На главную
 
 
 
 

Самое
обсуждаемое

   
Форум >  Архив "Творчество" >  Февраль 2014 года >  Памятники. Протестантам посвящаю...

Памятники. Протестантам посвящаю...

Ранним крещенским утром я приняла решение посетить церковь. На то у меня были более, чем веские основания. Одевшись впопыхах, я вышла на лестничную площадку, а после снова вошла в квартиру, вспомнив, что забыла карточку на метро. После входила в квартиру и выходила из неё я еще раз восемь примерно, за что неоднократно корила себя и вслух, и в душе. «Не мой день,»-уныло думала я, шагая по безлюдной улице. «Верно, не твой, а мой!»- как будто приговаривал крещенский мороз в двадцать градусов, на что я вынуждена была согласиться и мысленно возблагодарить Бога за то, что на мне были тёплые вещи. -Христос, слава Тебе и за Твоё крещение, и за мирное небо надо головой, и за мужа- бормотала я позже, сидя в электричке, и мысленно радовалась за Христа, что Ему не пришлось когда-то окунаться в прорубь какой-нибудь российской реки при минус двадцати градусах. Пассажиры в вагоне дремали, опустив головы, я же продолжала молиться, опять упоминая мирное небо, добавляя к нему властей и своих родителей. При упоминании родителей, я прослезилась, так как моя мама сейчас очень болеет. Мои очки «запотели», и я полезла в сумку за салфеткой. Заодно и высморкалась. -Господи, благодарю тебя за близких,- несколько раз тихонько произнесла я, а парень, сидящий справа от меня, вдруг повернулся и осведомился, не плохо ли мне. Вместо ответа я достала из сумки хрестоматию по детской психологии, шариковую ручку и принялась подчёркивать заинтересовавшие меня абзацы. Парень тут же впал в дрёму. Подчёркивала я примерно час,- именно столько дремал и парень. На конечной остановке, когда мы подошли с ним к выходу из вагона, а двери еще не открылись, я спросила: -Не подскажете, как пройти к протестантской церкви?- и назвала адрес. Парень не растерялся: несмотря на его плохую дикцию, он( выбежав из вагона и прыгая по ступенькам впереди меня) громко объяснял, что мне пройти лучше туда, а потом туда, а потом выйти оттуда. Учитывая тот факт, что крещенский день был явно не моим, советы парня в одно моё ухо влетели, а из другого вылетели, поэтому я, недолго думая, подошла к тучному мужчине на остановке, одетому почти во всё рыбацкое, и задала тот же вопрос, что и парню ранее. Мужчина, смерив меня удивлённым взглядом(очевидно его удивили не к месту «запотевающие» и оттаивающие линзы моих очков) и решительным взмахом руки направил меня по-хорошему в нужном направлении. Я поблагодарила его. Рыбак, перестав обращать на меня внимание, торопливо подхватил с обледенелого тротуара рыбацкие снасти и, хрипло выдохнув, запрыгнул на подножку подъехавшего автобуса. «Наблюдай за ногой твоею, когда идёшь в дом Божий»- напутствовала я саму себя, шагая к церкви. И добавляла: «Надо было носки потеплее надеть, вечно всё у тебя, Света, не так.» Часть 2 В вестибюле церкви было тихо и не так тепло, как хотелось. «А ведь уже почти десять часов»,- подумала я, не встретив на своём пути от парадного входа до дамской комнаты никого: ни улыбающихся братьев, ни кивающих сестёр, призванных приветствоваться со всеми входящими в храм.-« Странно, неужели сегодня нет богослужения?» Я невероятно огорчилась сему факту, рассматривая в зеркале наэлектризовавшиеся от снятия шапки волосы. Пытаясь укротить их, я полезла за баллончиком лака в сумку. В дамскую комнату вошла краснощёкая пожилая женщина в платке и, посмотрев на баллончик лака, как на боевую гранату, молчаливо прошествовала к туалетным кабинкам. «А в прошлый раз от улыбчивых женщин, приветствовавших меня и моих родных сестёр, в той же дамской комнате, не было отбоя»,- почему-то подумалось мне. Для отвода глаз я пшикнула лаком над головой, как бы описывая нимб, и поспешила убраться из туалета, больно прищемив дверью палец. В зале, в котором непосредственно должно было проходить служение, было еще прохладнее, нежели в вестибюле. Решив не снимать верхнюю одежду, я просеменила по центральному проходу и свернула направо, заняв одно из укромных местечек на лавочке. Подумав о том, что сегодня не воскресение, а, допустим, суббота(со мной теперь часто такое случается) я засобиралась было встать с лавочки и покинуть храм. -Ой, не я одна на час раньше пришла!- вдруг раздалось за моей спиной, и через моё плечо в лицо мне заглянула бабуленька.- Приветствую, сестрица!- сказала она.- Вы тоже не были на прошлом служении? -Здравствуйте,- сказала я,- потом исправилась, -приветствую. Я редко здесь бываю. -Почему?- приветливое лицо старушки сделалось вдруг столь подозрительным, что мне перехотелось ей что –либо отвечать. Не удовольствовавшись моим молчанием, старушка обошла лавочку и, остановившись в проходе, еще раз спросила меня на полном серьёзе: -Почему вы редко приходите сюда? Доставая из сумки хрестоматию и чинно раскрывая её, я ляпнула первое, что пришло мне в голову: -Потому что я не отсюда. -Аааа,- протянула старушка и затараторила: -Богослужение будет сегодня аж в одиннадцать! На прошлом собрании братья и сёстры так постановили, а те, кто не были, вот как мы с вами, те и поприходили раньше. Я хотела было сказать о том, что в зале только я и она, но не успела. Раздались возгласы, и моя пытальщица кинулась приветствовать двух своих товарок- одну совсем почтенного возраста, другую лет шестидесяти с небольшим, увенчанную накладными волосами цвета блонд. «Блондинка» стрельнула в мою сторону густо-очерченными карандашом глазами и капризно растопырила пальцы, унизанные золотыми кольцами. -Холодно сегодня!- зло сказала она, и две старушки стали наперебой говорить о том, что надобно славить Господа за любую погоду. Дальше пошли обычные расспросы о здоровье и жалобы на плохое самочувствие. Самая почтенная по годам женщина тяжело присела на лавочку и, склонив голову, зашептала молитву. -Удалось тебе найти постоялицу?- генеральским тоном спросила её «блондинка», по –прежнему стоя у лавки и по-хозяйски осматривая убранство зала. Женщина, прервав молитву, стала говорить о том, что постоялица у неё есть, и даже не одна, но она не может переступить через себя и взять с них денег за проживание. -Как же так?!-взревела «блондинка», упирая руки в боки.- Я вот, например, сдаю квартиру, и достаточно успешно! -Сестричка, тише,- к «блондинке» подошла сухонькая старушка со шваброй и попросила её протереть подошву обуви о тряпку. -У меня чистые сапоги!- гневно сказала «блондинка» и снова набросилась на сидящую женщину. -Я, например, сдавая квартиру, накопила на памятник сыну и теперь вот коплю на памятник мужу,- сказала она понурившейся бабуле,- хочу обновить всё. -Я не могу так,- ответила бабуля, снова вкратце совершив молитву и уставившись на платочек в сморщенных руках. -Сколько лет-то сыну было?- поинтересовалась сестрица со шваброй, натирая пол между соседними рядами и поправляя платок на голове. -Двадцать шесть,- как ни в чём не бывало, сказала «блондинка» и принялась дальше поучать подругу постарше.- Скажи им, что в Москве за проживание в квартире положено платить, а нет, пускай идут. -Сёстры, тише!- попросила их уже другая сестра - аккуратно одетая, седовласая дама. Она с укором посмотрела на «блондинку» и внимательно на меня. Я уставилась в хрестоматию. Зал начал наполняться людьми. В основном пожилыми. На лавочку ко мне подсели три бабули: две из них стали целовать и обнимать друг друга, третья, севшая между ними и мной, держалась от них и от меня особняком, положив огромные руки на колени и хмуро глядя перед собой. Листая хрестоматию, я думала о том, что мир мало изменился, что как и прежде перед началом богослужения в храме стоит гул, и гул этот в основном соткан из обычных суетных человеческих фраз, таких, какие можно услышать практически в любом другом людном месте. -Братья и сёстры!- отвлекая меня от грустных дум, прозвучал красивый голос пастора.- Призываю вас вдохновиться сегодняшним праздником и вести себя потише. Мы в храме Господнем, братья и сёстры! Зал тут же смолк. -Помолимся!- пастор призвал церковь к общей молитве «Отче наш», и я стала произносить привычные с детства слова, отмечая про себя, что хмурая бабуля, севшая рядом со мной, а теперь по причине всеобщей молитвы, вставшая, оказалась головы на две выше меня. Так вот, эта бабуля не проговаривала молитву, она невозмутимо изучала розового цвета брошюрку с напечатанными в ней молитвенными просьбами о мужьях-алкоголиках, о детях-наркоманах , о предстоящих операциях и т.д. Как будто вылепленное из воска лицо хмурой дамы напомнило мне о постояльцах музея мадам Тюссо. Общим пением «восковая» бабушка тоже решила не отягощать себя. Возвышаясь над нами, она продолжила буравить взглядом брошюру, сконцентрировав своё внимание на оглавлении. Когда с общим пением было покончено, пастор предложил нам присесть. В огромные окна церкви запросилось солнышко. -Как красиво,- не удержавшись, сказала я. -Надо задёрнуть жалюзи,- сказала, как отрезала, моя "восковая"соседка и, повернувшись, пристально посмотрела на меня. -Жалюзи надо задёрнуть,- повторила она. Я ответила ей, что я здесь гостья и вряд ли вправе расхаживать по залу с ведомой практически мне одной целью. Бабуля недовольно хмыкнула. -Ладно, пускай солнце еще немного морщинок добавит на моё лицо,- сказала она сухо. Всё служение она роптала на сияющее светило, заставляя сидящих рядом с ней людей, переглядываться и, тем самым, отвлекаться от проповеди пастора. Всю обратную дорогу до дома я была задумчива. В вагоне меня то и дело клонило в сон и знобило. Хрестоматия, в которую я пыталась вчитываться, не хотела укладываться в моём сознании. Мою голову одолевали совсем другие мысли, о которых я поведаю читателю в следующий раз.
Света клеоманка © (01.02.2014 14:02)
Прямая ссылка


Путевые заметки?
Тортила © (01.02.2014 18:02)
Прямая ссылка

непутевые
аха © (02.02.2014 10:02)
Прямая ссылка

примерно..
Света клеоманка © (03.02.2014 09:02)
Прямая ссылка

Суета сует и всяческая ..уета.
sic © (01.02.2014 22:02)
Прямая ссылка

длинно скучно ни о чем по сути
опять не нравится :) © (01.02.2014 22:02)
Прямая ссылка

 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору