На главную
 
 
 

Звонарь
Автор: Фотиния / 15.01.2004

ЗвонарьОдной ступеньки не хватает - на третьем пролетё. ...Заделать щель в стене - снегу за ночь наносит... Не зацепиться за крюк на предпоследней площадке... Перила совсем расшатались... Люк. Спиной его... Приморозило за ночь. Пошел.

Было еще темно. Но с одной стороны небо было чуть светлее, и можно было различить силуэты трех домов на холме. В одном горело окошко: бабка Дарья собиралась к заутрене. Где-то лаяла собака, нарушая тишину. Звонарь Григорий стоял на деревянной колокольне, держась одной рукой за хлипкие перила и вдыхая чистый морозный воздух, слегка пахнущий дымом. Сколько раз уже он поднимался сюда, но каждый раз его охватывал неизъяснимый трепет при виде расстилавшихся пред ним просторов: деревеньки, где он вырос, полей, леса, речки. Казалось, вот так бы он и стоял, и ничего больше не нужно бы было. Все уже запечатлено в этом замерзшем пейзаже, от которого веяло таким теплом. Он постоял с минуту, прислушиваясь к стонам старой колоколенки, смахнул рукавицей иней с бороды, перекрестился и встал поудобнее.

Отец Григория был звонарем. И дед его тоже был звонарем. Был ли звонарем его прадед, Григорий не знал, но всем говорил, что сколько Фроловы свой род ведут - все мужики были звонарями. Он помнил, как еще мальчиком часто залезал на колокольню вместе с отцом. Как закрывал уши руками и смеялся, когда отец выводил перезвон. Помнил, как отец начал его учить звонарской премудрости: различать колокола, перезвоны, держать веревки, раскачивать язык большого колокола. Помнил Григорий, как, когда ему двадцать один год был, умер его отец, как пришел отец Игнатий справиться, будет ли он отцовское дело продолжать. Теперь ему было уже за пятьдесят, и он сам учил своего младшего, Алешку, всему тому, что сам когда-то перенял у отца. Иван, старший, уже три года как женился и уехал в город. Григорий стал замечать, что ему уже трудно каждый день карабкаться по ветхой лесенке на колокольню единственной на восемь деревень церкви. И он радовался, что Алешка так скоро управляется с колоколами, чувствуя, что самому ему уже скоро пора будет на печи сидеть.

Еще когда Алешка был маленький, Григорий понял, что родовое дело продолжится. Он видел в глазах сынишки тот восторг, который сам испытывал в детстве, стоя на колокольне и захлебываясь густым басом большого колокола. Когда все внутри проваливается куда-то, будто несешься на салазках с крутой горы - страшно и весело одновременно. Видел, как хотелось Алешке самому взять в руки плетеные веревки и наполнить эти безжизненные куски металла звуками. Алешка уже вполне овладел всеми хитростями, которым мог научить его отец, но Григорий не решался пока допустить его до дела. И не потому, что не доверял Алешке, а потому, что не мог представить себе, как он станет жить без этого утреннего пейзажа, без морозного воздуха и этого чувства - чувства гармонии и наполненности, чувства абсолютного восторга и единения со всем сущим.

...Григорий отогнал грустные мысли и зажал в рукавицах заледенелые веревки. "С Богом!" - сказал себе Григорий и качнул массивный чугунный язык. И опять ему вспомнилось катание с ледяной горы. Сперва медленно и неуверенно, затем все быстрее и быстрее, и вот, наконец, один металл касается другого, и над снежными просторами разносится, как потревоженная стая птиц, звук первого удара. За ним, еще висящим в воздухе, несется второй и третий. Казалось бы, за тридцать с лишним лет Григорий должен бы был привыкнуть к ежедневной работе, но каждый раз его поражал этот звук, ему чудилось, что день ото дня он становится толще, ниже, сильнее. И каждый раз, когда его окатывала мощная волна, его сердце замирало в каком-то священном ужасе. Руки сами делали свое дело, в то время как Григорий всей своей душой внимал сбивающим его звукам. Руки сами знали, когда надо переходить на перезвон, какие из веревочек дергать, какие - придерживать. А Григорий упивался происходящим, и в какой-то момент ему качалось, что он сам часть той силы, которая рождается здесь, в морозной вышине. И во все нарастающем экстазе он начинал петь, петь во всю силу голоса, вторя танцующему звону. Он чувствовал, что его сейчас разорвет на тысячи частичек, которые разлетятся в разные стороны и заглянут в каждый уголок этого мира, чтобы пропеть, возвестить, поделиться восторгом!..

И когда над испуганным лесом затухал последний удар, Григорий, закрыв глаза, чувствовал, что и сам он звучит, что они с этим последним ударом - как две струны, настроенные на один лад.

Тяжело дыша, Григорий прислонился к потрескавшемуся деревянному столбу. Колени дрожали, сердце неровно колотилось. Он смахнул со лба капли пота, кинул последний взгляд на деревню и стал спускаться в темный люк. Точно так же, как руки Григория знали каждую ниточку в колокольных веревках, его ноги помнили каждую ступеньку лестницы, которая была ровесницей старой бревенчатой церкви. Он всегда уверенно поднимался и спускался по ней в полной темноте, совершенно не нуждаясь в свече. И на этот раз он скользил рукавицей по отполированным руками нескольких поколений Фроловых перилам, без труда отыскивая ногой каждую следующую ступеньку, погруженный в себя, еще не отошедший от испытанных переживаний. Вдруг вместо привычного дерева, Григорий почувствовал под ногой что-то скользкое, понял, что падает, схватился за жердину перил, но та треснула, и Григорий покатился кубарем вниз по лестнице.

Очнулся он от резкого запаха, бьющего в нос. Нестерпимо болела нога. Сергей Николаевич, молодой врач из ближайшего села, увидев, что Григорий открыл глаза, с облегченьем вздохнул и отнял от его носа ватку с нашатырем.
- Очнулись, Григорь Федорыч? Ну, слава Богу! - Сергей Николаевич присел на табурет рядом с кроватью, на которой лежал Григорий. - Голова-то не болит? Вроде как несильно ушиблись - и ссадина небольшая. А вот нога плохо. Перелом. Не серьезный, но месяцок придется полежать. Шину я наложил - смещения не должно быть. Да вы мужик здоровый - заживет. Болит нога-то?
Григорий обвел взглядом незнакомую комнату. За доктором, нервно перебирая руками шапку, стоял усатый церковный сторож Матвей.
- Скажите Матвею спасибо. Он шум услышал, прибежал - а там вы. Думал, помер. Сюда, к себе притащил. За мной сынишку послал, Шустрый такой сынишка. Быстро добежал. Ну, вы не волнуйтесь - все заживет! - Сергей Николаевич был явно обрадован, что пациент пришел в себя. - Главное не вставайте, ешьте побольше, морсу клюквенного, мяса, если есть. А мне пора. Я к вам завтра еще зайду.
- Сергей Николаич, может, чайку? А то - водочки, а? - засуетился грузный, неуклюжий Матвей.
- Да и не знаю как-то... Разве чайку, - Сергей Николаевич повесил обратно на стул тулупчик и подсел к столу.

Сквозь разукрашенное морозом окно глядело красное солнце. Из церкви доносилось пение - шло причащение. "Это же сколько я пролежал-то, - подумал Григорий, морщась от боли в ноге".
- А спиртного - ни-ни! А то до лета валяться будете, - говорил доктор, жуя хлеб с малиновым вареньем и отхлебывая чай из лесных трав. - А главное, не вставайте. Домой-то вам, конечно, перебраться надо. Это вот пусть мужики соберутся и прямо так вот, с тюфяком, - на сани. А самому - не вставать. Это ни-ни.
- Спасибо, доктор! - просипел Григорий и задремал.
- А что, слышал, Матвей, говорят, большевики-то царя расстреляли? - обратился Сергей Петрович к сторожу.
- Да неужто же?! Да как же это так?
- А так вот. И всю семью его. А сейчас война. Белые и красные воюют.
- Вот ведь черти! Не навоевались еще, злодеи. А расстреливать-то за что? - негодовал Матвей.
- Ну, за что - оно всегда найдется, за что, - ухмылялся в чашку Сергей Петрович. - Но, говорят, правительственные-то побеждают.
- Красные, что ль?
- Они самые.

Когда уже начинало темнеть, к Григорию зашел отец Аркадий. Григорий лежал на своей кровати и дремал.
- Ну что, Григорий! Ранен при исполнении служебных обязанностей? - весело забасил отец Аркадий, подрагивая всем телом, - Как самочувствие? Ты не переживай, мы тебя живо на ноги поставим. Вот тут тебе матушка студня передала. Кушай на здоровье.
- Спасибо, батюшка! Благословите! - попросил хриплым голосом Григорий. Отец Аркадий размашисто благословил Григория широкой ладонью. - Как же это ты так в воскресный день, а? Кто же нам теперь к всенощной трезвонить будет? - с круглого, обильно поросшего волосами лица отца Аркадия не сходила снисходительная отеческая улыбка; только во время службы оно принимало серьезное, сосредоточенное выражение.
Алешка, до того игравший в углу с котом, встрепенулся и умоляюще посмотрел на отца.
- Батюшка, я вот сам думал. Может, Алешка мой, пока хвораю? Он парень смышленый. Поди, Алеша, сюда, - позвал Григорий.
Алешка в волнении подошел, смущенно глядя в пол.
- А сможешь? - повернулся к нему отец Аркадий, все так же улыбаясь.
- Сможет! Он со мной уже сколько раз... Да и учил я его. Видно, Господь так порешил, что уж пора мне. А то все сам не решался никак. Думал все с вами поговорить, Сможет, сможет. Парень-то смышленый. - Григорию было тяжело говорить: нога болела, в висках стучало.
- Ну, хорошо. Приходи. К полшестого. Скоро уже. Часы-то есть?
- Да я так знаю. Скажу. Придет, когда надо, - Григорий чувствовал одновременно и облегчение, что все так, само собой случилось, и какую-то грусть, которая давила на сердце. - Придет. Когда надо, - повторил он.

Отец Аркадий отказался от предложенного женой Григория Верой чая и, весело прощаясь, еще раз ободрив Григория, шумно ушел.
- Ты сам-то осторожнее будь, не грохнись часом, - давал последние наставления уже одетому Алешке Григорий. - Помнишь, там, на третьем пролете, ступеньки нет. Ну, с Богом!
Следом за Алешкой ушла в церковь и Вера, оставив мужу кружку морса и остатки воскресного пирога.
Боль в ноге немного утихла, и под веселый колокольный перезвон Григорий провалился в сон.
Разбудили Григория крики. И выстрелы. Проснувшись, он попробовал было вскочить на ноги, но острая боль заставила его в страшном волнении лечь обратно. За окном ничего не было видно.
Вдруг дверь распахнулась, и в избу вбежал Матвей. Он был без тулупа и шапки.
- Беда, Григорий! Большевики пришли. Говорят, от правительства нового. Война, говорят. Они прямо во время службы. Батюшку-то вывели - и к стене. Алешка твой - на них, ну и... Убили твоего Алешку, Григорий.
У Григория перехватило дыхание. Все поплыло перед глазами. В избу ввели голосящую Веру.
- Гришаааа! Гришаа!! Горе!! Горе-то какое! Что же будет-тооо! Алешенькааа!! Алешенька-то наааш! Сыночеек! Гооореесс!! - рыдала на груди у Григория Вера. - Изувеееры! Сыноооочек мой!!! Алешенька-аа! Грншааа!!!
Через день хоронили отца Аркадия и Алешку. Отпевать их было некому, да и не разрешили бы, наверное. На кладбище собрались всей деревней. Григорий за эти два дня не проронил ни слова. Лежал лицом к стене. Иногда плакал. Даже с радостным Сергеем Николаевичем, пришедшим его проведать, говорить не стал. Только на третий день он приподнялся на локтях, услышав несколько глухих ударов со стороны церкви.
- Поди узнай, что там, - сказал он жене. Вернувшись, Вера рассказала, что по распоряжению большевиков с колокольни сбросили колокола.

Узнав об этом, Григорий впал в забытье. Ему чудилось, что он опять маленький, что они с отцом стоят на колокольне и смотрят на красный летний закат за лесом. Потом оказывалось, что это не его отец, а отец Аркадий. который пел басом "Многая лета", а сам Григорий подыгрывал ему на колокольцах. Затем Григорию казалось, что он - это большой колокол, и ноги его - это чугунный язык. И вот он качает ими, и раздается звон. И от каждого удара боль в ноге все больше и больше. И туг же Григорий летел на салазках с огромной ледяной горы, которая вдруг исчезала, и он падал, падал в черную пропасть.

На следующий день, так и не очнувшись, Григорий умер. После его смерти Вера помешалась и через неделю ее нашли повесившейся в хлеву.

Дом Фроловых заняли большевики. Затем деревню захватили белые, но продержались в ней не больше недели. А мальчишки еще долго рассказывали друг другу, что, если забраться в полнолуние на ночь на чудом устоявшую колокольню и прислушаться, можно услышать, как над деревней звучит колокольный перезвон.



 

Ваше мнение 107  

Оставить комментарий
  • Филологи рекомендуют / 13 окт 2005
    Кто-то там рекомендовал разместить творчество автора на литературном сайте? Есть один хороший: litosfera.h12.ru
  • Verochka L / 15 мая 2004
    Ну самый лучший рассказ! Сильно написано, но как-то нежно очень. За душу задело, аг слези навернулись. Мне очень понравилось.
  • Сильно. И стиль мягкий и глубокий. Большое спасибо.
  • Ona samaja / 24 фев 2004
    За душу берет.
  • Я потpясена!Если рассказ действительно был написан данным автором - ПЛЮСИЩЕ!
  • Ксюша / 11 фев 2004
    Мне очень понравилась эта история.Сейчас я читаю Тихий Дон, уже 3-ю часть и спрашиваю себя и всех вокруг:ну за что, ради чего столько людей погибло и столько переломанных судеб....
  • Юлия / 8 фев 2004
    На дворе 21 век! А мы все копаемся в том, что было до 1913 года:( Автор, безусловно, талантлив, но тема специфическая и для современного читателя не интересная: чтобы понять Истину не надо возвращаться в далекое прошлое, её можно узнать и в настоящем. Ведь для этого существует творчество в любых его жанрах... Или я не права;)?
  • Аноним / 5 фев 2004
    Удивительно трогающий за душу рассказ - прямо до слез. Как будто вывернута наизнанку чужая душа...(
  • Аноним / 31 янв 2004
    Чудестный рассказ. ИМХО - в двух местах фактические неточности: за веревки дергают только маленькие колокола, да и сколько веревок можно дергать? Веревки обычно привязаны к стене и звонарь на них нажимает, как на клавиши. Второе - селом называется поселение с церковью, деревней - без церкви. Язык чудесный, природа волшебна.
  • Елена / 26 янв 2004
    Действительно-замечательно, думаю автор заслуженно претендует на победу.
  • Проникновенно!+
  • Очень красиво, стильно, гармонично, сразу же видно, что у автор очень талантливый человек, по моему это едиственный рассказ, про который нельзя сказать "чтиво"... просто очень хорошо
  • Прочла только со второго раза до конца. В первый раз настроение было для прочтения легкого рассказа. Автору огромное спасибо за труд! На Клео, кажется, такой грамотной работы еще не было.
  • вероника / 20 янв 2004
    Мне понравилось очень!твердая 5!
  • Пуговка / 20 янв 2004
    Даже не могу оценивать - сильно!
  • Нельзя сказать, что приятно читать-слишком страшно.Но правда часто бывает страшной.+
  • Что бы помнили. Удивительно, но и мне это не чуждо сама звонарь, хоть и считается, что это не женское дело. Тяжело нам сейчас собирать все искуство зона по крупицам, не осталось звонорей после революции. Но уже есть новые школы в Москве, Ярославле, Минске. Вновь звучит звон над нашей родной землей. И не передать вам словами тех чувств, когда в твоих руках рождается праздничный перезвон.
  • Несомненно плюс.Очень душевно.
  • Великолепно! Огромный "+"!!!
  • Алекс / 16 янв 2004
    Так держать! плюс-плюс-плюс! Спасибо автору!
  • Нинель / 16 янв 2004
    ++++++ +++++++ +++++++++++++++++ ++++++++++++ +++++++++ ++++++ ++++++++++ +++++ ++++++++++ ++++ +++++++ ++++!!!!!!! !!!!!!!!!! !!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!! !!!!! +++++++++++++++++++ +++++++++++++++++
  • Машунька / 16 янв 2004
    Очен сильно! Автор, огромное спасибо! Есть над чем подумать. очень талантливо написано. + в 10 степени! певое место января
  • Николай / 16 янв 2004
    Из списка всех конкурсных историй, эта явно отличается. Спасибо автору за то, что подарил нам нечто новое! + однозначно
  • А в 80-м отзыве Что???????
  • Рассказ очень понравился. Описание деревни на рассвете, подъем по старой лестнице, морозный воздух!+
  • Большой- прибольшой +! Очень понравился рассказ. Профессионально написано. МОЛОДЕЦ!
  • Максим / 16 янв 2004
    Рассказ очень толковый! это бесспорно! +++++ (по пятибальной системе). жалко, только , что из отзывов сделали бессмысленный чат! но, с другой стороны, доказывает лишь то, что мимо нельза пройти равнодушно.
  • Елена / 16 янв 2004
    Однозначно ОГРОМНЫЙ +!!! Прочитав рассказ, в душе осталось немое ощущение. рассказ заставил задуматься. а это, я считаю, очень важно, когда произведение затрагивает нас и мы крутим его у себя в голове. большое спасибо. Я бы смело дала первое место!!! тем более, столько положительный отзывов!
  • Аноним / 16 янв 2004
    ++++греат и лике ит.. и виш то хаве ангел тоо... веры сад вхат ёу цант хеар хис адвице вхен ёу реаллы неед хелп...
  • Я с теми, кто предлагает первое место за рассказ. Я тоже ничего лучше на Клео не читала. И то что “все умерли” пусть вас так сильно не коробит, потому что эта деревенька ещё хорошо отделалась, а многие деревни и хутора иногда уничтожались полностью с приходом большевиков. Моему селу повезло больше, дедушка рассказывал, что к нам пришли “хорошие” красные. Они никого не убили и в ссылку не отправили, а только отобрали землю, всю живность и продукты. То, что после этого наступила голодная зима и почти треть населения умерла от голода, не считается. Я полностью согласна с >Z*Z< - такой рассказ не на Клео надо было посылать. Автор, у вас талант! Спасибо за то, что не даете забывать прошлое. Успехов!
  • Манногре / 15 янв 2004
    Девушки - Пчела, Сова, Самира и ZZ - не ссорьтесь. Рассказ сильный, но не без недостатков. Скудно прописана тема революции, есть исторические несоответствия и несовременные рассказу характеристики вроде "при исполнении служебных обязанностей", вообще способ привязать гибель звонаря к революции и итоговый колокольный звон-привидение сильно портят картину. Есть три-четыре места, где бы я посоветовала обойтись без эпитетов вроде "правительственные побеждают" - не стали бы сами мужики так говорить, больно мудрено это для деревни. Царь-батюшка, а цареубийцы - не "правительственные", а скорее "бунтовщики". Т.е. стилизация почти удалась, я тоже долго была под впечатлением "дежа вю" и слизанности с классиков. Однако ставлю автору твердый плюс, язык уж больно хорош. Но! Пока в рассказе не начнут "плющить груди" об мужественную грудную клетку, толпа-тусовка не будет кричать в каждом отзыве, что это шедевр, нетленка, грамотная логика и первое место за последние несколько месяцев. Не верите? Вон, новый рассказ вывесили, "черный конь" в духах и кожаных сиденьях есть - и поклонницы сразу набежали.
  • Ромис / 15 янв 2004
    Рассказ,ааа так себе...Слышали,читали не один раз...(сначало конечно агрессию вызвал какую-то необъснимую) Дааа, живу внутри садового кольца (Чистые Пруды),не коренной москвич,переехал а 1993 году,нравится...Живем пока...А те, кто думает, что в Москве легко и всё на блюдичке,добропожаловать...Только зарегистрироваться не забудьте=))) А кто найдет деревенщину которая сможет в 20 лет получиить диплом (МГТА) и при этом стаж работы 3,5 года по специальности.(бухгалтерия)..И еще успевает потусить, и кое-какими делами заниматься...тащите ко мне! найдём применение.
  • Аноним / 15 янв 2004
    Не в тему, но уже ДОСТАЛО!! а ты, 73, ЧТО на своем Урале ела? :)) Подумаешь, Япония, Европа тоже не плохо. Хоть бы действительно смотрели, на какую статью отзывы пишут, уральские вы наши.
  • Вот мы теперь и пожинаем плоды этих недоумков и недоучек - большевиков!! Когда люди считают,что они могут судить других людей, и тем более отнимать жизнь у них, то это страшно! Как то после рассказа болью отозвалось все рассказанное дедом, как их тоже раскулачили, отправили в Сибирь, убили его отца. Просто за то,что у них была мельница,и они были чуть богаче,чем их ленивые и нерадивые соседи. Я благодарна Вам за то что Вы написали эту грустную,но правдивую историю. Чтобы помнили!!!!
  • Пчела / 15 янв 2004
    Ну неужели трудно посмотреть в какую тему пишешь??? Это ж отзывы на рассказ, а не спор о Москве и провинции.
  • А я поддерживаю автора статьи. Москву ненавижу. Сама родом с Урала. Прописка в Питере, вернее ее отсутствие, заставило уехать меня за рубеж. И теперь я очень счастлива. А всех москвичей - сытых и ленивых мне жаль. Господи, что вы едите? Это вам только так кажется, что вы живете лучше всех. Уверяю вас, мне в Японии живется намного лучше. Да пропади она пропадом - белокаменная ваша!
  • МОСКВИЧ / 15 янв 2004
    Мнение типично отрицательное. Статья фашистская. Типичный призыв давай бить москвичей!!!
  • За рассказ +. за обсуждения - милые женщины!Неужели в жизни Вам не надоели склоки?...
  • Аноним / 15 янв 2004
    Ужас какой, ну что сотворили из отзывов... прям митинг... :( по делу: у меня тоже было чувство легкого дежа вю, плюс к тому глаз зацепился за странные опечатки, похожие на ошибки распознавания ("и" vs."н" и так далее). но это так, к слову... а вообще-то мне очень понравилось. хотя и не типично конечно
  • Последний месяц все хорошие расскази на клео попадаются! Неуйто редакция “исправилась”? Хороший, добротный рассказ. Спасибо автору! +
  • 67 отзыв: АААА! Прошу меня простить, я действительно перепутала! Сова и Пчела-извините!)
  • Согласна с Самирой в 26 отзыве. между плюсом и минусом, наверное все-таки ближе к положительной оценке.
  • Пчела / 15 янв 2004
    ZZ Что - бывает? И в чем призналась? Я НИКОГДА не подписываюсь чужими никами тут. К тому же у нас тут есть Сова - зачем же мне это делать? Уж в чем-чем, а том что я подписываюсь чужими именами меня упрекнуть никак нельзя, поверьте.
  • Пчела, 33-мои..“Приличный”... Хм... Ну, скажем так, нормальный:)))) Ну несовсем себе, хотя и себе тоже:))) Благодарю за поздравление!:)) 62 отзыв: Ага! Признались!) Со всеми бывает)
  • >Z*Z< 15.01.2004 чт 14:36 Пчела и Сова - это не одно и то же. С одной стороны, конечно - крылатые живые существа. Но пчёлка маленькая такая, пушистенькая, а я большая и ночная. Так что 39-й отзыв я корябала своим крылом. А пчёлка в это время мёд собирала.
  • Сложные чувства вызвал рассказ. Написан в хорошем стиле, особенно понравилось начало, описание всего этого действа с колоколами, ощущения звонаря- ярко, сильно, пронизывающе. Но почему-то весь рассказ не покидало ощущение, что когда-то я его уже читала. Да простит меня Автор, если я ошибаюсь, действительно, в такой несовременной манере история написана, да и тема сама по себе (про белых и красных)уж совсем древняя. Поэтому оценивать рассказ не могу, простите.
  • Пчела / 15 янв 2004
    ZZ, отрекусь-таки)) 39 Отзыв подписан Совой))
  • Пчела / 15 янв 2004
    ZZ, а 33 Отзыв – не Ваш разве? Цитирую: «Наверно, в силу своей интеллигентности и приличного ума» Согласна, укор мне справедливый – не написано «сильный», написано «приличный» ум. Но вопрос прежний: что же такое – «приличный ум»? И чем он отличается от неприличного?))) Так это Вы пиар себе тут делали? Ну, поздравляю)) Успешно!
  • 54 отзыв, Самира: Согласна. Была неправа. 55 отзыв, Обидчивая: Да ну и не надо, перебьюсь как-нибудь. А склоку я не начинала, я обращалась к автору. Это был своего рода <PR>. Если вы так серьезно воспринимаете отзывы интернетовских посетителей, то мне нечего вам ответить. Если в инете кто-то кидает, допустим:“Какие-же все на этом сайте тупые”, а я посещаю этот сайт, то я не восприниму это в свои адрес. Нельзя так серьезно относиться ко всем высказываниям незнакомого человека, тем более в инете! 57 отзыв: Если вам нравится так думать, хорошо. Вы хоть поняли, что про блондинку-это шутка? Покажите, пожалуйста мне слепой, где это я писала про “Сильный ум”? Я писала про “немаленький ум”. Не приписывайте мне, пожалуйста то, чего я не говорила. Мои первый пост был своеобразным <PR>йом. И похоже, что он удался. Только несовсем так, как мне хотелось бы. Отвечу вам как Самире:“Я не говорила, что я умнее кого-то, что мне претит здешнее общество и тд. Не приписывайте мне то, чего я не говорила. Писали-писали, не отрекайтесь. Посмотрите 39 отзыв. Здесь вы правы. Каждый имеет право на свои тон. ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ! Я считаю, что мне уделяется слишком много внимания в данной дискуссии! Мои первый пост был попыткой дать автору идею. И все! Никого я не имела в виду! На интернетовские высказывания вообще глупо обижаться! Только настроение себе портить! Я все сказала. Больше я беседовать на эту копеечную тему нежелаю и вам не советую. Пожалуйста, давайте будем обсуждать рассказ! Если я кому-то ненравлюсь (или мне кто-то ненравится), то остальные не обязаны все это выслушивать. Повторяю ещё раз-первый коммент-это мои <PR> и моё ИМХО. Весьма субьективное.
  • Аноним / 15 янв 2004
    Рассказ хороший. Большой плюс.
  • Ириска / 15 янв 2004
    Плюс, очень понравилось. Не могу сказать, что всё однозначно понравилось, были, на мой взгляд, шероховатости. И фраза "Ранен при исполнении служебных обязанностей?" не очень вяжется с обликом священника начала 20 века, и концовка скомканная, но жизненная. Так оно и было, и это самое страшное, когда от целой семьи, от ниточки, тянущейся через века от прадедов и прапрадедов, не оставалось и следа. Через начало продралась с трудом, на 5 абзаце, где Григорий в колокола бил, признаюсь, поерничала немного, но концовка рассказа не позволяет ерничать. В целом рассказ тронул. Поэтому ставлю плюс!

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору