На главную
 
 
 

Я буду тебя ждать
Автор: Елена / 28.04.2014

Первый рабочий день нового 1993 года начался с того, что к нам заглянул профорг кафедры Леонид Алексеевич с вопросом: «Я с трудом выбил путевку в Сочи, кого пошлем?» Ехать в Сочи в январе никто не хотел, вот если это было бы лето, ну на худой конец — весна или осень, но зимой?! И тут кто-то предложил: «Пусть Лена едет!» Я брыкалась, как могла, ехать не хотела ни за что, но Леонид Алексеевич вцепился, как бульдог, сказал, что он дрался за эту путевку, и поедет человек с нашей кафедры и точка. Я сдалась…

Минули тоннели к Туапсе, и показалось море, Черное море. Странно было видеть пустынное побережье, уныло тянувшееся за окном, редкие фигурки людей, но солнце, какое яркое солнце!

Поезд замедлил ход, несколько раз чихнул сцепкой вагонов, заскрипел, нехотя остановился. Я вышла на перрон и застучала шпильками сапог через арку к привокзальной площади…

Странно было видеть пустынное побережье, уныло тянувшееся за окном, редкие фигурки людей, но солнце, какое яркое солнце!

Спускаясь по лестнице, краем глаза заметила высокого парня, стоящего в холле, бородатого, в надвинутой на лоб шапке. Оформлял заезд. Когда он стал подниматься навстречу мне, я почувствовала, даже не посмотрев на него, не разглядев лица, я просто почувствовала, как будто тысячи искорок прошли сквозь меня, я не знаю, как это объяснить, я раньше не верила, что такое может быть, но это бывает, действительно происходит в жизни. Ничего не зная о человеке, даже не видя лица, я уже любила его. Смешно и глупо. Вечером за ужином в столовой я вновь увидела его за соседним столиком, рядом с красивой женщиной. Так странно, но я почувствовала ревность. Парень сбрил бороду и оказался красивым мужчиной с сединой, покрывавшей его волосы мелкой сеткой, седина ему шла. Он рассматривал меня, но когда я ловила его взгляд, тут же отводил глаза в сторону.

На следующий день меня поймала в коридоре моя красивая соседка, сказала, что ее зовут Фатима, что она беженка из Абхазии и что со мной очень хочет познакомиться один молодой человек, что я очень ему нравлюсь, но он не решается ко мне подойти. Нас познакомили, его звали Леней. Все произошло очень быстро. Леня сказал, что потерял голову. Я помню, мы гуляли по Сочи и присели на скамейку у Морского вокзала, и Леня выдохнул: «Ты выйдешь за меня замуж?» Я спросила: «А что я буду делать в Абхазии, идет война», он ответил: «Будешь медсестрой в нашем батальоне». Мы оба потеряли чувство реальности тогда. Леня немного говорил о войне. Кто хвастается, рассказывая с бравадой, на самом деле, не воевал по-настоящему и не видел настоящее горе и смерть. Тот, кто прошел войну, не любит вспоминать. У Лени открылась язва, и на последние деньги ему купили путевку в Сочи, чтобы он подлечился. Так мы и встретились в «Светлане».

Наступил день отъезда. Леня просил меня, чтобы я осталась еще не неделю, но я не могла. Он сказал, что приедет 15 марта ко мне, к моим родителям, просить моей руки. Он был потерянным, я постоянно плакала. Такси приехало. Погрузили вещи. Вокзал. Перрон. Мой вагон. Положила вещи. Вышла к нему. Он обнял, стал целовать и повторял, чтобы я ждала его 15 марта. Поезд тронулся. Проводница буквально оторвала меня от него и втащила в вагон, он долго бежал вслед, до конца перрона. ВСЕ. Я нашла свое место. На боковушке плацкарта сидела бабушка. И вдруг я завыла, завыла, даже не заплакала, а завыла, как бабы в старых фильмах. Бабушка подсела ко мне, все поняла, гладила по голове и причитала: «Поплачь, милая, поплачь…».

Кто хвастается, рассказывая с бравадой, на самом деле, не воевал по-настоящему и не видел настоящее горе и смерть.

Я вернулась домой другой. Вышла на работу. Жизнь шла своим чередом, но я была не здесь. Я смотрела только выпуски новостей. Как-то в обеденный перерыв я зашла в церковь рядом с университетом. Я не верила в бога, а теперь пришла в церковь, встала в стороне, купила свечи и подошла к иконе Николая-Чудотворца, зажгла и поставила свечу, и просила только об одном — чтобы он выжил. Я просила — пусть он только останется жив, а я отдам десять лет моей жизни. Почему именно 10 лет, не знаю, но дала такой обет. Почувствовала облегчение. Теперь стала часто заходить в церковь. Бабушки ворчали — не там встала, без платка, но я почти никого не слышала и не замечала, а только стояла у икон и просила об одном.

Когда ты ждешь человека с далекой от тебя войны, когда кругом обычная жизнь, и ты должен жить, работать, улыбаться, радоваться, как ни в чем не бывало, когда вокруг тебя никто не ждет, я поняла, это очень тяжело. Никакой связи не было, только новости из телевизора. Что мне помогало справиться с этой волной ожидания и мольбы — тихо постоять в церкви и песни Цоя. Я часто слушала его «…смерть, стоит того, чтобы жить, а любовь… стоит того, чтобы ждать…», «…кому умирать молодым». Я вспоминала питерскую жизнь, университет и его концерт, где мы стояли с Леной, моей соседкой по комнате, с зажженными спичками, как все вокруг. Когда волна ПТУшников вынесла нас после концерта вплотную, помню, к двум милиционерам, они спросили нас: «Девчонки, что вас сюда привело, вы вроде приличные, интеллигентные?». Мы ответили: «Вам не понять». Теперь песни Цоя действительно мне помогали. Ведь он не был на войне, а как будто бы все прочувствовал, каково это быть там.

Пришло 15 марта, было наступление на Сухуми. Абхазы пытались освободить свою столицу. Я поняла, что Леня не приедет.

Отпуск начался последней неделей августа. Я собрала вещи, купила билет до Сочи и ... Фатима по-прежнему жила в «Светлане». Через несколько дней мы решились поехать в Абхазию… По дорогам гуляли коровы, как в Индии. У побитой маршрутки столпился народ. Дождались автобуса до Гудауты. Город встретил гулом взрывов вдалеке. Мы долго ходили, разыскивая дом, где остановился муж Фатимы. Я смотрела на разбомбленные дома, попадавшиеся на пути. Пальмы и буйная растительность немного скрадывали разрушения. Хозяева дома были русские. Дед оказался почти земляком, он родился в Кирове. Ночью шел бой на море, сквозь сон я слышала разрывы снарядов, как раскаты грома, но я настолько устала, что не могла открыть глаза, хотя хозяйка и пыталась со мной поговорить и рассказать, что прошлой ночью было страшнее.

Утром Фатима сказала мне: «Все, хватит ждать в неизвестности, сейчас поедем в его село и все узнаем».

Утром Фатима сказала мне: «Все, хватит ждать в неизвестности, сейчас поедем в его село и все узнаем». Муж Фатимы уже ждал нас в машине. Дорога заняла меньше часа. Когда машина свернула с трассы и стала подниматься в гору, мне стало страшно. Что ждет меня, жив ли Леня? Я чувствовала, что лицо мое горело. Вот его двор, вот пожилая женщина, наверное, его мама, я не могу поднять глаза. Муж Фатимы вышел из машины, подошел и что-то спросил, затем вернулся и сказал мне: «Леня жив, я сказал, где нас искать в Гудауте». Мы поехали обратно. Только одна мысль в голове — он жив, жив, жив.

Тянулись дни ожидания. Как-то утром я не находила себе места, жутко разболелась голова. Хозяйка подошла ко мне и говорит: «Дочка, давай я воду согрею, вымой голову, это поможет». И действительно, головная боль немного утихла. Сынок Фатимы выбежал во двор, мы с ним стали играть в прятки, я зажмурила глаза, начала считать — раз, два, три, четыре, пять, я иду искать… открыла глаза, и вдруг мой взгляд невольно упал на калитку, и я увидела Леню, он стоял за калиткой, в камуфляже, и смотрел на меня. Я не верила своим глазам, Леня, совсем рядом, живой… Я подошла к нему, не помню, что он сказал, что я ответила, только помню его глаза… Вышла Фатима, взяла на руки сына, я вбежала в дом, схватила свою сумку, наскоро попрощалась с хозяевами и мужем Фатимы, поблагодарила их за все и побежала к калитке. Пообещала Фатиме не исчезать из виду, мы обнялись на прощание, я выпорхнула, и мы пошли к ожидавшим нас красным жигулям. В машине сидел мужчина, Леня познакомил нас. Это был троюродный брат Лени, Беслан.

Леня быстро вел машину. На разветвлении дорог к селу Бесик сошел. Мы молчали. Подъехали к Гаграм. Разрушенные и сожженные дома. Остановились у девятиэтажного дома, стоящего почти на самом берегу моря. Вышли, не говоря друг другу ни слова, поднялись на 9 этаж, Леня позвонил в дверь какой-то квартиры, открыл парень, друг Лени, который затем быстро ушел. Наконец, мы остались одни. Ночью шел бой на море, казалось очень близко, промелькнула мысль, вдруг снаряд попадет в дом, и мы погибнем, но страха совсем не было, я ничего не боялась тогда, Леня рядом, погибнем, так вместе.

Утром вышли на берег моря у дома. На песке валялись болванки от снарядов, действительно, снаряды могли попасть в дом, могли, но не судьба. Дом был почти необитаем, только несколько квартир подавали признаки жизни. Мы сидели на берегу, зарывши ноги в песок, совсем близко к воде, что волны с легкостью размывали песок и гальку. Мы слушали двухкассетник. Стинг и Хулио Иглесиас. Обволакивающий голос Иглесиаса просто уносил нас куда-то. Двадцать лет прошло, но эта картина стоит перед глазами — пустынный пляж, болванки снарядов в песке, и мы сидим у самого моря, и слушаем Иглесиаса и Стинга, его tears from the stars.

Мы слушали двухкассетник. Стинг и Хулио Иглесиас. Обволакивающий голос Иглесиаса просто уносил нас куда-то.

Леня сказал, что родители против нашей свадьбы, что им нужна абхазка-невеста. Я плакала.

Леню отпустили на несколько дней с позиций. Три дня мы провели в том доме в Гаграх. Он порывался отвезти меня к родителям: «Все, сейчас поедем домой», — а потом: «Пойдешь в наш батальон медсестрой, будем вместе», — затем, мучая себя и меня: «Нет, я не хочу, чтобы ты погибла, нет, я так не могу, уедешь домой, а после войны все решим». Три дня пролетели очень быстро. Он должен был возвращаться на позиции. Приехал Бесик и довез нас до границы. Мы добрались до Сочи. Купили билет. Вышли на привокзальную площадь, присели на скамейке, Леня о чем-то говорил, я рвала носовой платок, он вскочил, поцеловал меня и быстро ушел, не оглядываясь. Я окаменела, просидела, так долго, смотря на муравьев, проложивших тропинку у бордюра тротуара и упорно тащивших непомерный груз. Женщина, присевшая рядом, спросила меня, не плохо ли мне. Я покачала головой, поднялась, взяла сумку и стала бродить по Сочи в ожидании поезда с одной мыслью: «Я вернусь сюда все равно, пусть только он будет живым»…



 

Ваше мнение 29  

Оставить комментарий
  • . Жизнь каждого- это целый роман. Но жизнь- это одно, а литература- немного другое.Вы писали и надеялись, что он это прочтет? А вдруг?Вы выдохнули свою личную историю, теперь она точно завершилась.
  • Елена / 30 апр 2014
    Спасибо всем, кто понял суть истории. Я хотела поговорить о любви. Это было 6 лет поисков, встреч, разлук и расстояний. Я видела, как война ломала судьбы. Её легко начать, но трудно закончить. В 1994, когда я пыталась узнать, выжил ли он, приходя каждый день на границу и переходя в Абхазию, опрашивая людей, один мужчина схватил меня, навел автомат и стал кричать, что я была из тех, кто расстрелял всю его семью, включая детей, и что сейчас он отомстит за них. Я была в джинсовой юбке и футболке, отличавшаяся от местных женщин, и он видел во мне, обезумев от горя, снайперш из Прибалтики из батальона "белые колготки", которые за деньги воевали на грузинской стороне. Что меня тогда спасло... Я смотрела в его помутневшие глаза и, стараясь не показывать страха, говорила, что я из России, и что ищу..., что люблю..и поняв по акценту, что он - армянин, я стала говорить слова на его языке, какие знала, он пустил очередь поверх моей головы, упал на колени и заплакал. Подбежали абхазские ребята и отобрали у него автомат. Потом, когда я нашла Лёню, он хотел найти и поговорить с тем несчастным человеком, но я отговорила. Я встречала много людей, которых сломала война. Хороших людей намного больше, чем гнилых. Мне всегда помогали, и я помогала, как могла. История наша закончилась в 1999. Мы и до загса дошли, и заявление подали, но не поженились. Поссорились в пух и прах, оба были молодые, горячие, гордые, я сказала, что он больше меня не увидит и не услышит, он уехал из моего города в Абхазию, вскоре закрыли для мужчин границу из-за Чечни, и я решила поставить точку. Это было безусловное, сильное и взаимное чувство. Он не был трусом, не сбежал, как многие, и защищал землю, на которой родился, был благородным, но, наверное, разница в образовательном уровне сказалась бы позже, хотя я готова была "тохать" (мотыжить), как говорят в Абхазии, кукурузу всю жизнь, но он говорил, что не хотел для меня такой судьбы. Наверное, он был прав. Я ни о чем не жалею, главное, что он выжил в той войне. И, наверное, я бы не встретила человека, которого полюбила, и очень сильно, на трех уровнях - телесном, духовном, интеллектуальном. Наверное, я - счастливый человек, потому что любила и люблю, была и есть любимой. Я всегда искала спокойной и тихой жизни, без шекспировских страстей, но они находили и брали меня в плен сами. Все, что я хотела сказать моим исповедальным рассказом - не бойтесь жить, любить, страдать. В Лондоне в соборе святого Павла, налево от центрального входа есть удивительная и завораживающая картина - Иисус, держа в руке горящий в полумраке фонарь, идет к калитке красивого цветущего сада. Просто нужно открыть эту калитку, впустить в свое сердце, любить, и этот свет будет освещать всю вашу жизнь. "Возлюби ближнего своего, как самого себя" - это не просто заповедь, это ключ к гармонии мира. Любовь между мужчиной и женщиной, любовь матери к своему ребенку, любовь к месту, где ты родился, к людям, безусловная любовь - наверное, это главный урок и чему человеку надо научиться и познать, родившись. Не подумайте, что я слепо верящий человек, естественнонаучное образование накладывает свой отпечаток. Просто гармония мира говорит с нами на доступном нам языке и понимании метафорами и притчами. На 1 курсе биофака я говорила - Бога нет и точка. Теперь я так не считаю.И эта сила внутри нас самих.
  • Калина / 30 апр 2014
    Отличный рассказ. Слезы есть, нормальные, человеческие. Розовых соплей нет. На войне так и бывает. Все сразу становится настоящим, или наоборот, ненастоящим. Автор Елена! Пишите, и не слушаейте всяких злюк. Потенциал у вас огромный. Если есть что сказать - нужно говорить или писать. Плюсище.
  • вернулась в лето 2008, горячий месяц август в Грузии. опустевший курорт, взрывы, БТР, и генацвале, обещающий вернуться.
  • никто / 29 апр 2014
    никогда не пишу отзывы, а тут решила написать. Большое спасибо за ваш рассказ! Вы очень честная и искренняя. И, по-моему, написано хорошо, легко читалось. Вы все-таки пишите и дальше. Хотя бы для себя.
  • Вереск / 29 апр 2014
    Очень хорошо. Душевно. Слог слогу рознь. Видно, что человек пережил, переболел, но любит тот период жизни...то время, когда любилось так остро, что жизнь чувствовалась во всем ее многообразии. Не каждому дано пережить такое сильное чувство. Спасибо. Пишите обязательно.
  • Жемчуг / 29 апр 2014
    Я понимаю, что нужно отделять мух от котлет, т.е. автор отдельно - рассказ отдельно. Но вот у меня не получается, вернее, сложилось мнение об авторе по его рассказу. И мнение такое: 1. Автор мало читает книг, ибо стиль изложения абсолютно подростковый и даже раздражающий этой примитивностью. Несколько раз хотелось бросить читать. 2. Автор много смотрит американских мелодрам, оторванных от реальной жизни ибо только этим можно объяснить представление курортного романа с кавказским джигитом как любовь неземную. Я еще могу понять молоденькую девочку попавшую на эту удочку: кавказцы умеют хорошо ездить по ушам и ухаживать, но истории уже больше двадцати лет. Даже то, что ее джигит отправил домой со словами "вера не позволяет", не смогло подвигнуть на анализ почему "вера позволяет" с ней спать, а жить "не позволяет" за такой большой срок и автор до сих пор продолжает "вырезать розовые сердечки" и занимается укрошательством, в общем-то, обычной курортной сочинской истории. Минус за изложение и притягивание за уши.
    • Елена / 29 апр 2014
      Спасибо за Ваше мнение. Хотелось бы Вам ответить. Согласна полностью, написано глупо. Очень жалею, что случайно зашла в прошлую пятницу на этот голубой огонек, в литературный кружок, поддалась порыву и отправила. Очень хочу, чтобы это удалили. Обо мне: 1. Читала много и не только художественной литературы, училась, и не очень плохо, в университете в Питере в конце 80х. 2. Американские мелодрамы не люблю, не смотрю. 3. Шекспира читаю в подлиннике. 4. Это была не короткая интрижка. 5. Чем же Вам так насолили кавказцы? А в остальном я с Вами согласна - глупо, примитивно, раздражающе. Розовые сердечки до сих пор не вырезаю, слезы высохли, сопли не размазываю, осталась ирония. У меня совсем другая жизнь сейчас, я люблю, чего и Вам желаю.
      • читатель / 29 апр 2014
        Не принимайте близко к сердцу – здесь, к сожалению, очень смутные представления о вежливости, но это минус не Вам. Рассказ получился вдохновенным и пронзительным… даже его обрывочность и шероховатость помогает лучше понять состояние героини. У каждого свой эмоциональный порог: кто-то не сможет перешагнуть через Ваш и решит, что конструкция плохая)) и, уж поверьте, никаких сомнений в том, что автор и образован, и умен, не возникает… пишите еще, удачи!)
    • Самый точный комментарий!
  • Слезка / 29 апр 2014
    Так трепетно, и нежно...
  • Прекрасная основа для рассказа. Есть энергия чувства. И больше, увы, ничего. Но если поработать без оглядки на знаки да повнимательней к языку, получилось бы сильно. ИМХО
    • Елена / 28 апр 2014
      Спасибо, не судите строго. Я просто случайно зашла на этот сайт, увидела -конкурс, тема "верность", села и описала за час, что пришлось пережить. Даже не перечитывала, не работала над текстом, выкинула кусок эмоций, чтобы попасть в ограничительные рамки размера рассказа, и отправила. Я далека от филологии и литературы - биолог по образованию. Это был просто порыв, не думала, что разместят на сайте. Я не претендую на участие в конкурсе, тем более живу очень далеко от Москвы. Спасибо и удачи всем.
      • New Moon (Интернет) / 28 апр 2014
        Вот поэтому и получился не рассказ, а обрывки, потому, что не перечитывали, не вычитывали, не работали над текстом. На конкурс так не пишут. Так что не обижайтесь, сами знаете, что написали не конкурсное произведение. Здесь не ЖЖ, поймите, Ваши личные переживания, если они не оправлены в художественную форму, не принимаются со слезами на глазах, какими бы душещипательными они ни казались.
        • Елена / 28 апр 2014
          Согласна с Вами. Я и не обижаюсь. Был порыв, была проба пера, выхолостила свои воспоминания, но вышибить слезу совсем не желала. Я уже стреляный воробей, 45 лет. Жизнь прекрасна, но она очень коротка. Я это хотела сказать. Порой искусственные, вымученные, рафинированные, надуманные и оторванные от реальной жизни произведения, где слово полощут в разных водах, выдавая это за неологизмы и перлы, интересны только своему узкому кругу, что печально. Простите, что случайно попала на этот сайт и посмела послать свой опус. Вы правы, конечно. Писать больше не буду. Всего Вам доброго!
          • Мир-ра / 28 апр 2014
            " Порой искусственные, вымученные, рафинированные, надуманные и оторванные от реальной жизни произведения, где слово полощут в разных водах, выдавая это за неологизмы и перлы," Вот именно, Елена. В вашем рассказе есть жизнь. Для меня лично это самое ценное в литературе, а не правильности слога и сюжета.
      • Мир-ра / 28 апр 2014
        Елена, не извинйтесь за отсутствие стиля и слога. Стили и слоги бывают разные. Я, например, читая этот рассказ, поймала себя на мысли. что оень похоже на Светлану Алексиевич. Она пишет "документальную прозу" - слегка олитературеные воспоминания людей, переживших войны, катастрофы, выживших самоубийц. Лично я начинаю реветь на 5 странице любой ее книги, потому что ей как никому удается передать нерв трагедии. То, что ваш рассказ - не плод воображения профессионального писателя, ясно с первых строчек, но это не делает его плохим - он просто не в привычном здесь каноне. Думаю, вы вряд ли продолжите писать - для вас это была скорее арт-терапия. Но в любом случае, то, что Вы написали - достойно своего жанра. Любви Вам тихой и радостной, и удачи.
        • Елена / 28 апр 2014
          Спасибо Вам за доброе слово. Это не было арт-терапией, много лет прошло, я это пережила, все трансформировалось в свет, хотя пришлось побывать в страшных переделках и под дулом автомата постоять, когда искала его в ту войну. Я описала только начало истории. Писать я, конечно же, не буду, я же не писатель, не филолог. Судьба сделала резкий зигзаг и связала с Англией. Я думала, уже не способна полюбить, что все выжжено, ан нет, сердце говорит: "Алло! Гараж, проснитесь!" Шучу. Всего Вам доброго и еще раз спасибо за нестрогое суждение.
          • Мир-ра / 29 апр 2014
            Когда я говорила, что вы писать не будете, я не имела в виду, что вам не стоит этого делать.Отличие профессионального писателя как раз в том, что такие сильные переживания он способен генерировать из воображения, а не черпать из прошлого. Если у вас это получится - делайте. Насчет стиля - почитайте Хемингуэя, он очень сдержанно пишет, телеграфно, но от этого тем эффектнее. Это мое личное мнение, но я сама не предпочитаю 34 избитых метафор и витиеваатых конструкций. И я бы лично с удовольствием почитала, что там дальше было в вашей истории.
            • New Moon (Интернет) / 29 апр 2014
              Присоединяюсь. Я тоже не говорила, что автору нельзя писать на наш неприкосновенный конкурс - я сказала, чтоб Вы совершенствовались, оттачивали свой слог, и облекали какие угодно сюжеты - реальные или надуманные - в художественную форму. Формат соблюдать надо, только и всего. А так - пишите, будем рады почитать новые творения.
            • Елена / 29 апр 2014
              Спасибо. Я тоже не люблю маньеризма в литературе, творчества ради творчества, где форма убивает содержание, и слово становится мертворожденным. Мне нравится Хемингуэй, его "Старик и море". Идеалист и романтик, искавший на Кубе гармонии. У каждого писателя есть прототипы его героев, тот "скелет", на который они "наращивают тело и чувства", опираясь на свое воображение и жизненный опыт и помещая образы в выдуманные или реальные обстоятельства, та же Анна Каренина, списанная Толстым, по-моему, с дочери Пушкина.
              • Елена, чтобы писать, не надо быть филологом. Надо уметь чувствать и владеть словом для передачи чувств. Душа у вас живая, опыт есть, не бойтесь работать над словом и все у вас получится. Критиков слушайте всех, а прислушивайтесь к тем, с кем совпадают и ваши ощущения. Ведь вы и сама свои несовершенства видите. Но ведь совершенство не дается враз, без труда. Пишите, не бросайте. Я в вашу историю поверила. Кавказская война и меня задела. Мы в Эшерах тогда жили.
              • Елена / 30 апр 2014
                В каких Эшерах? Верхних или нижних? Ардзинба был из Эшер. Эшеры почти уничтожили. Фатима, не буду называть фамилию, - певица. Мы дружили. Спасибо за поддержку. История - отрывки из моего дневника. Я была ограничена рамками размера рассказа. Описания вырезала, оставив одни глаголы, чтобы показать действие и подвести к концу начала истории. Все было, как описала, и Стинг с Иглесиас на берегу моря. Надеюсь, Вы прочтете этот комментарий. Надеюсь, Ваша жизнь сложилась хорошо после всего, что Вы пережили. Писать я вряд ли буду. Это был порыв. Желаю Вам всего доброго.
  • Елена / 28 апр 2014
    Спасибо за отзывы. Конечно, я согласна, я совершенно не умею писать художественные рассказы, и слог у меня хромает на 2 ноги и 2 руки. Согласна, на лавры писателя не претендую. Мне пришлось писать глаголами, " телеграфным" стилем, как у Блока "Ночь. Улица. Фонарь. Аптека", убрав эпитеты с прилагательными, выбросить большую часть, чтобы влезть в прокрустово ложе 10000 знаков. История из моей жизни. Спасибо за пожелания удачи.
  • New Moon (Интернет) / 28 апр 2014
    Автор совершенно не умеет писать художественные рассказы, слог хромает на обе ноги, но бывало здесь и похуже. Автор, желаю, чтоб все у Вас сложилось!
  • Мир-ра / 28 апр 2014
    Такое ощущение, что история не выдуманная. Или по крайней мере так написана, что кажется, что это несколько олитературеные воспоминания о реальных событиях. В любомом случае, рассказ действительно сильный. Я думаю, каждая, кто хоть раз вот так вот выла и порхала, узнает в героине себя.
  • Татьяна / 28 апр 2014
    я очень нескоро поняла (может, я такая бестолковая?), что парень, который покорил героиню сначала и Леня - один и тот же; не понравилось. телеграфный стиль призван, видимо, передать, "дыхание войны",... но он очень сложно передает эмоции и переживания, а тут, видимо, это должно быть главное.
  • лавлена / 28 апр 2014
    Я только про Фатимы не поняла, кем она была, чего все ещё жила в Светлане, а простом вдруг есть муж и дети и чего раз у неё есть семья она с этим теней водилась.. А так понравилось, спасибо.
  • Очень сильный рассказ. Спасибо.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору