На главную
 
 
 

Старая баржа
Автор: иЮль / 29.10.2012

Старая баржа— Интересно, докину? — Инга взяла камешек.
Мы сидели на мостках и болтали ногами. Баржа стояла на том берегу. По палубе шныряла галка, чем-то похожая на Ингу: такая же шустрая и любопытная.
— Недолет, — сказал я.
Мой камень стукнул о ржавый борт.
— Подумаешь, — она фыркнула. — У тебя руки длиннее. А переплыть слабо?
— Легко, — ответил я.
— Подожди, — она задумалась, — а ты на баржах был? Внутри?
— Ползал как-то. Ничего интересного. Мусор, обломки всякие…
— А эта совсем недавно появилась. Нужно обследовать!
— Сандалии возьми, — проворчал я. — Или босиком по железкам пойдешь? Ничего там нет интересного. Это тебе не Белая Субмарина…
— А мы быстренько. Посмотрим и вернемся, — и она прыгнула в воду.

Воды в Шлиссельбурге — хоть залейся: тут тебе Ладога и Нева, канал и старые, еще петровских времен, шлюзы. С водой обычно и были связаны наши приключения.
Мы сбивали коленки на жестких ладожских берегах. Удочками, внахлест, ловили в Неве уклейку. Гоняли уток, на лодке рассекая гладь шлюзов. Кормили хлебом чаек. Вдоль и поперек изныряли канал.
Зимой катались на санках с откосов, торили по берегу лыжню, а однажды прошли по льду до самой крепости Орешек, к которой летом можно было добраться только на катере. Ох, и влетело нам от родителей!..
Канал переплыть было пустяковым делом.

Мы полезли наверх. Трап проржавел, и руки моментально стали оранжевыми. Дверь в рубку оказалась запертой. А так хотелось крутануть штурвал!

Мы вышли на берег и вскарабкались по насыпи. Баржа осталась у нас за спиной. А впереди раскинулась Ладога. Массивные, как слоновьи ноги, башни Орешка стерегли невский исток.
Солнце спряталось. Налетел шквал и едва не сбросил нас вниз.
— Пойдем, — сказала Инга озабочено, — как бы дождь не пошел.

По деревянным сходням мы влезли на баржу.
В Ингу словно дух Веселого Роджера вселился, так она принялась орать и носиться.
— Вон туда песок загружают, да? А эта лестница для чего?
— Трап, а не лестница, — поправил я, — ведет в рубку.
— Свистать всех наверх! — завопила она. — По бим-бом брамселям!
— Раскомандовалась, — проворчал я. — Женщина на корабле — плохая примета. Вон как погода испортилась.
Слышно было, как шумит за насыпью озеро. Сейчас ему больше подходило старое грозное имя — Нево.
— А почему рубка сзади, а не спереди? — не унималась Инга.
— Не «сзади» а на корме. И не спереди, а на носу!
— А на твоем носу — сажа, — парировала она.

Мы полезли наверх. Трап проржавел, и руки моментально стали оранжевыми. Дверь в рубку оказалась запертой. А так хотелось крутануть штурвал!
— Можно, конечно, стекло разбить, — предложил я.
— Тебе лишь бы ломать! — вскинулась Инга. — Лучше внизу посмотрим.
— Давай, — я пожал плечами. — Поищем машинное отделение.

Тучи сгустились. Упали первые тяжелые капли. Молния вспыхнула прямо над головами, одновременно грохнул раскат.
Инга завизжала. Все-таки она была нормальной девчонкой.
Летняя гроза зачернила небо, прорезала всполохами зеленоватых зарниц. Над головой громыхало, будто в железные тазы стучал дубиной циклоп.
— Вспышка слева, — крикнул я, глядя на молнию.
— Вспышка справа, — подхватила Инга.
Гроза бушевала прямо над нами. Дождь был ледяным. Мы заметались в поисках укрытия. Я увидел железную дверь.
— Поднажали, — я вцепился в рычаг. Инга бросилась помогать.
— И — рраз, и — два!.. — дверь подалась, и мы ввалились внутрь.
— И — три, — закончил я.
Клац! Дверь захлопнулась.

Мы оказались в полной темноте. Шум остался снаружи. Мы навалились и толкали изо всех сил — уже в обратную сторону.
— Заклинило, — я стукнул дверь кулаком.
— Что же делать? — спросила Инга.
— Сейчас все равно наружу не сунуться. Подождем, пока ветер утихнет. Нужна палка… или железка, — я шарил в темноте, надеясь наткнуться на что-то подходящее.

Мы навалились и толкали изо всех сил — уже в обратную сторону. «Заклинило», — я стукнул дверь кулаком.

Дренннь!.. раздался звук, будто рядом лопнула струна от гитары.
— Ой! — пискнула Инга. — Миша, что это?
— Не знаю, — я замер, где стоял.
— А вдруг веревка оборвалась, которой эта посудина к берегу привязана?
— Не веревка, а швартовый. Даже если так, куда нам отсюда деться? Поболтаемся по каналу туда-сюда. А вот если наводнение! — размечтался я. — Вода в Ладоге на десять метров вверх — раз! Через насыпь хлынула — два! Мы в открытом море… то есть, озере — три! В рубке стекло разбить, и к штурвалу…
— Ага, — сказала Инга. — Баржа-то старая. Может, у нее в полу, то есть в трюме, дырка. То есть течь. И мы дружно идем на дно.
— Трусиха!
Ничто так не успокаивает нервы, как дрожащая от страха девчонка.
— Сам ты!.. — она обиделась.

— Ладно, не дуйся, — я сел рядом с ней на пол. — А звук этот… дед говорит, что на старых судах можно услышать скрипы, треск... умирает корабль, такое дело.
Ветер ватным кулаком бухал в дверь. Грохотало по-прежнему, только молний было не видно — нас обволакивала чернильная тьма.
— Он много рассказывал. Знаешь, что раньше делали с ненужными кораблями? Их жгли. Дед во Владивостоке видел: со списанного корабля снимали такелаж, уносили все ценное. А потом, чтоб не разбирать переборки, отводили корабль подальше, обливали соляркой и поджигали. Это, говорит, было легче, чем разбирать. Представляешь? Море, а в нем корабль горит. Сутки, другие. Тоскливое зрелище. А когда все внутри сгорает, его тащат к причалу и режут на металлолом.
— Вот гады, — отозвалась Инга. — Он им служил, а его — на костер. Жалко.

Гулкий звук донесся из-за двери. Мы вслушивались. Жуткая картина пронеслась в голове: горящий корабль на рейде, пламя жадно лижет переборки, а удивленные волны стараются его потушить. Из огня выходят души погибших матросов. Сгорает их дом, они ищут новый приют. Бьет рында — судовой колокол, созывая их… на старую баржу!
Я покрылся холодным потом.
Что-то дробно застучало — словно за стенкой клевала зерно стая птиц с железными клювами.
— А если к нам молния залетит? — спросила Инга. — Шаровые в форточку могут пройти и горстку пепла от человека оставить.
Не взаправду спросила — я чувствовал. Поэтому ответил, как положено:
— Дура, — сказал я. — Если б тут была форточка, мы бы из нее уже вылезли. Куда прикажешь влетать? Все герметично.
— Сам дурак, — возмутилась она.

Герметично. Мне показалось вдруг, что стены придвинулись ближе. И потолок…
— А помнишь? Маятник и… что-то там? У Эдгара По. Читала? — я старался говорить небрежно, хотя было не по себе.
— Ага, — ответила Инга. — Жуть! Сижу это я вечером с книжкой, одна. А брат как подойдет сзади и скажет: «Они идут за тобой». Я думала, умру на месте!
— А меня отец пугал: как-то я, маленький, показал на щиток с нарисованной молнией и спросил, что там? А он ответил: электрический человек внутри сидит. Если открыть, вылезет. До кого дотронется — током убьет.
— А Белая Дама? Еще с садика, помнишь: про то, как руки из окон растут и тебя душат. А в темноте я представляла, как из-под кровати выползают ножницы, чтоб отрезать мне ноги.

Я чувствовал, как приближается их король, Самый Главный Кошмар Кошмарыч. Его звали «Вдруг». Вдруг я испугаюсь? Вдруг разревусь? Вдруг не найду выход?

Послышалось гулкое «ух», словно в дверь с размаху врезалось что-то мягкое и тяжелое. Оно било крыльями и искало щель.
Мне показалось, что это они: Белая дама и Обезьяна с улицы Морг, Электрический человек и Нечто с Ножницами. Как не прогонял я их мысленно, они выходили и вставали рядами: Угомон и Осторожно-злая Собака, огромный, с ростральную колонну, стоматолог и Элла Людвиговна, которая обидно била по подбородку, если я плохо говорил «the». Их было много, а меня так мало... Я чувствовал, как приближается их король, Самый Главный Кошмар Кошмарыч. Его звали «Вдруг». Вдруг я испугаюсь? Вдруг разревусь? Вдруг не найду выход?
Темнота стала густой и жирной. Мне показалось, что когда я выйду, буду липкий и скользкий, словно после лужи мазута.

— А я позавчера, — сказала Инга, — смотрела подводную одиссею Кусто. На глубине тоже очень темно. А не страшно. И люди, когда плывут, будто летят.
— А я его книжку читал. «В мире безмолвия». Помнишь, как он амфору тысячелетнюю распечатал и попробовал, что внутри? — спросил я.
— Я б не рискнула, — ответила Инга.
— А прикинь, открывает он, а там джин: чего, мол, изволите?
— А Кусто ему и говорит: ничего мне не надо, только горючего двенадцать баков да новый генератор…
— И батискаф покрепче, чтоб в Марианскую впадину нырнуть, — захохотал я.
— А у джина инфаркт: тысячу лет сидел, репетировал, дворцы строил…
— Ага, лакомые блюда изобретал: вдруг новый хозяин захочет?..
— Или яды, чтоб травить его врагов, — подхватила Инга.
— А тут Кусто такой: дизель-генератор мне — раз, батискаф новый — два…
— …и чтобы того, кто синего кита хоть пальцем тронет, навсегда разбил паралич…
— Нет, эта… кессонная болезнь!
Мы смеялись, как сумасшедшие. Стучали себя по коленкам, хихикали и утирали слезы. Тьма съежилась и притихла. Попятилась Осторожно-злая Собака, скуксился Электрический человек, вредная англичанка села править чью-то тетрадь.

В темноте поплыли пучеглазые рыбы. Веселые люди в аквалангах махали нам: все нормально, ребята! Улыбался с борта «Калипсо» Кусто. Не дрейфить, говорил он нам по-французски, но мы понимали и отвечали: уи, монсеньор. Уи.

Я поднялся. За мной были матросы всех кораблей, синий кит и даже незадачливый джин. А те, из темноты, отступили. Я чувствовал себя ростом до потолка.

Вытянув руки, я пошел вдоль стен. Запнулся о какую-то шутку. На ощупь она была как лыжа, только тяжелая.
Ржавчина царапала руки. Мы подперли этой лыжей дверь снизу. Я со всей силы налег на рычаг, а Инга толкала руками. Не с первого раза, но получилось. Дверь открылась!

Мы выбрались на палубу. Гроза кончилась. Похолодало, будто пока нас не было, в мире прошла метель. Нежданное солнце в прорехах тучах высвечивало воду зеленым.
— Смотри, — сказал я. — Вот что стучало.
В ладони лежали градины. Инга хлопнула меня по руке, и они просыпались.
— Ты что?! — воскликнул я.
— Больше не смей называть меня дурой! — она развернулась и пошла прочь.
— Женщины… — я пожал плечами, как иногда делал папа. И прыгнул с баржи в канал. Солдатиком.

Мы возвращались, взрезая саженками неожиданно теплую воду. Баржа осталась за нашими спинами.

 



 

Ваше мнение 41  

Оставить комментарий
  • Лю (Морской) / 1 ноя 2012
    Победы - дело непредсказуемое. Но твой рассказ по моему читательскому рейтингу - в лидерах.
    • иЮль / 2 ноя 2012
      Приветы, Лю. Ага, мы с баржей пошли ко дну))) для детского рассказа нормально. Но мне надо было ее показать. Спасибо тебе, и всем, кто помог найти и обезвредить ляпы. Яре особенно. Она мне в личку скинула один мега-косяк, который есть в тексте. Но я про него не скажу)))
  • Ника / 1 ноя 2012
    Была уверена, что увижу этот рассказ в тройке победителей. Жаль. Всё равно он мне нравится больше Вишен.
    • иЮль / 2 ноя 2012
      Спасибо на добром, Ника. В этом месяце много классных рассказов было, это радует. Мне "На круги своя" очень понравился.
  • Литературная крыса / 1 ноя 2012
    Вы прекрасно пишете, Июль. И для детей и для взрослых. Читаю Вас, как мои любимейшие "Денискины рассказы"! Спасибо!
  • Мне очень понравился рассказ. И детям я верю, их языку и рассуждениям. Очень понравилось описание страхов , даже захотелось к себе в цитатник добавить... Была бы рада продолжению историй :)
    • иЮль / 1 ноя 2012
      Спасибо за теплые слова, Девушка-Осень) И что поверили - за это особенно.
  • Просто Я / 31 окт 2012
    Я не поняла, что это - дети. Слишком они начитанные, что ли. Мы тоже были начитанными, но очень редко это демонстрировали и выпендривались друг перед другом. Я подумала, что это взрослая влюбленная парочка придурков. Много вопросов, и ДА! НЕ ВСТАВИЛО. Не было интриги, не было триллера (а мог бы быть!)
    • Совсем-совсем не...? Значит, вы были очень воспитаные дети, Просто Я.) А мы - выпендривались и дурачились, и - да, бывали влюблены и вели себя, как полные придурки. Спасибо за отзыв!
  • Bonjour, иЮль. Вы хотели максимально причесать свой рассказ. Вооружился и я густым гребешком и прошерстил. Что это застряло между зубьями? Ого! Монсеньор Кусто! (Улыбался с борта «Калипсо» Кусто. Не дрейфить, говорил он нам по-французски, но мы понимали и отвечали: уи, монсеньор. Уи.) Монсеньор – обращение к членам духовенства, имеющим почетные церковные титулы. Великий Жак-Ив в церковной тусовке замечен не был, его интересовали небо, техника и океан. Логично было бы заменить монсеньора на обычного месье (или капитана). Конечно, за рюмкой чая и я могу своего соседа Васю назвать сэром или каким-либо благородием, но в вашем рассказе – не тот случай. Пока это всё, удачи. Au revoir.
    • Так ведь дети же, дети! Было бы странно и неправдоподобно, если бы они нигде не ошиблись! Я это тоже заметила и мне как раз понравилось, ведь они изображают не историческую достоверность, а чтоб красиво было! Неужели непонятно?
  • Я хотела бы прочитать книгу или серию рассказов про дружбу этих девочки и мальчика. У вас хороший, образный язык и доброе сердце. Надо предложить ее издателям, сейчас так мало хорошей русской детской литературы. В школе чужих Хоббитов стали изучать и Гарри Поттера. Спасибо. 5
    • А мне нравятся и Гарри, и Хоббит. Сейчас, на мой вкус, программа в школе интересней, чем наша была. В сыновней хрестоматии я как-то даже обнаружила стихи Башлачева. Спасибо за добрые слова, Иволга. Я понаблюдаю пока за персонажами - может, и проявятся в какой-нибудь новой истории.
  • иЮль, очень рада встрече! После долгого перерыва заглянула на сайт и попала на замечательный рассказ! Воспоминания из детства нахлынули, и даже не задумалась о возрасте героев. Мы тоже когда-то любили обследовать давно уже никому не интересные объекты, и находили в этом свою романтику... Не задумывалась и о верю-не-верю, просто увидела себя в том прекрасном далеком, когда было страшно - вспоминалось страшное, когда было весело - веселились. Метафоры, слог, исполнение - замечательное. Удачи!!! и, конечно же - ОТЛИЧНО!
    • Здравствуйте, Saya. Взаимно) Если воспоминания проснулись, значит, рассказ не безнадежен) Не пропадайте! Пишите новое. А то без вас авторы топят нас в потоках крови)
      • Потоки крови?... К сожалению, не все рассказы октября читала, вроде как и тема не кровожадная))
  • Извините, иЮль. Прочла раза три.Нет,без оценки.
    • Это вы меня простите, Наталис, что столько времени отняла) Без оценки – и ладушки. В этом месяце тема конкурса совпала с детским рассказом, который я давно не могла дописать. Баржа была, идеи не было. Тема конкурса ее подсказала. Моя цель достигнута. В бонусах – ваши отзывы и отличная картинка старой баржи)
  • Я в растерянности… Пытаюсь и не могу сформулировать свои ощущения - сори, иЮль. Вот вроде все есть: стопроцентное попадание в тему, сюжет, интересные обороты и метафоры, дети опять же - такие смышленые и продвинутые (даже слишком!), а вот чего-то нет, хоть тресни((((( Не вставляет. Не страшно, не смешно, не кисло, ни сладко. И дети никаких эмоций не вызвали – странно, но факт. Не верю я в них, хоть тресни. Может, это погода на меня так действует? Да, очень понравилась фраза: «Ничто так не успокаивает нервы, как дрожащая от страха девчонка». Супер! И циклоп, бьющий в таз дубинкой – оч даже. Правда, почему именно «циклоп» - непонятно, но чертовски красиво))))
    • Привет, Оль. «Не вставляет» - нормально. Не в формате рассказ. Детский он. На детях, кстати, проверялся – вставило). Заметила, что «не верю» - частый твой аргумент. Тут уж автор, хоть убейся, ничего сделать не может. Не верит читатель – и все. Ты сама прекрасно знаешь рецепт «чтобы вставило». Как взять читателя за нерв (читай: «за ноздри») и вести. Знаешь, используешь – там, где мне удается твое авторство распознать. Критика – отдельно, креативы – отдельно. Цель – все для победы, угу? Тоже нормально. Каждый выживает как умеет, как сказала моя племянница-первоклашка. А тут – не по рецепту. Тогда – зачем? С этим, думаю, и связано твое недоумение. Прими как версию, предположение, что цель написания и публикации тут может быть иной.
      • Юль, не трудись "распозновать" - я не шлю сюда рассказы уже несколько месяцев. Можешь спросить у редактора)))) И не собираюсь посылать, клянусь здоровьем! После того, как два последних моих опуса не напечатали без объяснения причин, уменя пропал весь "драйв", да еще и работа новая - много сил уходит. Так что - расслабься и получай удовольствие. "Как взять читателя (Клео!) за нерв (читай: «за ноздри») и вести" знаю не только я)))) Знаешь и ты, и Лю, и многие другие. Прими как предположение, что цель написания каметов может быть иной))))) А победы... Они часто бывают хуже поражения. Учти на будущее))))
        • New Moon (Интернет) / 30 окт 2012
          Почему это "не собираюсь посылать"? Не разочаровывайте, "Зинка"! Каждый месяц жду Ваших творений!
  • lica (Калининград) / 29 окт 2012
    Хороший рассказ. Запнулся о какую-то шутку, в прорехах тучах - надеюсь, это опечатки. Бьет рында — судовой колокол - слишком навязчиво, типа для тех, кто не знает, что такое рында (когда мальчик поправляет девочку по морским терминам, это понятно). Ветер ватным кулаком бухал в дверь, ИМХО, неудачная метфора, красиво, но ничего не передает, в отличие от Массивные, как слоновьи ноги, башни Орешка - тут метафора вполне к месту. Грохотало по-прежнему, только молний было не видно — нас обволакивала чернильная тьма - уже второй раз в этом месяце "чернильная", прям штампом становится. ИЮль, не сочтите за придирки, просто хочется, чтобы хороший рассказ стал совершенным. Несомненный плюс.
    • Здравствуйте, Лика. Спасибо большое за «блошек» - сама уже зачитала до дыр, а все-таки пропустила. Про рынду – я решила, что в детском рассказе надо объяснить. А теперь удалю, пожалуй: если споткнутся на слове – взрослых спросят. Ватный кулак не отдам! Мне нравится, как он звучит.) Чужую чернильную не заметила, но может, и заменю, раз так близко лежала. Спасибо за помощь! На этот раз мне важно причесать рассказ максимально.
      • Не убирайте "ватный кулак"! Превосходный и очень точный образ! И рассказ написан хорошо, профессионально! То, что для детей только плюс! Пишите ещё.
        • Лю (Морской) / 30 окт 2012
          Присоединяюсь! Ватный кулак, ИМХО, отличная находка, четко передает глухое, глубокое буханье
          • lica (Калининград) / 30 окт 2012
            Надо же, у каждого свое восприятие, у меня ватный кулак вызывает ассоциацию неопределенной бесшумной субстанции, которая никак не подходит ветру.
            • Сама субстанция неопределенная и бесшумная, как вата, но от ее ударов содрогается железная дверь и гремит. Представьте огромный, тяжелый, мягкий мешок, которым лупят по железным стенам. Похоже?
  • Лю (Морской) / 29 окт 2012
    Отлично! Читала и просто забыла о конкурсе, клео и т.д. Такое мощное погружение в детские воспоминания, более того, ты же пишешь о наших общих любимых местах. Это один из тех рассказов, которые хочется утащить в копилку и потом перечитывать.
    • Лю (Морской) / 29 окт 2012
      Маразм крепчал... А за положительные комментарии то зачем минусы ставить?
    • Спасибо, Лю) Я тоже забыла) Меня волновало другое: какие такие на дверях баржи ручки? Даже с мужем поспорила: я ему говорю, там скобы, а он говорит – рычаги. Пришлось ехать в Шлиссель, баржи инспектировать. Рычаги, действительно. А как там красиво сейчас!
      • Лю (Морской) / 30 окт 2012
        Во, это наш подход! Я, когда своего "Гуся и Лебедя" писала, выела все мозги знакомым летчикам-противолодочникам - надо было достоверности и технических подробностей.
        • Хороши гуси-лебеди, Лю. На добрый советский фильм похоже - такие картинки виделись. И мальчишка живой - щенок еще, спаниэль несчастный. А ты, кровожадная, у него любимую отобрала. За что?! Пожалуй, мне пора засесть за классификацию клео-авторов по степени бессердечности)
  • Yara (Минск) / 29 окт 2012
    Супер! Ваш рассказ на несколько минут вернул меня в детство. Вспомнился один случай в пионерском лагере. Мы сидели в комнате и рассказывали страшилки, про Пиковую даму, Желтые шторы и всякую такую ерунду. Свет, конечно, выключили. И тут я вижу, как под кроватью напротив двигается белая рука. аааааааа!!! Как же я испугалась! Оказалось, одна девочка забралась под кровать у двери и медленно ползла к нам, чтобы напугать (кровати стояли в ряд). Одета она была во все черное, и волосы на лицо падали, так что в темноте были видны только руки. Визгу было :)
    • )))))))))) Здравствуйте, Яра) Наверно, у каждой из нас есть такой мемуар, и не один) Как-то вечером, на даче, при полной луне после просмотра «Собаки Баскервилей» я дрожала под одеялом. А мои добрые подружки подкрались и постучали в окно. Ой, что было))) Но страх убегает от смеха. Об этом, собственно, и рассказ ;)
  • Автор, не смогла определить, сколько лет вашим героям. 10-12? Похоже на отрывок из книги для детей, куда главное не вошло, только один небольшой второстепенный эпизод. А написано так, что хочется всю книгу прочесть)) Отлично.
    • Да, 10-12. Спасибо, Ника) Книги, увы, нет. Есть с десяток детских рассказов, объединенных местом и временем, которые никак не скраиваются в единое целое. Нет у меня навыка даже на повесть, увы. С технологией незнакома, интуиция тоже пока молчит.

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору