На главную
 
 
 

Юбилей
Автор: Lariss-ka / 10.08.2010

ЮбилейСвое шестидесятилетие Галина Борисовна решила отметить скромно, устраивать шумное застолье не было ни сил, ни желания. Приглашены были только дочери с семьями, три близкие подруги да соседка с мужем.

Первой приехала младшая дочь, Ксюша. Закричала с порога:
— С днем рождения, мамочка! — и подала огромный букет.
— Ты что же, одна? А Петя? А мальчики? — удивилась Галина Борисовна.
— Мам, я тебе позже все объясню. А сейчас говори, что нужно сделать, чем помочь.

Старшая дочь, Юля, заявилась последней, когда мать уже начала волноваться. Сунула в руки цветы, неловко обняла, неловко пробормотала:
— С днем рождения, мама.
— И ты одна? Ну вы что, сговорились, что ли?
— Сережа не смог с работы отпроситься, а у Машки экзамены…

***

Гости разошлись поздно вечером. Галина Борисовна с Ксюшей убирали со стола, Юля дремала в кресле со стаканом вина в руке. Весь вечер Галина Борисовна боялась, что Юля напьется и начнет, как обычно, безобразную свару. Но, слава Богу, все обошлось. Юля и правда пила много, но вела себя тихо.

— Ты, сестренка, себя только слушай, а не материны премудрости; она тебя научит… Мне жизнь испортила, теперь тебе испортить хочет?

Когда посуда была убрана, Галина Борисовна вспомнила:
— Ксюшенька, так почему ни Петя, ни мальчики не приехали?
— Мам, — Ксюша замялась. — дело в том… Дело в том, что мы с Петей решили разойтись.
— Ка-а-ак? — мать опустилась на стул.
— Ну как… Как все люди — обыкновенно.
— Почему же так… неожиданно?
— Мам, ну почему неожиданно… я же тебе и звонила, и писала об этом.
— Но я не думала, что у вас все так серьезно…
— Серьезней не бывает… Ты не подумай, что мы это так, сдуру. Мы много говорили об этом с Петей.
— Нет, ты подожди, подожди… Сядь вот сюда, поговорим. Дочка, чем Петя плох? Хорошо зарабатывает, не пьет, тебя не обижает. Мишу с Денисом любит. А мальчики как же? Им отец нужен!
— Мам, но Петя не перестанет быть их отцом. Он просто не будет моим мужем, вот и все.
— А ты сама? Тебе тридцать два года и двое детей! Думаешь, что разведешься, и очередь из женихов выстроится?
— Проживу как-нибудь одна… Мам, ты совсем не о том говоришь!
— Ксюха, не слушай мать, поступай как сама хочешь.

Галина Борисовна вздрогнула. Она, признаться, уже забыла, что в комнате находится еще и Юля, думала, что та, пьяная, давно заснула. Но нет, сидит прямо, глядит перед собой, взгляд одновременно и рассеянный, и сосредоточенный, как у всех пьяных. Галина Борисовна решила реплику дочери не замечать, а сердце закололо: Юля нарывается на скандал…

— Ксюша, в жизни всякое бывает. Ну поругались, так помиритесь. Милые бранятся — только тешатся. Ты ко мне прислушайся. Мы с твоим отцом почти тридцать лет прожили. Разное было, но я всегда помнила, что прежде всего я мать и жена. Все делала, но семью сохранила!
— Какую семью, мама?! Видимость у тебя была, а не семья! Сохранила она…

Галина Борисовна дернулась, как от укола, и гневно повернулась к Юле:
— А ты помолчи! Не с тобой разговариваю!
— И я не с тобой, я Ксюхе говорю… Ты, сестренка, себя только слушай, а не материны премудрости; она тебя научит… Мне жизнь испортила, теперь тебе испортить хочет?

Сердце закололо сильнее; промолчать бы, уйти, прилечь… Но усталость, раздражение, выпитое вино дали о себе знать.

— Я тебе испортила? Да я все делала, чтоб у тебя жизнь как у нормальных людей была! Забыла, из каких притонов я тебя вытаскивала? Сколько я нервов на тебя потратила! Ты сама своими руками все порушила, институт бросила, от мужа ушла…
— Муж? Ты про этого, что ли? Ведь это ты силком меня за него вытолкнула, потому что я беременная была! А я аборт хотела сделать! Сама ведь знаешь, как мы жили — он и пил, и бил меня… И убил бы, да не успел! А помнишь, что ты мне тогда сказала? «Разведешься, я тебя знать не знаю и на порог не пущу». Что, стыдно тебе было, что твоя дочь разведенка-брошенка? Легче было бы, если б я сдохла под забором? И сдохла бы, да отец не дал…

— Муж? Ты про этого, что ли? Ведь это ты силком меня за него вытолкнула, потому что я беременная была! А я аборт хотела сделать!

— Мама, Юля, перестаньте, хватит…
— Отца, значит, вспомнила… — Галина Борисовна испугалась ненависти в своем голосе, но остановиться уже не могла, — а кто его в могилу своими выкрутасами загнал, забыла?
— Ой, мам, не перекладывай с больной головы на здоровую. Тетю Веру помнишь? Помнишь, как отец к ней уйти хотел, а ты не пустила? Сцены здесь устраивала, истерики… Доносы писала и на Веру, и на отца, забыла?
— Я не для себя это делала! — взвизгнула Галина Борисовна, она совсем перестала владеть собой. — Я хотела, чтоб у Ксюши отец был!...
— Опять ты, мам, врешь. — Чем больше нервничала мать, тем спокойней и холодней становилась дочь. — Не взваливай вину на Ксюшку. Ей тогда шестнадцать лет было, большая уже, все бы поняла. Для себя ты старалась, врала, подличала…

Сердце, бившееся высоко в горле, рухнуло вниз и отозвалось такой нестерпимой болью в груди, что Галина Борисовна охнула и согнулась пополам на стуле. Как сквозь туман она слышала рыдающий голос Ксюши:
— Юля, прекрати, замолчи немедленно! Мама, мамочка, что с тобой? Вызвать скорую?
— Не надо скорую… На кухне, в шкафчике… капли мои…

Потом Галина Борисовна лежала в темной спальне на застеленной кровати и слышала голоса, топот ног, хлопанье дверей. Над ней нагнулась Ксюша:
— Мам, как ты?
— Получше, уже отпустило…
— Юля уезжать собралась.
— Куда она поедет ночью? Скажи, пусть остается.
— Не останется она. Мам, я провожу ее, ладно?
— Проводи…

Хлопнула дверь, и наступила тишина. Только часы на стене отсчитывали секунды: тик-так, тик-так…

Шестьдесят лет, седьмой десяток… Самое время подводить итоги.

Саша.
Юля всегда была Сашиной любимицей. Что бы ни случилось, отец ее поддерживал. Только один раз не поддержал, когда она хотела аборт сделать.
Тик-так, тик-так…

Юля.
Да, баловал отец старшую дочь, во всем ей потакал. А она, мать, только требовала и наказывала. Что же удивляться, что Юля отца обожала, а к матери относилась как к досадной необходимости? А она, Галина Борисовна, боялась за Юлю, видела она, как влечет ее дочь ко всему неизвестному, интересному, запретному. Как мало ее волнуют нормы поведения и морали, как важно для нее лишь «я хочу», «мне надо». И боялась Галина Борисовна отпускать дочь учиться в чужой, незнакомый город. А Юля так жадно туда стремилась: уехать бы, сбросить мелочную опеку матери, вдохнуть воздух свободы, зажить полной жизнью!..

Чувствовало материнское сердце беду, когда Юля, худая, бледная, раздраженная, в разгар сессии неожиданно приехала домой.

А дальше был для матери кошмар. Сколько раз она ездила за десятки километров, чтобы вытащить дочь из кафешек, баров, пьяных компаний. Чтобы под насмешливые взгляды однокурсников притащить ее в общежитие, засадить за лекции. А самой идти в деканат, плакать, унижаться, просить не отчислять студентку Балашову… И везде одна, одна...
Тик-так, тик-так…

Маша.
Чувствовало материнское сердце беду, когда Юля, худая, бледная, раздраженная, в разгар сессии неожиданно приехала домой. На тревожные расспросы родителей ответила резко и жестко:
— Я беременная. Рожать не буду, ребенок мне не нужен…

Саша спросил лишь: кто он? А Галина Борисовна с захолонувшим сердцем ждала ответа: мало ли с кем шлялась их непутевая дочь!.. Но это оказался однокурсник, мальчик из вроде бы приличной семьи. Ты что, Юленька, какой аборт? Выйдешь замуж, родишь ребенка, будет у тебя нормальная семья, мы тебе поможем… И давили и жали родители с обеих сторон, Балашовы на Юлю, родители того парня — на сына. И дожали-таки, пошли молодые в ЗАГС! Да только счастья в ЗАГСе не купишь… Думали: стерпится, слюбится. Не стерпелось и не слюбилось. И болело теперь сердце Галины Борисовны уже за двоих: за дочку Юлю да за внучку Машеньку. Неужели и в самом деле сказала она дочери те страшные, жестокие слова? Она уже и не помнит…

Тик-так, тик-так…

Вера. И Саша…
Седина в бороду, бес в ребро.

Когда они с Сашей отмечали серебряную свадьбу, гостями было поднято немало тостов с поздравлениями типа: выпьем за Галю, Галочку, Галину Борисовну, чьи женская мудрость, ум и чуткость провели семейный корабль Балашовых сквозь житейские бури… Галина Борисовна улыбалась, благодарила и не смотрела на Сашу. Тот тоже старался не встречаться с ней глазами. Потому что житейская буря как раз в это время швыряла их семейный корабль в разные стороны, и исход был еще неясен. А звалась эта буря Вера, Верочка, соседка по дачному участку… Как долго не замечала Галина Борисовна звонки и звоночки, как долго она игнорировала женское чутье, шептавшее ей: у Саши другая женщина… Но однажды пришлось взглянуть правде в лицо. Когда Саша, пряча глаза, сказал ей: «Галя, прости, но дальше так продолжаться не может…» Как описать ужас, панику, гнев, охватившие ее? Но недаром Галину Борисовну называли умной женщиной, она не ответила ни да, ни нет. Тянула время, молчала, а сама вела изматывающую войну нервов, давила на жалость, шантажировала детьми, мягко, незаметно. А в минуты отчаяния делала то, чего потом страшно стыдилась: писала, звонила, ходила на работу Саши, Веры. Плакала, просила начальство «повлиять», «посодействовать», «помочь сохранить семью»… И выиграла! Вера сдалась первой, ушла, а Саша остался в семье. Но насладиться победой Галина Борисовна не успела. Вера ушла и, казалось, забрала с собой всю радость Сашиной жизни. Он как-то внезапно быстро постарел, начал жаловаться на здоровье, сперва один инсульт, потом второй… Неделя комы, и его не стало.

Галина Борисовна глядела в темноту и думала: а что было бы, отпусти она тогда Сашу. Может, был бы жив до сих пор, не ушел бы так рано.

Столько времени прошло… Галина Борисовна глядела в темноту и думала: а что было бы, отпусти она тогда Сашу. Может, был бы жив до сих пор, не ушел бы так рано. Неужели она принесла жизни своих родных — Саши, Юли, Ксюши — в жертву одному божеству, СЕМЬЕ? Нет, неправда! Она любила их и боялась за них. Или за себя боялась?
Тик-так, тик-так…

Ксюша на цыпочках подошла к кровати матери. Та лежала совсем тихо, из закрытых глаз текли слезы.

— Мам, тебе плохо? Вызвать скорую?
— Нет, Ксюшенька, все уже прошло. Как Юля?
— Я проводила ее на вокзал, все нормально. Она просит у тебя прощения.
— Хорошо… Ксюша, у вас с Петей правда все так плохо?
— Мам, давай не будем сейчас об этом...
— Ты прости меня, дуру старую. Делай как сама хочешь, ты уже большая. А Дениса с Мишенькой привози ко мне на все лето, я по ним соскучилась.

Ксюша нагнулась, поцеловала мать в щеку.

— Хорошо, мамочка, обязательно привезу.

Тик-так…

 



 

Ваше мнение 42  

Оставить комментарий
  • lica (Калининград) / 16 авг 2010
    Рассказ написан складно. И тема "отцов и детей" актуальна. Но не хватило мне какой-то изюминки. ИМХО чуть-чуть не дотянули до 5.
  • Ларисс-ка / 13 авг 2010
    Девочки (и мальчики))))! Большое спасибо за внимание к моему рассказу и за отзывы! У меня намечается прогресс: к этому рассказу нет комментариев о ляпах и стилистических ошибках, как к предыдущему. Значит, расту)))) Спасибо, вы все вселили в меня веру в себя (простите за тавтологию). Буду работать над рассказами дальше. Их у меня есть)))
  • Привет! Решил парочку рассказов прочитать. Ну и...ничего так! Жизненно все, грамотно и по делу. Только остается большое чувство досады. Знаете, почему? Потому что нет точного ответа на вопрос "Так а кто виноват-то во всем этом?!" Остается признать только, что жизнь - такая вот непростая штука...
    • Ларисс-ка / 13 авг 2010
      Алекс, спасибо за отзыв! "Только остается большое чувство досады" ""Так а кто виноват-то во всем этом?!"" Знаете, во всех своих, кхм... произведениях я избегаю делить людей-события-явления только на черное и только на белое. Как я написала уже раньше, в этой истории нет ни святых ни грешников. А право читателя - самому решить, кто прав, а кто правее))) Даю простор читательскому воображению, так сказать.
  • Нет слов, читала взахлеб, очень очень очень суперский РАССКАЗ. БРАВО! Так понравилось, что эмоций масса. И правдиво и жизненно!
  • Хорошо написано, актуально и жизненно. Очень понравилось. На мой взгляд здесь шла речь о заблуждениях пресловутой мудрости.
  • Не могу сказать, что совсем не понравилось, но и сазать, что жуть как пронравилось тоже :) У автора безусловно есть потенциал, наработанные навыки, осталось научиться структурировать, приглаживать текст и не разбрасываться. И все будет пучком :) Удачи!
  • жужа@ (Санкт-Петербург) / 10 авг 2010
    Галина Борисовна получилась очень живая и прадоподобная тетка, таких много рядом. Изложение гладкое, автор молодец. Только не совсем в тему конкурса; Галина Борисовна - воплощение вопиющей бабской совковой глупости. ИМХО.
    • Согласна, Жужа, но зачем же так буквоедски подходить к теме? Ну и будем мы читать рассказки про всепрощающих, истинно мудрых дам - иззеваемся ведь!))) Я позволю себе еще раз процитировать найденное вчера в инете высказывание психолога: "Мудрость это ЧУВСТВОВАНИЕ ситуации. Чувствование с осознанием. А женская мудрость складывается из чувствования и любви. Мудрая женщина чувствует, что нужно сказать или сделать в каждый момент времени.Чувствует СЕРДЦЕМ, ДУШОЙ. В этом-то и ее отличие от умной женщины..." Безусловна, ГГ не мудра, но она-то сама на каком-то этапе считала себя таковой... Если разобраться, то только в рассказе Куликовой "Москвичка" женщина безусловно мудрая, в во всех остальных -спорный вопрос.. Даже в очаровательной сказке Сверчка ведьмы считают "вселенской мудростью" делание мелких пакостей))))
    • Ларисс-ка / 10 авг 2010
      Жужа, спасибо)) Я предвидела такое возражение, насчет глупости. Я просто хотела обыграть фразу: мудрая женщина - та, которая не замечает чужой помады на рубашке мужа.
      • жужа@ (Санкт-Петербург) / 10 авг 2010
        так а может и стоит заметить? И послать куда по-дальше? -:) тут все от обстоятельств зависит. У меня есть друг, который что только не творил (со следами помады, фотографиями и т.д., хотя любовницу не имел), что бы жена его выгнала. Не хотел быть инициатором развода. Вот пример мудрого мужчины -:) в некотором смысле.
        • И я не вижу в этом высказывании (насчет помады) мудрости, ИМХО. Это ж как нужно допечь мужика, чтобы он такие штуки вытворял, е-мое))) Это ж до какой степени женщина должна должна себя не уважать, чтобы держаться за мужа как пиявка... Грустно. Жужа, а Вы согласны со мной насчет разнообразия точек зрения на женскую мудрость или с приведенным мной высказыванием психолога? А то я тут стебный рассказ отправила, где ГГ, прямо скажем, не отличается мудростью в нашем понимании))))
  • Неоднозначно и спорно, как сама жизнь. Написано хорошо, вот только в конце, видимо от недостатка места, размышления матери скомканы, скороговоркой пробормотаны. Как-то слишком быстро и неправдоподобно она прозрела. По себе знаю: осознание своих ошибок - долгий и невероятно болезненный процесс. На весь процесс места не хватило и автор дает сразу финал. Но все равно Автор молодец!
    • Ларисс-ка / 10 авг 2010
      Спасибо, Летиция! Да, конец скомкан, сама понимаю, места мало... А диалоги сокращать я не хотела - они мои любимые, диалоги-то))) Я лучше из описания что-нить уберу, но живую речь оставлю, она у меня главную энергию несет.
  • Супер! Очень жизненно. Даже, пожалуй, слишком жизненно - и не разберешь, что белое, что черное... Спасибо, автор!
  • Проблемный рассказ. Я люблю проблемные рассказы. От меня 5. Даже придираться не хочется.
    • Ларисс-ка / 10 авг 2010
      Спасибо, полу-тезка))) А что Вы вкладываете в эту оценку: проблемный рассказ?
      • Мне ка жется тоже, что рассказ проблемный, в том смысле, что вы подняли сразу несколько проблем в отношениях, между матерью и дочерью, между мужем и женой, между семьй дочери и мненеим опять же матери. Отлично!
  • На первый взгляд - ужасная история. Тяжело было после прочтения. Но ведь не все в жизни гладко и прекрасно... Потому ставлю пять и респект автору за то, что не побоялся изложить историю, к торой заведомо начнут придираться.
    • Ethernity / 10 авг 2010
      Странно... История если не реальна, то очень приближена к реальности, придираться как раз не к чему.
      • Ларисс-ка / 10 авг 2010
        Ethernity, да, у этой истории реальные прототипы, но думаю, что они не до конца поняли свои ошибки... Здорово быть писателем: берешь настоящих людей и создаешь альтернативную реальность!
    • Ларисс-ка / 10 авг 2010
      Тайваш, спасибо))) Подумала сейчас, почему я тяжелые истории пишу? Прошлая была тяжелая, эта не легче. Вроде, жизнь не трудная, а для легких, веселых рассказов Муза не посещает((( А придираться будут - это же здорово! Значит, не все понятно читателю, не все в рассказе однозначно)))
  • ПЛЮС. Рассказ понравился. Жизненно. Кратко. И главное, тяжелый двойственный выбор на первый взгляд..Но никого судить не буду..
    • Ларисс-ка / 10 авг 2010
      Спасибо, Солничка! Я рада, что понравилось))) А то с утра совсем мало отзывов было...
  • жесткий рассказ ... и дочери - какие-то инфантильные, и муж со своей Матильдой- полный отстой... да и сама героиня не вызывает ни чуточки симпатии... какие-то все герои совершенно не интересные... бытовуха какая-то.....
  • Тортила (Подольск) / 10 авг 2010
    А я бы оставила первую часть рассказа, а мысли матери убрала. Как-то вот мне эта часть мне кажется более искренней и выразительной, чем мысленные монолог с запоздалым раскаянием матери.
    • Ларисс-ка / 10 авг 2010
      Тортилочка, спасибо за отзыв)) Я думаю, что рассказ получился бы неполным, если бы не было диалога матери со своим прошлым. Ведь прочитаешь первую часть и создается образ матери-монстра, тирана, гнобящего своего ребенка. Которая и мужа своего в могилу свела. А жизнь - она не черно-белая. В моей истории нет святых и грешников. Я хотела показать, как одни и те же поступки по-разному оцениваются. И к чему приводит СТРАХ. Страх остаться одной, страх осуждения социумом, страх за своего ребенка. А ГГ не раскаялась, нет. Она просто взглянула на мир с другой точки зрения, до раскаяния ей еще далеко, она пока только осознала проблему.
  • Н-да, еще один пример женской мудрости -тупости. Что лучше - сохранение семьи любыми средствами или сохранение своей души и душ близких? Вопрос риторический. Лариса- Мелисса, это вы -не отпирайтесь. Расказ читается легко, диалоги лаконичны и жизненны, дрожь по шкуре. Спасибо!
    • Ethernity / 10 авг 2010
      Хм... Ситуация похожа на жизненную, но я бы не сказала, что героине присуща тупость. Может, стоило спокойно смотреть, как спивается дочь? Редкая мать на это способна. А может, проводить мужа караваем к любовнице? Тот самый случай, когда куда не кинь - всюду клин.
      • А что, Ethernity, боротьтя за мужа "до последней капли его крови", чтобы затем остатьтя его законной вдовой - это мудро, по-Вашему? ГГ и сама к 60-и годам поняла, что лучше было бы "проводить мужа караваем к любовнице" - может, еще жив был бы... А насчет дочери, с которой у матери не было контакта, с которой она только "требовала и наказывала" - тоже спорный вопрос... ГГ -очень властная женщина, не оставляющая своим близким шансов на собствееный выбор. Таких женщин на постсоветском пространстве много, всех нас растили под девизом "бороться и искать, найти и не сдаваться"... А если страршая дочь не спилась за 35-40 лет, значит все не так уж безнадежно - обычный юношеский нигилизм и бунтарство по молодости. Знаю одно семейство, в котором мамашка до18 лет не позволяла сыну даже лизнуть пиво. Поступив в институт и оторвавшись от опеки, он за пять лет стал алкоголиком и заработал цирроз печени.
        • А может, мать не давала сыну притрагиваться к алкоголю из-за какой-нибудь дурной наследственности? Знала, что есть предрасположенность к алкоголизму? Вот тот и дорвался и спился. Но это мое имхо.
        • Ethernity / 10 авг 2010
          А если б проводила мужа - слегла бы сама. Её ценности, её здоровье и жизнь не принимаются во внимание? Выбор был очень сложным, но он был в любом случае неверным. Что касается дочери, то упрёки в сторону матери - просто предлог для пьянства и оправдание собственной слабости. Многие из нас уезжали поступать, но успевали и с друзьями покутить, и учёбу справить.
          • Мы гораздо живучее мужиков... Подтвержением тому продолжительность жизни - наша на десять- двенадцать лет больше..
          • Ларисс-ка / 10 авг 2010
            Ethernity, Вы правильно поняли насчет Юли... она - не жертва. Она сейчас любые свои ошибки сваливает на мать, как на удобное оправдание своей неудавшейся жизни. Есть такие люди и их немало.
        • Габи, это действительно спорный и глубокий вопрос. Может, ГГ и не оставляла шансов близким на выбор, но на какой выбор? Напиваться и шляться где-то, сделать аборт - это достойный выбор? Ничего страшного, что мать пытается от него уберечь дочь. Вопрос в том, как пытается, но это второй вопрос. Я бы поостереглась тут ее осуждать, потому что в конечном итоге, все матери хотят все-таки лучшего для детей и поступки героини в отношении дочери продиктованы все же не эгоизмом. Она жизнь спасла ее ребенку, своей внучке. Тут любые средства хороши, по-моему. Единственное, с чем не соглашусь - донос как способ спасения брака. В любви все средства хороши, но, все же, кроме этого. Рассказ прекрасный: нет черно-белых красок, есть над чем подумать. От меня 5 и спасибо автору.
          • Я не спорю - вопрос спорный)))) Но помните притчу о том, как мудрец определил родную мать ребенка? Он сказал двум женщинам, которые оспаривали материнство, взять ребенка за руки и тянуть в разные стороны... Та женщина, которая отпустила руку ребенка, чтобы не причинить ему боль, и была настояшей матерью. Но это я больше про сохранение рухнувшего брака - действительно любящая женщина отпустит своего мужчину, а не будет доводить дело до инсутьта, чтобы остаться победительницей... И насчет "В любви все средства хороши" - категорически не согласна!
            • Ну под всеми средствами я имела в виду именно способы сохранения любви, а не удержания мужчины. Это разные вещи )))
    • Нет, Габи, буду отпираться - это не я )))
    • Ларисс-ка / 10 авг 2010
      Спасибо, Габи))) "Мудрость" ГГ - вековая мудрость женщин, когда надо костьми лечь, но чтоб у жены был муж, а у детей был отец. И чтоб у детей было так же. Но не всегда так получается.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору