На главную
 
 
 

Внутри и снаружи
Автор: Молчанов Владимир / 14.03.2018

Март. Плавится лед, капель стучит по железным подоконникам. Люди на улице радуются весне, норовят одеться полегче. Вон Игнатий, в тапках на босу ногу, старых кальсонах и пуховике на голое тело, выскочил в магазин за пузырем. Местный дурачок Васька снял свою армейскую ушанку и вышагивает гоголем по двору, утирая слюни. Да и мычит еще впридачу.

«А неплохая, видно, у этого объедка пенсия, раз держит его брат у себя дома», — подумал Степаныч про Ваську.

 — Куда? Куда ты, Семка, такую громадину один катишь? — как будто сочувственно крикнул Степаныч и припустил в древних, стоптанных кирзачах на помощь маленькому Семену.

А в голове вертелось: «Жрать охота жуть как, да в кармане — вошь на аркане».

Сема катил снежный ком. Ножки его проскальзывали на мерзлой прошлогодней траве — узкой извилистой дорожке, отмечающей зачатие кома. Выходило прилично, почитай с другой стороны двора мальчишка катил свой ком, петляя по тем местам, где снега нанесло больше. Ком был такой величины, что только Семина бомбошка порой появлялась сверху. Он старательно толкал перед собой снежный шар и на помощь никого не звал. Подбежал Степаныч.

— Ну, боец, примешь помощь? — спросил, натянув добродушную улыбку Степаныч.

Семка отдышался, вытирая варежкой сопли, немного подумав, коротко ответил:

Ком был такой величины, что только Семина бомбошка порой появлялась сверху. Он старательно толкал перед собой снежный шар и на помощь никого не звал.

— Сам!

«Какой самостоятельный, глист. Ты еще не сам, ты еще самёнок», — подумал Степаныч.

— Ну, смотри, помощь понадобиться — кликнешь.

— Лады, — совсем по-взрослому ответил Семка.

Степаныч засеменил к девочке Анжеле, уж она-то от помощи не откажется, вон как надрывается! Были еще Димка и Володька, но они справлялись. Эти пареньки катали средний ком, но вскоре Димка оставил Володьку одного, а сам отправился помогать Семену. Семен от помощи отказывался, и Димка просто шел за ним по пятам, видно, потеряв интерес к делу. А может, и нет.

Сегодня, в субботний весенний день, Степаныч лепил снеговиков с местными ребятишками.  Родители детей сначала поглядывали в окна, кое-кто даже выходил к подъезду посмотреть, что это там за мужик возится с их чадами. Убеждаясь, что это Степаныч, возвращались к своим делам. Степаныч — местный дворник, старожил двора. Все его любят. Все его уважают.

А думали о Степаныче примерно так:

Степаныча во дворе знали даже собаки и кошки. Он и лясы с бабушками поточит, и сумки до квартиры донесет, да в гололед дорожки посыплет густо и часто, не жалея щебня и усердий. Для своего-то двора! Каждому доброе слово найдет, а при встрече с дворовыми мужиками, с которыми здоровался за руку, обязательно и руку маленькому сынишке чьему пожмет. А найдись в кармане конфета, непременно угостит мальца. Застрял в сугробе на машине? Степаныч уже тут как тут.

А было так:

Как-то Степаныч нашел на помойке за «Детским миром» куклу, новую, в запечатанной коробке, протер и подарил Анжеле. Да прямо при родителях преподнес, ссылаясь на несуществующую внучку, что так и не навестит старика. А потому — кукла ему без надобности. Он мог и Кате подарить, и Оленьке, да вот закавыка — у них не курили отцы, а отец Анжелы никогда не откажет и угостит сигаретой, а то и двумя.

Он мог и Кате подарить, и Оленьке, да вот закавыка — у них не курили отцы, а отец Анжелы никогда не откажет и угостит сигаретой, а то и двумя.

Пока там Семка кряхтит и сопит, Степаныч уже возле пятилетней Анжелы. У той ком не такой большой, только для головы снеговика и сгодится, да тяжело девочке.

«Какие мы маломощные», — усмехнулся про себя Степаныч, а вслух сказал:

— Анжелочка, солнышко, достаточно. Это голова будет.

Девчушка даже обрадовалась, видать, умаялась она, бедненькая.

— Но ведь вон еще сколько, — с напускной неохотой указала она до места, на котором предполагалось ставить снеговиков. — Столько катить, голова большая не будет? Ведь еще снег налипнет.

«Во как! Мыслит не по годам конопатая».

Анжела была добрая покладистая девочка с оттопыренными ушами и усыпанным веснушками лицом.

— А мы вот так сделаем…

И Степаныч ей подмигнул, мол, он-то завсегда выход найдет.

Степаныч подхватил ком на руки и понес. Анжела шагала за ним, часто перебирая ногами.

— Куклой-то играешь? — важно осведомился Степаныч.

— Да. А я знаете, как ее назвала?

— Нет, не знаю.

— Маруся.

«Сама Анжела, а куклу назвала Марусей, ну не дурища-ли? Такой контраст».

Семен с Димкой докатили огромный ком до места и принялись подлеплять снизу снегом, для устойчивости. При этом у них были лица победителей — другие-то, вон, до сих пор возятся!

А вслух, конечно:

— Маруся — красивое имя.

— Да.

Анжела начала новый средний ком, к ней на помощь пришла еще одна девочка — Катя.

Семен с Димкой (видимо, Семка порядочно устал, раз Димка с ним толкает) докатили огромный ком до места и принялись подлеплять снизу снегом, для устойчивости. При этом у них были лица победителей — другие-то, вон, до сих пор возятся!

«А мою помощь не принял, щенок, — на Степаныча вдруг нахлынула злоба на мальчугана, ничего плохого ему не сделавшего. — Недолюбливает меня, что ли? Или батя, морж усатый, навострил. У них вон, какая машина! Видимо, с детства сыну разделения на классы прививает, буржуй».

— Вот молодцы-бойцы, — похвалил хлопцев и добавил: — А еще один осилите такой? Будем двух лепить снеговиков. А я пока девочкам помогу. У них сил поменьше, не то что у вас, мужиков.
Степаныч с умыслом называл их «бойцами» и «мужиками». Так он располагал к себе ребят.

Димка с Семкой окинули двор опытным взглядом, ища место, где больше снега, и ответили в голос:

— Запросто!

— Легко!

Степаныч развел руки в стороны.

— Ну, тогда вперед.

Только ребятишки убежали, как раздался голос за спиной.

— Виктор Степаныч, помоги сумки донести.

Он обернулся и увидел на дорожке, ведущей через двор, Ольгу Дмитриевну, бабку-соседку с третьего этажа. Она шла, раскачиваясь из стороны в сторону. В руках у нее были два больших пакета.

— Ухамаздалась — мочи нет. — Ольга Дмитриевна поставила пакеты и, вынув платок, начала протирать лицо. — Вон, набрала…

— А, Дмитриевна. Здорова, здорова.

«Старая корова» — добавил мысленно.

— Ухамаздалась — мочи нет. — Ольга Дмитриевна поставила пакеты и, вынув платок, начала протирать лицо. — Вон, набрала…

— Дед-то твой пьяный, что ль?

— Ну.

— Все сама?

— Ну.

Степаныч радушничал:

— Зашла б, я б помог. Мне не в тягость.

— Ладно, как-нибудь. Ты никак с детишками?

Степаныч нацепил важность.

— Снеговиков вон лепим. Мне что — а детям в радость. Я детей-то люблю — спасу нет, — безбожно врал Степаныч.

— Хороший ты человек, Виктор.

— Ну дак… Дети — святое.

— Да я не про детей. Я вообще. Ну, пошли, что ли? — Ольга Дмитриевна так на него посмотрела: чего ждешь, хватай пакеты.

Степаныч крикнул детям, что ждать себя не заставит и, взяв тяжелые пакеты, направился к подъезду. Когда он донес авоськи, Ольга Дмитриевна достала большой кулек с конфетами, и, отсыпав две большие горсти в карман дохлой курточки Степаныча, велела:

На первом этаже Степаныч задержался, расфасовал конфеты по карманам. Карамельки в один карман, шоколадные в другой. Шоколадных оказалось больше.

— Детишкам. Скажешь — от меня.

На первом этаже Степаныч задержался, расфасовал конфеты по карманам. Карамельки в один карман, шоколадные в другой. Шоколадных оказалось больше.

Вообще Степаныч никогда бы не взялся нянчиться с детишками. Он их не любил, своих не имел, а уж с чужими…

Но сегодня, глядя в окно на детей и почесывая голодное брюхо, у него созрела хитрая мысля…

Анжела с Катей вдвоем толкали ком, который должен пойти на туловище снеговика. Димка с Семеном опять обогнали — рядом с первым большим комом уже красовался второй. Володька тоже подкатывал ком — туловище второго снеговика.

Степаныч слепил большой снежок. Щедро загребая снег руками, начал облеплять его, пока не получился шар нужных размеров, потом легко поднял и понес к месту в центре двора — вторая голова готова.

— Выходит все, готово, — объявил Степаныч.

— Да.

— Давайте теперь, идите, палок насобирайте, а я пока из этих вот комков, — он указал ногой на лежащие шары, — слеплю снеговиков. Вам-то все равно не поднять. А мне не трудно.

— А зачем палки? — спросил Володька.

— Для рук, дубина, — ответила за Степаныча Катя.

— А-а-а…

— Не ругайтесь, дети, — шутливо погрозил пальцем Степаныч.

Ребята убежали. Он, не без усилий, водрузил средние комки на большие, потом прилепил головы. Подумал, что, вероятно, на него смотрят из окон, и отошел на несколько метров, как бы любуясь работой. Подошел, тут подправил, тут срубил ребром ладони лишний нарост снега. Снова отошел поглядеть. Развел руки в стороны, громко сказал:

— Вот, вот, — приговаривал, втыкая палки. И добавил сокрушенно: — Эх, жаль вот только, без глаз, без ртов будут наши снеговики. Безносые будут.

— Красота. Только рук не хватает.

Ребята принесли четыре палки. Не палки, а ветки, так, никуда не годятся.

«И такие пойдут, сколько можно с ними возякаться?»

— Вот, вот, — приговаривал, втыкая палки. И добавил сокрушенно: — Эх, жаль вот только, без глаз, без ртов будут наши снеговики. Безносые будут.

— Почему безносые? — даже расстроилась Катя.

— Нос ведь из морковки делают, — напомнил Володька.

— Из морковки. Это верно, — Степаныч в задумчивости почесывал бороду. — Дык где взять-то ее, морковку?

Нашелся Димка.

— Я могу дома взять.

— Идет. А глаза? Или безглазые будут? — заговорщицки подмигнул Степаныч.

— Из картошки, из картошки.

— Я дома возьму.

— И я.

— Ну, а рот из чего? Ну да ладно, со ртом что-нибудь придумаем, — заключил Степаныч.

Но Семка заверил:

— Я подыщу что-нибудь для ртов.

Ребята отправились по домам, за носами, ртами и глазами для снеговиков. Степаныч сел на лавку и думал.

«А ведь все-таки угодил я сегодня этим соплякам, с ними легко. А то, кто постарше, те меня вообще ни во что не ставят. Еще и похохатывают надо мною, глумятся. А один, подросток Петя, даже загадку про меня придумал: зимой и летом в одних кирзачах, угадай кто? Чтоб его, падлу, машина сбила».

И тут все ребята засмеялись, да и Степаныч прыснул. Потому, как Семка выудил из-за пазухи два баклажана.

Первыми появились Димка и Анжела с двумя морковками, потом Володька и Катя. У этих на двоих было четыре картошины. Крупные картошины, глазастые будут снеговики. Долго не было Семена, а когда он вышел и подошел к ребятам, вдруг густо покраснел.

— Что, ничего не нашел? — спросил Димка.

И тут все ребята засмеялись, да и Степаныч прыснул. Потому, как Семка выудил из-за пазухи два баклажана.

— Вот Семка молоток, — приободрил Степаныч, а когда снеговики были с глазами, носами и ртами в виде баклажанов, сказал: — А теперь я вас угощу. Специально дома взял, для вас.

Он нашарил в кармане пять карамелек и угостил ребят. Потом Степаныч отправился домой ждать.

В холодильнике у Степаныча мышь повесилась: немного масла, остатки томатной пасты и пара бульонных кубиков. Хорошо, хоть чай был. Он пил чай вприкуску с шоколадными конфетами и смотрел в окно. Карамельки у него тоже остались, но зачем есть карамельки, если есть конфеты вкуснее?

Кто-то из ребят вынес краски. Они разрисовали снеговиков. Долго бегали вокруг них, во что-то играли, а когда начало темнеть, разбрелись по домам.

Степаныч ждал…

Когда окончательно стемнело, он поднялся на третий этаж к Ольге Дмитриевне, попросил у нее луковицу. Сунув луковицу в карман, он вышел во двор, подошел к снеговикам, быстро повыдирал глаза, носы, рты и был таков.

Готовя дома так называемое овощное рагу, он подумал: «А молодец этот сосунок Семка, недооценил я его. Это ж надо было, баклажаны из дома притащить!»

Знайте, люди, и среди ваших близких затаился такой вот Степаныч.



 

Ваше мнение 3  

Оставить комментарий
  • анна / 14.03.18 19:25
    Поставила плюс. за небанальность повествования. И автор прав, среди нас полно тех, кто предлагает помощь, льстят, улыбаются, а внутри себя ведут параллельную беседу с тобой.
  • читатель / 14.03.18 09:01
    Если бы автор не осуждал своего героя, а просто рассказал бы историю, было бы куда лучше. Его же методом можно осудить соседей гг, жалко старую одежду? тарелку супа для человека, да двуличного, но он выживает. ''Скажешь от меня" говорит Ольга Дмитриевна, а отблагодарить за сумки по человечески? Не минус, хотя местами здорово, узнаешь где-то себя даже, но и не плюс.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим отзывом?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

  OK
Информация о комментарии отправлена модератору