На главную
 
 
 

Я так хочу быть с тобой
Автор: Домино / 28.03.2017

Я сразу узнал её. Она была не похожа на себя, и всё-таки это была она — Жанна. Толпа обтекала её, и струйное уличное движение было отдельно, а она сама по себе. Длинная юбка в мелкий белый цветочек на голубом фоне вилась вокруг ног. Широкая лямка тяжело груженного книгами рюкзачка пересекала прямое мальчишеское плечо.

Я был в шаге от неё. Мог дотронуться до гривки тёмных волос, развеваемых ветром. Запах жареных каштанов из пакетика в руках Жанны тянул меня, как собаку поводок. Я и шёл за ней, как пёс, не замечаемый хозяйкой, но от этого не менее преданный.

Мы вышли на набережную Сены. Прогулочный катер медленно полз в сторону собора Нотр-Дам. Мелкие речные волны шлёпались о гранит. Жанна подобрала юбку очень мягким, женственным движением, которого я никогда не видел у неё раньше, и присела на чугунный кнехт с обрывком каната.

Мне казалось, что у меня сто глаз, как у Аргуса, и руки-щупальцы, как у чудовищного кракена, и я могу видеть всё сразу, дотронуться до ближних и дальних предметов, обонять миллионы запахов, даже влажный аромат дождевого облака, зависшего над шпилями собора.

— Жанна, — сказал я и не узнал своего голоса.

— Здравствуй, Жиль, а я уж думала, что ты так и не подойдёшь ко мне. С каких пор ты стал таким робким?

Теперь она смотрела на меня прямо, почти не моргая, спокойно и требовательно одновременно. И не стало разделивших нас лет и смертей. Мы вновь стояли на берегу реки. Вниз по течению плыли трупы тех, кто не утонул под тяжестью доспехов. Тростник шуршал над водой, красной от крови, словно бургундское вино. И я, Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Рэ, граф де Бриен, телохранитель Жанны д'Арк и военный руководитель ополчения, ждал распоряжений, а она всё молчала и, сняв латную перчатку, вытирала лицо, пегое от брызг грязи и крови, как яйцо перепёлки.

— Рада видеть тебя, мой маршал. Будет не так одиноко. Ты постарел. Давно здесь?

Я слушал её низкий, хрипловатый голос с неистребимым лотарингским выговором, сорванный командами, смотрел в глаза цвета тёмного пива, и улыбался как последний дурак. Впервые за десять лет, прожитых после смерти в новом мире, я был счастлив. Рассказал, как пытался спасти её тогда, в Руане, но опоздал, и пепел костра успел остыть к тому времени, когда я прискакал с отрядом наёмников в город.

— Палач Жоффруа Терраж сказал мне, что нашёл в углях костра твоё нетронутое огнём сердце, но испугался епископа Кошона и выбросил его в реку. И я избил палача, я бы убил его, Жанна, но он, размазывая по морде кровь и сопли, признался, что всё выдумал. И я бросил ему кошель с деньгами, потом сидел в кабаке и пил, пил, пока не отключился, а наутро всё-таки нанял рыбаков, и мы сетями пытались выловить твоё сердце, Жанна. А оно вот здесь, бьётся у меня в ладони.

— Не надо про сердце, — сказала Жанна и отвела мою руку от своей груди. — У меня мурашки бегут по коже. Говорят, это бывает, когда кто-то танцует на твоей могиле. Но у меня нет могилы, мой пепел развеяли над Сеной.

Моя бедная девочка задрожала. Я мог бы умереть или убить за неё, но не решался обнять. В той, прежней жизни, между нами была разница в восемь лет, но я не думал о ней, как о своей женщине. Нет, вру, думал, но не смел тронуть. И никому не дал бы дотронуться до неё. Только вот огонь костра оказался решительнее меня.

— Пошли, посидим в кафе, — предложил я. — От реки дует, ты простудишься.

Мне хотелось защитить её от всех опасностей, реальных и мнимых, закрыть своим телом, как когда-то прикрывал щитом от летящих стрел. Я был серьёзен, но Жанна засмеялась, запрокинув голову.

Мне хотелось защитить её от всех опасностей, реальных и мнимых, закрыть своим телом, как когда-то прикрывал щитом от летящих стрел.

— Ну, маршал, с тобой не соскучишься! Твоё беспокойство о здоровье безвременно усопшей девицы Жанны трогает. Знаешь, я здесь уже пять лет. Добрые люди заботятся обо мне. У меня есть всё. Могу идти и ехать, куда захочу. Мне подарили автомобиль, маленькую «тойоту». У неё фары раскосые, как глаза японки. И ещё она белая, как лошадь, на которой я въезжала в Орлеан.

— Твоя лошадь была гнедой с белой звёздочкой во лбу, — мне вдруг захотелось вернуть Жанну на землю. — Белая лошадь — это только красивая легенда.

— Ну и пусть легенда, — легко согласилась Жанна, — главное, что красивая.

— Ты так легко променяла лошадь на автомобиль?

— А ты считаешь, что я должна для поддержки имиджа гарцевать на белой лошади среди машин в час пик?

Представив эту картинку, мы захохотали, но Жанна вновь стала серьёзной.

— Я никому здесь не нужна, Жиль! Первый год они ещё расспрашивали о моей жизни, о короле, о суде, а теперь — тишина. Нет, у меня прекрасные друзья, с которыми можно весело провести время. Собираюсь поступать в колледж. Но у меня такое чувство, словно я бежала, а потом верёвка натянулась и я остановилась, застряв на одном месте.

Жанна задумалась. Морщинки набежали на её лоб, и она стала казаться гораздо старше своих неполных двадцати пяти лет.

— Жиль, в какой момент они перенесли тебя из нашего времени?

— Палач должен был задушить меня гарротой, а потом разжечь костёр, но не сжигать, а выдернуть тело крюками из огня и передать родственникам. В Центре транспортировки что-то не срослось, они опоздали, и сюда я попал уже после того, как меня задушили, так что полгода я ещё хрипел, кашлял и почти не разговаривал.

— Мне повезло больше, — Жанна слабо улыбнулась. — Костёр ещё не успел даже разгореться. Думаю, все очень удивились, когда я исчезла. Но вот что я не могу понять: и в хрониках, и в исторических исследованиях казнь описана как состоявшаяся.

Мне стало не по себе. Эти экспериментаторы не сказали Жанне правду. Пять лет они морочили девушке голову. Думаю, я должен сделать это.

— Дело обстоит не совсем так, — говоря эти слова, я смотрел в сторону. — Мы остались в нашем времени. И с нами произошло то, что и должно было произойти. Там прошли доли секунды, здесь идут годы. В этом мире материализовались наши духовные сущности, не тела. Вот как-то так, точнее объяснить не могу. Извини.

Мне стало не по себе. Эти экспериментаторы не сказали Жанне правду. Пять лет они морочили девушке голову. Думаю, я должен сделать это.

— Не понимаю, — нахмурилась Жанна. — Если я там, то почему мне здесь бывает холодно и жарко, хочется есть и пить. Я думаю, действую. Святейший папа дал мне аудиенцию в Ватикане. Я участвовала в благотворительных акциях в Африке: раздавала продовольствие голодающим. Как это может быть? В прошлом году ездила в Домреми. Хотелось послушать, как журчат возле моего старого дома три ключа: Смородинный, Лягушачий и ключ Феи. И, знаешь, ничего не изменилась. Так же орут лягушки, растут боярышник, бересклет и тростник. Словно и не минуло столько лет. Но если я осталась в том страшном мае, то кто слушал лягушек в Домреми?

— Кто лягушек слушал, тот и живой. Ты привыкнешь, Жанна. Человек привыкает ко всему. Я тоже прошёл через это. Ужас первых дней, когда мне всюду чудились демоны, вроде того, по имени Барон, которого вызвал мой некромант Франческо Прелати, — уже договаривая последние слова, я понял, что лучше мне было бы откусить себе язык. Я знал, о чём сейчас спросит меня Жанна.

Повисшую между нами тишину разорвал пароходный гудок. Перегоняли на новое мести жилую баржу, и развешенное на палубе разноцветное бельё развевал свежий речной ветер.

— Маршал, за эти годы я прочитала почти всё, что написала о нас за 580 лет. Поучительное чтение, — Жанна улыбнулась, но улыбка не коснулась её глаз. — Я не хотела говорить о твоём деле, но ты сам начал этот разговор. Скажи, маршал, мне, твоему командиру и другу, сколько детей ты убил. Сто? Восемьсот? Человеческие жертвоприношения, убийства мальчиков и девочек, содомия, колдовство и богохульство. Это ложь? Или это был не ты? Тебя оболгали, как меня на процессе? Отвечай! Дай мне надежду, де Рэ!

— У тебя был епископ Кошон, у меня — епископ Жан де Малеструа. Разные имена, но итог один: наши казни.

Жанна отворачивалась от меня, и я кричал, трясясь в нервном ознобе:

— В бою ты не сомневалась во мне! Орлеан, Жаржо, Пате. Ты доверяла мне свою жизнь, Жанна. Мы сражались плечом к плечу. Я всегда был рядом с тобой. Хочу быть рядом и сейчас. Не могу потерять тебя ещё раз!

— Ты часто бывал беспричинно жесток!

— А ты, Орлеанская девственница? Из человеколюбия посылала солдат на штурм крепостей?

— Я не убивала невинных детей, не вызывала злых духов! Не отрицала Бога!

— А тебя всё равно сожгли, — я схватил Жанну за плечи, мне хотелось вытрясти из неё недоверие и насторожённость. — Тебя сожгли, а меня задушили. Ты вызвала Кошона на Божий суд. Считай, он состоялся, и Бог дал нам второй шанс. Мы живём в новом, лучшем мире, а наши враги мертвы, сгнили в своих могилах. Что тебе ещё надо? Даже если я и творил в той жизни что-то противозаконное, то перед тобой ни в чём не провинился. Из меня сделали серийного убийцу, Синюю Бороду. Я не хочу ничего опровергать. Пусть это делают другие. Какое нам сейчас дело до тех детей, сколько бы их не было, один или восемьсот! Я искал тебя и нашёл. И мне не понадобились ни Вельзевул, ни Велиал, ни Сатана. Я хочу быть с тобой так долго, сколько отпустит судьба. Всю оставшуюся жизнь!

Жанна вырвалась из моих рук. Сильная девушка. Тяжесть доспехов, меча и копья закалили её тело. Духом же она была сильна всегда.

Я пытался удержать Жанну, схватившись за рюкзак, висевший у неё через плечо, но с коротким, каким-то птичьим криком она вывернулась и резко толкнула меня в грудь. Я пошатнулся, попытался устоять на ногах, но получил ещё один ощутимый толчок и полетел в Сену. Холодная вода хлынула в рот и ноздри. Инстинкт самосохранения пробкой вышвырнул меня на поверхность реки.

Жанна уходила, не оглядываясь. В сражениях всегда бывают невозвратные потери. Пытался позвать её, но что-то жёсткое сдавило горло, лишая дыхания. Я так хотел быть с тобой, Моя Жанна!

И больше не было вечернего сиреневого Парижа, холодного гранита набережной Сены. На площади в Нанте палач туже затянул гарроту. Казнимый в последней судороге ударил ногами по сложенным в поленницу дровам. Длинное тело бывшего маршала Франции вытянулось ещё больше и обмякло. Толпа удовлетворённо вздохнула. Толпа любит справедливость.

Фото: 123RF / Valery Sibrikov



 

Ваше мнение 32  

Оставить комментарий

Лучшие комментарии

  • Прекрасная предсмертная галлюцинация, иллюзия последнего шанса, провидение о будущем, которое не сбудется. Детали живые и зримые, как и всегда у вас, Домино, "стабильность - признак мастерства". Правда, от текста такого уровня ожидала еще какого-то особого взгляда на причину, превратившую пылкого влюбленного и преданного телохранителя в жестокого садиста, но тут об этом не сказано, мол, "какая разница"? Про любовь ли? Да, про любовь, о которой будет последнее видение перед кончиной. Конечно, плюс.
  • Новая нота в сюжете перемещения во времени, новый оттенок на палитре любви, замечательный язык, образы, запах Сены... Конечно, плюс автору!
  • Красивый мистический рассказ. Замечательно написано, плюс.
  • зимняя птица (зп) / 29 мар 2017
    Интересно узнать мысли тех, кто поставил минусы)) Домино зачастую превосходит сама себя, и этот рассказ тому подтверждение. Надеюсь увидеть рассказ в победителях.
  • Какой подарок этот ваш рассказ. Необычный формат на Клео и очень здорово написан! <3 Spasibo
  • если бы было технически возможно то своё место я бы отдала бы вам. не поддерживайте накрутчиков баллов.
  • 1.Орлеанская Дева и Чудовище. 2. Господь каждой душе господарь. За все "Аз воздам". Рассказ отличный.
    • Шок (Там же) / 31 мар 2017
      Круг дискуссии расширяется:))))) Плюс:))) Но это просто:)))
      • Зимородок / 9 апр 2017
        У Жиля в ладонях осталось сердце Девы, она вернется и полюбит его..
  • Шок (Там же) / 30 мар 2017
    Спасибо, Нина и "Дорогая":))))) , что поддержали мою дискуссию:))) Но неожиданно для себя я обнаружил еще один смысл в этом рассказе:))) Почему, собственно говоря, он мне так понравился:))))
  • очевидно что все отзывы "критика" со вздутыми плюсами. скорей всего это клон автора серии шерпотребных опусов терроризируюших этот сайт. "критик" рассужлает о любви а в самом ( самой) столько грязи мелочности и ненависти судя по отзывам на моей странице. а уж сдесь критик вволю покувыркался.(лась).
    • Шок (Там же) / 30 мар 2017
      Эээ! Изабелла!! Я - это я. У меня есть честная страничка. Сомневаетесь - спросите у администратора. Автора не трогайте. Мое появление на этом конкурсе связано только с одним моим "любимым" автором. А именно, квинтэссенцией сути его мыслей и действий. Я живу там, где все человеческое разрушили. Нашел виртуальную отдушину. А тут те же черти:))) Добро пожаловать ко мне на страничку. Здесь не нужно сорить:))))
  • Ivushkina (г. Киев) / 29 мар 2017
    Так легко и доступно о сложном, так неожиданно о важном, так красиво о привычном, так заманчиво о неизвестном...Еще и на фоне истории. Это "высший пилотаж"!
  • зимняя птица (зп) / 29 мар 2017
    Интересно узнать мысли тех, кто поставил минусы)) Домино зачастую превосходит сама себя, и этот рассказ тому подтверждение. Надеюсь увидеть рассказ в победителях.
    • Человек / 30 мар 2017
      Минус не ставлю, но и не плюс. Написано хорошо, но это готовый материал из Википедии.
  • Шок (Там же) / 28 мар 2017
    Какое разочарование:))). Я думал, здесь будут кипеть страсти:))). А увидел про осязание, восхищение, красивую мистику, новые ноты, мастерство. Извините, если невольно кого-то обидел. Это же не просто рассказ. Это урок. Вы же хотите научиться, также красиво писать. Разгадайте этот рассказ, и Вы сделаете шаг к цели, к которой стремитесь. Это же не просто красиво, мистически, неформатно и т.д. и т.п. Это, прежде всего, умно. Я ни в коем случае не хочу сказать, что я глубокоразумный критик:))). Меня этот рассказ заинтриговал тем, что я его не понял и, совсем забыл (точнее не знал) историй главных героев. Не проблема зайдите в Википедию. Две, три статьи освежат Ваши знания. Это 15-20 мин. Вы же писатели:))). Объявляю миниконкурс. Скрытый смысл этого рассказа:))) Ну ведь интересно же:))). Для себя я его нашел. Два:)))). Автор, не смотря на небольшой рейтинг, для меня Вы победитель:)))
    • Человек / 30 мар 2017
      Урок: залезайте почаще в Википедию и пишите, вот и все. Оригинальность в том, что с вышины сегодняшнего дня автор, зная историю, посредством Жанны д'Арк, не прощает жестокость, 800 детей погубил, изверг, не дает ему вторую жизнь, не спасает его душу. Этот маршал Жиль перед смертью просил людей о спасении его души.
      • Шок (Там же) / 30 мар 2017
        Человеку не из Торонто:))) Поставил бы плюс к комментарию если бы не предыдущий Ваш комментарий. На плюс хочу увидеть от Вас второй смысл этого рассказа:))) Этот, который Вы указали, читается легко:)))
      • Да, без Википедии, я не поняла из рассказа, что злодеяния совершались после казни Жанны. Все думала, как так могло выйти: сражаться плечом к плечу, куда Жанна, туда и Жиль - и не заметить, что у него еще и на злодеяния время было. Выходит, по рассказу, Жанна об этом прочитала уже в новой жизни.
        • Да, выходит так. Во время казни, за доли секунд до смерти, ДОМИНО отправляет героев в новую жизнь. Поскольку я тоже рассказ недопоняла, как и ШОК позабыла историю ЖдА, а в силу своего характера - понять непонятое, поступила по его совету. Всё теперь в моей голове встало на свои места. Бог (или ДОМИНО, как автор?) возносит любовь. Так как Маршал любит д'Арк, то Бог (или Автор) как-бы решил отдать в руки Жанны участь его души. На что ЖдА, естественно, как любой порядочный человек, тем более женщина, убедившись из его уст о его злодеяниях, не оставляет ему шанса. Теперь, зная историю героев, рассказ воспринимается по-другому. По поводу темы - герой, любивший героиню, вроде бы, чистой любовью, как пакостен в любви к деткам. Вот оттенки!
          • "...Во время казни, за доли секунд до смерти...отправляет героев..." Их казнили не одновременно. Жанну - в 1431, а Жиля в 1440. Злодеяния Жиля в основном произошли между этими датами. Жанна о его казни и обвинениях прочитала уже в новой реинкарнации. Узнать правду могла только, спросив его самого. Как-то так. Интересный ход Домино дал возможность такого объяснения.
            • Ivushkina (г. Киев) / 30 мар 2017
              Очень захотелось принять участие в вашем историческом расследовании. Тоже по совету посетила Википедию. По-моему, разгадала почему не "за 580 лет", а за 550 лет: в 1992 (через 552 года от 1440 года) маршал "Синяя Борода" был оправдан перед человечеством французскими историками-учеными. После 552 лет - после этого события - вопросы "новой" Жанны к Жилю могли быть несколько иными... ЗдОрово интересно! Спасибо автору за интерес!
              • Шок (Там же) / 31 мар 2017
                :)))))))))))))))) Вам плюс:))))))))))))))))))))
  • Прекрасный рассказ. Очень осязаемый: лягушки, плеск Сены и даже шея теперь болит от веревки.
  • Какой подарок этот ваш рассказ. Необычный формат на Клео и очень здорово написан! <3 Spasibo
  • Недавно по тв прошла передача о ЖдА, с новыми открытиями историческими, но что-то меня это не тронуло, не стала смотреть. Почему-то мысль - деяния не остаются безнаказанными - сопровождала меня. Пока читала передо мной Жанна И.Чуриковой стояла. Наверное, тому кто интересуется таким материалом было бы очень интересно почитать. Честно скажу, для меня текст оказался чуток не осиленный. Чтобы проникнуться историей, надо знать или хотеть знать историю ЖдА. Разумеется, бесспорно, написано шикарно, ваш стиль, ДОМИНО, бесподобен.
  • Красивый мистический рассказ. Замечательно написано, плюс.
  • Боже мой, как я по Вам скучала! Ещё не читала, только увидела в караване Ваше имя, эмоции переполнили. Иду читать... наслаждаться
    • Ivushkina (г. Киев) / 29 мар 2017
      Присоединяюсь. С Домино вернулись ориентиры, которых не хватало.
  • Шок (Там же) / 28 мар 2017
    :))) Извините меня за мое занудство. За 551 год и не годом больше. Хорошо, не будем ломать стиль "...за 550 лет." Иначе она бы так не поступила:))))))))))))))))))) Плюс:)))))))))))))
  • Новая нота в сюжете перемещения во времени, новый оттенок на палитре любви, замечательный язык, образы, запах Сены... Конечно, плюс автору!
  • из песни слов не выкинеш. понр.
  • Прекрасная предсмертная галлюцинация, иллюзия последнего шанса, провидение о будущем, которое не сбудется. Детали живые и зримые, как и всегда у вас, Домино, "стабильность - признак мастерства". Правда, от текста такого уровня ожидала еще какого-то особого взгляда на причину, превратившую пылкого влюбленного и преданного телохранителя в жестокого садиста, но тут об этом не сказано, мол, "какая разница"? Про любовь ли? Да, про любовь, о которой будет последнее видение перед кончиной. Конечно, плюс.
    • Шок (Там же) / 28 мар 2017
      По-моему, в свой рассказ автор заложил два смысла:)))))
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору