На главную
 
 
 

Несчастная
Автор: Изабелла Валлин / 15.05.2009

НесчастнаяНесчастная

- Зачем за волшебника замуж выходила?! Я же просил не трогать мою аппаратуру! Даже близко к ней не подходи!
- Мне душно, я задыхаюсь!

Он перестал злиться, сочувственно посмотрел на меня и погрузил обратно в аквариум. Там хорошо, хотя я в нем как-то не смотрюсь: «Я думала - это радио, хотела музыку послушать, нажала на кнопку, а теперь у меня вот - жабры».

- Не расстраивайся, я все исправлю.

Он вышел из комнаты. «Забудет», - подумала я, сидя в аквариуме среди развевающихся лент водорослей. С одной стороны, хорошо, что у меня жабры - по крайней мере, отличаюсь от трех остальных: неделю назад он послал меня на все четыре стороны, а выходить из дома запретил. Теперь каждая из нас четырех утверждает, что она основная, а остальные производные. Мы его ужасно ревнуем друг к другу, но жаловаться боимся, вдруг опять пошлет на все четыре стороны и тогда нас будет слишком много, чтобы его поделить. А он не удивляется, когда видит нас вместе, пьет - думает, это только кажется.

Там хорошо, хотя я в нем как-то не смотрюсь: «Я думала - это радио, хотела музыку послушать, нажала на кнопку, а теперь у меня вот - жабры».

Открывается дверь. Входит одна из нас. Видит меня в аквариуме:
- Оригинальничаешь?
- Нет, у меня жабры появились.
- Лучше бы у тебя что-нибудь пропало, например, лишние пять килограмм.
- Не пять, а семь, - входят остальные две.

Теперь мы в сборе, нужно уточнить график.
- Сегодня моя очередь.
- Твоя очередь была вчера.
- Но вчера его вообще не было дома!
И так мы cсоримся каждый день.

Очeнь хочется позвонить подруге. Все четверо подходим к аппарату.
- Это телефон, или это что? А то будет как с радио.
- Спасибо, у меня уже есть жабры, кто следующий за отличительным знаком?
- Может жребий бросим?
- Ладно, рискну.

Повезло - ничего не случилось.

- Алло, - раздалось в трубке, - жива? Как проходит медовый месяц? Этот сумасшедший тебя еще не доканал?
- Он не сумасшедший, он волшебник.
- Не верю я в это.
- Тогда почему в гости приехать боишься?
Пауза.
- Как думаешь, где он этому научился? Где вообще этому учат?
- Я пыталась разузнать - он молчит.
- А он еще что-нибудь умеет?
- Зачем ему уметь «что-нибудь еще»?
- Куда девались его предыдущие жены?

Ночь. Он спит мертвым сном. Под окном воют собаки. Когда вой становится невыносимо громким, он просыпается, распахивает окно и свистом разгоняет их. Каждую ночь они воют, и каждую ночь он их разгоняет.

Под окном воют собаки. Когда вой становится невыносимо громким, он просыпается, распахивает окно и свистом разгоняет их.

- Это не собаки, это волчицы! Я никому не прощаю измены.
- Миленький, разве тебе можно изменить?
- Ну, я ведь импотент.
- Не наговаривай на себя, просто устал, много работаешь.
- Эти волчицы тоже сначала так говорили, каждая в свое время.

Приманка

Над желтым домом висела луна. Ее напрочь глушил горящий в упор прожектор.

- Жентельмен! Когда мы поженимся?! Отвечай!
- Поверь, Жизель, я ничего к тебе не чувствую, - Жентельмен искренне приложил руку к ширинке и, согнутый под моральным давлением в вопросительный знак, побрел прочь. Его черная тень на желтой стене, так же понуро склонив голову, пошла в другую сторону.

Жизель стояла на ковре опавших листьев под изломанными, как молнии, ветками голых деревьев, прижав к груди букет анемонов, и еле слышно лепетала вдогонку уходящему жениху слова любви. Слезы, полные косметики, катились по ее щекам. Свадебное кружевное платье и светлые прямые волосы трепетали на ветру, как белый флаг.

- Товарищ постовой, который час?
- Два часа ночи, гражданка.
- Невесело, наверное, стоять на перекрестке, и спать хочется?
- Это вы точно заметили.
- А вы подите, поспите в свою будку, я за вас постою.

На перекрестке дорог вместо серого форменного обелиска стояла фарфоровая белая фигурка. Как мыши, в темноте сновали туда сюда редкие машины. Серебристый лимузин, подмигнув ей фарами, остановился.

Идея лечь под лимузин показалась надтреснутой Жизели соблазнительной: «Я еще так молода! Но Жентельмен, он раскается, когда узнает!»

- Вы не меня ждете?
- Нет, я стою на посту, регулирую движение, - ответила Жизель лимузину.
- Форма у вас странная. Больше похожа на свадебное платье.
- Это форма для женщин. Вообще-то я была раньше балериной, - она грациозно крутанулась на одной ножке.
- Если у вас есть жених, измените ему со мной.

Идея лечь под лимузин показалась надтреснутой Жизели соблазнительной: «Я еще так молода! Но Жентельмен, он раскается, когда узнает!» - и она бросилась в обътья лимузина. Но форменный обелиск встал между ними:
- Гражданочка! Я не для этого доверил вам свой пост. А вас, гражданин, попрошу проследовать за мной.
- Какой я тебе гражданин. Я - иномарка.

Луна, набравшая полную силу, висела над головой Жизели, как проклятье. Ветер вздувал парусом ее белое платье. Жизель остановилась на границе узкого переулка, в глубине которого, как путеводная звезда, горело окно. Гибкая стремительная мелодия скрипки вилась оттуда, бросая притягательные кольца вокруг стройного стана Жизели. И она полетела в легком танце на пленительный звук, сжимая в руке взгрустнувшие анемоны. А за желтой занавеской горящего окна сидела на деревянной табуретке грузная старуха с каменным лицом. Горбатый желтовато-бледный скрипач в черном фраке, то, согнувшись, играл старухе в самое ухо, то отходил от нее в другую сторону комнаты. У скрипaча были горящие, как фосфор в темноте, глаза, длинный острый, как клинок, нос с чуткими ноздрями. Темные сальные волосы падали на вспотевшее лицо. Он играл, словно пытался разбудить старуху, но она сидела, как истукан. Скрипач бросил скрипку на стол и вытер пот со лба.

- Марта! Где обещанная девушка?! Твое колдовство потеряло силу!
Старуха стремительно встала, невидящий взгляд стал осмысленным.

- Браво, маэстро! - послышалось с улицы, и букет смятых анемонов влетел в окно.
Скрипач снял фрак вместе с горбом, расправил плечи, сбрызнулся одеколоном, надел белую рубашку, расшитую золотом шелковую жилетку, подпоясал голубые джинсы ковбойским ремнем, собрал волосы в элегентный хвостик и, шепнув старухе: «Сгинь», пошел открывать дверь.

- Я подумала - тот, кто так страстно играет в ночи, наверное, очень одинок.
- О, да! От меня сбежала невеста.
- Какое совпадение!

Огромная комната с высокими потолками, паутина, черные щели в полу, облупленная краска - все это напоминало запущенный концертный зал.

Жизель огляделась: огромная комната с высокими потолками, паутина, черные щели в полу, облупленная краска - все это напоминало запущенный концертный зал. «Из этого, если постараться, можно сделать уютное гнездышко», - подумала она.

- Вы, люди искусства, такие непрактичные. Играете в оркестре?
- Да, иногда я скрипач, иногда дирижер. Выпейте это, - он протянул ей бокал с кроваво-красной жидкостью.
- Что это?
- «Кровавая Мэри».

Жизель отпила глоток. Красная капля скатилась с подбородка на грудь.

- Я так волнуюсь.
- Белое с красным - красивое сочетание.
- «Кровавая Мэри», - она отпила еще глоток.- Почему не «Кровавая Жизель»?
- Это можно устроить, кстати, приятно познакомиться, - он приглашающе улыбнулся.

Комната раздвинулась, как занавес, и пылающий во мраке бездонный мир предстал перед ней. Тысячи проворных гимнастов летали над пламенем на золотых канатах, лазали по тонким лестницам, прыгали с трапеции на трапецию. Все было связано и зыбко, как паутина.

- Разве они никогда не устают? - спросила Жизель.
- Кто устает, тот падает вниз.
- Не упасть вниз – единственное, о чем можно тут думать.
- Я помогаю тем, кто перестает думать раньше, чем устанет.

Сознание разгоралось в ней, как нежно-алый рассвет свoзь густо падающий снег. «Уже зима», - Жизель сидела на скамейке в глубине парка гладя холеной ручкой полу свoей дымчато-розовой песцовой шубки. На ногах у нее были мягкие серые ботики, отороченные горностаем.

«Холят меня, лелеют. Черти. Что же было все это время? Хотя бы вчера?»
События прошлой ночи постепенно проступали у нее в памяти.

«Уже зима», - Жизель сидела на скамейке в глубине парка гладя холеной ручкой полу свoей дымчато-розовой песцовой шубки.

«Фу! Как в дешевом ужастике. Так много жути, что смешно становится, - она вспомнила лихого купца в ресторане, который увязался за ней в лес. - Сам напросился, дурак пьяный». Как мчащуюся на всей скорости машину преследовал вой сирены. Потом, утопая в сугробах, они пробирались сквозь чащу к поляне, их уже ждали. Горячая, соленая кровь купца, приправленная алкоголем, ух и вкусная - это ее доля. Остальное - черным мохнатым. Они сгрудились вокруг тела, быстро разделали его, развели костер и жарили мясо под песни и пляски - весело!

В конце aллеи показалась лихая компания бабок с метлами через плечо. «Наши идут», - с умилением подумала Жизель.

- Привет, приманка сладкая, - весело крикнули они проходя.

На приличном растоянии от «группы захвата» семенила старушка с лопатой через плечо.

- Отстаешь бабуся, - ободряюще улыбнулась ей Жизель.
- Свят, свят, свят, я тут дворником работаю, насмотрелась, храни господи, - старушка перекрестилась.

Жизель без зазрения совести перекрестилась в ответ.

- Что же ты делаешь, паскуда бестыжая? - шепнула ей в ухо невидимая каменномордая Марта, ее наставница. - Глаз да глаз за тобой! - она быстро пробормотала заклинание, и больше Жизель ничего не вспоминала.

 



 

Ваше мнение 20  

Оставить комментарий
  • nay (Медвежий угол) / 26 мая 2009
    Что-то в этом есть)))))))
  • Сюжета вообще не поняла, наверное, не для средних умов написано
  • Изабелла, у Вас классные сюрреалистические зарисовки, необычные и талантливые. Если Вы их систематизируете немного - дано, доказать, ответ, получатся хорошие рассказы. У Вас непременно будет свой читатель. Желаю успехов :о)
  • Галина / 18 мая 2009
    Такое ощущение, что сознание автора было слегка изменено при написании. Температура под 40 или еще там чего покрепче. Бррр... Сытый голодного не разумеет. Зачем "ЭТО" напечатали непонятно.
  • Кошечка777 / 17 мая 2009
    Господи! Давно не выходила в Клео и не читала такой мути с претензией на оригинальность. Тьфу, бесовщина!Была бы христианкой , так перекрестилась бы.
  • изабэлла / 17 мая 2009
    Это два рассказа. волшебство - хобби не для всех и с соответствующими последствиями.спасибо за отзыв
  • елена / 15 мая 2009
    Это два рассказа.идея выдешь замуж за волшебника - рано или поздно озвереешь
    • А, Вы в этом смысле, не ходите девки замуж за волшебников. Так лучше чем в "Обыкновенном чуде" эту тему сложно раскрыть... И всё равно удачи Вам, тренируйтесь, пишите, всё получится)
  • Мне только начало первого рассказа понравилось. Вернее почти весь. До волков. Как то волки резко появились. И, как бы отдельно, от предыдущего повествования. А, вот, историю про "рыбку" я бы еще почитала. Очень необычный сюжет) Можно даже сказать, в юмористическом ключе. Но неоконченный, к сожалению. Потому, что окончание про волков, вроде как из другого рассказа. Да и не окончание, а кусочек из другого неоконченного рассказа. Что касается второго рассказа, то в этом месяце уже было нечно подобное. Ну, по крайней мере, на мой вкус эти вещи похожи. И там и там немыслимая абра-кадабра. Моих мозгов на такие вещи не хватает. Потому и не оцениваю) И оба рассказа как-то не по теме( Хобби - волшебство? Коллекционирование жен-волчиц?
  • Начало увлекло, потом просто перестала понимать, что к чему...
    • тоже самое. начало многообещающее, а дальше- непонятно. Автор- очень жаль, в этом есть хороший потенциал, но надо переделывать рассказ. от меня, за идею и начало рассказ - 5, за исполнение- извините но троечка.
  • Мне понравился рисунок и передача бредового состояния души в рассказе.
  • Мама-дорогая! рискую предположить, что это описан сон... по типу "Алисы в стране чудес"... Но что-то не увязалось совсем с темой конкурса.
  • Нда, я конечно за раздвижение границ и за новизну, но какой-то смысл хотя бы в ряду создаваемых образов должен быть, ну вот об чём сия вещь? Автор, вы какое настроение, какую идею хотели до нас донести?. Или просто эксперимент? Не знаю...
  • fifi (Москва) / 15 мая 2009
    Галлюцинации???
  • Триша / 15 мая 2009
    Прочитала только потому что не люблю бросать начатое. Ужас!
  • Скорее у автора была трава или не разведенный абсент .......да уж....
  • ЧАВО???????? Это что еще за бред?!!
  • Автор грибов наелась или травки обкурилась... не понятно...
  • Елена / 15 мая 2009
    аааа это целых два рассказа или один... или Жизель первая жена импотента волшебника? тогда почему она не волчица? ничего не поняла, но все равно понравилось
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору