На главную
 
 
 

Жертвы богам
Автор: Шарманщик / 04.02.2014

Если вас приносят в жертву богам, неважно каким — общественному мнению, моде или собственным капризам — не пытайтесь сопротивляться! Сразу бегите!!

— Сигареты сейчас не в моде! Тебе больше пошла бы сигара!

— Правда? — умилился я. — А ты пробовала курить сигары?

Она сморщила носик и посмотрела на меня с вызовом. На ее розовой губе качалась крохотная сигарилла со вкусом клубники, сигара была бы явно некстати, тем не менее, я держал паузу, изображая интерес.

— Даже и не собираюсь! — пожала она фарфоровым плечиком и обвела взглядом ресторан, словно ища поддержки. По воздуху тотчас пробежала волна — так поспешно отводили мужчины глаза от нашего столика.

Это был гимн женской красоте — нежность, страсть и сожаление о том, что все недолговечно. Я не смог устоять.

Уверен, многие из присутствующих отдали бы полжизни, чтобы оказаться на моем месте, но я бы отдал и больше, лишь бы это место освободить…

Мы познакомились на пляже. Она сидела под зонтом, слушала Вивальди и была так же пронзительно красива, как и музыка. Звуки метались над ее белокурой головкой, скользили по телу и замирали под ногами. Это был гимн женской красоте — нежность, страсть и сожаление о том, что все недолговечно. Я не смог устоять.

Кто-то назвал красоту обещанием счастья. Подозреваю, этот великий утопист никогда не общался с красивыми барышнями… или общался, но очень поверхностно. При ближайшем рассмотрении все эти пленительные изгибы, манящая поволока глаз и перламутр кожи чаще всего оборачиваются редким снобизмом, душевной черствостью и эгоизмом. Природа любит преподносить сюрпризы.

— И цвет волос у тебя какой-то тусклый, — она покрутила головой, разглядывая меня со всех сторон. — Точно! Тебе надо перекраситься в блондина. Или нет, лучше совсем сбрить волосы…

Я представил себя лысым и содрогнулся. Возможно, для любимой женщины я мог бы пойти на компромисс, но это был не тот случай. Кроме того, мой круг общения не предполагал подобные эксперименты.

— А ты ради меня станешь брюнеткой? — задал я нелепый, но все же волнующий меня вопрос.

Она поежилась и слегка отстранилась. «Изверг», — прочитал я по губам.

Что ж, теперь, по крайней мере, ясно, что жертвы предполагались только с одной стороны — все не так уж и страшно, как я думал.

Анжела (так звали это совершенство, как же иначе?) между тем поправила бретельку платья от Гуччи и показала свой профиль. Я проследил за ее взглядом и мысленно порадовался: в глубине зала сидел молодой человек экзотической внешности. Орлиный взгляд, стать и хорошо сшитый костюм не оставляли сомнений, что он производит неизгладимое впечатление на противоположный пол. «Пожалуй, ему больше пойдет быть блондином», — решил я.

Что ж, теперь, по крайней мере, ясно, что жертвы предполагались только с одной стороны — все не так уж и страшно, как я думал.

Как только потенциальный блондин направился к выходу, я, извинившись перед Анжелой, отправился за ним следом.

— Могу я попросить вас о небольшой услуге? — остановил я его на улице.

Огромные черные глаза уставились на меня с ленивым интересом.

— Вы, вероятно, заметили девушку, с которой я сидел за столиком?

Он кивнул. Не сомневаюсь, уж если он кого и заметил, то именно ее.

— Видите ли, она совершенно не терпит одиночества, а у меня в ближайшие дни срочная работа. Не могли бы вы составить ей компанию на пару дней? Чтобы не скучала?

Молодой человек сверкнул глазищами и поджал губу: уж, не за сутенера ли он меня принимает?..

— Она очень милая, — улыбнулся я как можно естественней, — но мы не настолько хорошо знакомы, чтобы из-за нее я манкировал своими обязанностями. Кстати, меня зовут Филипп.

— Артур, — представился он.

 

— Дорогая, ты не поверишь, — мы с Артуром стояли у столика, излучая бьющую через край радость, — я встретил старого приятеля. Он только что приехал и пока еще ничего не видел… а у меня как назло срочные дела, — тут я сменил выражение радости на глубочайшую скорбь.

— Если будет хорошим мальчиком, я покажу ему набережную прямо сейчас. Впрочем, в этом маленьком городишке кроме меня и набережной и смотреть-то больше не на что, — Анжела рассмеялась, обнажив ровный ряд белоснежных зубов.

На секунду сердце у меня остановилось — все-таки слаб мужчина перед женщиной — но я быстро взял себя в руки.

— Всего пару дней, милая, и я вновь стану твоим верным пажом, — целуя ее щеку, я успел заглянуть в глаза, подернутые серым туманом, и сердце опять дало сбой…

 

На секунду сердце у меня остановилось — все-таки слаб мужчина перед женщиной — но я быстро взял себя в руки.

Два дня я трудился не покладая рук, на третий заскучал по своей знакомой, но она так и не появилась в моем номере. Потом я заметил Артура с Анжелой на набережной, и тем же вечером парочка уже целовалась прямо под моим балконом.

Как я ни противился, но в сознание мгновенно вонзились пронзительные звуки скрипки и обрушились воспоминания: тонкие нежные пальцы… рассеянная улыбка… абрикосовая кожа. Боюсь, что теперь всякий раз, как зазвучит музыка Вивальди, передо мной будет возникать образ Анжелы, уж слишком ярким был ассоциативный ряд…

С большим трудом отогнал я это наваждение, не спеша выкурил сигарету и принялся за следующую главу новой книги… в конце концов, у каждого свой бог!!



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору