На главную
 
 
 

Греческие звезды
Автор: Татьяна Воронина / 06.08.2004

Греческие звезды- Знаешь, это греческая земля. И значит, небо над нею и море внизу - это все кусочек моей далекой страны, где я так и не побывал.

Крупные капли спелого кизила разбрызганы в темных листьях. Кружевные тени качаются на ветру, словно на старые каменные плиты все еще накинуты тюлевые вдовьи шали… Слышно, как где-то внизу, далеко под обрывом, бьется в скалу Черное море. Приморский поселок со странным названием Фальшивый Геленджик - не Греция, не был и никогда не будет принадлежать Греции. Но для этого человека, приехавшего сегодня на это тихое греческое кладбище, а значит, и для его спутницы - это кусочек далекой несбыточной мечты, Родины его предков.

- Почти все уже ассимилировались, кто-то уехал, кто-то даже в Грецию, и никого уже не хоронят на этом кладбище. А ведь что может быть вернее и лучше, чем лежать здесь, под сенью кизила и скумпий, слышать, как шумит море под обрывом. Долгие века. Пока море, наконец, не разобьет скалу, и все кладбище не рухнет в пучину, унося с собой даже воспоминания о нашем народе на этой земле.
В военные годы в Геленджике был крупный порт, а наш поселок был построен лишь для того, чтобы отвести самолеты немцев от него. Когда в Геленджике гасили все огни на ночь, наш поселок оставался ярко освещен, на рейде стояли макеты кораблей на простых плотах. И ад вражеского огня изрыгал смерть на нас. Кому было дело до бедных греков, выселенных сюда за мифические преступления? Откуда мы пришли? Что ждало нас?

Я был ребенком. Мать моя гречанка, а отца я не знал. Может, и она не знала. Мы жили в крохотном домике с земляным полом у самого моря и порой бегали по берегу, разыскивая немудреную утварь, которую шторм нередко уносил в море, а потом, одумавшись, выплевывал с прибоем на песчаный пляж. Даже морю нечего было взять у нас.

Здесь школы тогда не было, и учился я в интернате, в Геленджике. Таких как я, греческих мальчиков, там было немного, мы были изгоями, вечно в синяках и ссадинах, голодные и забитые. Я так хотел домой! Но мать не могла забрать меня, ей нечем было меня кормить. Я рос. Я учился жить и бороться за свою жизнь. Я лелеял мечту, что когда-нибудь я вырасту и уеду в Грецию, где все будут такие, как я.
С Анной Георгиади я познакомился летом, когда приехал на каникулы к матери. Я уже учился в институте в Казани. Она тоже приехала к родителям на каникулы. Аня была настоящей гречанкой, красивой, смуглой, с волной черных вьющихся волос. А глаза ее сияли для меня, как греческие звезды, далекой недоступной мечтой. Но я тоже был красив, согласись, я и сейчас еще ничего. Этакий благородный старец… Надеюсь, я уже могу позволить себе быть самовлюбленным? А уж тогда покорить сердце юной красавицы для меня ничего не стоило. Это было волшебное лето. Мы любили друг друга. И эта земля любила нас. И мы были счастливы, мечтая бежать туда, туда, к другому морю.
Ее отец, директор только что построенного санатория Военно-морского флота, узнав о наших свиданиях, чуть не убил меня, а Анну запер дома. Я не мог стать его зятем, сын бедной уборщицы, голодный казанский студент. Он же не знал тогда, что в старости она могла бы стать женой академика. Я вернулся в Казань учиться на конструктора. Она уехала в Ленинград учиться на врача. Не думай, я не оставил ее беременной и даже не оставил обесчещенной. У нас тогда все было не так, как у вас сейчас. Греческие звезды не падают на ночной пляж ради удовлетворения страсти.
Мы долго переписывались. Сначала каждый день, потом раз в неделю, потом… Ну, я же был красивым молодым греком. Я полюбил другую.

Однажды весной я получил письмо от матери. Она была малограмотной женщиной, писала мне редко. А это письмо вообще было написано чужой рукой. Наверное, кто-то из отдыхающих в санатории написал по ее просьбе. Так иногда бывало. В нестройном рассказе о жизни родного поселка меня потрясла лишь одна фраза: "Директор наш уволился, дочка его больна раком мозга…"
У Георгиади было три дочери. Но я сразу был уверен - больна именно Аня. И вместо сессии я сорвался сюда. Ты не знаешь, что такое ехать на третьей полке общего вагона? Не дай Бог. Мне было все равно. Первые сутки я думал о ней, вспоминал ее лицо, ее глаза, ее голос. Вторые - я терзался мыслями о том, что было бы, если б я боролся за свою любовь, за свою мечту, поехал бы за ней в Ленинград. На третий день я уверился в мысли, что я предатель и подлец, и недостоин даже смотреть ей в глаза. Выходя из поезда, я подумал, что Аня, возможно, уже не узнает меня, рак мозга разрушает ум и сжигает память.
Вечером я был здесь, на этом кладбище. Аню похоронили накануне, и весенние цветы уже увяли на свежей могиле. Я так и не увиделся с ней. Но, знаешь, я рад этому. Говорили, ее сильно изменила болезнь. А для меня она осталась все той же восхитительной греческой богиней, моей далекой звездой, которая по прежнему светит мне всю мою жизнь.
- Видишь эту старую плиту? Положи туда эти цветы, и поедем домой.

Молодая черноволосая женщина взяла незнакомые ей южные цветы из рук старого грека и положила их на плиту с надписью: "Георгиади А.В., 1935-1956". А потом медленно покатила по каменистой дорожке инвалидную коляску, в которой сидел академик Константин Аркадьевич Цацаниди.
Его седые, но все еще густые кудри перебирал сентябрьский ветер. Морщинистые руки устало лежали на подлокотниках. Но черные и ясные, как в юности, глаза с нежностью и грустью смотрели в какую-то только им одним знакомую даль.
Помощник и личный секретарь академика, Анна Григорьева, глядя с любовью на его волосы, смиренно опущенные плечи и неподвижные руки, подумала: "У каждого своя несбыточная и далекая, светлая и яркая, как греческие звезды, мечта".

Через год, прохладным московским сентябрьским днем, Анна Григорьева стояла у помпезной могилы на Ваганьковском кладбище. Ей казалось, что тяжелый мраморный памятник всей своей холодной массой давит на ее сердце. С фотографии, укрепленной в мраморной раме, на нее смотрел старый академик, которого она безмолвно и безнадежно любила все годы, в которые работала с ним. Он прожил большую и, в общем, счастливую жизнь, работал до последнего дня и умер во сне поздней весной. Сыновья и внуки не выполнили распоряжения академика Цацаниди, содержавшегося в завещании. Он просил кремировать тело, а урну с прахом захоронить на старом греческом кладбище в небольшом поселке на берегу Черного моря. Но его, ученого с мировым именем, похоронили здесь, рядом с супругой.
Анна достала из сумки целлофановый пакетик и высыпала на могилу горсть сероватой, вперемежку с мелкими камушками, земли, той самой, со старого кладбища.
- Знаете, Константин Аркадьевич, там море все так же бьет в скалу, кизил поспел и падает на старые плиты. А звезды там такие же далекие, как и здесь. Может, только чуточку ярче.



 

Ваше мнение 56  

Оставить комментарий
  • Олюшка / 8 сен 2004
    PS Не знаю, как с первым местом в этом месяце, но тройку лучших рассказ должен войти обязательно
  • Олюшка / 8 сен 2004
    Огромный "+". Я плакала, когда читала рассказ. Творческих успехов и удачи Вам, Татьяна.
  • Неплохой сюжет,печальный, простой и сентиментальный, но это жизнь.Хотя в некоторых местах с сентиментальностью автор переборщил. И уж совсем лишним было упоминание в последнем абзаце о безответной любви секретарши к академику...Без него рассказ был бы лучше.
  • ОЧЕНь ОРИГЕНАЛЬнЫЙ И СОВСЕМ НЕ ПОХОЙ НА ОСТАЛЬнЫЕ!!!! СУПЕР!1
  • БРЕД!!!!!!!
  • Честно, я чуть было не прослезилась.Здорово,мне очень понравилось)
  • Аноним / 13 авг 2004
    Большой плюс. Конкурсные рассказы в этом месяце многие грустны, но очень хороши.
  • Елена / 11 авг 2004
    Несомненный плюс, хоть и грустно. Сюжет избит, но написано красиво.
  • Елена / 11 авг 2004
    ПЛЮС! Рассказ очень душевный и легкий. Грустно и радостно одновременно. радостно, что есть еще в этом мире люди, способные видеть ТАК и писать об ЭТОМ! Спасибо огромное!
  • Рассказ очень хороший, светлый, я бы даже сказала-интеллигентный, если можно так выразиться. ПЛЮС. Есть, правда, небольшое замечание: вначале как-бы рассказ ведется от имени академика (ну он там ещё говорит, что, мол, я ещё не старый, хоть и седой), а потом-перескакивание на Автора. Какая-то путаница, хотя рассказу-ПЛЮС. Может, я чего-то не поняла.
  • Киса / 7 авг 2004
    Большое спасибо за рассказ! Я таких стройных и безупречных по форме рассказов на Клео еще не читала.
  • ...а правильно подмечено "голодный казанский студент", я как раз из Казани и данное словосочетание никак лучше подчёркивает тот образ жизни, который я сейчас веду...)))) +
  • Ну у меня и отзыв получился :))) Косноязычный до безобразия! Эмоции по голове стукнули :-)))
  • Начало действительно громоздкое. А так - очень прочувствовано. Вызывает такое чувство как "светлая грусть"... Знаете, чем-то напомнило "Город Ангелов". Там тоже так же. Грустно, но красиво и прочувствованно. Спасибо. Плюс. :)
  • ЗАМЕЧАТЕЛЬНО! Мне очень и очень понравилось! Не буду подбираться эпитеты, без меня уже сделали... К огда в самом начале прочитала о крупных каплях кизила в темной листве, буквально почуствовала вкус кизила ...
  • Я б написал, что "море бьёт о скалу", а не "в скалу"..
  • Здесь все настоящее: чувство любви и нежности к матери, девушке, родной земле. Очень понравился рассказ.
  • Очень хороший рассказ. Меня он тронул. Отдаю свой ПЛЮС. Спасибо автору!
  • фея Счастья / 6 авг 2004
    Я плачу............... +++++
  • Инна / 6 авг 2004
    Действительно, очень милый и грамотный рассказ. заметили, что когда он является действительно таковым, никто не переругивается и не обвиняет критиков в зависти? Вот что значит талантливо написанное произведение - единодушие во всем, потому, что на самом деле, все гениальное - просто.
  • Очень хороший рассказ! Ставлю несомненный ПЛЮС. Читается легко, сюжет пусть и незахватывающий, но интересный.
  • Рассказ был уже и до меня достаточно точно охарактеризован, на мой взгляд, больше всего подходит эпитет "светлый". И повествование плавное и лёгкое, хотя с эпитетами можно было бы менее щедро обойтись - рассказ бы от этого только выиграл. Заметила еще несколько несущественных ошибок в речевых оборотах, но на мою оценку рассказа это не влияет.
  • Наташа / 6 авг 2004
    ОГРОМНЫЙ ПЛЮС! Спасибо автору за замечательный рассказ!
  • Машустик / 6 авг 2004
    Просто ПЛЮС и все...
  • Автор / 6 авг 2004
    На отзыв 30. Мухе. К стыду моему скажу, что не читала это произведение ("Медея и ее дети"), но теперь обязательно прочту. А рассказ навеян реальными событиями, изменены лишь имена. А чувства - они были. И спасибо всем за такие теплые отзывы. Даже не ожидала.
  • Аноним / 6 авг 2004
    Плюс
  • Муха / 6 авг 2004
    Мне очень понравилось, стилистически, грамматически рассказ посторен очень хорошо. Сентиментально и грустно, но у меня. у вредной, закралось одно сомнение, скажите автор, а не навеян ли рассказ романом Улицкой "Медея и ее дети", очень похожи некоторые моменты...
  • Marana (Вильнюс) / 6 авг 2004
    Вроде и незатейливый сюжет, но трогательно и красиво. Автору удалось в небольшом рассказе передать настроение, и герои не безликие. И не банально. Плюс
  • Инна / 6 авг 2004
    Грустно:-( Плюс.
  • Так классно получилось, действительно, очень нежно и красиво... Плюс
  • Несомненный плюс!
  • Ассоль (на Райне) / 6 авг 2004
    Так "выпукло" описаны все персонажи, что кажется даже слышен их тихий разговор... И ещё меня всегда восхищала способность уложить в один маленький рассказик целую жизнь (а порой и не одну) так, что потом щемит сердце... Большое Вам спасибо, уважаемый Автор. И большой-большой ПЛЮС!
  • Аноним / 6 авг 2004
    Пролились слезы! Спасибо!
  • Очень душевно! Плюс автору и греческим звездам. Грустно правда...
  • Дейка / 6 авг 2004
    Так спокойно и душевно. Плюс.
  • Однозначно - ПЛЮС! Давно не было таких хороших,добрых расказов +++++
  • +++++++++++++++++
  • Плюс. Очень светло. Большое спасибо Начало только чуть тяжеловато читается.
  • Грубиянка / 6 авг 2004
    Плюс. Целомудренно, стильно, без чернухи. Читала с удовольствием.
  • Знаете... история сама по себе довольно трогательная, но изложение мне совсем-совсем не понравилось. Нейтрально
  • Самира / 6 авг 2004
    Сентиментально, плюс.
  • Мне показалось, что в начале эпитетов на один больше, чем нужно :) но потом вчиталась плюс, нет даже ПЛЮС
  • Аноним / 6 авг 2004
  • Лана / 6 авг 2004
    Очень красивый, трогательный рассказ. Автору большое спасибо и плюс!
  • Аноним / 6 авг 2004
    +++++++++ Надин
  • Санди (Астана) / 6 авг 2004
    Хороший рассказ. Спасибо автору. Меня только "убили" эпитеты - громоздко слишком. Но это единственный отрицательный момент. Ловите "ПЛЮС"!
  • Еухаристо гя тин история. Дев име еллинида, име казаха, о андрас мою ине еллинас. Дев имасте пантремени поли хрония, алла ола та прагмата пою ине еллиника, ола та эхо стин кардя мою, ине капос ке та дика мою та прагмата. Имоуна моно мя фора стин Еллада, алла тин эхо сан патрида мою, тин агапо поли. День меноуме стин Еллада, гиявто день мпоро на милисо акома кала еллиника, сигноми гиявто. Еухаристо акома мя фора гя тин история.
  • Веры сад, бут нице анд реал
  • Хорошо
  • Отличный рассказ Огромный плюс
  • Отлично! Автор, пишите еще, у Вас получается...нежно, красиво. Трогательно. Грамотно - что приятно. Настоящий рассказ - по композиции, по стилю, по эмоциональной наполненности. Заслуженный, настоящий плюс!

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору