На главную
 
 
 

Ах, какая женщина!
Автор: Аглая Я / 11.06.2008

Ах, какая женщина!Ваня сидел за столиком прибрежного ресторанчика, носящего странное название «Красный мак». Несмотря на то, что «Мак» считался лучшим рестораном на набережной в этом курортном городке, особым уютом он не отличался. Хозяева прибрежных едален не часто тратятся на интерьер, справедливо полагая, что в сезон от желающих скоротать вечерок за ужином или чашечкой кофе с видом на море и так отбоя не будет. А в межсезонье стараться тем более не для кого.

Но Ивану до скудного интерьера не было никакого дела. Ему было просто хорошо. Официант, почуявший запах хороших чаевых, суетился, вовсю стараясь угодить гостю с толстенной золотой цепью на шее (здесь требуется уточнение, что на дворе был 1995 год. Время, когда золотые, толщиной в руку, цепи в сочетании с тренировочными костюмами и малиновыми пиджаками были в особом почете среди обслуживающего персонала). Еда была вкусная (а уж по сравнению с тем, что ему приходилось считать едой последние пять лет, просто шикарная) и вино отличное. В углу, как это и положено в приличном курортном заведении, расположился ансамбль, развлекающий пока еще немногочисленных гостей живым исполнением старых хитов на новый лад.

Невысокого роста, полненькая, простоватая - она явно не претендовала на роль королевы красоты местного пляжа.

С москвичкой Катькой он познакомился вчера на пляже. На вид ей было лет двадцать пять. Невысокого роста, полненькая, простоватая - она явно не претендовала на роль королевы красоты местного пляжа. Но зато обладала другим несомненным достоинством: с первого взгляда было понятно - девица явно приехала сюда в поисках курортно-романтических приключений. Но почему-то не угадала с сезоном, который еще толком не начался, а потому большую часть отдыхающих составлял контингент, до жары не жадный: пары с маленькими детьми и пожилые люди.

Пожалуй, кроме Вани, кандидатов на роман не наблюдалось в данный момент во всем курортном сообществе. Да, не красавец. Он с усмешкой вспомнил, как Катька, не зная, что он слышит, описывала его своей подруге: «Ну, вот, представь маску обезьяны. Резиновую такую. Которая на голову натягивается. Представила? А теперь представь, что он ее надел, а снять забыл! Роста он небольшого, и осанка, как у гориллы...»

Иван даже не обиделся. Чего обижаться-то, когда описание, увы, похоже на правду. Однако внешность ничуть не помешала их знакомству. И он даже не подумал скрывать, что большую часть жизни провел в местах не столь отдаленных, и на юга прибыл после очередной отсидки — прогреть кости. Все компенсировал тугой кошелек. К тому же девица не могла не разглядеть в нем настоящего мужика, жаждущего женской ласки, и долго не ломалась — ночь они провели вместе. И какую ночь! Выбором своим он остался доволен.

Утром Катька его покинула, сославшись на то, что надо бежать на пляж, дабы не упустить полезные лучи утреннего солнца. Днем они почти не виделись. Он спал до обеда, радуясь, что никто и ничто не может ему помешать. Для проживания он выбрал не самый дорогой пансионат, но хрустящие купюры моментально превратили стандартный номер советской планировки в отличное жилье класса люкс со всеми удобствами. А горничные сразу поняли, что постоялец ради немудреного сервиса за ценой не постоит. И, уж конечно, не решились бы его беспокоить без соответствующих указаний.

Он, конечно, успел расспросить горничных, куда можно пойти вечером, и назначил ей встречу в этом самом «Красном маке».

После обеда он пошел на море, где спал до вечера уже на берегу, периодически делая небольшие заплывы в прохладных волнах. Катрин (как он сразу стал ее называть) на весь день уезжала с подругами на какую-то экскурсию (вот уж чего он никогда не понимал). Столкнулись они, когда он с пляжа уже уходил, а она только пришла - ловить лучи вечернего солнца. Он, конечно, успел расспросить горничных, куда можно пойти вечером, и назначил ей встречу в этом самом «Красном маке».

Итак, Ваня сидел в ресторане и поджидал Катрин с подругами. Подруг он пригласил сам. И исключительно с корыстной целью. Даже не с одной. Во-первых, ему было по кайфу сидеть в ресторане в окружении сразу нескольких классных телок. Пусть даже кореша не увидят, но будет что рассказать. И наверняка у каждой из его сегодняшних компаньонок будет по фотоаппарату - граждане отдыхающие не могут без того, чтобы не запечатлеть каждый свой шаг по южному берегу для потомков. Может, кто-то из них и пришлет ему фотографию.

Во-вторых, никаких особых чувств к Катьке он не испытывал, а потому вполне допускал, что через пару дней придется заменить ее другой жаждущей романов подругой, а то и двумя. В том, что подруги возражать не будут, он не сомневался.

Ожидание не было скучным - он просто наслаждался и этим теплым вечером, и соленым морским воздухом, и бездарным исполнением затертых шлягеров, и... просто наслаждался свободой. И вдруг...

Как часто плавное течение неспешного повествования вдруг нарушает это «вдруг».
Вдруг он увидел Ее. Нимфа, фея, принцесса, королевна... Он готов был наградить всеми эпитетами сразу эту дивную стройную блондинку в чем-то розовом и воздушном. Компанию ей составлял какой-то престарелый «мухомор» (как Ваня сразу окрестил кавалера своей богини). Правда, было непохоже, чтобы их связывали близкие отношения. Возможно, они только познакомились. Значит, надо действовать. Иван никогда не был силен по части красивых ухаживаний за дамами, но тут... откуда что взялось.

Для начала он заказал бутылку самого дорогого шампанского (королевский напиток для королевы) и отправил объекту своего вожделения. За что был награжден удивленно-снисходительным взглядом. Надо было действовать дальше. А как? Подойти познакомиться? А вдруг ее хахаль настроен решительно, и вечер перестанет быть томным? Нет, в своих силах Иван, конечно, был уверен, но впечатление-то о нем будет испорчено. Хотя на шампанское мужик не отреагировал. Вернее, отреагировал вполне положительно - вон, сидит, пьет, как ни в чем не бывало. Как будто и рад, что самому тратиться не пришлось. Наверное, выжидает.

Они поют самую прекрасную песню на свете для самой прекрасной женщины. И женщина эта танцует с ним, с Иваном.

И тут Ивана осенило - ансамбль! Пять минут переговоров с официантом, и вот уже объявляют:
- Следующая песня посвящается нашей гостье в розовом платье! «Ах, какая женщина!» Белый танец!

А дальше все как в тумане. Она подходит, приглашает на танец, и они танцуют, танцуют... И солист уже не кажется таким безголосым, а ансамбль - бездарным. Они поют самую прекрасную песню на свете для самой прекрасной женщины. И женщина эта танцует с ним, с Иваном.

- А что же Вы сами не подошли? - кокетливо щебечет она.
- Стеснялся, - отвечает он.
-А платье у меня вовсе не розовое, а кремовое. Вдруг я не поняла бы, что это для меня?
- Ну, Вы же поняли...

Потом они долго сидели за ее столиком, упиваясь вечером и шампанским («мухомор» ретировался еще во время танца). Подошедшей Катьке с девчонками он по-джентльменски велел ни в чем себе не отказывать, отдав официанту соответствующие распоряжения и сумму. Она вроде даже не расстроилась от такого поворота событий. А хоть бы и расстроилась! Сейчас ему было все равно. Главное, что его царица уходит сейчас с ним. И, кажется, вечер только начинается.

Не успели они войти в его номер, как нимфа соблазнительно растянулась на кровати. Иван, не помня себя от счастья от такой доступности королевского тела, ринулся в бой, а дальше...

То, что было дальше, потом еще долго являлось Ивану в кошмарах. Нет, она не превратилась в вампира ровно в полночь. Но, пожалуй, он согласился бы на вампира. Опьяненный успехом, Ваня не сразу заметил, что богиня тоже была пьяна, но отнюдь не от любви, а от шампанского. Когда до первого поцелуя оставались какие-то миллиметры, лицо красавицы свело судорогой, и она мощным фонтаном извергла содержимое своего желудка, орошая все вокруг. Иван едва успел увернуться. Однако, обстановка успела пострадать изрядно - оттащить даму сердца в ванную он догадался не сразу.

Опьяненный успехом, Ваня не сразу заметил, что богиня тоже была пьяна, но отнюдь не от любви, а от шампанского.

Но если бы этим все и ограничилось. У умытой принцессы началась алкогольная истерика. Ваня узнал, что все мужики... ну, сами знаете кто. Вот ей, например, уже 43 года (и правда, её лицо вдруг резко постарело, лишившись косметики и выражения). Она родила мужу троих детей. Следит за собой. Хозяйка прекрасная. В доме - чистота и порядок. Всегда на столе и завтрак, и обед, и ужин. А он, сволочь, все на сторону смотрит. И пришлось ей, бедняжке, сделать подтяжку, чтобы выглядеть не хуже его профурсеток. А операция прошла неудачно:
- Вот, - говорила она, приподнимая крашеные волосы. - Посмотри, посмотри, какие безобразные швы у меня за ушами! И никак не заживают. Приехала на море, а купаться нельзя - сразу все гноится. Так хотелось отомстить этому гаду за все унижения сразу, и вот, такой конфуз...»

Дальше слушать он не стал. Разочарование навалилось бетонной плитой и лишило его сил и эмоций. Фея, обернувшаяся ведьмой, была усажена в такси и отправлена по месту пребывания. Горничные всего за час отчистили номер от «волшебства» ее пребывания, но Иван еще долго не мог уснуть и все думал, как все могло бы сложиться, если бы не проклятое шампанское.

...
Охапка роз и простенький золотой кулончик помогли Катерине забыть о вчерашнем инциденте. Тем более что они с подругами отлично провели время. Так чего отказываться от единственного мужика в округе? Он же теперь и не помышлял о том, чтобы искать замену «своей» Катрин. Ну и пусть она не тянет на королеву. И даже на принцессу, пожалуй, не тянет. Но ведь симпатичная. И подтяжки с прочим силиконом пока ей не нужны.

Вечером он, по-хозяйски обняв, прогуливался с Катькой по набережной. Из всех прибрежных ресторанов на все лады доносился шлягер «Ах, какая женщина!».

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору