На главную
 
 
 

Золотые руки
Автор: Лариса Гребенкина / 17.04.2017

Анатолия раздражал Юра. Казалось бы, почему бы и не ладить? Никогда не «выступает», не навязывает своего мнения. В отличие от самого Анатолия, который привык всегда быть правым и судить обо всём с большим апломбом.

Анатолий иногда как бы заглядывал в зеркало, в себя истинного. Осознавал несоответствие между желанием казаться значительным и тем, что он на самом деле может. И ему это было неприятно.

Кроме того Анатолий, единственный сын продвинутых родителей, считал себя гораздо выше этого работяги, тем более, что числился в «сетях» инженером по внедрению усовершенствований всякого рода. Правда, на предприятии шутили, что даже ЦРУ не смогли докопаться, в чём заключается деятельность Анатолия.

Казалось бы, живи и радуйся, ведь его жизнь катилась как по маслу. Не знающий ни в чём отказа в детстве, удачно женившийся на хорошей женщине, главном технологе крупного завода, имеющий двух здоровых детей. Ан нет! У него всегда было плохое настроение, везде он видел негатив.

И кто бы ещё так терпеливо сносил бесконечное его брюзжание кроме Юры.

А ведь они часто работали по целым дням одни в мастерской, когда Юра, как бригадир, не занят был в планово-предупредительных работах, или на устранении аварий на подстанциях.

В мастерской у каждого из них были свои шкафы, был даже сейф. Юре он был ни к чему, им пользовался Анатолий. Хранил ценные детали от своей машины и деньги, которые предпочитал домой не относить.

Юра занимался в мастерской ремонтом каких-то деталей, которых не было в наличии на складе, придумывал всевозможные приспособления для облегчения работ по ремонту. Очень часто прибегал кто-нибудь с просьбами то открыть сейф, потому что потерялись ключи, то с личными просьбами, что особенно раздражало Анатолия.

— На кой чёрт ты берёшься за все эти дела? Ещё и в своё свободное время! Дурак ты, что ли?

В выражениях он не стеснялся, хотя Юра был старше лет на двадцать.

Не стеснялся, потому что Юра не оборвал ни разу, наоборот, как бы оправдывался:

— Ну, куда человеку идти, что мне трудно это сделать?

Анатолий смягчался в те моменты, когда нужно было посоветоваться относительно какого-нибудь рацпредложения, поступающего к нему на рассмотрение.

И тогда они с Юрой заинтересованно прикидывали, как всё это осуществить. Если кто-нибудь заходил в этот момент, Анатолий дёргался и, как дитё неразумному, мог сказать для чужих ушей:

— Юра, ну что за ерунду ты говоришь?

Юра замечал эти его хитрости, но не считал нужным реагировать — у каждого свои слабости!

Слабостью, нет, увлечением Анатолия были машины. В молодые годы гонял на мотоцикле, пока не попал в аварию и повредил позвоночник. Потом родители купили ему машину. С тех пор, не зная усталости, ухаживал за ней. Изучил досконально, каждый узел подвергал ревизии, чем, впрочем, по большей части и занимался на работе. Очень берёг.

То, что Юра, этот полуграмотный работяга, имеющий только техническое образование, тоже стремился выучить своих детей, раздражало Анатолия.

— Я и не думаю возить Клару на дачу в машине, добирается на транспорте. Её часто вызывают на работу, а я что, машину должен бить!?

Клара, старше его на десять лет, как бы приняла эстафету его матери и относилась к нему по-матерински заботливо, не придавая значения слабостям. И не заметила, как этот молоденький парень повзрослел и в нём прорезались черты настоящего семейного тирана.

Как правило, уступала ему во всём, но твёрдой была в вопросе воспитания детей. Он настаивал, чтобы дети после окончания школы определялись сами, без помощи родителей. Клара обеспечила им высшее образование, несмотря на протесты мужа.

То, что Юра, этот полуграмотный работяга, имеющий только техническое образование, тоже стремился выучить своих детей, раздражало Анатолия.

— Что ты себе воображаешь? Думаешь, что сын на пианино будет зарабатывать себе на жизнь? На хрен учишь их в музыкальной школе! Каждый сверчок знай свой шесток! Руки его бережёшь, надо же!

Юра поначалу пытался ему объяснить, что то, что не удалось ему самому из-за сиротства, он хочет дать своим детям. А потом просто не стал обращать внимания на ехидные замечания Анатолия.

Юра мечтал купить машину. Хоть какую, даже старенькую. Но денег накопить не удавалось. Даже если брал компенсацию за отпуск и занимался калымом, отложенные деньги удержать не удавалось. Возникали непредвиденные обстоятельства в семье, и всё приходилось начинать сначала.

— Нет, ты на самом деле лопух, подкаблучник. Как так можно жить? Посмотри, мне мои родители доплачивают всю жизнь, чтобы моих денег в семье было не меньше, чем у жены. Так я их никогда не отдаю! И Клара знает, что у меня есть собственные нужды, и никаких претензий.

Юра хмыкал, потому что у него в семье такое положение просто было немыслимым.

— Я не собираюсь в чём-либо ущемлять близких, не навязывай мне свои правила.

Однажды Анатолий пришёл на работу необычно радостным.

— Повезло! Кларе выделили новый автомобиль вне очереди. Продам свой и новый и куплю «волгу»! Слушай, Юра, купи у меня «москвича».

— Ты же знаешь, что у меня мало отложенных денег.

— Знаю, но у меня есть хороший вариант. Ты платишь мне первый взнос, а потом отдаёшь частями до определённого срока. Хорошее предложение, решайся.

Жену убеждать не пришлось. Потому что если раньше она не очень верила в осуществление Юриной мечты, то тут всё было реально.

Юра загорелся. А почему бы и нет? Придётся поднапрячься немного, но того стоит!

Жену убеждать не пришлось. Потому что если раньше она не очень верила в осуществление Юриной мечты, то тут всё было реально.

— Машине больше десяти лет, но она ухоженная. Толя даже зажигание сделал как у «жигулей».

Немного смутила Юру названная Анатолием сумма — почти как за новую.

— Но зато в кредит, — сказал Анатолий.

Пока суть да дело, Анатолий решил сделать ревизию. Он начал с того, что снял устройство для зажигания:

— Это я поставил за свои деньги, поэтому забираю.

Потом сменил новые колёса на старые лысые.

А потом пошло-поехало. Менялись новые детали на старые, опять-таки с пояснением: «Это я покупал на свои деньги».

Юра всё больше мрачнел, наблюдая всю эту катавасию.

Терпению его пришёл конец, когда Анатолий принёс в мастерскую гнутый старый расширитель.

— Что это ты делаешь? — спросил он.

— Да вот, нашёл у гаражей, совсем ещё ничего, выпрямлю и пойдёт.

— Куда пойдёт?

— Как куда? На твою машину.

— А куда потом девать будешь тот расширитель, который снимешь?

— Это же всё мои затраченные деньги! — сказал Анатолий.

— Какие мелочные дела! Вот что, находи себе другого покупателя, — твёрдо сказал Юра.

Анатолий опешил.

— Да ты что! Уговор дороже денег!

— Всё, я так не договаривался, чтобы ты всю машину ободрал. Не покупаю — и всё.

Не помогли Анатолию ни матершинная ругань, ни уговоры войти в положение — он же тратился на это всё.

Анатолий и не предполагал в Юре столько твёрдости, он его возненавидел.

Пришлось ему продать машину на барахолке в треть её стоимости.

Юра купил-таки машину. Конфискат (барыга, у которого её изъяли, умер в тюрьме). «Жигули». Машина простояла в сарае три года, по оси вросла в землю. Но была сравнительно новой. Её продали за бесценок, потому что вид её был ужасным. Юра же восстановил машину за зиму. Тщательно отчистил ржавчину, переварил сгнившие порожки и усилил дно. Мотор восстанавливать на СТО не хотели, но Юра доказал, что машину купил у государства и отказывать ему не имеют права. Сам окрашивал, запекая лампами в гараже. Дневал и ночевал там.

И однажды подъехал на предприятие в сверкающей новенькой краской машине.

Люди изумлялись, особенно те, которым довелось её видеть ранее.

— Но ведь это Юра! Что вы хотите, золотые руки у человека!



 

Ваше мнение 1  

Оставить комментарий
  • Рассказ напомнил доброго человека, мастера- самоучку, который любил собирать автомобили. Автору, спасибо.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору