На главную
 
 
 

Всё должно быть вовремя
Автор: Юлия Ивушкина / 24.02.2017

За окном проснулось серое утро. Серое, потому что будничное. Ведь для многих будни — это что-то однообразное, бесцветное, а главное, безрадостное.

Сегодня была одна такая «будня».

Представляю Риткину фразочку: «Лучше бы не просыпаться, до субботы точно».

А в субботу и правда солнце настырнее, щекотнее, Ритка бы сказала «навязчивее», а по-моему, игривее. Хотя все проще: мы на пару часов дольше задерживаемся в объятиях уютного одеяла и подушки, в пухе которой, как всегда, запутались недосмотренные сны, и солнце тоже чуть дольше отдыхает.

А когда ты отдохнул, ты ярче. И солнце, и ты под этим солнцем.

Но до субботы еще две серенькие «будни». И за окном скучно и неопределенно: еще не утро, но уже не ночь, еще не весна, но уже не зима.

Вношу определенность — назначаю утро быть весенним, радостным.

У меня есть волшебное средство — музыка. Она меняет фон безликой картинки.

Музыка тоже бывает разная — серая, даже черная, мрачная, и цветная, радостная. Она может исправить картинку. Нарисуйте что-нибудь на сером фоне, а потом на розовом. Фон меняет настроение не только картинки, а и того, кто на нее смотрит.

Вот посмотрю я сейчас на свою жизнь без фона. Что у меня есть: Я, сын, муж в бесконечной длительной командировке, родители, подруги, работа — серые сухие факты.

Но можно и так: еще молодая, уже умная, вполне привлекательная Я; любимый сын — шкодливый пятиклашка; кажется, еще любимый, почти виртуальный муж; заботливые родители, которые всегда ждут и помогут; подруги, всегда посочувствуют, иногда даже твоей удаче, всегда помогут увидеть обратную сторону. Это моя внутренняя картинка на розовом фоне. Только вот работа вызывает одинаковые ассоциации на любом фоне — «хочу в отпуск».

Принимаемся за внешнюю картинку. Люди, идущие на работу будничным серым утром, их лица каменные или недовольные. Я их не вижу, особенно без очков, но хорошо знаю.

Но ведь надо выйти к этим людям, чтобы делить с ними жизнь.

Включаю музыку. Побежали. Как в клипе: вон паренек вприпрыжку, девушка, ритмично пританцовывая, дедулька ускорился, бабулька развернулась и помчалась в обратную сторону, все повеселели. Кофе стал ароматней, сахар слаще, хлеб хлебнее.

Теперь можно и очки надеть.

А может не надевать? Ведь надену и увижу пыль, беспорядок.

Мое плохое зрение — мое спокойствие, мои розовые очки.

Музыка есть, значит можно быть в очках. Даже в зеркало не так страшно, вернее, не так грустно смотреть. Ну, немного седины, пора краситься, морщинки, еще мелкие, но уже забронировавшие себе место на моем лице — лице тридцатипятилетней женщины. Да, не молодо, но как-то еще зелено, особенно внутри.

Захожу, быстренько раскидываю все по своим местам и несу утреннюю улыбку и порцию утренних ласк своему сыну — уже далеко не ангелочку, но от этого не менее любимому.

Хорошо это, что зелено внутри? Не знаю. Бывает трудно. Но чаще радостно.

Вот надо сейчас зайти в комнату сына. Заранее разоружу глаза. И так ведь знаю, что я там увижу. Кого — это понятно — любимого сына, сонного и противного в момент пробуждения. Но что — это отдельно: завалы из одежды, вещей. Ведь знаю и то, что надо сразу после добрых слов от утренней встречи сдвигать брови, сверлить взглядом и… прощай все доброе, что могло быть этим утром.

Захожу, быстренько раскидываю все по своим местам и несу утреннюю улыбку и порцию утренних ласк своему сыну — уже далеко не ангелочку, но от этого не менее любимому.

Да, еще не забыть убрать в его рюкзак дневник, по которому я так и не решилась вчера совершить экскурсию. Потому что знаю, что там мне оставили учителя жалобные записи, целые морально-этические сочинения. Надо сегодня настроиться, вооружить глаза очками и прочесть учительские послания. Но ведь этого мало, надо отреагировать. Вот тогда и наступает самое трудное. Чтобы воспитывать, надо что-то в себе включить, что-то, чего нет. И это не злость, а характер, твердый характер. А играть в «характер» с сыном не могу. В шашки, в карты, в монополию и даже в снежки — могу, а в характер — не могу. А может, не хочу? А папу в его дальней командировке мы договорились не тревожить. Вот и получается, что папу не тревожить, а мама смотрит без очков, по-простому — сквозь пальцы.

— Привет, ежик! Пора! Кто первый умываться?

— Ну, мама, ты опять…

— И тебе доброе утро!

Все-таки он стал первым. Всегда и во всем: самом лучшем, интересном, вкусном.

Потом мы играли в первую пустую тарелку, пустую, но не вымытую. Мыть тарелки — это только моя игра. Собирались под музыку. Все дела как соревнование, как игра, зато без командного тона и нахмуренных бровей. Картинка нашего с сыном будничного утра была нарисована на цветном, веселом фоне.

На спине по рюкзаку, их размеры обратно пропорциональны нашему росту. Мы вместе шагнули из нашего разноцветного в будничное рабочее утро, но какого оно будет цвета, зависело только от нас.

Мое утро набирало обороты.

Здесь уже без очков нельзя. Часы, номера маршруток, остановки — все требовало зрения. Но далеко не все хотелось видеть, да и слышать. В маршрутке снимаю очки — разоружаю зрение, слух заполняю музыкой — продолжаю расцвечивать фон.

В маршрутке снимаю очки — разоружаю зрение, слух заполняю музыкой — продолжаю расцвечивать фон.

На таком фоне хорошо думается: «За окном бегут остановки с людьми. Вместе с такими буднями проносится жизнь, день за днем. Можно проживать серую жизнь, а можно ее самому расцвечивать, также день за днем. Моя женская составляющая любви находится в командировке, выходит на связь порционно и лимитировано. Зато сколько ссор не сыграно, размолвок не «размолвлено», обид не пережито. А хорошее и счастливое наверстаем. Зато с материнской составляющей любви переизбыток, хочется даже самой откомандировать себя куда-то. Откладываю воспитание, вернее воспитываю только примером, без комментариев, без кнута, сплошными пряниками, как бы не перекормить, до тошноты, как у учителей от него. Надо сегодня окунуться в реальность, позвонить учителю. Услышать другую, противоположную характеристику версии сына: «все нормально», которой так хочется верить. Мое материнское сердце имеет слабое зрение — высокую степень близорукости, потому что ослаблено любовью и не имеет характера. Легко верит. И все хочет разукрасить детство. Вот уже и билеты в цирк на выходные выбрала. Похоже, не стоит сегодня звонить учителю. А то цирк придется заменять на трудотерапию. Похожу еще без очков».

На работе монотонность и скуку разбавляю кофейком вприкуску с Риткиными жалобами на жизнь, которые чередую с Викиными пересказами ее романтических историй. Что-то типа:

— Ты знаешь…?

— А он что? А она что? А ты что? Да ты что!

Под такие истории хотелось щелкать семечки, чтоб совсем не заскучать.

На перерыве забронировала билеты в цирк, похоже, что мне этого самой очень хотелось. Все остальное время было заполнено рабочим бытом. К концу дня в глазах посерело. Все чаще выбегала в чайную комнату. Но уже хотелось послушать свои мысли и ощущения. Почему-то в душе проснулась тревога, зашевелилась и начала плотно заполнять пространство души.

Тревога привела с собой мысли, те, которые отягощают: «Ну что, так и будешь делать вид, что все нормально, что жизнь — это сплошная игра, что хорошее нарастет, а плохое само отвалится? Ты, конечно, можешь сейчас заглушить музыкой свое сознание, серые мысли, убежать от них, от себя, но ты убежишь от сына! Цирк, игра — это праздник, но жизнь должна иметь будни. Их можно сделать светлыми, даже прозрачными, но главное — ясными. Цветного не должно быть много, а иногда, порционно. Жизнь в буднях труднее, а ты просто бежишь от трудностей».

В чайную комнату зашла Марина. Она всегда молчаливая и печальная, не как Ритка, выставляющая напоказ надуманные страдания, а искренне. Никто не лез к ней в душу, в которой жило что-то по-настоящему тяжелое. Я держалась от нее в стороне, как от всего серого. Ничего не знала, да и не хотела знать.

— Марина, ты чай обычно или кофе? Не помню.

Ответа не было, был всхлип и вздох, приглушенный, сдерживаемый.

— Марина, я тебе чай сделала. Вот. Сахара побольше положила. Сладкое помогает, хотя бы временно.

Марина замолчала. Мне захотелось... Нет, не отозваться на рефлекс страуса — включить музыку и спрятаться от чужой боли и своей тревоги.

— Спасибо. За то, что вовремя… Все должно быть вовремя. Особенно с детьми. Кто бы мне это посоветовал пару лет назад, может, и не расхлебывала бы я теперь свое, когда-то такое удобное, равнодушие.

— Можешь объяснить?

— Да как это объяснить. Пока маленький — мультики, игрушки и свобода от воспитания. Взрослому — опять игрушки, только взрослые, и опять свобода. А потом… Взрослые желания ложатся на детское не повзрослевшее сознание, на свободу от ответственности, от желания любить кого-то кроме себя. Теперь у нас полная свобода друг от друга, никто никому ничего не должен, никто никому не нужен. Как-то так...

Марина замолчала. Мне захотелось… Нет, не отозваться на рефлекс страуса — включить музыку и спрятаться от чужой боли и своей тревоги.

— Спасибо, Марина. Я запомню твои слова: «Все должно быть вовремя». Похоже, что они ко мне пришли очень вовремя.

Вот тебе и чай, а вместо заварки — крепкий совет, крепкий, потому что подкрепленный болью. А вместо сахара — ведь не у меня же, пока не у меня.

На столе стояла моя чашка с густым, завлекающим ароматом кофейной ванили, напитком. Ароматами тоже легко «разноцветить» жизнь, вернее, «разновкусить». Но мне захотелось задержаться в состоянии равновесия, однообразия, близкого к состоянию серости. Хорошо думать, когда остановился, замер в молчании даже собственных мыслей. Надо замереть на этой мысли: «все должно быть вовремя». Все-таки детство не должно состоять из одних праздников. Они должны быть заработаны старанием, учебой, трудом. Ведь детство — упрощенная проекция будущей жизни. Той жизни, в которой много ответственности, самостоятельности. А я сына не приучаю к правде жизни.

Тревога породила мысли, а когда думаешь — успокаиваешься.

Мозг — серое вещество, а эмоции — краски жизни. Всегда ярко разукрашенная эмоциями жизнь — не разумная, порой даже бессмысленная. А серое в жизни — это не скука, а спокойствие, осмысленность.

Моя материнская любовь не может, не должна быть близорукой. Это сродни равнодушию.

Я решительно сняла бронь с билетов в цирк, значит, я сняла бронь с ярких разноцветных выходных, полных впечатлений, но не содержания.

Делаю глубокий вдох. Поправляю очки. Набираю номер телефона учительницы…



 

Ваше мнение 27  

Оставить комментарий
  • Даша / 2 мар 2017
    А мне рассказ понравился. И совсем не скучный. Многие классики скучнее пишут. Героиня показалась слабой недолюбленной мужем женщиной, которая не может справиться с сыном подростком и вместо решения проблем как страус прячет голову в песок. Все очень жизненно! Мальчику нужен отец, а он самоустранился. Возможно у него роман на стороне, и героиня об этом догадывается, потому то и живет в мире музыки вместо реальности. Не может своих мужиков построить и прячется в фантазии. Грустно как то, но не все же Анжелики или Мери Сью. Потому и берет за душу что про обычного человека написано. Автору большой плюс.
    • Ivushkina (г. Киев) / 4 мар 2017
      Спасибо, от души! Подняли творческую самооценку хорошими словами и точным - "в яблочко" - пониманием.
  • жемчуг / 28 фев 2017
    Как же нудно. Пока до конца дошла, думала озверею. Героиня положительных эмоций не вызывает вообще, как бы автор не старался. Сложилось впечатление, что Героиня занята процессом "чтобы такое сделать, чтобы жизни радоваться", вместо того, чтобы просто этой жизни радоваться. Она занята картинкой, а души нет.
    • Ivushkina (г. Киев) / 28 фев 2017
      Про "скучно" уже очень корректно прокомментировала Нина, спасибо ей, что без лишних неприятных слов, а по сути. Я рада, если у вас получается жизни радоваться просто так, причем всегда. Я вот раньше думала, что любить ребенка - это целовать, улыбаться и всегда радоваться, как в рекламе йогуртов и киндер-сюрпризов. Но это - любить себя. А любить ребенка, подростка - это еще уметь не закрывать глаза на его и свои недостатки. вовремя замечать и пытаться исправлять. Это нелегко, иногда очень нудно, обоим. А иначе... Вокруг нас хватает грустных примеров.
    • Москвичка / 1 мар 2017
      Скорее всего, скучно и нудно молоденьким и бездетным, еще не прочувствовавшим груз ответственноти за своих чад. Тех, у кого они (дети) есть - рассказ по-хорошему заставляет задуматься.
      • Ivushkina (г. Киев) / 1 мар 2017
        Спасибо за понимание и поддержку
      • Жемчуг / 1 мар 2017
        Как мать, пережившая со своим ребенком подростковый бунт, могу смело сказать, что так, как описано в рассказе, делать нельзя. Шантаж билетами в цирк с целью повышения успеваемости ни к чему хорошему не приведет. А вот посещение цирка даст возможность наладить контакт с ребенком и понять откуда ноги растут у проблем в школе. Закрывшегося в своих проблемах и отвечающего на вопросы мамы односложно "нормально" ребенка нужно выводить из его мирка и именно совместный досуг это позволяет сделать. Ну, а уж занудство и морализаторство вообще может похоронить доверие ребенка. В общем, не нравится мне рассказ.
        • Ivushkina (г. Киев) / 2 мар 2017
          Хорошо, когда знаешь, что у кого-то хорошо, что у кого-то получается! Вы - молодец! Но так не у всех. Я не оправдываю ни героиню, ни рассказ . Тем более, что в нем не совсем о том. Дело не в учебе, это пустяки, дело в воспитании хорошего Человека. И не о шантаже. А о вседозволенности и безнаказанности, когда ребенок ведет себя как "пуп Земли", и с ним всем плохо - посланиями об этом и забит дневник. Надо что-то делать, но не все знают что и как. Спасибо за интерес, если не к рассказу, то к диалогу.
  • Что толку от витиеватости, красивости, когда так скууучно? как и в прошлый раз скучно до невозможности, до оскомины, читаешь по слову через абзац
  • Если прикрыть глаза на небольшие ошибки, рассказ получился очень хорошим и поучительным. Все, у кого еще маленькие дети - прочтите его внимательно и прислушайтесь к совету: "Все должно быть вовремя". Может быть, прочти я такой рассказ много лет тому назад, мой, давно уже взрослый сын, был бы роднее, теплее, не таким чужим?
  • Актуально, но очень скучно.
    • Ivushkina (г. Киев) / 24 фев 2017
      Спасибо. Согласна, получилось как-то невесело. Переступать через свои страхи, иллюзии, комплексы - нелегкая и невеселая задачка. Но, учту на будущее...
  • язык приемлимый но бессодержательная хроника.
    • Ivushkina (г. Киев) / 24 фев 2017
      Спасибо за "язык". Мне язык ваших рассказов очень нравится. Но в остальном: у наших героинь очень разное наполнение жизни, разный менталитет. То, что одного наполняет, другого разрушает; у кого-то внешне содержательно - у кого-то внутренне. "Селяви" - такова жизнь и ее закон сохранения... И это здОрово!
    • приемлемый, но...
    • ЛОТОSS / 26 фев 2017
      Изабелла, ваши ошибки неприемлЕмы!
  • Красивая золотистая картинка-заставка. Позитивная героиня, очень жизненный рассказ. Праздники с правдой жизни в процессе наших будней. Все порицания и одобрения, чтобы вовремя. Плюс, конечно.
    • Ivushkina (г. Киев) / 24 фев 2017
      Спасибо за понимание. Воевала за эту чудную картинку со своим текстом, чтобы она прошла по объему - выбирала лишнее. К лучшему. Художники без слов могут рассказать столько, сколько в 10000 знаков не уместится: с закрытыми глазами - в розовых очках - без очков - как в мечтах - как в снах... - как хотелось бы в жизни.
  • Очень акутуальная тема и прекрасеый рассказ!
    • Ivushkina (г. Киев) / 24 фев 2017
      Спасибо за хороший отзыв. А за то, что первый отзыв - хороший, Большое спасибо!

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору