На главную
 
 
 

Десять дней августа
Автор: Ольга Q / 20.06.2008

Десять дней августаНа пороге - яркий солнечный квадрат с дрожащими краями. Это значит, Сонька, у которой я снимаю комнату, уже открыла окно; оно и бросает заплатки света навзничь на шершавый асфальт, которым покрыт двор. Позже квадрат скукожится, края его закруглятся, а ближе к полудню он растворится - солнце зайдет за высокое тутовое дерево, шелковицу. Я его почти ненавижу, этот тут, который из года в год портит мои шмотки. В прошлом году его сине-черные ягоды оставили свои несмываемые следы на любимой белой рубашке, в этом - атаке подверглись шорты. Мы с Сонькой уселись вчера пить вино, а потом выяснилось, что я сидела на переспелых ягодках... Не-на-ви-жу-э-тот-тут.

«Шо ты ненавидишь?» - Сонькина растрепанная голова в окне моей клетушки. Против света я не вижу ее лица, лишь неровный абрис взлохмаченных волос вокруг головы.
- Сонь, отстань. Тут твой я спилю. Ты же видела, куда я положила свою задницу. Могла бы сказать.

- Тю-у-у-у, - Сонька трясет головой. - Какие мы с утра гордые и непохмеленные. Вставай, давай, культурные отдыхающие уже на пляж сходили и вернулись оттудова. А ты спишь. Я уже рыбы наловила по утрянке - шесть штук, о какие!

Мама, конечно, говорила, что и это дорого - за такую халупу, но мы ездили сюда, и именно к Соньке, - так нам было тут хорошо.

Ну что ей от меня надо? Я уже загорела до цвета шоколада, и мама прочла мне по телефону лекцию о росте числа рака кожи. Я уже знаю «в лицо» все новые камни, принесенные последним штормом на золотой песок моего любимого пляжа. Я уже объелась чебуреками и даже сходила на дискотеку, где получила несколько недвусмысленных предложений. Мне почти хорошо. Почти - потому что вчера мы напились вина - я могу себе позволить это не сразу, а лишь через две недели после приезда, когда «кишки привыкнут к местной флоре», как по-умному выражается Сонька. И сейчас у меня ватные ноги и мерзкий вкус во рту. И - как укор - синее пятно, оставленное подлым тутом на моих лучших белых шортах. И чего лезть ко мне?

Мы первый раз гостили у Соньки лет десять назад - я была еще школьницей. Тут, под Симферополем, всегда вольготно отдыхалось небогатой публике: сладкая близость соленого моря стоила всего 5 рублей - койка в сутки. Мама, конечно, говорила, что и это дорого - за такую халупу, но мы ездили сюда, и именно к Соньке, - так нам было тут хорошо. Теперь маме юга запретили врачи, но она уже третий раз спокойно отпускает меня к Соньке в одиночестве. Спасибо, мамуль, это так здорово!

Сонькин дворик был сплошь заставлен скромными чуланчиками, которые она называла «партаментами». Мы всегда снимали крайний - крохотный, но с двумя окошками: одно смотрело во двор, на огромный стол, за которым граждане отдыхающие потчевались фруктами с местного рынка и вечеряли вином; через другое была видна полоска моря, отрезанного от поселка заросшим бурьяном полем. Чтобы дойти до воды и утонуть, наконец, в раскаленном песке пляжа, нужно было прошагать метров шестьсот, утопая в мягкой желтой пыли. Дальше, за узкой набережной, плавились под солнцем тела; рядом - пенились в масле чебуреки, а по вечерам в кафе играл ансамбль и отдыхающие «культурно развлекались».

А потом приезжал Мичман. Эта весть пролетала над пляжем стремительно, как ласточка: Мичман приехал, Мичман! И нужно было заранее «забивать» местечко в кафе, потому что было известно - на это шоу лишнего билетика не найти. И позже, когда небо уже тяжелело грузными, яркими звездами, какие бывают лишь в Крыму, в кафе появлялся мужчина в белом костюме и фуражке с якорем, который и послужил, наверное, поводом для прозвища. Он всегда был одет так и всегда выпивал сначала полный стакан водки; затем подходил к музыкантам, шептал им что-то и вставал к микрофону. И - пел. Но как пел! Старые знакомые песни звучали в его исполнении по-новому; его голос, который сейчас назвали бы сексуальным - низкий, бархатный, с легкой хрипотцой, - проникал в самые сокровенные, заповедные уголки души, - я видела, как украдкой вытирали слезы даже некоторые мужики. Женщины же просто теряли голову: они слушали Мичмана, подавшись телом вперед, будто еле сдерживая мощный, животный какой-то порыв - мне было боязно, не побьют ли как-нибудь Мичмана мужики, видя, как «колбасит» от него их женщин! Однако Мичман не был бит - ни разу. Его слишком любили и ценили; без него местный август не был бы августом...

И нужно было заранее «забивать» местечко в кафе, потому что было известно - на это шоу лишнего билетика не найти.

Он приезжал в конце лета и всегда ровно на десять дней. Жил - в подсобке кафе. Между песнями - пил водку, практически не пьянея; и снова пел, и снова пил, и чем больше выпивал, тем, казалось, становился глубже и чувственнее его голос. Ни имени его, ни отчества, ни почему такой звериной тоской полон его голос, я не знала. И не стремилась узнать - Мичман должен был оставаться загадкой.

- Ишь, опять приехал. Заливается, - ворчала по вечерам Сонька, слушая песни со своего дворика. - Мужик, на нем бы пахать, а он глотку рвет.

- Сонь, пойдем со мной вместе, послушаем его поближе - он просто чудо.
- Не ходила и не пойду! Бездельник. Понаедуть, пронимаешь, глотку драть, котов пугать. От такого воя рыба клевать перестает!

- Сонь, - я просто опешила, - ну ты чего? Я тоже – «понаедуть»? Отдыхают люди, радуются. Вот когда ты к нам в Москву приедешь, мы в Третьяковку пойдем...
- А и...! - Сонька с грохотом шваркнула старый чайник на плиту. - Не к тебе претензии. А у меня тут свой... большой зал консерватории. Все, зачахни.

И я слушала Мичмана одна. Перед отъездом на юг я рассталась с тем, кого любила больше жизни; все, даже море, где мы никогда не были вместе, напоминало мне Андрея, и потому в этот раз пение Мичмана я воспринимала особенно остро. И мне не было стыдно плакать. И я знала, что он, никогда ни на кого не глядящий, видел это.

...В тот вечер он пел допоздна; кафе взорвалось аплодисментами - им вторили те, кто слушал Мичмана снаружи, под звездным покрывалом. Народ потянулся к выходу; Мичман взял еще водки. Не знаю, отчего я вдруг осмелела - может, еще не выветрился в моем мозгу винный хмель, наведенный вчера Сонькиным вином?

- Можно? - спросила я, встав рядом со столиком Мичмана. Он удивленно поднял на меня изрытое глубокими морщинами лицо:
- Ко мне..?

Это было против правил. Никто и никогда не подсаживался к нему, никто и никогда не говорил с ним ни о чем, кроме, разве что, того, какие песни он будет петь; изумление Мичмана было искренним и безграничным.
- И зачем это вам, прелестное дитя?
- Я...Я...

- Можно? - спросила я, встав рядом со столиком Мичмана. Он удивленно поднял на меня изрытое глубокими морщинами лицо.

И тут я снова захлебнулась слезами, и я вдруг стала рассказывать ему о том, как мне худо, как больно расставаться с тем, кого любишь, и как больно оттого, что он не стал тебя задерживать; я говорила, а он, усадив меня на шаткий табурет, молча слушал, покачивая головой и потягивая водку.

Я замолчала, всхлипывая; он молча смотрел на меня. Потом вздохнул, положил свою огромную руку на мою:

- Как, говоришь, звали твоего... Андрей? А ты скажи ему, хоть когда-нибудь потом скажи: от любви не отказываются. Потому что ничего другого нет. А кто откажется - обязательно заплатит за это.

Он начал говорить - тщательно подбирая слова, как человек, не привыкший говорить.
- Я встретил ее тут, десять лет назад. Она ловила утром рыбу; я влюбился в нее, еще не видя ее лица - просто сердце мне сказало: это - Она! Мы были вместе десять дней; никто из женщин не любил меня так, и никого так не любил и не полюблю уже я. А потом мне пора было ехать. И я сказал - я скоро вернусь, ты даже не успеешь соскучиться. А она сказала - я уже скучаю по тебе. Но если ты скоро не приедешь - я умру. А я... не приехал. Не спрашивай - почему. Закрутила суета. Я приехал лишь через год, ни разу ей не написал за это время. Приехал, а ее нет. Бабка ее - вышла на улицу и смеялась мне в лицо. Она умерла, сказала. Не дождалась тебя. Она гордая, не могла ждать. Она говорила это и ела шелковицу из горсти, и мне казалось, что ее руки были измазаны не сине-красным соком, а кровью. Я не стал искать ее могилы - я просто не пережил бы это. Проклятое место. И не надо бы уже приезжать сюда, а я все приезжаю...

Он приезжал сюда в те самые числа, в которые выпало ему волей судьбы познать великую, настоящую Любовь. И пел в память о ней так, как поют псалмы богам в храме - плача душой.

...Я приплелась домой - зареванная, опухшая, и уселась покурить на лавочке под шелковицей. Опершись рукой на лавку, выругалась - на ладони жирным шлепком размазалась очередная упавшая ягода.

Сонька выглянула из своего чуланчика, молча посмотрела на меня, потом подсела ближе.
- Я с Мичманом сидела, - всхлипнула я. - Он мне все рассказал.
Сонька курила, цепляя колечки дыма на нос Большой Медведице.
- А он не сказал тебе, почему же он не приехал, когда обещал?

Я подавилась. Обрывки рассказа, каких-то детских воспоминаний - как я видела Соньку счастливой, ее бабка, вечно ворчащая, но обожающая Соньку, ибо ей выпало растить ее - все сложилось вдруг в единый, колоссальный, как Вселенная, пазл.

Она метнулась к себе; я трясла хлипкую дверь, чувствуя, как под ударами дрожит старая щеколда, но дверь все же устояла.

- Со-о-онь, это... была ты?!
- Ну. - Сонька задрала подбородок выше, заставляя слезу закатиться обратно за ресницы.
- Да ты что? Вы зачем с бабкой такую чушь-то придумали, что ты умерла??? Господи, что это??? Он же уехал опять!

Сонька беззвучно плакала:
- Один раз предал - и еще предаст. Я его ждала. А он позабыл меня на год. Тоже мне, нашел курортный вариант. Ездит теперь, поет, соловей...

Она метнулась к себе; я трясла хлипкую дверь, чувствуя, как под ударами дрожит старая щеколда, но дверь все же устояла. А через минуту я уже бежала через поле, понимая, что если он уедет - я никогда его не найду.

Но Мичман был еще в кафе. Не помню, что я говорила ему, помню лишь, как он побледнел; потом от бешеного бега у меня кончилось дыхание, закололо где-то слева, и я повалилась на бок прямо посреди поля, но Мичман вскинул меня на руки и бежал вместе со мной...

Он несколько раз ударил в дверь; отдыхающие высовывали головы из своих комнатенок, но, узнав Мичмана, спешили ретироваться. А потом Сонька открыла дверь. Она надела самое лучшее свое платье - такие, правда, носили лет десять тому назад, - и смотрела на Мичмана спокойно и гордо, слегка подавшись вперед. И он смотрел на нее.

А потом... Бывают минуты, когда все должны уйти. Просто уйти. И ничего не говорить.

 



 

Ваше мнение 47  

Оставить комментарий
  • Инна / 5 июл 2008
    "...Я обещал, что вернусь к ней опять Всего через пару недель, Да только промчалось апрелей пять И пять прошло декабрей..." Помните песню Феликса Царикати в 96-м гг.? "Женщина в голубом"? Очень напоминает сюжет.
    • Ольга Q / 7 июл 2008
      А бывает, все же, что возвращение случается и не через пять, а через десять декабрей. Или даже через пятнадцать. И не знаешь, лучше чтобы оно состоялось, или лучше - чтобы не было его. Пусть все будет в свой черед.
  • ПОЗДРАВЛЯЮ!!!!!!
  • Настена / 1 июл 2008
    Хороший рассказ. Поздравляю с 3-м метсом.
  • очень понравилось.этот рассказ еще читать надо...с правильной интонацией что-ли.эмоции героев просто поражают своим красочным и объемным описанием!Спасибо,Ольга,как всегда высший класс.
  • плюсишхе, нет слов.
  • Вы- молодец!!! это точно
  • Ольга Q / 24 июн 2008
    Дорогие друзья, и те, кто меня хвалил, и кто критиковал - всех люблю! Спасибо вам! Рада, если доставила удовольствие, а если кому предоставила возможность оттачивать свой язык и остроумие - так это ведь тоже здорово! Единственное, на что хочу возразить: кое-какие "выпадающие" словечки вставляла специально, хотелось показать, что девушка-то еще юная совсем, с полуподростковым сленгом. Может, не получилось, как надо - тогда каюсь, виновата. Конечно, сказка. Хотя настоящего Мичмана видела - правда. И пел хорошо. И фуражка была белая-белая... И грустил по-настоящему. И про то, что иногда приходится прощаться с теми, кого любишь - тоже правда... А может - пусть сказка сказкой и остается? Иногда ведь она становится явью. Спасибо вам всем. И организаторам конкурса - спасибо отдельное: не знаю, как кому, а мне очень интересно в нем участвовать, хотя не могу заставить себя относиться к нему чрезмерно серьезно. Может, именно поэтому совсем не обижаюсь на критику, даже не слишком добрую))))). Как всегда, желаю всем любви и радости - как можно больше. Ваша Ольга Q.
  • Супер. Отличный рассказ, вызывающий чувства. Автор - умница.
  • Отлично написано, очень сочный язык, прямо пахнет морем, пылью курортного городка, тутовыми ягодами и красным домашним вином. Здорово!
  • " Мыльная опера. Но что тут поделаешь-рассказ то ведь ЖЕНСКИЙ!" Класс!!! Если женский рассказ-то пусть будет тупой. Если женский фильм-пусть будет фильм про несчастную любовь Марянны и Луися-Антонио, то есть фильм интеллектуального уровня - 10. Если женская книга, то что-то типа " Страсть в гареме”. Женщины, дорогие, ну зачем же себя так опускать? Почему понятие " женская литература” стала синонимом тупого чтива для умственно отсталых? А чего же вы тогда возмущаетесь, когда слышите анекдоты о блондинках?
  • Здорово написано, если меня так кто-нибудь любил...
  • Супер! Мне понравилось, даже слеза скатилась, только жалко десять лет- это много........
  • Waterlove / 21 июн 2008
    не понравилось. согласна с отзывом про индийское кино + розовые сопли. минус.
  • Пробрало... очень понравилось - и стиль изложения и сужет. Все - супер, сохрану, потом перечитаю ещё раз. Хочется :)
  • Девочка-припевочка / 20 июн 2008
    Обязательно большой плюс. Очень живой рассказ. Только непонятно, почему у Мичмана лицо в морщинах - он что такой старый?
  • Еще хотела сказать о положительных моментах рассказа. В нем есть некоторая объемность, многоплановость, которая помогает читателю перенестись в мир, созданный автором. Так и видишь эту Соньку, которая курит на фоне звезд; бабку, которая вытирает руки об юбку; темное поле, через которое мчится героиня. Да, рассказ несколько утрированный. Да, это самая настоящая мелодрама. Но очень неплохая мелодрама. Искренне хочется, чтобы конец рассказа стал продолжением любви его героев.
  • Ведьма-На-Матле / 20 июн 2008
    Замечательно. Просто замечательно. От меня ОГРОМНЫЙ ПЛЮС :)
  • Mirra (Столица) / 20 июн 2008
    + нет! Плюсище! Только поведение Соньки под вопросом. Странная она какая-то. может быть обычная дура? Ведь настоящей любовью не разбрасываются. и сколько она собиралась вот так сидеть и ждать и смотреть и слушать?
  • а что говорить?? зацепило, за душу зацепило... ++++++++++++++++++
  • Екатерина / 20 июн 2008
    +++++++++++++++++++
  • Понравились неизбитые образы и сюжет сам по себе. +++
  • Хорошо. Сказка, но хорошо. Особенно понравилось описание отдыха "дикарями", снимающими комнатку. Так и откинуло на 20 лет назад, когда ездила с родителями к морю. Спасибо автору.
  • Очень понравилось! Плюс. И за сюжет, и за язык. Дочитывала с влажными глазами. :)Это действительно женский рассказ. И действительно в тему.. Но еще больше понравились коментарии МВД :)) Согласна, мыльная опера. Ну что тут поделаешь.. Рассказ то ведь ЖЕНСКИЙ!
  • Несмотря на все шероховатости стиля, языка и сюжета, рассказ зацепил. Плюс.
  • Буду сегодня злым критиком. Положительных отзывов, думаю, будет много, так что позволю себе поругаться:) В целом рассказ мне очень понравился, он получился очень ярким, образным, цепляющим. А вот если «разломать» его на детали… Вот тут-то и начинаются проблемы. Во-первых, по сюжету. Сколько лет Соне? Мне показалась немного странной такая дружба ГГ с дамой, которая, судя по всему, ровесница ее матери. Ну да ладно – допустим, такое бывает. Теперь о убитом горе Мичмане. Несмотря на то, что мне кажется маловероятным такое поведение, я готова поверить автору. Уж очень осязаемым получился образ, узнаваемым. Но вот во что я не верю и что мне кажется совсем нелогичным, это то, что этот несчастный влюбленный, корящий себя за годовое опоздание, так ни разу не встретил Соню. Притом, что город маленький, все друг друга знают. И если он является столь романтичным, то наверняка бы ни раз и ни два совершил паломничество к ее дому:))) Теперь по стилю. Слишком много красивостей! Я, конечно, не литературный критик, но знаю, что главной претензией редакторов к начинающим авторам является подобное нагромождение красивостей. Возьмем, к примеру, первый абзац. Автор нарисовала нам замечательную картинку! Но. Сколько образов и прилагательных спрятано в этом абзаце! Из-за этого не только обесценивается каждый отдельно взятый образ – фраза кажется очень сложной и надуманной. Вот бы разбить эти «красивости» на несколько абзацев! Тогда бы по-другому «заиграл» и «солнечный квадрат» и «шершавый асфальт» и «переспелые ягоды». Очень жаль, когда сталкиваются такие яркие и красивые картинки – получается какой-то калейдоскоп, мешанина. А ведь в тексте так много замечательных находок! И еще претензия к тому же первому абзацу: слово «шмотки» выпадает из контекста – оно совсем из другого словаря.
    • Ольга Q / 25 июн 2008
      Спасибо, Василиса, все сказанное ценно. Изучу еще раз, учту. Хотя есть, конечно, издержки стиля и привычек, которые ни критикой, ни советами, ни придирками не выдавишь из себя... Так сложилось, что я существую одновременно во многих ипостасях, и в одной из них я - сухой журналист, любимым видом творчества которого всегда были очерки про реальных людей. И они не должны были превращаться в рассказы. И я всегда боюсь, что произойдет обратное, и рассказ превратится в очерк. Потому и бывают всякие нестыковки и т.п. Словом, спасибо огромное, мне все очень понравилось. Даже то, с чем не совсем согласна))). Удачи! Ольга
      • Ольга, так это же здорово - писать про реальных людей! Это дает такой бесценный опыт, который в любой литературе будет настоящим кладом. По-хорошему завидую. Мне кажется, не стоит бояться сухости: настоящая драма раскрывается в характерах героев, а они у вас удаются очень хорошо.
  • отлично, плюс, на пока лучший рассказ месяца
  • И так хорошо / 20 июн 2008
    Гиперболизация лирической составляющей Ольге Q свойственна, это её почерк. Кому-то это очень нравится, у кого-то вызывает отторжение. И то, и другое имеет право на жизнь. Я читаю её рассказы с нескрываемым удовольствием, несмотря на то, что "дамский" жанр - не моё. Допустим за колечки, нанизываемые на нос Большой Медведицы я готова аплодировать, пока руки не отвалятся. Да и за солнечные блики, упавшие навзничь)))
    • Лариса Графоман / 20 июн 2008
      Ой, как вы здорово сказали! Можно примажусь? За сюжет - маленький минус, а за язык, за образы, за атмосферу - большущий плюс!
  • Хорошая, добрая история. Нет высокопарных фраз и сложных витиеватых предложенй - это плюс) И ещё нравится, что окончание рассказа неоднозначное - нет хеппиэнда, каждый читатель сам может додумать продолжение) +
  • Сахар на зубах хрустит. Слащаво и не жизненно. Болливуд рыдает, обнявшись с почитательницами "Танцора диско". 10 лет мужик (в главной роли Митхун Чакроборти) день в день ездит песни петь. Предлагаю ему это делать под балконом. Ещё эффектней. А Сонька (маленькая, но гордая!в траурном сари) бьётся головой о стену, но прячется. Ведь она год! ждала. А связаться самой было нельзя, традиции индийские не позволяют так унизиться женщине. Оба упорно помнили друг друга и хранили девственность для брачного ложа все 10 лет. Бежать к Соньке тоже необходимо со свадебным ожерельем наперевес. А она выйти обязана с красными ступнями и прокрашенным пробором. А сари сменить! Надеть, сами знаете, красное.
    • почему-то я с вами согласна...
    • Злые вы.
    • Да, Вы знаток индийского кино, как я посмотрю! Сценарии для Болливуда не пишете? Конкурента, никак, учуяли:-) Только одна неувязчка в Ваших домыслах. Сама позвонить она может и хотела. Только так бывает, что позвонить некуда. Особенно в те времена, когда мобильных (судя по всему) не было. А артист ездит все время. И унижение здесь совсем ни при чем (в отличие от Ваших любимых индийских фильмов). Что касается последующих девяти лет, то все вполне логично. Обиженная женщина, знаете ли, и "умереть" может. Даже, если очень любит. Ну, чтобы больше не разочаровываться... Впрочем, о чем это я. Вам явно не сюда, а на сайт любителей индийского кино надо!
  • Тортила (Подольск) / 20 июн 2008
    Пахнуло южным, темпераментными городом буквально с первых строк. Наверное, поэтому и фраза "положила свою задницу" не вызывает отрицательной реакции. Сленг же! Хороший рассказ, женский, уютный, без пошлости и грязи. И есть надежда на счастливый финал, как нам бы хотелось. Но вот будет ли? Это каждому решать самостоятельно, нам предстоит дописывать свой финал.
  • Ирина / 20 июн 2008
    Дочитала и с трудом сдержала слезы... Спасибо огромное - как будто сама пережила то, что прочитала. Громадный плюс автору!
  • Chanel (Днепр) / 20 июн 2008
    Здорово! Особенно последняя фраза! Несомненно +++
  • Отличный рассказ, очень трогательная история, автору плюс! Пишите еще!
  • Микки / 20 июн 2008
    Огромный плюс
  • Замечательный "курортный роман"! Быть может кому-то и поднадоели все эти "хэпи энды", а я так просто обожаю истории со счастливым концом. Трагизма и в жизни хватает, пусть уж хоть в рассказах люди приходят к счастью. От меня - несомненный плюс:)
  • хороший рассказ :) +
  • Audacia (Таллин) / 20 июн 2008
    Просто утонула в рассказе... спасибо.
  • Мне очень понравился рассказ! Все представилось так живо! От меня большой плюс!
  • Джони / 20 июн 2008
    куча +++++++++++++++++++++++++++++++++, очень хороший рассказ
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору