На главную
 
 
 

Утопленница, или Случай на водах
Автор: домино / 09.06.2015

Стояла такая оглушительная жара, что Алине захотелось утопиться. Впрочем, она не собиралась болтаться в воде вздувшимся трупом, кое-где нахально общипанным рыбами. Ей представлялось, что плывёт она по течению реки, обратив незрячие, но от того не менее прекрасные, глаза к безоблачному небу, по воде струятся её длинные, золотистые волосы, а бледная рука, сжимающая белую речную лилию, покоится на груди.

От красоты представшей картины у Алины защипало в носу, и она чихнула. Завлекательное видение пропало, и суровая действительность напомнила о себе потом, облепившим лицо и тело солёной плёнкой.

Казалось, на город навели лупу, и она, сфокусировав солнечный луч, прожигает квартал за кварталом.

Казалось, на город навели лупу, и она, сфокусировав солнечный луч, прожигает квартал за кварталом.

В жёлтой траве газонов тусклыми комочками лежали обессилевшие голуби, оживавшие только когда добросердечные старушки приносили пластиковые корытца с воняющей хлоркой водой. Стайки воробьёв, всегда оживлённо щебечущих и возившихся в кустах, исчезли, словно прахом рассыпались. 
Утром Алинина мама твёрдо заявила:

— Никогда! Ни за что не выйду на улицу, пока не прекратится это безобразие. Пусть лучше разорюсь на заказах продуктов. А тебе не советую ехать на реку. Какой пляж в такое пекло? 
— Хочу покупаться, освежиться немного. 
— Ой, держите меня, — засмеялась мама. — Грязной водицы захотелось, с пиявками? Что ж, поезжай. Только не перегрейся на солнце.

Алина обещала поберечься, и вот теперь стоит по колено в тёплой, как подогретый бульон, речной воде.

Нет, не стоило ехать. Лежала бы сейчас на диване, читала какой-нибудь сильно облегченный, как раз для перегретых мозгов, детектив, попивала горьковатый грейпфрутовый сок. Чем не райская жизнь? И не выстраивался бы в голове этот продовольственный ассоциативный ряд с рекой-бульоном и людьми-пельменями, разварено болтающимися в воде.

А, кстати, почему пришла ей в голову такая мысль — утопиться? Из-за убийственной жары? Или от того, что отношения с бойфрендом Сашкой зашли в абсолютный тупик? В очередной раз он пошвырял в сумку свой нехитрый прикид и ушёл, злонамеренно шарахнув дверью так, что по всей квартире жалобно затренькали стеклянные предметы? Так он непременно раз в квартал порывает отношения. Через неделю сумка занимает своё законное место в шкафу, а Сашка — в кресле перед телевизором.

А, кстати, почему пришла ей в голову такая мысль — утопиться? Из-за убийственной жары?

В её двадцатилетней жизни не происходит ничего экстраординарного. Если бы она задалась целью изобразить свой жизненный путь в виде линии, которую чертит кардиограф, то получилась бы та самая картина, при которой медики в американских фильмах заполошно кричат: «Мы её теряем!» и начинают бешено метаться, устрашающе потирая утюги дефибрилляторов.

«Грустно, подруга!» — подумала Алина и пошевелила ногой в воде, подняв облачко ила. Из тёмной мути всплыло небольшое веретёнообразное тельце и, изобразив знак вопроса, зависло в опасной близости от ноги. «Ой, вот и пиявка!» — восхитилась маминой проницательностью Алина, но, не собираясь кормить изголодавшую тварь своей молодой кровью, отскочила в сторону. Ещё несколько пиявок начали сосредоточиваться в опасной близости. Алина могла бы поклясться, что на их мордах (при условии, что у пиявок они есть) изобразились решительность, злорадство и кровожадность.

Взвизгнув, Алина ринулась туда, где речное дно уходило из-под ног и пиявки не могли её настичь. 
На середине реки долгожданная прохлада охватила её, породив приятное ощущение, словно сотни крошечных холодных ладошек принялись оглаживать и ласкать истомившееся по влаге тело. Она ещё активнее заработала руками и ногами и поплыла в сторону высокой вешки, установленной посередине речного течения, там, где на самом глубоком месте лет пять назад затонул буксир. Опасное место отметили вешками. Теперь осталась только одна, словно пуповиной соединённая с буксиром цепью.

Уже подплывая к затопленному судну, Алина заметила какое-то движение. Бликующее на волнах солнце не давало рассмотреть, что там происходит. В несколько гребков Алина приблизилась к вешке, но ничего не увидела: ничто не возмущало спокойствия речной воды. Разочарованно вздохнув, девушка собралась плыть дальше.

И вдруг в полуметре от лица Алины из воды выскочила плоская усатая голова какого-то животного. Большая такая голова, в два хороших мужских кулака, с чёрными выпуклыми глазами и маленькими круглыми ушами. Голова ощерила внушительную зубастую пасть и зашипела.

Уже подплывая к затопленному судну, Алина заметила какое-то движение.

От неожиданности Алина взвизгнула и ушла под воду. Там её не ожидало ничего утешительного: голова вверху принадлежала длинному, не менее метра, тёмно-бурому туловищу со светлым животом, перепончатыми лапами и длинным хвостом.

— Выдра! — вынырнув, вслух сообщила Алина о своём открытии неприятной голове.

Голова громко цокнула, видимо приняв это слово за оскорбление. Кто знает, как они, выдры, сами себя называют?

Алина благоразумно отплыла в сторонку, но выдра и не собиралась покидать захваченное речное пространство. Она вообще вела себя странно: то погружалась в воду, то выныривала, но оставалась рядом с вешкой.

В какой-то момент Алине, заинтересованно следившей за выдрой, показалось, что та попала в беду. Животное всё реже появлялось на поверхности реки, шипение сменилось тревожным посвистыванием. И, наконец, выдра погрузилась в воду и долго не появлялась. Видно было, как возле вешки бурлит вода от движения крупного тела.

Забеспокоившись, Алина нырнула, чтобы посмотреть, что происходит. Всё оказалось очень плохо: бедняга запуталась задней лапой в большом полотнище рыбацкой сети, намотавшейся на цепь, соединяющую вешку с буксиром. И чем яростнее она пыталась освободиться, тем сильнее смыкались смертельные петли. Выдра уже с трудом дотягивалась до поверхности воды, чтобы сделать глоток воздуха.

Алина подумала, что пока она доплывёт до берега, найдёт что-нибудь режущее, а потом вернётся назад, животина утонет. Может, попытаться распутать сеть? Только бы не укусила, вон зубищи какие!

Она нырнула и в ту же минуту нос к носу столкнулась с выдрой. В прямом смысле: вот тут её собственный курносый, в конопушках нос, а в сантиметре — нос выдры с плотно сжатыми ноздрями. Человек и животное уставились друг на друга. И в серых глазах Алины и в чёрных — выдры отразились некоторое сомнение и неопределённость намерений.

В панике Алина рванулась, но сеть натянулась, и ей не хватило каких-то десяти сантиметров, чтобы оказаться на поверхности воды.

А потом началось: девушка и выдра синхронно ныряли и выныривали, словно два поплавка. Во время короткого погружения Алина раскручивала и теребила сеть, а выдра пристально следила за ней, не делая попыток укусить, даже если её весьма ощутимо дёргали за пленённую лапу.

Ловушка начала поддаваться Алининым усилиям, когда она неожиданно почувствовала, что её собственная нога попала в верёвочную петлю, обвившуюся вокруг лодыжки. В панике Алина рванулась, но сеть натянулась, и ей не хватило каких-то десяти сантиметров, чтобы оказаться на поверхности воды.

Она взглянула вверх и увидела зыбкий водный потолок, так неожиданно ставший несокрушимой преградой, отделившей её от жизни, ускользавшей чередой маленьких воздушных пузырьков.

Алина мысленно крикнула: «Мамочка!», а потом всё перекрыл беззвучный вопль: «Нет! Не может быть! Не хочу!».

На поверхности оставались только руки, и она била по воде, поднимая столб брызг, отчего со стороны казалось, что у вешки плещется крупная рыба.

Но уже не хватало сил на сопротивление. Она погружалась всё ниже и ниже, туда, где не было солнечной ряби на поверхности воды, а только ржавый буксир, обросший водорослями, струившимися по течению, словно зелёные русалочьи волосы.

Тело опускалось вниз, а руки тянулись вверх в последнем, бессильном жесте человека, сдающегося на милость судьбы.

Но глаза ещё жили, ещё посылали последние сигналы мозгу. И Алина видела, как рядом с ней тонет выдра, утягиваемая вниз сетью, ставшей смертельной ловушкой для них обоих.

И в те мгновения не было между ними, человеком и животным, никакой разницы. Так же уходил из лёгких воздух, так же отсчитывало последние удары сердце, так же меркло сознание. И, может быть, только последние фантомы гаснущего разума были различны.

Плюм! Плюм-плюм! Крупные капли ударили по лицам, по разогретым солнцем телам. Первая пристрелка дождя.

Потом было всё остальное: жуткая боль в рёбрах, на которые нещадно давил спасатель, очумело колотившееся сердце. И воздух, много дурманящего, сладкого воздуха!

Алина открыла глаза и увидела над собой взволнованные и довольные лица. Сидя на песке, кашляя и отплёвываясь, она благодарила спасших её людей, слушала сбивчивый рассказ о том, как двое мужчин заметили странное движение возле вешки, поплыли выяснить, в чём дело, и обнаружили тонущую девушку.

— Вернее, утонувшую, — уточнил один из спасателей. — Ты уже совсем не дышала. Нам тут пришлось попыхтеть, откачивая тебя. «Скорую» вызвали, но пока её дождёшься… И как же тебя угораздило в сети запутаться? 
— Да как-то так, — туманно ответила Алина. Ей казалось, что чего-то не хватает в благостной картинке её спасения, чего-то очень важного.

Плюм! Плюм-плюм! Крупные капли ударили по лицам, по разогретым солнцем телам. Первая пристрелка дождя. Народ с воплями бросился собирать пляжные пожитки.

Напористый ливень в считанные минуты вместе с отдыхающими смыл зной и духоту последних недель. В небе в разрывах туч засияло совсем не злое солнце.

Покинутая своими спасителями, Алина попыталась встать, но земля неустойчиво шатнулась под ней, и она весьма неграциозно шлёпнулась на песок. Удар по пятой точке вернул память.

— Выдра! Там была выдра! Где она? — вскрикнула Алина, но отвечать было некому.

Впрочем, ответ нашёлся сам. В стороне, у кромки берега, столбиком сидела выдра, сложив на желтоватом животе перепончатые лапы. Похоже, она не решалась возвратиться в реку, но колебания длились недолго. Выдра оглянулась на Алину, прощально прострекотала и скользнула в воду, сомкнувшуюся над ней с лёгким всплеском.

— Спасение выдр — дело лап самих выдр, — сказала Алина и рассмеялась.

Она была одна на берегу, и только где-то в отдалении завывала «Скорая помощь», возможно, та самая, которую вызвали спасатели.

 



 

Ваше мнение 13  

Оставить комментарий
  • домино (Калининград) / 18 июн 2015
    Нет-нет, Наталья, сеть не была поставлена, кусок просто принесло течением и обмотало вокруг цепи. Вы, наверно, знаете эти мелкоячеистые гадкие сети, которые убирают рыбинспекторы, а эта пакость обрывками цепляется к плавучему мусору и дрейфует с ним. У меня из-за этого чуть спаниель не погиб.Но вы правы, мне надо было это обговорить буквально в двух словах. Спасибо за замечание. Обязательно учту.
  • Наталья / 18 июн 2015
    Рассказ замечательный, читается на одном дыхании. Охотно верю, что спасая жизнь другому, будь то ребенок или животное - кто слабее тебя самого, можно забыть о собственной безопасности. Но меня смутила фраза о "высокой вешки, установленной посередине речного течения, там, где на самом глубоком месте лет пять назад затонул буксир", где были поставлены сети. Вообще говоря. ставить сети в любом месте реки - браконьерство, но в судоходной и "плавательной" ее части - уголовное преступление. И, кстати, каким образом там можно поставить сеть? Всю реку перегородив, что ли? Обычно сети ставят в камышах, рядом с берегом, где никто не плавает.
  • Чтение с удовольствием)) Что сказать? - замечательно!
  • Язык шедевральный! Зачиталась. Таким языком можно писать про сто угодно, сюжет, собственно, не важен уже )))
  • Написано легко, хорошо. Да только сюжет не зацепил... Минус
  • Лаура / 9 июн 2015
    Очаровательно! Обожаю выдр!
  • Не верю )) Не верю, что утопленницу все оставили. Даже если очухалась, могут быть очень тяжелые последствия. И чего-то не хватило. Может, мотивации спасения выдры ценой своей жизни. Или каких-то параллелий с жизнью героини. Типа, держим на плаву всяких сашек и при этом сами тонем. Этой линии нет и непонятно, зачем тут вообще Сашка ... Не знаю. Но в целом нравится )) вот такая я вся противоречивая :-) Плюс.
    • домино (Калининград) / 9 июн 2015
      Дело в том, что рассказ я размахала на 15 тысяч знаков. был там и Сашка подробнее описан и другое. Но рамки конкурса весьма жёсткие (спасибо организаторам, иначе народ писал бы романы в двух томах). Стала сбрасывать лишнее, но так было жалко сюжетных линий, что некоторые оставила. А выдру моя ГГ не собиралась спасать ценой своей жизни, просто так получилось. Это как в знаменитой фразе Черномырдина: хотели как лучше, а получилось как всегда. И спасибо за отзыв.
      • Ну я так и подумала, что вы покоцали текст. Жаль. Я бы почитала полноценный вариант ))
        • Юликон / 11 июн 2015
          мне очень понравилось . Браво !! Это тот случай который я часто привожу в пример, знаменитые писатели размещают шоты на сайтах и принимают отзывы читателей, а потом печатают полную версию. Я с удовольствием прочту полную версию. А на личной страничке нельзя разместить в общем доступе?
  • Нина / 9 июн 2015
    Понравилось - плюс. Так все складно, без швов.
  • Очень симпатичный рассказ, спасибо. Плюс от меня.
  • prosto ja (StPetrsburg) / 9 июн 2015
    Супер. Спасибо большое за отличное начало трудового дня.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору