На главную
 
 
 

Вакса-Клякса
Автор: Василиса Александрова / 17.02.2010

Вакса-Клякса

Сколько себя помню — она всегда была здесь, в этой обувной мастерской при рынке, пропахшей гуталином и покореженной резиной. С черными от ваксы ногтями, с чеканными, устоявшимися морщинами в уголках глаз, с косынкой на голове. Ее возраст невозможно определить — она не меняется годами. В русском языке нет такого слова — сапожница, — но Вера — есть. Никому не удается так же аккуратно, как ей, поставить набойку, которая будет держаться, доколе подошва не сносится. Никто не может так же воскресить любимые сапоги, казавшиеся безнадежными. Никто так легко не махнет рукой, когда тебе не хватит тридцати рублей, или вообще «плюнет» на деньги, великодушно разрешив «занести потом».

Когда на журфаке нам дали задание — написать о женщине с мужской профессией — я не могла придумать ничего путного. Но неожиданно у меня сломался каблук, и я пошла в единственное возможное место — к Вере. Она серьезно оглядела мои покалеченные туфли, посмотрела на них сочувственно, как на человека, ставшего инвалидом. Тихо, словно боясь потревожить «больного», произнесла: «Сделаем». И я поняла — вот оно! «Вера, а можно взять у вас интервью?» Она усмехнулась, кивнула, и мы вышли на улицу, за рынок — там было спокойно: никого вокруг, кроме грустной дворняги, лакавшей воду из лужи.

— Будешь? — Вера достала из кармана пачку «Явы», пожала плечами, когда я отказалась, закурила, прислонилась к стене. — Вообще-то это у меня семейное. Батя был сапожником, — она затянулась, выдержала паузу и продолжила — ласково, с придыханием. — Хороший был человек. Хотя, тебе, наверное, не про это, а про обточку, да про набойки, да про то, что народ думает обо мне?

Были вечно непричесанные, грязные. Весь двор над нами смеялся, пальцем показывали — вон, смотрите, Ваксы-Кляксы идут.

Мне было нужно «про все». Я открыла блокнот и приготовилась к длинной истории…

— Так вот, отец мой был сапожником. Мать работала в прачечной, только я ее не знала, то есть почти не знала — она попала под машину, когда мне было три года. Зато ее помнила Рита, моя старшая сестра. В общем-то, она мне и заменяла мать…

Отец что? Работяга. Крутился, как мог. Он был честным и трудолюбивым. И очень строгим. Считал, что деньги можно получать только за работу — притом такую, которая сделана на славу. А какие деньги мог получать советский сапожник? Гроши…

Вот и жили мы соответственно. Пока были малышами, дошколятами — было еще терпимо, мы многого не понимали. Хотя, что носили — страшно сказать: вечно рваные колготки, трусы, которые не менялись месяцами, латанные-перелатанные кофты… Были вечно непричесанные, грязные. Весь двор над нами смеялся, пальцем показывали — вон, смотрите, Ваксы-Кляксы идут. Отец сердился, когда мы жаловались, хватался за ремень: мол, нечего обращать внимание на всяких там, нужно быть сильными… И мы глотали слезы и сопли, загнанные в угол между гаражом и бойлерной, и терпели, пока те, кто постарше и понаглее бросались в нас «снежками» из грязи.

Мы с Ритой были не разлей вода. Она была взрослее меня на два года, но, в отличие от большинства старших сестер, не избегала моего общества. Мы появлялись во дворе, держась за руки, демонстрируя всему миру, что мы — Ваксы-кляксы — не бросим друг друга в беде. С нами никто не дружил, но мы находили себе игры на двоих. И самой любимой, самой священной игрой, было наблюдение за одной женщиной…

Между собой мы ее окрестили Королевой — настолько шикарно она выглядела. Она жила в соседнем подъезде, из которого всегда выходила с важным, горделивым видом. Безупречная укладка, бордовая помада на губах, ухоженная кожа — загляденье. А еще от нее пахло какими-то дивными духами — наверняка дорогими, французскими. Когда она проходила мимо, хотелось открыть рот, чтобы съесть этот вкусный запах… А самой красивой она была зимой, когда, московской грязи назло, появлялась в белой шубе до пят — Королева, Снежная Королева — ни дать, ни взять. «Хочу быть, как она, когда вырасту», — твердила сестра, зажмурившись от восторга. И я, держа Риту за руку, ощущала ее быстрый, ускоренный пульс…

Но Рита была старше, и однажды она пошла в школу. И тогда я стала часто пропадать в отцовской мастерской. Там я открыла, что помимо страшного дворового мира есть еще один — гармоничный и добрый, и Вакса-Клякса в него замечательно вписывается... Мне нравилось, как там пахло, нравились звуки — стрекот швейной машинки, визг зачистного станка, хлопанье двери. А еще мне нравилось смотреть на отца за работой: он делал свое дело и был счастлив. И это было главным…

Я стискивала зубы и говорила себе, что рано или поздно это кончится, а вот Ритка мучилась ужасно. Отчаянье зашкаливало

Когда я стала школьницей, я избавилась от репутации дворовой нищенки: я училась средне, и это роднило меня с классными хулиганами, которые не давали меня в обиду. А Ритка что? Она хорошела на глазах. К десятому классу она превратилась в настоящую красавицу: тоненькую, белокурую, с точеным личиком. Я тоже была миленькой, но из-за того, что постоянно недоедала, выглядела гораздо младше своих лет.

Одно дело быть оборванкой, когда тебе шесть, совсем другое — когда уже шестнадцать. Школьная форма помогала по-человечески выглядеть во время уроков, но потом, в раздевалке, нужно было облачаться в линялое пальто, перешитое из папиного, и облезлую ушанку… Я стискивала зубы и говорила себе, что рано или поздно это кончится, а вот Ритка мучилась ужасно. Отчаянье зашкаливало. И однажды…

В нашем подъезде жил мужчина — с виду — типичный интеллигент: с нитями седины в волосах, с бородкой, в очках, с портфелем подмышкой. Но как он пялился на нас! Словно мечтал нас облизать и съесть — как мороженое. Как же это было противно… Но только не для Риты.

— Я придумала, как решить наши проблемы, — сказала она однажды. — Я пойду к этому «интеллигенту» — пусть даст мне денег! А я дам ему то, чего он так хочет… Пойдешь со мной — а то мало ли что?

Знаешь, тогда я не слишком понимала, «чего он хочет»: времена были не те. И еще, черт знает почему, я решила: наверное, моя сестра влюблена в этого человека (ведь «это» делается только по любви!). Просто хочет попросить у него денег — раз отец глух к этим просьбам. Но Рита, конечно, была не столь наивна. И она даже не растерялась, когда тот тип, выслушав ее предложение, усмехнулся и указал на меня: «Заплачу — но только ей». Растерялась я, но Рита зашептала: «Жрать хочешь? Тогда вперед! — и тут же, совсем другим тоном, умоляя. — Ну давай же, миленькая, маленькая. Купим тебе красивое платье, новые туфельки. И мне… Пожалуйста!»

И я согласилась. Ритка, моя Ритка просила о помощи. Как я могла отказать человеку, которого любила больше всего? И тогда сестра, некрещеная, перекрестила меня — как это делали матери в военных фильмах, провожая сыновей на фронт…

Вера сделала глубокую затяжку, замолчала. Ее пальцы дрожали, глаза были пасмурными, осенними. Я, боясь разбередить детскую боль, ждала, надеялась на продолжение. Дождалась…

«…Подробностей не буду рассказывать — да и не помню я их. Помню лишь выцветшую занавеску да громкий смех: какая-то девочка долго и заливисто хохотала прямо под нашими окнами... А на те деньги мы купили совершенно замечательные вещи: модное, красное пальто для меня, кофту и лифчик — сестре… Еще осталось «на потом»: мы аккуратно сложили помятые купюры и спрятали их в полиэтиленовом пакете под ванной.

Подняла голову, и увидела ее — Риту. Она выглядела, как звезда: красиво уложенные волосы, безупречный макияж и… белоснежная шуба до пят.

Через некоторое время, окончив школу, Рита вдрызг разругалась с отцом и ушла из дома. Поначалу она часто звонила мне, а потом — все реже и реже, почти исчезла… Я очень скучала — да, да — несмотря ни на что — я по-прежнему, как в детстве, чувствовала нашу связь. До нас доходили слухи: будто она встречается с каким-то богатым кавказцем, который бросил ради нее жену и четверых детей; что она участвует в конкурсе красоты; что ее видели с известным политиком…

Я же не доучилась до десятого класса, пошла в строительный техникум. Но не мое это было. Запах штукатурки, побелки — разве он мог сравниться с тем волшебным, наркотическим ароматом, который витал в обувной мастерской? Одним словом, однажды я пришла к отцу на работу и сказала: хочу быть — как ты. Вначале он посмеялся (баба — сапожник?), но потом поговорил кое с кем, и меня взяли помощницей в одну мастерскую. И пошло-поехало. Лишь голос сестры порой вмешивался в естественный ход вещей, нашептывая что-то вроде: неужели ты не заслуживаешь большего?

Но однажды все сомнения разрешились. Это было зимой. Я вовсю строчила на машинке, не слышала, как скрипнула дверь. Я просто ощутила чье-то присутствие. Подняла голову, и увидела ее — Риту. Она выглядела, как звезда: красиво уложенные волосы, безупречный макияж и… белоснежная шуба до пят. «Я ее все-таки купила, — улыбнулась она, небрежно, по-барски, смахнув снег с плеч. — Я пришла попрощаться. Я выхожу замуж и уезжаю в Америку».

Как же я обрадовалась! Я обняла ее, схватила за руку — и это был очевидный контраст: ее ладонь в бежевой перчатке из тонкой кожи и моя — с ногтями, черными от гуталина. «Ваксы-Кляксы», — прошептала я. Ее передернуло: «Ошибаешься, я не Вакса-Клякса, я — Королева. И всегда ею буду!», — крикнула она гневно. Но в ее глазах — кто знает, почему? — стояли слезы…

Когда она ушла, в моей мастерской еще долго пахло ее духами… Я дышала ими и плакала, понимая, что, несмотря ни на что, нет в моей жизни роднее и ближе человека, чем моя сестра… И я не держу на нее зла. Но пусть она — Королева, а я — Вакса-Клякса, я бы не хотела поменяться с ней местами…

Эх, да тебе ведь не про это нужно, тебе — про мою работу. Так вот. Работа у меня замечательная, самая лучшая на свете. Когда я стучу молоточком по набойке, когда выпарываю сломанную молнию из сапог — мне спокойно и светло. Починю чью-то искореженную обувь — и залатаю собственную рваную душу… Ну, хватит тебе информации?»

Информации хватило. Но я не написала эту статью. Пока мои одногруппники зачитывали истории о женщинах-милиционерах, женщинах-летчицах, женщинах-президентах, я сидела, ссутулившись, и думала о Вере. О том, что если святые ходят сейчас по русской земле, они выглядят примерно так, как она. Покуривая дешевенькую «Яву», эти раскаявшиеся грешники всем сердцем любят негодяев, которые сломали им жизнь: ведь любовь и прощение — родные сестры.

 

 



 

Ваше мнение 75  

Оставить комментарий
  • Спасибо огромное за теплые слова и поддержку тем, кому понравился этот рассказ (по мне так это - настоящая победа, которая стоит дороже всяких призов?) А отдельное спасибо тем, кто конструктивно критиковал его: это супермегаважно для меня! К сожалению, не могла ответить всем персонально - я сейчас без постоянного Интернета - но все прочитала и учла!
  • кука / 3 мар 2010
    мне кажется редакция Клео несправедливо обошла этот рассказ. Очень сильный рассказ и должен был занять призовое месть. Жаль...
  • nay (Медвежий угол) / 2 мар 2010
    Ох, как жаль, что этот рассказ не попал в тройку лидеров...((( Абсолютно солидарна с Вами, Ольга - этот рассказ один из лучших...
  • Ольга Q / 1 мар 2010
    Мне, Василис, грустно. Потому что я плохой критик, средний писака, но в целом - тонко чувствующий человек, болезненно воспринимающий любую несправедливость. И для меня отсутствие Вашего рассказа в тройке лидеров - удар. Который омрачил и первый день весны, и вообще все вокруг... Я не хочу обидеть никого, мне понравились рассказы девчонок, очень, и я понимаю, что мест призовых - только три... Но для меня Ваш рассказ был лидером весь этот месяц. Это мое личное восприятие. Поэтому я снимаю шляпу. Отдала бы свое место - да Вы не возьмете, я понимаю. Да и это будет выглядеть как-то эпатажно... Но я написала искренне и с болью - мне жаль, что так вышло. Простите. Это чудовищно несправедливо.
  • Василиса, мне очень жаль, что Ваш рассказ не попал в призы((( Для меня он однозначно один из лучших в этом месяце. Спасибо!)
  • Замечательный рассказ, хоть и грустный. Никаких нестыковок не заметила. От меня +5
  • Ольга Q / 26 фев 2010
    Сегодня специально влезла на "Клео", чтобы перечитать "Ваксу". Не знаю, зачем люди любят "негодяев, сломавших им жизнь", но они правда делают именно так... Спасибо еще раз, Василис.
  • Orleanskya_Deva / 23 фев 2010
    Не верю. Зачем сапожница будет рассказывать о себе интимные подробности постороннему человеку? В чем смысл то? В том, что Вера (героиня) настоящая русская баба? Ну,да- настоящая, а дальше. Где финал? Так и сидит в своей мастерской и починяет обувку?:-))
  • Хороший сказ, только не верится мне что можно сестру родную за лифчик и кофточку положить под старого козла. Или я такая наивная, неспосбная понять что и такое бывает (может и бывает!), но не верится как-то. Из моего окружения ровесники моих родителей, где росли сиротками дети, наоборот сплоченность такая, что попробуй тронь, и так всю жизнь вместе, вместе... Или им так повезло? даи это ведь рассказ, творчество, чего это я? Бляха-муха, сестрице такой бы рожу пастой для сапог измазать за ее идеи. Туалеты бы шла мыть, а не... А так, вообще, очень хороший стиль у вас , Василиса, пишите, радуйте нас.
  • Зацепило!Но,на мой взгляд,как-то скомкано,что-ли,недоговорено... Хочется подробностей и продолжения!А в целом - твердая четверка!
    • Orleanskya_Deva / 23 фев 2010
      Что-то волгоградцев тут прибавилось:-))) Концовки в рассказе нет вообще. Не то чтобы скомкано, а стерто.
  • Олька / 20 фев 2010
    Не сочтите за банальность, не стану скрывать эмоций, плачу остановится не могу. Один мой близкий друг, очень похож на героиню этого рассказа. Многие его считают юродивыми и безсеребрянником, а у него настолько доброе и открытое сердце, что он вообще не помнит обид и в каждом человеке ищет что-то хорошее. Такие люди вымирают в современном обществе. Василиса я очень люблю Ваши рассказы, пишите еще.
  • Хороший, добротный рассказ. Жизненный и почему-то печальный для меня. Василис, ты владеешь навыком письменного повествования, но отчего-то кажется, что этот рассказ без середины, без кульминации, после которой следует развязка. Я не хочу ставить 4, но и пять не получается. Спасибо за рассказ и успехов тебе!
  • Василиса, здравствуйте! Я поставила четверку - потому, что, как мне показалось, в рассказе недостаточно художественности. Вот просто женщина рассказывает свою историю, трудную судьбу (одну из тех, каких, к сожалению, в жизни больше, чем хотелось бы). Нет рассказа - есть дневник начинающей журналистки. Может быть, конечно, быль именно этим и отличается от вымысла (не знаю, я не литератор). Ваши "пушистые зверьки" мне именно тем понравились, что были написаны в жанре рассказа красивым языком, а здесь как-то немного скучновато (во всяком случае, для меня). Но все равно очень хорошо! Жду Ваших новых шедевров!
    • Аляска, спасибо!!! Вы меня очень обрадовали! Ведь если вам показался этот рассказ журналистикой - это замечательно, значит в нем все-таки, присутствует достоверность - несмотря на замеченные некоторыми нестыковки:-))
  • тинка / 19 фев 2010
    мне рассказ запомнится только ярким негативным образом сестры(( это ж надо так осознанно "подложить" сестренку под старого мужика ради туфелек, платьица и т.д.((((
  • Вот не поверила... столько накладок и недоработок, что и не складывается картинка... Почему у не пьющего, работящего мужика, дочки ходили не мытые и драные? Почему надо жалеть Веру, если она стала тем, кем хотела??? И это далеко не всё...
    • Какая у вас аватарка симпатишная:-) На самом деле, спасибо за вдумчивое чтение. Видимо, годы работы в рекламе дают о себе знать: удается создать красивую картинку, но если над ней призадуматься, разложить на детали, то появляются вопросы... Не вдаваясь в частности, признаю ваши замечания вполне справедливыми:-)
    • Полностью поддрезиваю вас. Много недороботок и противоречий. Многое “притянуто за уши”. В советское время у работающего сапожника не могло бить детей оборванцев. Если бы дети росли без мами и били настолко непристроены - их бы определили в детдом 100%.0 В советское время ВСЕ били более-менее равни.
      • не стану спорить, я в то время была еще очень маленькой, и могу говорить лишь о том, что видела своими глазами - дочке почтальонши, которая была именно такой, как мои героини - очень бедной... Видимо и в те золотые времена всеобщего равенства все же были (даже в столице нашей родины) те, кому жилось очень плохо.
      • Ой, насмешили))))))))) Это в совке то все равны были?)) Да большее неравенство сложно даже себе представить. А мажоры откуда брались? А партийные функционеры и комсомольские лидеры, которые быстренько "перестроились" и в олигархов превратились (а в совке имели все)? А девочки были пристроены. Накормлены, одеты и обуты. В школу ходили. А то, что одеты плохо и неумыты, так не каждому мужику дано за детьми правильно ухаживать. Он работал и зарабатывал сколько система позволяла. И считал, скорее всего, что все делает правильно. С чего бы у него детей забирать? Время, скорее всего, послевоенное было. Детские дома и так детьми забиты были. А тут отец есть. И не пьет. А, если пьет, то в меру. А я росла в 70-80-е. Оборванная и грязная не ходила, но джинсы смогла только сама себе купить в 20 лет. Когда сама уже работала. А так ходила в убогих совдеповских тряпках. Родители не имели возможностей "доставать". Может и не хуже всех в классе одета была, но близко к тому. Так что же о послевоенных детях говорить. Для кого-то и роскошью было перешитое из отцовского пальто. Страшное, зато теплое. Нет здесь никаких противоречий.
  • кранц (В Литве) / 18 фев 2010
    А для меня странны такие единодушные отзывы. Я здесь не знакома ни с одним автором. Хочу высказаться как читатель. Не вызвала у меня героиня ни слез, ни симпатии. Она выбрала профессию, которая ей удается и нравится. Сестра выбрала другое. Почему были нищие-то? У нас в классе училась дочка сапожника, была не хуже других, и никто ее не дразнил. И интересно, девочки, кто бы из вас вот так журналистке все о своей жизни выложил? Не правдоподобный ход. Я бы поняла еще, если б это было оформлено как мысли героини. И то, что она пошла на поводу у сестры - это ее выбор из-за пальтишка новенького. И написано: часто повторяется слово было, был - тавтология.
    • Кранц, я вообще-то тоже практически ни с кем не знакома (вживую только с одной клеовчанкой общалась), и долгое время, посылая рассказы на конкурс в принципе никого не заносила в друзья, так как мне всегда была важна объективная оценка. Если мне кто-то пишет хороший отзыв или ставит "пятерку" из чувства личной симпатии или потому что сам участвует в конкурсе и не хочет наживать "врага", для меня это очень неприятный момент. Но искренне надеюсь, что таких людей немного... Ваше мнение как "стороннего наблюдателя" для меня особенно важно. Слезы вызывать я не стремилась, впрочем, как и раскрывать тему конкурса на 100%. Для меня была важна идея любви и прощения - уж не знаю, насколько удалось ее воплотить. Что касается вопроса "почему нищие"? Во-первых, потому что отец воспитывал один. Во-вторых, сомневаюсь (но знаю наверняка!), что в СССР профессия сапожника была доходной. Девочек писала с дочки почтальонши - она была абсолютной оборванкой и над ней издевался весь двор. Что же до журналистки... Она на была журналисткой, а только студенткой, и статья была не для публикации. А незнакомому человеку можно запросто открыть душу, особенно если там наболело, и всем, в общем-то на это наплевать.
      • Василиса, здесь часто пишут о "кукушке и петухе". Я не считаю такие обвинения в адрес постоянных участников литературной странички справедливыми. За других не скажу, но я сначала читаю рассказ, а потом уже смотрю, кто написал. Как раз для того, чтобы авторитет Автора не давил))) Хотя, на меня и не давит. Просто не зная автора, объективнее оцениваешь. Если мне Ваш рассказ об отчиме не понравился, то я что-то в этом роде и написала. Мне, как Автору тоже важнее искренние отзывы, чем дружеская лесть. Странно, что кто-то считает себя "просто читателем", а остальных "не просто")) И еще забавный момент. Иногда здесь наоборот звучат обвинения, что кто-то из нас ругает хорошие рассказы, чтобы свои лучше казались. Сколько людей - столько мнений. Ничего не поделаешь)
  • Прочитала на одном дыхании!!! Спасибо! Очень хорошо написано. Не понятно какие времена, но все-равно хорошо написано.555!!!!
  • Хороший добротный рассказ, из классических "слезощипательных".
  • тронуло и захватило! спасибо автору!
  • Ольга Q / 17 фев 2010
    Это просто непередаваемо... Ну так мне понравилось, в смысле... Меня захлестнуло прямо... Ах! С наступающим! Пусть все будет хорошо! Я свой бездник неделю как отгуляла, он у меня был невеселый, но Вам от души желаю и настроения отличного, и успехов... Кстати, Вы тут недавно написали, что пишите, мол, всякие тупые и дурацкие пресс-релизы, всякую муть... Василиса, если бы Вы только видели, что сегодня писала я... Умолчу просто. Но я не ради жалобы, а просто к тому, что, наверное, и это зачем-то нужно... А в итоге желаю Вам чтобы все скучное рассеивалось, как дым, а Ваши чудесные, потрясающие, волшебные рассказы - рождались и жили на радость всем. Всего-всего!)))
    • Ольга, спасибо! А Вас - с прошедшим:-)) Дурацкие пресс-релизы, конечно, нужны - за это деньги платят:-)) И вносишь свой веский вклад в формирование общества потребления:-( Одно лишь оправдывает: я сама свято верю в то, что пиарю и "подсаживаюсь" на продукты, которые рекламирую. Но в последнее время становлюсь все разборчивее.
      • Ольга Q / 18 фев 2010
        А я ничего такого не заметила. А если бы заметила, даже обрадовалась бы - подумав, что "запало". И уж кого-кого, а Вас, Васенька, в плагиате никто не обвинит, так что даже не напрягайтесь ни на секунду. Хотя я знаю, как это погано, даже самой себя на невольном плагиате поймать - несколько раз получала за это, а ведь его не было, может, что-то просто в воздухе носилось...((( Ну а идем мы параллельно - а я сегодня с утра перечитала Ваш рассказ, и влезла сюда, чтобы посмотреть, ответили Вы или нет, и ответу ужжжжасно обрадовалась! Спасибо за всякие слова, ну а пресс-релизы достойны того, чтобы за них поднимали бокал не только в день варенья...)))
    • Оля, я вчера перечитывала Ваш рассказ и с ужасом обнаружила, что в моем рассказе есть одна фраза - точь в точь, как у Вас! Я не хотела, честное слово:-) Терпеть не мою плагиат в любом виде, но, похоже "Мормышка" засела у меня где-то в подсознании:-))
  • Kozyavochka (небольшой городок) / 17 фев 2010
    Мне понравилось. Очень.
  • Мечты сбываются – однозначно! Низкий поклон и «респект» редакции за то, что так быстро опубликовали. Это лучший подарок на грядущий день рождения, который я буду праздновать в безинтернетной глубинке:-)) Всем кто прочитал, оценил, а тем более – оставил отзыв – безмерное спасибо. Сегодня замечательный день: светит солнце, снег капает с крыш, стучит по подоконнику. Пахнет весной! Но благодаря вашим теплым словам у меня уже не весна – настоящее лето. И притом – чертовски счастливое лето:-)))
  • Дадуся / 17 фев 2010
    Рассказ очень хороший, да какие разные судьбы у людей бывают.От меня большой +
  • Сверчок (Не указано) / 17 фев 2010
    Понравилось
  • Пять
  • Гульнарка / 17 фев 2010
    Замечательно...
  • Идеалистка / 17 фев 2010
    Слов нет... Рассказ отличный и очень грустный.... До сих пор пробирает дрожь....
  • Vika Star / 17 фев 2010
    Расскж просто волшебный... До слез тронул... Реалоность жизни изложена просто великолепно. Спасибо автору!
  • Очень мощно. Стиль изложения так соответсвует истории.
  • Отличный рассказ!
  • Черничка / 17 фев 2010
    Суууууууууууууупер!!! Пробрало до слез. 555555555555555555555555
  • Алена / 17 фев 2010
    Очень хороший рассказ. прям просто супер слов нет...
  • Потрясающий рассказ. Как маслом написано.
  • Li-Lu (Любимый) / 17 фев 2010
    Жаль, что можно поставить только одну пятерку!!!

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору