На главную
 
 
 

У разбитого пианино
Автор: Светлана Студенкова / 02.10.2012

У разбитого пианиноОленька была бедненькой молоденькой учительницей музыки, когда одна из мамочек её учениц предложила ей дополнительно позаниматься с её дочкой у них дома.

— Хорошо, я подумаю, — ответила Оленька и уже на следующий день вошла в шикарный коттедж своей ученицы Настеньки.

— Да уж, вот ведь люди-то бывают! — с восхищением озираясь по сторонам, подумала Оленька.

Настенька жила с мамой Ириной Дмитриевной и родным дядей Михаилом Дмитриевичем.

После занятий Оленьку всегда приглашали в столовую откушать чаю с чем-нибудь сладеньким. Особенно Оленька любила, когда в отсутствие Ирины Дмитриевны к чаю её приглашал Михаил Дмитриевич. Она даже считала, что сладости, которыми он её потчевал, он покупал именно для неё. Оленька просто влюбилась в Михаила Дмитриевича, да и как в него не влюбиться, у Михаила Дмитриевича, как говорится, было всё и даже больше (по Оленькиным меркам, конечно). В своих грёзах Оленька представляла себе, как однажды Михаил Дмитриевич сделает ей предложение руки и сердца, но дальше этого в своих мечтаниях она не уходила, даже в воображении своём сомневалась, как лучше себе представить дальнейшую жизнь с Михаилом Дмитриевичем.

Переступив порог гостиной, Оленька оторопела: стол был накрыт по-праздничному, чего там только не было, всё было, кроме чая.

«Пусть потом он сам всё решит. Ведь Михаил Дмитриевич такой умный и опытный и, конечно же, всё, что нужно делать, знает лучше меня», — подсознательно успокаивалась Оленька.

А Михаил Дмитриевич хоть и вёл себя как галантный кавалер за чаем, но домой Оленьку проводить не предлагал и тем более уж никуда не приглашал. Но Оленька мечтала, а мечтам, как известно, свойственно хоть иногда материализоваться.

И вот спустя полгода надомных занятий с Настенькой после урока Ирина Дмитриевна пригласила Оленьку чаю попить, но повела её не в столовую, как обычно, а в гостиную.

Переступив порог гостиной, Оленька оторопела: стол был накрыт по-праздничному, чего там только не было, всё было, кроме чая. Наверно, у кого-то из них день рождения — решила Оленька.

Ирина Дмитриевна подвела и усадила Оленьку за стол, сама села рядом. Михаил Дмитриевич стоял и теребил в руке какую-то коробочку.

— Дорогая наша Оленька, — начал он, — я деловой человек, и... я решил сделать Вам предложение, выходите за меня замуж, — заявил Михаил Дмитриевич таким тоном, как будто совершал свою очередную деловую сделку. И, открыв коробочку, протянул ей бриллиантовое кольцо.

Оленька от счастья, услышав эти столь желанные ей слова, так растерялась, что дрожавшим от волнения голосом ответила первое, что она обычно отвечала на предложение о репетиторстве:
— Хорошо, я подумаю. — А до кольца даже дотронуться побоялась.

Наступила гробовая тишина, пауза затянулась... Михаил Дмитриевич сунул кольцо в карман брюк, буркнул, что у него много работы, и ушёл в свой кабинет.

Ирина Дмитриевна ТАК посмотрела на Оленьку, что Оленьке даже показалось, что она их чем-то обидела и, решив, что праздничного ужина уже не будет, засобиралась домой.

Натягивая в прихожей на себя пальто, она увидела приближающегося к ней Михаила Дмитриевича.

«Неужели будет продолжение ужина?» — подумала Оленька.

— Дорогая Оленька, я так понял, что своим «подумаю» вы отказали мне в моём предложении, — произнёс Михаил Дмитриевич своим обычным властным тоном, не терпящим возражений, и сделал ожидающую паузу, но Оленька от такого его «понятия» ещё больше смутилась, что даже побоялась возразить, что он неправильно понял её ответ, да и как можно указывать самому Михаилу Дмитриевичу, что он что-то неправильно понял. — Так вот мне было бы некомфортно впредь видеть Вас в нашем доме, — подытожил Михаил Дмитриевич, помогая Оленьке попасть рукой в рукав пальто.

«Вот и сбылась мечта... какая жизнь настала бы тогда...» — вспомнились Оленьке слова из песни. А действительно какая?

— Конечно, конечно, Михаил Дмитриевич, как скажете, — пробормотала Оленька.
— Всего хорошего, Оленька, — закончил Михаил Дмитриевич, открывая дверь.
— Всего доброго, — пролепетала Оленька, когда дверь за ней уже закрылась.

Выйдя на улицу, Оленька ощутила на себе холодные капли дождя, подняла воротник пальто, ссутулилась и засеменила домой.

«Вот и сбылась мечта... какая жизнь настала бы тогда...» — вспомнились Оленьке слова из песни. А действительно какая? «Если б знать, если б знать…» — в недоумении повторяла Оленька.

То, что двери этого шикарного коттеджа для неё закрылись навсегда — это она понимала точно.

— Дождь прошёл! — услышала Оленька слова прохожих. Оленька огляделась, и увидела двух воробушков, резвившихся в луже.

— Где обедал, воробей?
— В зоопарке у зверей.
Побывал я на пиру
У хвостатых кенгуру.
Был на праздничном обеде
У мохнатого медведя.
А зубастый крокодил
Чуть меня не проглотил, — вспомнила Оленька стишок из детства, улыбнулась, приосанилась и уверенно зашагала домой.

— Что Бог ни делает, всё к лучшему, — успокоила себя Оленька.

Придя домой, она села за своё старенькое пианино и пробежалась пальцами по клавиатуре, одна клавиша задребезжала.

— Пора настраивать инструмент, — решила Оленька.

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору