На главную
 
 
 

Второй берег
Автор: ponchik / 19.03.2008

Второй берег- Варвара, если нас не будет, пообедаешь сама, - Александра Максимовна закрыла за внучкой дверь.

На кухне дочь возилась с посудой. Александру Максимовну не на шутку беспокоило её сегодняшнее состояние - синюшная бледность лица, обычно появлявшаяся к вечеру, заметна уже с утра.

- Оставь, сама управлюсь. Иди, приляг.
И то, что непокорная дочь послушно выполнила указание, встревожило ещё больше.

Татьяна на самом деле чувствовала себя хуже некуда, понимала: это финиш. Чудеса, которых в её жизни было много, закончились. Устало опустилась на диван

Ей около четырёх, а может и меньше. Мама впервые взяла её с собой на рынок. Таня не ожидала, что это так утомительно. Она еле плетётся, держась за тяжелую мамину сумку. Ослепительно светит солнце. Она щурится, опускает голову, взгляд скользит по асфальту и натыкается на незнакомый предмет. Таня знает, поднимать на улице ничего нельзя, и всё же спрашивает:
- Мама, можно я подниму вон то? - мама торопится, не отвечает.
- Ма, ну можно я подниму вон то? - снова канючит дочь.
- Что вон то? - наконец реагирует мама.

Но солнце мешает смотреть сегодня. Сейчас. Таня отцепляется от сумки, возвращается, подбирает очки и надевает. Свет меркнет.

Таня не знает, как называется предмет, и показывает рукой назад:
- Вон то.
- Это солнцезащитные очки. Поднимать нельзя. Тот, кто потерял, вернётся за ними. А если мы заберём, то он не сможет их найти. Завтра куплю тебе новые.
Но солнце мешает смотреть сегодня. Сейчас. Таня отцепляется от сумки, возвращается, подбирает очки и надевает. Свет меркнет.

- Скорее, - слышит она отчаянный голос матери, чувствует, как та хватает её за руку и куда-то тащит.

***
Апрельский денёк выдался по-летнему теплым. Виктор Михайлович, выехав за город, глубже вдавил педаль газа, ехать осталось минут двадцать, представил, как солнечные лучи будут щекотать его обнажённый торс, как вдохнёт запах свежевскопанной земли, и настроение полезло в гору, любил он первый набег на дачу осуществлять один. Ему бесподобно нравилось, как потом, приезжая на выходные с женой, та восклицала:
- Опять ничего для меня не оставил? Когда же ты всё успел, землепашец мой милый?
- Не женское это дело - с лопатой обниматься, лучше меня обнимай, - весело отвечал он,
и они в обнимку начинали перспективный обход своего клаптика. Подолгу стояли у каждого дерева, обсуждая, какую ветку пора удалить, а какую ещё оставить, дотошно присматривались к почкам, пытались предугадать, чем порадует пациент в текущем году. И хотя ритуал повторялся уже раз семнадцать, прелести от этого не утратил. И нечему тут удивляться. Весна. Обновление всего. На такое дело даже отгул потратить не жаль...

Да, человек предполагает, а располагает…
Телефонный звонок заставил притормозить у обочины.
- Да. Ясно. Уже еду. Готовьте обеих.

Джип развернулся и помчался обратно. В реальной жизни землепашец - хирург, а эта профессия с личными планами и желаниями не считается. Без стыда подсовывает вместо отдыха сложную операцию (или, как сейчас, сразу две) и даже не краснеет...

Впервые к нему Татьяна попала из родового отделения. Вопреки запретам врачей она выносила ребёнка, но в решающий момент сердце не выдержало. Однако сиротой Варваре (так в честь его матери назвали новорождённую) остаться не судилось. Позже, анализируя события того дня, удивлялся он их счастливому совпадению. Задержался на внеплановом дежурстве - это раз. Операционная была свободна - это два. Редкая группа крови оказалась в наличии - это три. Сердечный клапан, приготовленный для утренней операции, оказался неиспользованным по причине преждевременной смерти пациента - четыре. И, что вообще невероятно, подошёл почти по всем параметрам.

И всё же, как ни жаль, при недавнем обследовании Виктор Михайлович понял: срок годности истёк, счётчик включился.

И всё же, как ни жаль, при недавнем обследовании Виктор Михайлович понял: срок годности истёк, счётчик включился. Найти донора для пересадки сердца, даже учитывая валютную решаемость, весьма и весьма проблематично.

***
Вернувшись из школы, Варя действительно обнаружила, что их малогабаритная квартирка, неизвестно каким образом вмещающая кучу народа: дедушку с бабушкой, папу с мамой и её, пуста. Девочка обрадовалась. Откуда в неполные десять лет знать, что такое необычное отсутствие сразу всех родственников к беде.

Неожиданное одиночество Варя решила использовать с максимальным кайфом. Суп есть не стала, но... чтобы не вызвать подозрений, тарелку измазала и оставила возле раковины - ела, мол, я ваш суп, ела. Став на табуретку, достала с верхней полки коробку конфет (тоже мне, спрятали, называется), налила в чашку сок и, устроившись со всем этим добром у компа, под завывание попсы нырнула в дебри Амазонок.

За таким времяпрепровождением её и застал вернувшийся раньше обычного отец. И всё же странный день продолжал удивлять. Вместо заслуживаемого нагоняя он усадил её на колени и нежно провёл ладонью по голове.
- Маму увезли в больницу? - догадалась Варя и обняла отца.
Тот грустно кивнул. Теперь всё ясно. Маму часто забирали лечиться, и дочь к этому привыкла. На такой случай у неё есть «запасная мама», так в шутку называла она бабушку.
- А бабушка скоро придёт?
- Бабушка тоже заболела.
Вот это было очень странно, потому как бабушка никогда не болела. По неопытности Варя думала, что когда мама станет бабушкой, тоже перестанет болеть.

***
А вот Виктору Михайловичу привыкнуть к неожиданным поворотам в судьбах людей никак не удавалось. В очередной раз он был сражён знакомством с матерью Татьяны - маленькой сухонькой старушкой. Когда та появилась в его кабинете со своим проектом, он ей просто нахамил:
- Самой два дня до смерти осталось, и туда же - в спасатели!
- Что ж, - ухватилась за соломинку Александра Максимовна, - в таком случае отказать мне в направлении на обследование Вы не имеете права. А там посмотрим, кому сколько осталось.

Когда та появилась в его кабинете со своим проектом, он ей просто нахамил: "Самой два дня до смерти осталось, и туда же - в спасатели!"

Через две недели она провела в его кабинете целых три часа. Изучив кипу ответов и заключений, он принёс ей свои извинения: редкое несоответствие внешней оболочки с внутренней начинкой. Однако согласиться на то, что она предлагала, по-прежнему не желал.
- Да не могу я пойти на такое. Это убийство. И не просите.
- А оставить ребёнка без матери можете? Не знаете Вы, что значит без матери расти. А я знаю. Тело моё - тому доказательство.

Ему, застывшему от испепеляющего взгляда, пришлось выслушать эпизод из её жизни. В тридцать втором незнакомые люди ночью увели отца. Мать, осознав, что троих детей ей не прокормить, попыталась сдать двоих в детдом. Их не взяли.
- Не имею я права при живой матери детей принимать, - сказал сердитый директор.
- Так что, мне смотреть, как они от голода умрут, или самой сдохнуть?
- Ну, не знаю, дети ваши. Делайте с ними, что хотите.

Когда мать, выпроводив старшую сестру в школу, приказала ей одеться потеплей, а сама стала пеленать младшего брата, девочка сразу всё поняла. Они пришли на вокзал, сели в поезд. Проехав несколько станций, вышли. Мать в зале ожидания накормила хныкающего брата и, когда тот успокоился, попросила сидящую рядом женщину подержать младенца, пока она сводит в туалет дочь. За братиком они так и не вернулись. Дальше поехали вдвоём. Наконец, мать вывела её на перрон, усадила на скамью, сунула горбушку хлеба, наказала не кричать и за ней не бежать.
- Кто-нибудь подберёт, - сказала вместо прощания и исчезла в толпе...

- Разве могу я осуждать мать, что она выбрала не меня? Ещё неизвестно, кому повезло больше...

Виктор Михайлович обречённо согласился. Подготовил необходимые документы и втайне надеялся, что неизбежное наступит во сне, приступа вовремя никто не заметит.

Судьба с ним не согласилась. И вот он в операционной, чтобы отобрать жизнь у одной ради шанса продлить её для другой. На что только не идут женщины ради спасения своих детей.

- Человек предполагает, а Бог располагает. Александра Максимовна, я, увы, не Бог и вынужден в последний раз задать этот вопрос: Вы не передумали?
- Располагает тоже Человек. Сильный и умелый. Я верю в Вас. Вы сделаете то, чего не смог даже Он. Жизнь - штука такая - берёшь на время, отдаёшь навсегда. А мне удалось её объегорить, мое сердце, надеюсь, ещё потикает, - женщина приподнялась и свободной рукой сама убрала зажим с трубки, - быть или не быть. Начинайте, дочь уже заждалась...

- Жизнь - штука такая - берёшь на время, отдаёшь навсегда. А мне удалось её объегорить, мое сердце, надеюсь, ещё потикает...

***
Вечером следующего дня Варя узнала, что бабушки больше нет.
- Не тревожь дедушку. Дай ему побыть одному, - попросил отец, когда дочь направилась в бабушкину комнату.
- Я с ним по-пе-ре-жи-ваю, - непослушание в семье наследствовали в первую очередь.

В комнате пахло чем-то незнакомым (наверно, от свечки, подумала Варя) и царил полумрак. Дедушка сидел на диване, смотрел на обрамлённый черной лентой бабушкин портрет и грустно шептал: «Сашенька, как же я теперь без тебя?» По щекам катились слёзы. Варя, не подозревавшая даже, что дедушка умеет плакать, остановилась в нерешительности. «Мы с тобой - два берега у одной реки», - с трудом разобрала девочка чьё-то скрипучее шипение, повернула голову на звук и застыла в изумлении, забыв, зачем пришла.

- Что это? - воскликнула она, рассматривая невиданный доселе предмет. На тумбочке, в которой бабушка прятала свою швейную машинку, стоял ящик. Крышка была открыта. В ящике крутился черный диск, по которому единственным своим зубом елозила серебристая голова. - Дракончик поёт?

- Это патефон, - отозвался дедушка, - в прошлом веке на нём слушали музыку. Садись, послушай любимую бабушкину песню.

Девочка осталась у патефона. Она представила реку. Один берег - дедушка, другой бабушка. По реке на кораблике плывут папа с мамой и она. Вдруг бабушка-берег исчезает, вода из реки потоком устремляется за ней, кораблик переворачивается и летит в тартарары. От такой жути она даже ойкнула и зажмурилась: бедный дедушка, маму выпишут нескоро, одному с рекой никак не справиться.

Варя подошла к дедушке, обняла его за шею, провела ладошкой по шершавой щеке:
- Деда, не плачь, пока мама в больнице, вторым берегом буду я.

 



 

Ваше мнение 33  

Оставить комментарий
  • Кристина / 30 мар 2008
    +++ За душу берёт
  • такой бред совсем не понравилось
  • плюс +
  • вездеход / 23 мар 2008
    ++ -)Прикольно
  • Очень понравилось. Автору +!
  • Спасибо всем и каждому в отдельности. Вместить всё в 10000 не получилось, увы. Рассказ написала именно в память о своей матери. Абсолютно правильно Чумазая Умка отгадала её образ. Сцена на вокзале реальность. Именно так бросили мою мать. Она всю жизнь жалела о брате, о том, что мать не оставила его с ней - хоть какая то душа была бы рядом. Мать не осуждала, но всю жизнь хотела увидеть. Просто посмотреть на неё издалека. Отдала она не сердце, а "жизненную силу". Есть такое понятие. Не мне, а брату. Пробралась в реанимацию (за взятку, уж простите) Брат при ней пришёл в себя, хотя врачи утверждали, что не выживет. Домой еле дошла, поднялась высокая температура и через день она умерла... кстати, угасая, она меня приняла за свою мать. Так что её мечта осуществилась. Фантазировать? Зачем? Вокруг столько такого происходит, что некогда этим заниматься. Пишу правду, всё равно никто не поверит... Больше всего благодарю за указания на литературные недочеты. Буду учиться.
  • Я не знаю, как в 37-мом было. Может и правда мать сама не могла своих детей в детский дом отдать. Но точно знаю, что после войны соответствующие службы сами ходили и предлагали "лишних" детей в деский дом забрать. У моей бабушки детей было четверо. Так, вот, пришли и предложили двоих младших (в том числе мою маму) оформить в детский дом. Но она не согласилась, хоть тоже без мужа детей растила и было очень трудно и голодно. После войны то. Это я не к тому, что осуждаю там кого-то. Так, тоже захотелось примером из "той" жизни поделиться.
  • Южная / 19 мар 2008
    Ребята, да оставьте вы эти прижизненные пересадки, козе понятно, что придумано! Меня зацепило не это - я уже второй день думаю, представляю и ужасаюсь от рассказа бабушки о разделе детей. И ведь это вполне могло быть! Да, действительно было так страшно, что просто мозги сейчас сносит набекрень! Это ведь эпизод и из моей семейной истории - дедушку забрали в 37, в Москве. Бабушка была беременна третьим ребенком, моей тетей. От мужа не отреклась, за что была сослана в сибирскую деревеньку, но предпочла до родов скрываться у родственников,в Питерской округе, а потом мою новорожденную тетюшку оставила у своей бездетной пожилой родственницы - до лучших времен, пока не обустроилась в деревне. Старший сын был отправлен в училище, средний, семилетний - пошел в школу, бабушка моя была определена на работу - посменная, сутками. Обустроилась кое-как в малюсеньком срубе и тогда, через 2-3 года, и вызвала родственницу с ребенком. Тетя еще долго потом ее мамой не называла. Да бабушка-то и дома редко бывала - вкалывала за семерых, лучше другого мужика! А бездетная пожилая родственница, не первой линии по-кровности, вела домашнее хозяйство, выполняя также фактически роль матери для ребенка. До конца войны, точнее до смерти Сталина и до прекрашения ссылки, вся семья нищенствовала - знали и как картофельные очистки есть и как белену готовить. У отца была дистрофия. Младшую "выпаривали" сутками при болезнях, лечили травами - эта родственница увлекалась знахарством...А вот если бы этой родственницы не было? Так что про раздел детей, подбрасывание - верю и ужасаюсь. Нам, сейчас, не понять - мозг отказывается принимать такую версию выживания.
  • Лариса Графоман / 19 мар 2008
    Хотя мое мнение очень близко к высказанному в № 18, мне будет жаль, если этот рассказ бесславно пропадет. Его бы доработать, убрать или сократить неоправданные подробности и лирические отступления (эпизод с очками, дачная идиллия хирурга), повнимательнее поработать с языком («бесподобно нравилось»; «приезжая на выходные с женой, та восклицала» - вспоминается пресловутое «подъезжая к деревне, с меня слетела шляпа»). Может быть стоило придать рассказу оттенок притчи, что ли, чтобы не бросалась в глаза его юридическая несостоятельность. Ведь несмотря на все недостатки, рассказ производит довольно сильное впечатление. Поэтому от меня все-таки наверное плюс. С пожеланием автору – доработайте, пожалуйста :)
  • Тортила (Подольск) / 19 мар 2008
    Много фантазий. Хотя язык приятный, но уж очень оторван сюжет от действительности. Дилетантский подход к теме получился... Пожалуй, нейтрально поставлю.
  • Присоединяюсь к минусам. Вот уж не думала, что тему "материнское сердце" можно раскрыть так буквально. Прям Стивен Кинг какой-то!
  • Строгий законник / 19 мар 2008
    Странная у Вас, извините, фантазия. А как же закон? Запрет на убийства пациентов ещё никто, как мне кажется, не отменял. А так же - сколько маме лет? После определённого возраста у умершего нельзя брать органы для пересадки, при всём желании близких и самого почившего. Так что ловите минус и в следующий раз будьте внимательнее к содержанию Ваших рассказов.
  • Врач-кардиолог / 19 мар 2008
    Уважаемый автор. Не хочу обсуждать здесь все "прелести" Вашего художественного полотна. Скажу только, что, прежде чем обсуждать какой-либо предмет, стоит хотя бы отдалённо с ним ознакомиться. В Вашем случае - замена сердечного клапана и прочие медицинские подробности. Мне очень жаль. За рассказ - твёрдый минус.
  • Минус
  • Рассказ из серии "вышибающий поток слез" (у самой глаза были на мокром месте), построен на эмоциях, только эмоциях, отсюда первая реакция - хорошо, а следом, - стоп, что-то тут не так. А "не так" очень много. Хотя бы как сказала Petra много всего накручено, какие-то flash-back постоянные (напоминает сериал), нет причино-следственной связи между частями. Без многих подробностей можно было обойтись. Чувствуется, что Автор сопереживает своим героям, проживает все эпизоды вместе с ними,отсюда и такая неразбериха. Повторяющаяся ошибка многих авторов, пишущих на Клео - они хотят в формат рассказа втиснуть целую повесть, а то и роман. Насчет пересадки сердца "вживую" - как образ (можно сравнить с горьковским Данко) -очень сильно, красиво, благородно и по-матерински (я сама не раздумывая отдала бы жизнь за своих детей; нормально это), но, увы, как правильно заметили предыдущие девушки - такое невозможно (и слава Богу!) За рассказ - более "-" нежели "+" PS В сериале мама могла бы "организовать" свой собственный несчастный случай и таким образом законность соблюсти.
  • Наталья / 19 мар 2008
    Минус. Полный абсурд, ситуация из области фантастики, я думаю врачи подтвердят это в первую очередь. Ситуация, где мама готова отдать свою жизнь за жизнь ребенка, действительно близка всем, особенно у кого есть свои дети. Но написано очень плохо.
  • jakovleva-3 / 19 мар 2008
    Очень хороший, жизненный рассказ. Читала, и все легко представлялось, без слез не обошлось. Спасибо за хороший, жизненный рассказ!!!
  • Римма / 19 мар 2008
    ПЛЮС БОЛЬШОЙ.Мне очень понравился рассказ!Спасибо!
  • Присоединяюсь к отзывам №12 и №13. Бред. Убийсва запрещены. При чём здесь очки?! О чём начал рассказа. Язык косный. Минус.
  • Petra(28.03) / 19 мар 2008
    если честно, то читала с трудом, слишком накручено, сюжеты не вытекают один из другого, поэтому постоянно возвращаешься к прошлому и ищешь связь. По поводу умерщвеления старушки - разве это разрешено официально? Она ведь и справки собрала, т.е. получило "добро" от высших инстанций? Я понимаю, когда дают подписки после смерти использовать органы как донорские, но чтобы забирать жизнь искусствено?... Да, это очень по-матерински - отдать свою жизнь за жизнь своего ребенка. Я поставлю нейтрально именно за эту святую идею.
  • И так хорошо / 19 мар 2008
    Извините, но это бред. Убийство пациента тем, кто давал клятву Гиппократа?! На операционном столе?!! Нездоровая фантастика. К тому же, безнравственная. Никакое сиротство не оправдывает убийство. Да и вряд ли нашёлся бы такой доктор, который готов сидеть и сидеть за этакую трансплонталогию. К чему мы придём, если ради продления жизни одних, мы начнём убивать других? Вы о чём вообще? К тому же, язык -- "настроение полезло в гору", "бесподобно нравилось", "перспективный обход"... МИНУС
  • Ну решительные люди, а вдруг сердце не приживется или еще что-нить, оставить ребенка вдвойне сиротой? Не понимаю... Рассказу плюс.
  • Очень трогательная история, спасибо
  • Esperanza / 19 мар 2008
    просто читатель, вот и я сразу про это подумала...
  • Фанерка (ДОК г. Урюпинск) / 19 мар 2008
    так зацепило, что даже слёзы навернулись. плюс
  • Сижу чуть ли не реву. Такое оценивать даже рука не поднимается. Рассказ отличный: и сюжет (надеюсь это выдумка), и язык, и изложенно все очень ладно. Автору огромный плюсище +++ Молодец
  • просто читатель / 19 мар 2008
    А дочь знала, на что пошла мать ради нее? И как она с этим будет жить дальше? я бы не смогла....
  • Очень хороший рассказ. Большой плюс. Прямо один замечательный рассказ за другим...Наверное, тема такая. Метафора про реку очень сильная, в конце рассказа чуть не разревелась........Образ бабушки очень сильный. Сразу её себе представила - суровая такая, решительная женщина со справедливым материнским сердцем...
  • Санди (Астана) / 19 мар 2008
    Я сижу и тупо плачу.... Зацепил, написано правда сумбурно - но зацепил. Плюс.
  • diviola (Екатеринбург) / 19 мар 2008
    Плачу!!!! Очень понравился рассказ!!!! Воообще за душу взял!!! Тема такая, что ни рассказ - то слезы...
  • Вам плюс! Очень хорошо написали, спасибо....
  • Красиво, до слёз красиво. До сих пор их не могу остановить. О многом написано, но нет так, не громоздко, всё очень ясно, так чётко, как будто бы я в этом поезде еду, где малыша оставила, или на скамейке вместе с Алескандрой, с "горбушкой хлеба". Если это история из настоящей жизни, то поклон до земли такой маме. Вот это и впрямь материнская любовь. От меня большой плюс. Самый душераздирающий рассказ по данной теме.
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору