На главную
 
 
 

Палитра жизни
Автор: Евгений Клещ / 21.08.2014

Случается, после яркого сна мир немного тускнеет. Подобное быстро проходит вместе с воспоминаниями об увиденном последней ночью.

Это были вспышки света, дерзкие и ослепляющие, будто тысячи звезд взрывались прямо передо мной. Затем все погасло, и тихий голос начал говорить со мной. Слова не задерживались, проскальзывая сквозь мое внимание. А затем — тишина.

Утром, когда сознание начало возвращаться, а глаза понемногу просыпаться, что-то изменилось.

Утром, когда сознание начало возвращаться, а глаза понемногу просыпаться, что-то изменилось. Из мира исчезли краски. Будто смотришь черно-белое кино, только показывают жизнь через твой взор. Все стало тусклым и однообразным, детали сливались в одну массу, а в потоке серых оттенков нельзя было разобрать ничего, кроме истинно белых предметов и им противоположных.

Прием врача не показал каких-либо отклонений: глаза принимают весь спектр цветов, а мозг готов этот спектр обрабатывать. Видимо что-то на пути цветового сигнала фильтровало изображение, но что именно — так и осталось загадкой.

Время шло, и жизнь моя приспособилась к двухцветию. Среди сотен и тысяч оттенков начали строиться картины, а серым цветом, будто карандашом художника, окружению придавался объем.

Изменения коснулись всего: одежду приходилось выбирать только черную или белую, так как они четко выделялись среди остального; с едой помогали справиться оставшиеся четыре чувства, во всем остальном потребовалось выработать привычку.

Многие вещи стали открываться моему взору. Никогда раньше не замечал, каким красивым делает наш мир дождь. Каждая капля, соприкасаясь с землей, придавала ей тон и контраст. Миллионы маленьких бликов проносились мимо меня, разбиваясь на сотни крохотных искр. Руки мои с помощью карандаша научились невероятно точно переносить всю красоту и четкость "серного" мира.

Одним вечером случилось невероятное: на противоположной стороне дороги я увидел маленькие искры ярких цветов. Переливаясь и раскачиваясь из стороны в сторону, они радугой бежали вдоль стены, а спустя мгновение исчезли. Это показалось бы игрой воображения, если бы за углом такие же искры не уносились по прямой и не затухали вдали.

Подзабыв обо всем, я бросился за маленькими кусочками радуги. Петляя от угла к углу, они то исчезали вовсе, то разгорались, разукрашивая поле моего обзора. Квартал за кварталом мчали меня ноги: вывески, светофоры, дома и растения то слепили меня яркостью сочных цветов, то становились привычной серой массой. У входа в центральный парк наша погоня окончилась, а озорные пятна легли на землю тонкой тропой чьих-то следов.

У входа в центральный парк наша погоня окончилась, а озорные пятна легли на землю тонкой тропой чьих-то следов.

Цветные отпечатки на серой земле вели меня через чащу маленьких сосен, прерывисто шагали по тротуарам, перепрыгивали через лужи и иногда аккуратно ступали по краю бордюров. Шаг за шагом я повторял этот путь, пока след не оборвался у поющего фонтана. Испугавшись, что нить потеряна, глаза оторвались от земли и увидели нечто. Будто возле воды на лавочке расположилось полотно великолепного художника: четкими мазками каждая деталь окружения наливалась тысячами оттенков цветов, о которых я уже позабыл. Солнечные лучи, брызги воды, листва, проносящаяся мимо на ветру — все сияло. А в самом центре, на низкой лавочке сидела девушка, скромно держа в руках книгу и подкармливая пролетавших мимо голубей. Глаза ее были водоворотом, втягивающим всю палитру этого прекрасного мира. Руки ее, словно кисти, нежно скользили по воздуху, каждое движение было одухотворенным и невесомым.

Буйство красок, отдаляясь от прекрасной фигуры на лавочке, угасало, становясь безжизненной кашей повседневной рутины. Шагнув в этот маленький мирок, я увидел, как кожа моя снова розовеет, а волосы, ложась на глаза, становятся русыми.

Присев рядом с ней, я окинул взглядом окружение: больше не осталось серости. Глаза мои снова видели все в полном цвете и красках. Но это меня не волновало, все внимание было приковано к кормящей голубей девушке.

Уже через пару минут разговора мне стало ясно, что без нее оставаться больше не хочется. Фраза за фразой, мы знакомились, привыкали друг к другу. Теперь моя жизнь — будто фейерверк цветов, которые появляются, когда мы рядом. А в минуты разлуки все снова становится тусклым и серым, но я знаю, что мой художник скоро вернется...



 

Ваше мнение 6  

Оставить комментарий
  • Сюжет милый, исполнение вызвало усмешку. Смотрите сами: - " Прием врача не показал каких- либо изменений"- а зачем ГГ принимал у себя врача? Обычно это врач принимает больного.... оригинал этот ГГ, однако..... - " С едой помогали справиться оставшиеся четыре чувства"- учитывая то, что оставшиеся 4 чувства- это слух, зрение, обоняние и осязание, трудно себе представить как они, вчетвером, помогают ему " справиться" с едой ( о да, это такое тяжелое занятие- справляться с едой :)))))- при помощи слуха он готовил, при помощи обоняния искал тарелку с едой на столе, а осязание, надо полагать, выражалось в том, что еду хватали руками....А кстати, если остались четыре чувства, то какое тогда пропало? - " На лавочке сидела девушка, скромно держа в руке книгу"- ээээ...., а может ли мне кто- нибудь обьяснить, что это на практике значит? И если сможет, то, выходит, книгу можно держать еще и нескромно ( а это как ????????) - "... Я увидел, как кожа моя розовеет"- автор что, носит с собой зеркало и беспрестанно глядится в него? Потому что только так можно увидеть самого себя! Такие моменты убивают даже действительно хорошую идею.
  • Мир-ра / 22 авг 2014
    Какие у нас все--таки романтические мужчины. Женщины все больше об имуществе и карьерах, а здесь автор о красках жизни. Но, побывав не месте ГГ, сделала вывод, что ну его лесом, эти восторженные песни про кисти и водовороты. Редко когда такие романтики задумываются, а удобно ли женщине на пъедестале, не дует ли из ночного сада прохладой в поясницу, не заколебалась ли она все голубей подкармливать и не желает ли дама котлетки в исполнении поклонника. Рассказ для 20-летних юношей или 45-летних кобелирующих отцов семейств.
  • мне этот рассказ увиделся как рисованный цветной мультфильм. Есть такие мультики без явного сюжета, целиком на философии, на настроении. На первый взгляд примитивно и ни о чем, исполнено неуклюже, коряво, но остается послевкусие светлой грусти. +
  • тонко, прекрасно

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору