На главную
 
 
 

Дайте, дайте порулить...
Автор: Галина Галкина / 24.01.2003

Дайте, дайте порулить...Нет, не любят господа водители наш слабый женский пол на дорогах... И никаких скидок на то, что он слабый... А может быть и есть за что? Врываясь на суровую мужскую дорогу на своих "ласточках", "гномиках" и "коломбинах", барышни за рулем ведут себя так, как будто они на балу в офицерском собрании, а не в пробке на Садовом кольце.

Когда в очередной раз, мерзко обругивая дорожную террористку, мой друг лихо вывернул из под встречного КАМАЗа, я поняла, что пора садиться за дисплей. Так и родилась эта правдивая история, в которой мне просто пришлось быть пассивным участником...

Месяца три назад меня познакомили с одной очаровательной барышней, которой я должна была помочь закончить рабочий проект. Работы было много, но, в конце концов, мы ее успешно закончили, и по этому случаю захотелось отметить все это в кафе.
- Пусть за нами заедет мама, - предложила она, намекая на определенные нетрезвые возлияния.
- Пусть, - покладисто согласилась я.
Мы стали поджидать маму.

Минут через двадцать к офису как-то боком подлетел ярко-оранжевый Москвич, очень странного вида и весьма преклонного возраста. Из него выглянула улыбающаяся женщина в красном брючном костюме и приветливо помахала нам рукой. Возраст и манеры водительши никак не предполагали легкомысленности, и я беспечно запрыгнула вовнутрь. Хозяйка и дочь расположились на переднем сидении...

Москвич чихнул, вздохнул и неожиданно прыгнул вбок. С минутку постояв, словно собираясь с силами, он поскакал дальше. Прискакав на перекресток и растолкав своими оранжевыми боками солидные иномарки он опять вздохнул и почему-то заглох. Потом наш Москвич стал эротически нежно, но все теми же скачками прижиматься к могучему Опелю, несмотря на все протесты его хозяина. Тот опустил стекло, посигналил и выразительно постучал костяшкой себя по лбу. Наш рулевой даже не заметил такой реакции. На зеленый мы, конечно, вырвались первыми, я уже смирилась с неизбежностью, мысленно попрощавшись с родственниками и друзьями и отмерив себе жизни максимум минут на тридцать. Правда, никто из соседей на перекрестке не стал нас догонять, и мы зигзагами ускакали со светофора впереди всей иномарочной кавалькады. Даже если бы кто-то из иномарок открыл бы по нашему Москвичу прицельный огонь, то он вряд ли достиг цели, так резво мы прыгали поперек дороги, одновременно занимая все четыре полосы. Рядом с нами иногда появлялись случайные Волги, но, пугаясь наших загадочных маневров, они тут же отставали, либо спешили свернуть в тихие переулки. Неожиданно для меня мы все таки живыми доскакали до кафе.

Затем мы три раза пытались задавить охранника на платной стоянке, но безуспешно, уж очень он попался верткий. Тем не менее, в конце концов, мы его здорово напугали, и он, решив не искушать судьбу, сбежал, не взяв с нас причитающийся ему червонец.
- Господи! Кажется жива, - пронеслось в моей голове, - больше ни за что сюда не сяду.

Тихое и маленькое кафе, к счастью, в непопулярном районе центра Москвы умиротворяло. Салат был не помятым, музыка - французской, а рыба зажаренной только что, а не по пятому разу разогретой в печке СВЧ. Мама оказалась веселой и приятной женщиной 45-48 лет. Мы мило беседовали, но вдруг Леночка, а так звали мою барышню, вскрикнула на повышенных тонах:
- Мама, не пей! Ты же за рулем!
- Так это же пиво, - невозмутимо парировала мама, - в Мексике его все водители пьют...
- Так это в Мексике, и водители...
- Я уже 6 лет за рулем, - обиделась мама, - и что мне будет, с двух бокалов? Да не порть ты никому настроение. Или ты что, хочешь сказать, что я хуже тебя вожу? - Философски закончила она свой монолог.
Настроение пропало окончательно, и я заторопилась домой...
- Сейчас мы тебя довезем, - пообещала спортивная мама.
- Да нет, я на метро, - пискнула я безнадежно.
- Нет, до метро тут далеко, - давила на меня мама.
Поняв, что спорить с ней бесполезно, надеясь только на бога и ГИБДД, я сдалась.

Мы опять, но уже не так легко, загрузились в Москвич и тяжело поскакали. На этот раз нам все время мешал коварный, красный свет.
- Мама, красный! - считала я вопли...
- Так ведь нет никого, - как-то спокойно реагировала мама.
Ошарашенные водители в счет не шли.
- Лучше выгляни, посмотри - сзади никого нету?
Конечно, к метро мы подъехали не в том ряду.
- Я включу аварийку и приторможу, а ты проскочишь, а то мне тут не развернуться, - пояснила мама...
Я обреченно кивнула.

Под трели милиционера, скрежет тормозов, рыночную брань и увертываясь от бесконечного числа машин, я перебегала Таганскую площадь как неудачник-самоубийца, решивший прихватить с собой на тот свет еще и пару Мерседесов.
Перепрыгнув через грязную трубу, отделяющую тротуар от дороги, я нырнула в такое родное мне метро...

Нет... Никогда, ни до этого, ни после я ни чувствовала такой нежной любви к мужчинам-водителям, общественному транспорту и пешим прогулкам...



 

Обсуждение 51  

Оставить комментарий
Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору