На главную
 
 
 

Понять друг друга
Автор: Мария Фирсова / 09.10.2007

Понять друг друга«Старая грымза! - в сердцах выругался Толик. - Чего она ко мне прицепилась? Еще потребовала родителей в школу. Подумаешь, перепутал Швецию со Швейцарией. Какая разница, с кем воевал Петр... И кто додумался давать странам почти одинаковые названия?»

Чувствуя против себя некий заговор, мальчик всей душой ненавидел мировое сообщество в целом и свою учительницу истории в частности.

Размышляя о том, как вывести из дневника двойку, Толик зашел к Васе.
- Жвачку принес?
- Принес. Только в прошлый раз отец заметил, ты давай качественнее исправляй, - проворчал Толик, которому было жаль зря потраченную ранее жвачку. Пока он горевал об утрате, Вася, достав лезвие и ластик, принялся за работу. Толик опять вернулся мыслями к историчке.

- О чем размечтался, отличник? - гоготнул Вася, который уже закончил стирать двойку.
- Думаю, как бы отомстить этой училке.
- Бесполезно. Она ж старая дева, ты не знал? Брат говорит, что от нее муж сбежал, потому она такая вредная.
Толик хотел возразить, что у старых дев не бывает мужей, но передумал.
- Все равно обидно, - вздохнул он и вручил Васе жвачку. На том товарищи расстались.

Мать чуть-чуть пошумела и отправила спать. «Уф, пронесло, дневник не проверили», - подумал Толик, нежась в кровати.

Вечером мать, придя с работы, быстро покормив Толика и его младшую сестру Валю, уселась болтать по телефону с подругой. Отца не было. Валька начала бренчать на ненавистном пианино. Учить уроки не хотелось. И мальчик, воспользовавшись тем, что никто не обращает на него внимания, улизнул на улицу, играть с ребятами в футбол.
Уже стемнело, когда Толя вернулся домой. Мать чуть-чуть пошумела и отправила спать. Отца все еще не было.

«Уф, пронесло, дневник не проверили», - подумал Толик, нежась в кровати. И его мысли опять вернулись к Анне Ивановне.

***

Анна Ивановна закончила проверять тетради. Муж уехал в командировку, дети жили отдельно. Домой спешить было не к кому, потому она засиделась в школе. Учительница чувствовала дикую усталость. Казалось, будто она лет на двадцать старше, хотя ей всего сорок пять. Анна Ивановна подошла к доске. На ней висела карта, где бездушными стрелками были выведены военные кампании Петра I и Карла XII.

- И как можно перепутать Швецию со Швейцарией? Нет, это невыносимо. Разбиваешься в лепешку, разжевываешь им материал. И тут на тебе: приходит Толя Кузнецов и сообщает, что Карл был царем Швейцарии. При этом не может найти на карте ни ее, ни Швецию.

Анна Ивановна загрустила. Она прекрасно понимала, что Толик - мальчик неглупый. Коробило его безразличие, потому она в очередной раз поставила ему двойку.
- Еще и родителей вызвала. Зачем они мне? Можно подумать, это что-то изменит.

«Какой тут может быть Карл, если растет великий футболист», - улыбнулась Анна Ивановна и пошла дальше.

С этими тяжелыми мыслями учительница покинула школу. Проходя мимо детской площадки, она заметила Толика, гнавшего мяч.
- Гол!
Закричали ребята.

«Какой тут может быть Карл, если растет великий футболист», - улыбнулась Анна Ивановна и пошла дальше.

Дома она съела бутерброд. И, устроившись на софе, принялась читать. Через час учительница забылась сном.

***

Анна Ивановна проснулась от звона разбитого стекла. Откуда-то доносилась ругань. Женщина огляделась. Она лежала на чужой кровати, в чужой комнате, в воздухе витали чужие запахи и голоса. Учительница ущипнула себя: «Нет, это не сон, но что происходит?»

Ничего не понимая, она вскочила и стала искать свои вещи. На соседней кровати спала маленькая девочка. Рядом на стуле валялись джинсы и свитер. Увидев шкаф с большим зеркалом, она приблизилась к нему. На нее смотрел растрепанный и заспанный Толя Кузнецов из 7-го «В» в трусах и майке. Не долго думая, Анна Ивановна натянула на себя джинсы и свитер и прокралась в коридор.

- Ни стыда, ни совести! Двое детей, а он по бабам шляется!
Крик переродился в визг. А потом последовали тихие всхлипывания. Анна Ивановна пыталась открыть незнакомый замок.
- Толя, ты куда так рано?
Учительница обернулась, в коридоре стояла заплаканная женщина.
- У нас нулевой урок сегодня, я уже опаздываю, - солгала Анна Ивановна и выскочила на лестничную клетку.

Толика разбудила настырная трель и стук в дверь. В полузабытье он пошел на звук, и в глазке увидел… самого себя. Мальчик сразу же очнулся. Под руководством Анны Ивановны он справился с замком, и ничего не понимающие учительница и ученик взирали друг на друга. Опомнившись, Анна Ивановна начала носиться по квартире.
- Что делать? Что теперь будет?

Под руководством Анны Ивановны он справился с замком, и ничего не понимающие учительница и ученик взирали друг на друга.

Взывала она непонятно к кому. Но, сообразив, что они оба опаздывают на уроки, учительница принялась собирать Толика. Тот стоял в оцепенении. Анна Ивановна нарядила его в брючный костюм, дала пару ботинок без каблуков, затем занялась прической.

«Боже мой! Сколько седых волос, срочно надо подкраситься!» - размышляла она.
Собравшись впопыхах, они побежали в школу.

- Слушай внимательно, сначала у меня два урока в пятых классах. Придешь, поздороваешься, и начинай вместе с детьми читать девятнадцатый параграф. Понял? Потом придут девятиклассники. У них контрольная. Раздашь вопросы по двум вариантам, и пусть пишут до конца урока. Четвертый урок у вас. Скажешь, что Кузнецов подготовил доклад, я выйду и расскажу о реформах Петра. А потом… Я с ума сойду! Что же потом то будет?

Анна Ивановна находилась на грани истерики. Втолковывая Толику план действий, она показывала на ходу учебники и свои записи. Тот молча кивал, а мурашки бегали по спине.
- У тебя какой урок сейчас?
- Английский у Ирины Серафимовны.
- Хорошо, я иду туда, а ты не подведи меня, пожалуйста. Увидимся.

С тяжелым сердцем Анна Ивановна подтолкнула мальчика к кабинету истории, а сама побежала к Серафимовне.

Когда приступили к проверке домашнего задания, выяснилось, что надо было подготовить топик «My favorite author». Собрав остатки забытой лексики, Анна Ивановна начала рассказывать про Пушкина, на седьмом предложении она запнулась, фантазия иссякла. А Ирина Серафимовна только недовольно покачала головой. Оставшуюся часть урока Анна Ивановна беспокойно смотрела на классные часы. Раньше ей казалось, что сорока пяти минут слишком мало, теперь они тянулись бесконечно.

Степкин замолк и выпучил глаза на залившуюся нездоровым румянцем историчку. Но спустя пару минут принялся за старое.

Толик вошел в класс. В ожидании учителя кто-то носился между партами, кто-то в спешке дочитывал параграф, кто-то болтал. Стоял гул. Набрав воздух в легкие, Толик громко произнес:
- Здравствуйте, ребята, садитесь. Открываем учебники, начинаем вслух читать параграф девятнадцать. Девочка на первой парте, начинай.

Так, с горем пополам, он провел урок чтения истории. Спасительный звонок прозвенел, когда класс дочитывал последний абзац.
- Чтоб все выучили! Понятно? Буду спрашивать строго! - решил напоследок пригрозить мальчик и отпустил очумелых пятиклашек.

На втором уроке он чувствовал себя свободнее. Оставшись наедине с девятым классом, Толик раздал вопросы и стал наблюдать. Минут через десять на задней парте началась возня. У окна сидел рыжий здоровяк и бубнил. Это была гроза местных мальчишек и головная боль учителей, двоечник и второгодник Степкин.

Степкин ничего не писал. Он толкал соседа в бок, кидался бумажками, окликал кого-то. Толя два раза сделал ему замечание. Тот продолжал бубнить.

- Эй, ты, заткнись, говорю… - не выдержав, рявкнул Толик.
Степкин замолк и выпучил глаза на залившуюся нездоровым румянцем историчку. Но спустя пару минут принялся за старое.
Толя, дрожа от негодования, приблизился к Степкину.
- Вон из класса!
Степкин замер.
- Собирай портфель.

Здоровяк засунул учебник в пакет и продолжал сидеть в нерешительности. Толик взял пожитки Степкина и выкинул в коридор, за ними последовал хозяин.
После урока девятиклассники долго обсуждали «крутую историчку», а Степкин вообще куда-то пропал.

Тем временем Анна Ивановна тщетно пыталась понять формулы, которые выписывал на доске математик Андрей Петрович. От большого количества информации кружилась голова. Затем пытка в виде алгебры сменилась пыткой геометрией.

Анна Ивановна опозорила его, пробежав 400 метров даже хуже девчонок, и теперь он желал лишь одного - провалиться куда-нибудь.

Зазвенел звонок, и она ринулась к себе в кабинет. Толик выглядел неважно. Их совместный урок прошел без инцидентов, правда, блестящий ответ Толика привел одноклассников в недоумение. Анна Ивановна, рассказав положенный материал, почувствовала облегчение.

Учительнице предстояли еще два урока физкультуры, а Толик остался в кабинете истории один. Чтобы скоротать время, он взял учебник, который с начала года ни разу не открывал.

***

Они сидели друг напротив друга. Анна Ивановна приходила в себя после физкультуры. Толик снял тесный пиджак и грыз ногти. Анна Ивановна опозорила его, пробежав 400 метров хуже всех, даже хуже девчонок, и теперь он желал лишь одного - провалиться куда-нибудь.

- Что будем делать? Пойдем ко мне, то есть, к тебе… то есть, к историчке, - запуталась Анна Ивановна и рассмеялась. Глядя на нее, захихикал и Толик.

Отобедав, учительница и ученик устроились в гостиной. Анна Ивановна включила Толику телевизор, а сама взяла книгу.

- А что вы читаете?
- Льва Гумилева. Хочешь почитать?
Толик кивнул.
- Это тебе еще рановато. Возьми вот что.

В руках у Толика оказалась книга Яна «Батый», и он погрузился в увлекательный мир исторических событий, приправленных вымыслом.

Вечером Анна Ивановна, показав, как пользоваться замком и ключами, отправилась к семье Кузнецовых. Там она нашла родителей, обозленных друг на друга, и Валю, которая, ужасно фальшивя, бренчала на пианино. Анна Ивановна стала читать учебник по физике, но под звуки умирающего инструмента понять что-либо было невозможно.

- Толя, показывай дневник, - к столу приблизился отец, он явно искал жертву.
- Что это такое! Я тебя предупреждал?!
Анна Ивановна ничего не успела сообразить, как получила подзатыльник и еще один...
Засыпая в атмосфере враждебности, с больной головой, учительница молила все силы на свете, чтобы завтра подобное не повторилось.

***

Толя Кузнецов и Анна Ивановна проснулись каждый в своей кровати. Они так и не поняли, приснилась им эта история или нет, но помнили ее всю жизнь.

У Толика в дневнике поселились только четверки и пятерки, настоящие, неподдельные. А Анна Ивановна никому больше не ставила двоек, только иногда мысленно себе.



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору