равнодушно, улетая то ли в рай, то ли в преисподнюю.

 

…Днём Чистов неистово работал, во всём ощущая Валю: в деревьях — её тонкую фигуру, в траве — шелковистые волосы, в озерной глади — ласковые ладони… А ночью, когда силы тьмы раскачивали небесные качели, взлетал к Луне, постепенно теряющей очертания круга.

Днём на него укоризненно смотрели заплаканные глаза Лены, а ночью он не мог оторвать взгляда от колдовской игры лунного света на обнажённом женском теле…

С Толей не встречался. Уходил рано, возвращался, когда тот уже спал. В сумасшедших ночных полётах Валя о брате не вспоминала…

 

Время замедлило ход…

Подтолкнул его Зорин:

— Всё, Димон, — заявил он Чистову, упоённо рисующему лесное озеро. — Пора обратно в цивилизацию.

— Всё, Димон, — заявил он Чистову, упоённо рисующему лесное озеро. — Пора обратно в цивилизацию.

Дима опешил. Быстро собрал этюдник, побежал в деревню.

Во дворе Толя неловко рубил дрова. Валя, что-то ласково приговаривая, складывала их в поленницу.

Дима сгрёб женщину в объятья:

— Я люблю тебя, поехали вместе!

Она вывернулась, глянула холодно:

— Нет! Толю не брошу. Никогда!

Он снова обнял её, словно уговаривал всем телом:

— И его возьмём… Есть специальные дома для инвалидов…

И вдруг через Валино плечо увидел побелевшего Толю с вознесённым над головой топором. Жутко завывая, Толя шёл на них.

Валя оттолкнула Диму, метнулась к брату:

— Толюночка, миленький… это я, я, смотри сюда…

Она ловила в ладони его лицо, держала взглядом зрачки:

— Я здесь… я с тобой…

И уластила, успокоила. Толя затих, расслабился и… штаны его вдруг намокли — он описался.

Валя нежно повела его прочь, приговаривая:

— Ничего, родной, сейчас в баньке помоемся, переоденемся…

Диму затошнило. Он ещё постоял, отдышался и ушёл в летник.

Долго лежал в полумраке. Заснул, проснулся, опять заснул, во сне продолжая прислушиваться: не идёт ли Валя.

Она не пришла.

Встал Чистов совершенно разбитым. Вяло собрал вещи.

Во дворе Валя молча протянула ему корзинку с едой. Синие глаза плакали сухо, без слёз.

Дима хотел обнять, поцеловать, наткнулся на отстраняющий взгляд и не посмел.

Во дворе Валя молча протянула ему корзинку с едой. Синие глаза плакали сухо, без слёз.

 

Дома случилось непредвиденное: Чистов запил. А потом попытался повеситься. Собутыльники вынули его из петли и вызвали «скорую»...

Через месяц мать забрала Диму из больницы и позвонила Лене Полевой.

Лена не упрекала, не утешала, просто всегда была рядом — надёжная, спокойная.

Год спустя похудевший, молчаливый Дима восстановился в вузе и на «отлично» защитил серию сибирских пейзажей. Среди них выделялся вид освещённого полной луной таинственного озера с одиноким белым лебедем у берега…

***

В картинах известного живописца Дмитрия Чистова все искусствоведы, в том числе и знаменитый галерист Игорь Борисович Зорин, отмечают бушующую энергию жизни. Источником этой неутихающей с годами чувственности специалисты называют жену мастера Елену Михайловну Полеву — его Музу и Берегиню.

Дмитрий Павлович этого мнения не опровергает.



 

Ваше мнение 25  

Оставить комментарий

Лучшие комментарии

  • Дима и Валя из разных миров, поэтому им не суждено было быть вместе, Валя это хорошо понимала. Хорошо написано, правдоподобно, герои живые, история цепляет читателя.
  • Лариса / 14 ноя 2014
    О! Не зря зашла. Плюс, конечно, хотя осталось ощущение, что рассказ сильно сокращён. Выкроен, так сказать, из большого произведения))) Ведь так? Специально для Глории маленький ликбез по поводу отношения к инвалиду: 1) люди, страдающие нарушением мелкой моторики, могут без проблем совершать силовые действия; 2) подлинная забота об инвалиде не в том, чтобы оградить человека от работы, а в том, чтобы помочь ему постоянно расширять свои возможности - это называется реабилитация. Парень колет дрова под присмотром сестры и в спокойном состоянии - опасность минимальная и уж никак не смертельная ))) не надо передергивать))). К вопросу о верю\не верю: индивидуальный опыт читателя может сильно противоречить опыту автора. Но литература существует ещё и для знакомства с иным опытом. Последний абзац собирает всё произведения, без него вообще непонятно было бы, зачем всё это написано. Молодец, Оша, будет жаль, если Вы уйдёте с конкурса, как Ольга Ку (не думаю, что вы с ней одно лицо), Лю, Яра, Летиция и другие сильные авторы.
  • Ошо, читаю Вас как всегда читаю хорошую качественную литературу - медленно, перечитывая предложения по несколько раз, смакуя фразы и создавая в голове образы. После прочтения поймала себя на том, что на какое-то время выпала из реальности, полностью погрузившись в созданный Вами мир. Спасибо за рассказ! С нетерпением жду следующие ))
  • Так в последнем-то абзаце как раз и сбылись все загаданные желания.
  • Мда. Очень жизненно. И написано прям профессионально. ++++++
  • Вера / 1 янв 2015
    Спасибо! Очень и очень мне понравилось.
  • Поздравляю с победой!
  • дааа разбудила женщина душу художника через постель))) бывает. Плавали, знаем)))
  • Чипулёнок (ПерекатиПоле) / 22 ноя 2014
    Как я удачно зашла! Просто восхитительный рассказ, слог чудесный. Оша, спасибо за удовольствие! Плюсище))
  • Клуша (Новокузнецк) / 21 ноя 2014
    А у меня на последнем абзаце мурашки по коже "пробежали". Сегодня, спустя несколько дней - ощущения те же. Видимо, Валя, заворожила и меня)
  • Елена / 21 ноя 2014
    Автор, бесспорно, талантлив. Тоже есть ощущение сжатости, но в любом случае рассказ хорош.
  • Спасибо большое всем за отзывы. Особенно критические. К сожалению мой компьютер почему-то не позволяет ответить каждому в отдельности. Когда-то давно я училась живописи, но работаю в другой сфере. Писать нравится, но понимаю, что мне ещё учиться и учиться! Поэтому благодарна тем, кто прокомментировал рассказ. Классный сценарий НАМРУТ АМУ мог бы стать сериалом ужасов))) лишь бы не сбылся в реале ))
  • Ирушка / 17 ноя 2014
    Так красиво написано, автор сама художник? ТОлько не поняла почему Зорин командует когда им пора уезжать из Сибири? Дима там за главного, его идея, Игорь с Леной навязались за компанию. Толю на ноги знахарка поставила, а разум пока не вернула, а он топором машет?
  • Мне понравилось. Красиво и чувственно написано.
  • Комментарий набрал слишком много минусов. Показать.
  • Лариса / 14 ноя 2014
    О! Не зря зашла. Плюс, конечно, хотя осталось ощущение, что рассказ сильно сокращён. Выкроен, так сказать, из большого произведения))) Ведь так? Специально для Глории маленький ликбез по поводу отношения к инвалиду: 1) люди, страдающие нарушением мелкой моторики, могут без проблем совершать силовые действия; 2) подлинная забота об инвалиде не в том, чтобы оградить человека от работы, а в том, чтобы помочь ему постоянно расширять свои возможности - это называется реабилитация. Парень колет дрова под присмотром сестры и в спокойном состоянии - опасность минимальная и уж никак не смертельная ))) не надо передергивать))). К вопросу о верю\не верю: индивидуальный опыт читателя может сильно противоречить опыту автора. Но литература существует ещё и для знакомства с иным опытом. Последний абзац собирает всё произведения, без него вообще непонятно было бы, зачем всё это написано. Молодец, Оша, будет жаль, если Вы уйдёте с конкурса, как Ольга Ку (не думаю, что вы с ней одно лицо), Лю, Яра, Летиция и другие сильные авторы.
    • "Парень колет дрова под присмотром сестры и в спокойном состоянии - опасность минимальная и уж никак не смертельная" Да неужто так, Лариса? Я , конечно, не специалист, но по тексту Толя серьезно болен и абсолютно непредсказуем, были прецеденты. ( "Баба Катя сказала, он прошлым летом едва не убил какого-то фольклориста"). А если "влюбленный фольклорист" едва уцелел, почему Лена позволила Диме "сгрести себя в объятия", явно провоцируя брата с топором в руках? Кстати, почему бы Вале не использовать физическую силу влюбленного парня и не попросить Диму поколоть дрова? Впрочем, это всего лишь мое восприятие данного текста, я никому его (восприятие) не навязываю. Так что расслабьтесь и получайте удовольствие, Лариса)))
      • Глория / 14 ноя 2014
        Пардон, ошибочка вышла. Не Лена - Валя)))
      • Валя поступает неразумно, но ее поступки не противоречат образу который описала Оша. Валя странная, не такая, как все, и поступки у не как у всех.
  • Прекрасный слог, яркие метафоры. Читала с наслаждением, хорошо понимая, что автор мастерски подводит читателя к кульминации, автору, видимо, доставляет наслаждение щекотать читателю нервы)))) Дошла до того места, где Толя (который за обедом «неуклюже держал ложку, не в лад рукам открывая рот») рубит дрова, и - все очарование пропало… Словно корова языком. НЕ ВЕРЮ! Какой адекватный человек, тем более любящая сестра позволит взять в руки топор контуженному, неадекватному человеку? Это смертельно опасно в первую очередь для самого Толи! Если уж он ложку мимо рта проносит, то топор себе на ногу уронить или руку нечаянно отрубить ему раз плюнуть! Поэтому все дальнейшее действо я (простите, Оша!) я воспринимала как фарс. Мокрые штаны Толи улыбнули и вызвали ассоциацию с Лоуренсом Джемисоном (помните фильм «Отпетые мошенники»? Эпизод, когда герой Стива Мартина разыгрывает придурочного братца Фредди и просится за столом сделать «пи-пи»). Вообще говоря, Оша все чаще напоминает меня большого мастера опусов «на разрыв аорты» Ольгу Ку. Она постоянно участвовала в литконкурсе Клео года три- четыре назад, потом исчезла… Может, вернулась? )))) Уж больно похож невероятно "вкусный"язык Оши на стиль Ольги. Да и дивные метафоры Оши, так же красивы и нежны как и Ольги: "плеснула в лицо небесной лазурью», «матово белую, как яичко, и такого же плавного абриса щёку женщины» (это летом-то, у деревенской женщины?)
  • Мда. Очень жизненно. И написано прям профессионально. ++++++
    • Мати (Симферополь) / 14 ноя 2014
      Оша, сознайтесь, Вы издаете свои произведения?
  • Mati (Симферополь) / 14 ноя 2014
    Очень "вкусный" рассказ. Смаковала каждое предложение. Конечно, плюс
  • Дима и Валя из разных миров, поэтому им не суждено было быть вместе, Валя это хорошо понимала. Хорошо написано, правдоподобно, герои живые, история цепляет читателя.
  • Ошо, читаю Вас как всегда читаю хорошую качественную литературу - медленно, перечитывая предложения по несколько раз, смакуя фразы и создавая в голове образы. После прочтения поймала себя на том, что на какое-то время выпала из реальности, полностью погрузившись в созданный Вами мир. Спасибо за рассказ! С нетерпением жду следующие ))
  • Хоошо, но последний абзац все испортил- как будто не рассказ, а заметка в газете. Если бы его не было, то от меня плюс был, а так нейтрально.

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору