На главную
 
 
 

Соседи
Автор: Ольга Смолина / 14.08.2012

Соседи— Марин, глянь-ка — ну и парочка! — Иринка толкнула подругу в бок и хихикнула. — Какие страшненькие!

Марина равнодушно скользнула взглядом: действительно, те еще «симпатяги». По давней привычке ассоциировать встречаемых людей с животными, девушка тут же дала им прозвища «пингвин» и «кенгуру». Он — низенький, не то, чтобы толстый, а какой-то по-бабьи округлый, рыхлый. Пористое, отёчное лицо, неопрятные сосульки давно не стриженных белесых волос. На крупном носу криво сидят очки в уродливой, старомодной оправе. Коротенькие ножки в мешковато сидящих штанах и неловкая, переваливающаяся походка лишь усиливали его сходство с неуклюжей птицей.

Его спутница высока и удивительно непропорционально сложена. Узенькие, сгорбленные плечики, впалая грудь и худые ноги выглядят смешно в сочетании с широкими бедрами и вислым животиком, а бесформенное платье только подчеркивает нескладность фигуры. Девушка была ненамного старше Марины, но шла как старушка, низко опустив голову, ссутулив спину и шаркая ногами. На ней, как и на парне, тоже были очки с толстенными линзами.

— Ой, я не могу, ты глянь, как нежно он ее за локоток поддерживает, — продолжала веселиться подруга. — Встретились два одиночества!
— Да хватит тебе, Ир, люди как люди.
— Да ты посмотри на их лица, а походка! Ты знаешь, они по-моему, не совсем нормальные, — задумчиво протянула Иринка. — Я вот даунов по телеку видела, один в один. Как ты думаешь?
— Да ничего я не думаю. — Марина притворно зевнула и отвернулась. — Не понимаю, чего ты к ним прицепилась?

Девушка была ненамного старше Марины, но шла как старушка, низко опустив голову, ссутулив спину и шаркая ногами.

Девушки сидели во дворе Марининого дома. Марина заметно нервничала: скоро должен был приехать Толик, Маринин жених, и она вовсе не хотела, чтобы он застал ее в компании Иры. Когда девушка наконец ушла, Марина с облегчением вздохнула. Толик терпеть не мог Иру, впрочем, как и всех остальных Марининых подруг. «Идиотки, пустышки, — безапелляционно заявлял он. — А ты совсем другая, тебе не должно быть интересно с ними».

Анатолий ворвался в Маринину спокойную, размеренную и оттого немного скучноватую жизнь внезапно, как ураган, который в мгновение ока перенес девушку из серых будней в Волшебную Страну. Фейерверки головокружительных признаний, каскады комплиментов, Монблан из цветочных букетов и подарков — никогда еще за девушкой так красиво не ухаживали, хотя при ее незаурядной внешности недостатка в поклонниках она не испытывала. Родителям ее избранник понравился. Маму привели в восторг галантность Анатолия и его романтично-возвышенное отношение к Марине, отец же весьма высоко оценил хозяйственность и практическую сметку будущего зятя: «Этот парень из тех, кто крепко стоит на земле. Держись за него, дочка!»

И все бы было прекрасно, если бы не эти набившие оскомину фразы, которыми Толик изо дня в день тоном, не терпящим возражений, зомбировал любимую: «Тебе не может это нравиться», «Ты не должна этим интересоваться», «Ты не можешь такое любить». Марина иногда думала, что с таким количеством разнообразных «не» она не сталкивалась даже в неразумном младенческом возрасте. Порой она ощущала себя волчицей, загнанной в эфемерное, но непреодолимое кольцо красных флажков многочисленных «нельзя».

Прошло всего полгода с их знакомства, и вот уже Марина оказалась замужем за Анатолием, причем она даже не могла толком вспомнить, в какой именно момент сказала ему уверенное «да». Все решилось само собой. Крупный, чуть грузноватый Анатолий шел к намеченной цели с упорством танка, не замечая преград на своем пути. В бизнесе ему тоже сопутствовала удача, и после свадьбы молодожены въехали в просторную квартиру с евроремонтом. Марина втихомолку посмеивалась, когда надувшийся от важности Анатолий водил гостей по комнатам, а те восхищенно ахали: «Ах, какая плитка, какие обои, а сантехника — чудо! Боже мой, сколько же сюда денег вложили! Ай да Толик, ай да хозяин! Повезло же тебе, Мариночка, с мужем!»

В один из дней Марина приехала в гости к матери, чтобы помочь по хозяйству. Развешивая на балконе выстиранное белье, Марина бросила случайный взгляд вниз и увидела уже знакомую парочку. «Пингвин» одной рукой обхватывал талию «кенгуру», а другой толкал впереди себя детскую коляску.

«Идиотки, пустышки, — безапелляционно заявлял он. — А ты совсем другая, тебе не должно быть интересно с ними».

— Надо же, им еще и ребенка разрешили иметь, — пробормотала Марина.
— Что? Ты о ком? — спросила мать.
— Да вон, посмотри, — Марина кивнула в сторону гуляющего семейства. — Разве даунам можно рожать детей?
— Какие же это дауны, Мариночка? Это Леша с Таней, живут в соседнем подъезде, и они вполне нормальные… в умственном отношении. Просто и он, и она очень плохо видят, особенно Танечка.
— А-а-а, понятно, это вполне объясняет, почему их выбор пал друг на друга, они же просто ни черта не видят, знакомство вслепую, так сказать.
— Марина! — повысила голос мать. — Что ты такое говоришь? Откуда в тебе этот цинизм? Да, возможно они не слишком привлекательны внешне, но ведь с лица воду не пить. — Заметив, как дочь строптиво фыркнула, расстроенно добавила: — Ты сильно изменилась, Марина, раньше ты не была такой злой!

Мать ушла, а Марина продолжила свое занятие, изредка морщась от боли, которую ей доставляло недавно ушибленное плечо.

…Первое время после свадьбы Марину забавляла ревность мужа. Женщина лишь смеялась, когда Толик придирчиво начинал расспрашивать ее, почему она так поспешно положила телефонную трубку, едва он вошел в комнату. С кем она говорила? И почему в последнее время стала так поздно приходить с работы? К тому времени, как Анатолий стал бесцеремонно рыться в личных вещах жены, проверять ее телефонную и интернетовскую переписку, Марине уже было не до смеха. Она пыталась спокойно обсудить с ним ситуацию, как-то оправдаться, но скоро поняла, что это лишь еще сильнее разогревает в нем подозрения. На его каменном от напряжения лице начинал дергаться какой-то нерв, взгляд пронизывающих глаз давил, лишал воли, и Марине хотелось бежать, бежать куда угодно, лишь бы оказаться подальше от него.

Когда муж впервые ударил ее, она так и сделала. Просто сдернула с вешалки плащ, подхватила туфли, и босиком, в халатике, выскочила во двор. Стоял поздний октябрьский вечер, дул пронизывающий ветер, яростно вздымая и бросая в лицо припозднившимся прохожим пригоршни горько пахнущих опавших листьев. Марина сидела на скамейке, зябко кутаясь в тонкую, ничуть не греющую ткань плаща и прислушивалась к несвязным выкрикам подвыпившей молодежи, нашедшей себе приют в стоящей неподалеку беседке. И — странно, в этом темном, холодном, неуютном месте она чувствовала себя в большей безопасности, чем дома, рядом с мужем…

Марина вернулась в комнату, обняла маму, ласково потерлась, как в детстве, о ее плечо. «Ах, мама, если бы ты только знала, что мне приходится выносить, — подумала она, — ты бы не удивлялась, почему я стала такой».

И — странно, в этом темном, холодном, неуютном месте она чувствовала себя в большей безопасности, чем дома, рядом с мужем…

Родители Марины до сих пор оставались в неведении, что их идеальный зять просто больной — патологический ревнивец, находящий выход своему безумию в издевательствах над беспомощной женой. Но вскоре скрывать истинное положение дел стало невозможным.

В городе в полную мощь звенела и пела весна, природа расцветала, и в отношениях Марины с Анатолием уже целый месяц царила семейная идиллия. В душе уставшей от скандалов женщины даже проклюнулась робкая надежда на то, что муж наконец-то образумился. Поэтому, увидев не предвещавшее ничего хорошего выражение лица открывшего ей дверь Анатолия, она поначалу даже не слишком и испугалась. Что опять не так? В чем я провинилась на этот раз? И вот уже из ее рук выхватывается сумочка, все содержимое вываливается на пол, а Анатолий ломает, топчет ногами косметичку и телефон жены, с треском разрывает новенькие, только что купленные на распродаже белье и блузку.

— Где ты была? Почему твой телефон не отвечал? Кувыркалась с любовником? Это его подарки? — муж наступал на Марину, тесня ее вглубь коридора. Замахнулся, она присела, сжалась в комочек, закрыв голову руками. Но удара не последовало. Анатолий рванул в комнату, распахнул шкаф, одним движением смахнул одежду Марины на пол.

Остановившимися от ужаса глазами Марина смотрела на то, как муж рвет и кромсает ножницами ее вещи. Особенно было жалко шубку: они купили ее совсем недавно, и Марина еще не успела толком в ней покрасоваться. Женщина издала протестующий вопль и попыталась забрать шубу. Гнев Анатолия мгновенно переключился на новый объект, и он накинулся на жену. Она даже не пыталась кричать — все равно стены сталинской постройки такие толстые, что ни один звук через них не проникает.

Марину отвезли в больницу с сотрясением мозга и переломом ребра. Мать, увидев свою дочь в таком состоянии, только тихо плакала и шептала: «Мариночка, доченька, уходи от него, он же убьет тебя!» Отец, с посеревшим лицом, бормотал: «Что же он, паршивец такой, наделал? Надо писать заявление в милицию. Или нет, я сам, сам с ним разберусь».

После больницы родители отвезли дочь к себе домой. Сидя на подоконнике, Марина следила взглядом за гуляющими соседями. «Пингвин» Леша все так же бережно вел под руку свою Танечку. «А стал бы Толик так заботливо обращаться со мной, если бы я ослепла, — подумалось вдруг. — Нет, скорей всего именно он бы и поспособствовал тому, чтобы я превратилась в инвалида». Ей часто говорили, что у нее красивые глаза, а Анатолий так и норовил ударить жену по ним — настолько непереносимы для него были их яркая синева и прозрачность.

Она даже не пыталась кричать — все равно стены сталинской постройки такие толстые, что ни один звук через них не проникает.

Всю неделю Толик искал возможности поговорить с женой, звонил ей, караулил у подъезда, пытался воздействовать на Марининых родителей, клятвенно заверяя, что подобного больше не повторится. В какой-то из дней женщина, наконец, ответила на его звонок, а на следующее утро сияющий Анатолий уже усаживал Марину в машину.

Только они отъехали от дома и встали на светофоре, как в раскрытое окно ворвалось:
— Эй, красавица, бросай своего бегемота, поехали с нами! — из стоявшего рядом автомобиля нагло скалились два чернявых парня. Марина поспешно отвернулась к мужу, наткнулась взглядом на его побелевшие от напряжения пальцы, вцепившиеся в руль. На окаменевшем лице знакомо дергался нерв.

Женщина испуганно вжалась в сиденье…

 



 

Ваше мнение 39  

Оставить комментарий
  • Mati (Симферополь) / 1 сен 2012
    С победой!
  • Поздравляю с призовым местом. Очень достойный рассказ. Желаю Автору неиссякаемого творческого потенциала!
  • Поздравляю, рада за вас )) Хороший рассказ
  • Поздравляю с призовым местом! Поделом)))
  • Aniona (Красноярск) / 26 авг 2012
    мда.. хороший рассказ... очень... почти про меня..
  • lica (Калининград) / 15 авг 2012
    Что понравилось: как переплетаются две линии . ГГ особого сочувствия не вызывает, но это право автора. Что не понравилось: диалог в начале рассказа. Понятно, что Ира введена автором сугубо для того, чтобы показать ту пару. Но все-таки лучше бы ГГ сама их увидела, и автор показал бы мысли ГГ о них без диалога с совершенно лишним персонажем. Плюс.
  • Светлана К. / 15 авг 2012
    Шестой абзац достаточно подробно раскрывает нам, почему ГГ так долго не уходила от мужа-изверга. Более подробные детали "перекосили" бы всю конструкцию рассказа в сторону одного персонажа и тогда пришлось бы так же добавлять подробностей в типажи "противоположной" пары. В данном повествовании мотивация поведения героев неважна, потому что он выстроен на контрапункте, который исчезнет, если начать выделять один из "голосов". Это не уникальная история, а прекрасно исполненная "зарисовка с натуры" весьма распространенных и достаточно хорошо разобранных и в прессе, и в литературных произведениях альянсов. Попробуй автор что-то добавить - вылезла бы тривиальность. А так получилось достаточно свежо, убедительно, душевно. Желаю победы!
    • Marko (San Marino) / 15 авг 2012
      Да и мне у Вас есть чему поучиться, Светлана:)
  • майлиз (Маленький) / 14 авг 2012
    Достаточно неожиданный для Клео хороший рассказ: жизненный, без выпирающей морали, без языковых ляпов.
  • Рассказ цепляет, это не так мало. К языку и стилю тоже претензий нет. А вот образ гг у меня лично не сложился, ее поведение кажется мне нелогичным. Если бы гг была непроходимой алчной дурой и полностью материально зависела от мужа, или, допустим, любила бы его без памяти, тогда понятно - почему она терпит такое обращение и возвращается к нему. Но по тексту ничего этого нет! Получается, что нормальная женщина добровольно (да еще и подталкиваемая родителями) возвращается к психически нездоровому человеку. ПОЧЕМУ? Я вполне допускаю, что по молодости –глупости, не вняв своей интуиции, она выходит за героина замуж. Но после сотрясения мозга, сломанного ребра и выкалывания глаз элементарное чувство самосохранения не позволило бы АДЕКВАТНОМУ человеку вернуться к такому монстру, имхо. Значит, нужно было показать - почему именно героиня решилась на такой шаг. Любит мужа как кошка, жить без него не может, или ей категорически негде жить и не на что. Без оценки.
    • Светлана К. / 15 авг 2012
      "образ гг у меня лично не сложился, ее поведение кажется мне нелогичным" Это потому, что вы примеряете ее поступки на себя. При этом ревность мужа вам нелогичной не кажется, вы так же не требуете объяснить, почему двое больных людей не побоялись родить ребенка - а вдруг патология? Непонятой вами остается только ГГ. Это не недоработка автора, а ваш личный пробел, вы просто не знаете, что алчность и беспамятная любовь это не все факторы, которые держат вместе "жертву" и "злодея". Однако автор не ставит цель просветить читателя в сфере психологии семейных отношений, он отражает реальность, предоставив читателю возможность самому дать трактовку событий. Есть такой прием в литературе и автор, взяв достаточно избитую ситуацию смогла подать ее гармонично и хорошим языком. Респект ей.
      • «…вы примеряете ее поступки на себя. При этом ревность мужа вам нелогичной не кажется» Нет, я просто ВНИМАТЕЛЬНО читаю рассказ. Ревность мужа мне нелогичной н кажется, потому что он – больной человек. И это не только мое мнение. Читаем: «Мать, увидев свою дочь в таком состоянии, только тихо плакала и шептала: «Мариночка, доченька, уходи от него, он же убьет тебя!» Отец, с посеревшим лицом, бормотал: «Что же он, паршивец такой, наделал? Надо писать заявление в милицию. Или нет, я сам, сам с ним разберусь»». «вы так же не требуете объяснить, почему двое больных людей не побоялись родить ребенка - а вдруг патология?» А это вы о ком? О «кенгуру» с «пингвином»? Читайте: «Какие же это дауны, Мариночка? Это Леша с Таней, живут в соседнем подъезде, и они вполне нормальные… в умственном отношении. Просто и он, и она очень плохо видят» «вы просто не знаете, что алчность и беспамятная любовь это не все факторы, которые держат вместе "жертву" и "злодея"» Почему не знаю? Знаю! А еще я знаю, что человек с психологией жертвы никогда не чувствует того, что чувствует героиня: «…с таким количеством разнообразных «не» она не сталкивалась даже в неразумном младенческом возрасте. Порой она ощущала себя волчицей, загнанной в эфемерное, но непреодолимое кольцо красных флажков многочисленных «нельзя»» И вот здесь: «А стал бы Толик так заботливо обращаться со мной, если бы я ослепла, — подумалось вдруг. — Нет, скорей всего именно он бы и поспособствовал тому, чтобы я превратилась в инвалида». И я не понимаю ПОЧЕМУ Марина возвращается к психически больному человеку, потому что не вижу в ней человека-жертвы.
        • Светлана К. / 16 авг 2012
          Вы выдергиваете из контекста фразы и даете им свое произвольное толкование не учитывая, что сознательные мысли и бессознательные поступки могут противоречить друг другу и нелогичность тут кажущаяся. Жертвы часто дают правильную оценку ситуации на словах, но ответить на вопрос: "Зачем же ты с ним живешь?" не могут. Тут им уже нужна помощь специалиста. Данных, говорящих о болезни мужа в рассказе вообще нет, субъективные оценки родителей - не симптом. Его действия вполне могут быть следствием рапущенности и вседозволенности. Вряд ли на свою начальницу он бросится с кулаками, значит, может управлять собой. А вот ГГ не может уйти от изверга и это уже симптом. Мы с вами из литературных кущ забрались в дебри науки психологии и надо бы мне привести вам цитаты из учебника, но места мало. Почитайте сами или побеседуйте с хорошим профи.
          • «Вы выдергиваете из контекста фразы…» А откуда я должна их «выдергивать»? Из своего сознания? Читая Ваши каметы, Светлана, мне порой кажется, что Вы умеете читать между строк, не читая самих строк)))) Сори. «Данных, говорящих о болезни мужа в рассказе вообще нет, субъективные оценки родителей - не симптом» То есть вы считаете, что нормальный, просто несколько «распущенный» человек может ломать жене ребра, выкалывать ей глаза и «сотрясать» мозг? Простите, но мне сдается, что именно такая распущенность и называется психическим отклонением. «Почитайте сами или побеседуйте с хорошим профи» А зачем? Если для того, чтобы понять художественное произведение нужно читать спецлитературу, то это уже не худ. произведение, имхо. Почему я могу понять Анну Каренину, но не в состоянии найти мотива возвращения к мужу – маньяку - деспоту этой героини? Я вправе рассчитывать на то, что Автор в рассказе хотя бы даст намеки на «жертвенность» своей героини.
            • см пост 29 И последнее. Я неоднократно участвовала в литконкурсах, которые судили маститые авторы. Так вот – разбежка в их мнениях была иногда столь существенной, что у меня глаза на лоб лезли. Комментируя один и тот же рассказ, один из них написал: «Легкий слог, интеллект, тонкий юмор», а второй (не менее маститый!) - «Компиляция, пошлость, низкопробный стеб». Кто прав? Я думаю, оба. Просто первый – «мой» читатель, а второй, увы, нет. Читатели (как и писатели) все разные. У нас разное образование, воспитание, жизненный опыт. Мы читаем разные книжки и смотрим разные фильмы. Кому-то нравится и ближе одно, кому –то – другое. Я точно также имею право на свое мнение, как и вы на свое, Светлана, но в дальнейшем, видя бесперспективность подобных дебатов, постараюсь от оных воздержаться. Ибо добровольно возложенная вами на себя миссия куратора литкокурса не подразумевает объективности оценки рассказов, имхо. Последнее слово - само собой! - всегда будет за вами. Ради бога.
            • Marko (San Marino) / 17 авг 2012
              А мне было бы интересно поговорить с Вами об Анне Карениной. Понятно, что в романе есть сигналы, указывающие на трагический исход. Да и лейтмотив железной дороги не предвещает ничего хорошего. Финал предрешен. Но я не понимаю, почему эта женщина вызывает у меня лично чувство глубокого отвращения. Сразу скажу, что дело не в супружеской неверности. Здесь как раз понятно, почему Анна, выбирая между пушистыми ушами Каренина и крепкими зубами Вронского, делает свой выбор в пользу второго. Я не понимаю, как Левин мог восхищаться такой женщиной. Ну не понимаю и баста:)
            • Светлана К. / 17 авг 2012
              "А откуда я должна их «выдергивать»?" А ни откуда не надо выдергивать )) Текст нужно воспринимать целиком и каждую фразу в контексте предыдущих )) "То есть вы считаете, что нормальный, просто несколько «распущенный» человек может ломать жене ребра, выкалывать ей глаза и «сотрясать» мозг?" Это не я так считаю, а психиатры. Да, это может быть и распущенностью. Если вы интересуетесь судебной практикой, то видите, как врачи признают нормальными изуверов-садистов-убийц. "Почему я могу понять Анну Каренину, но не в состоянии найти мотива возвращения к мужу – маньяку - деспоту этой героини?" Проективная психология. То, что вам не хватило сведений для понимания ГГ этого рассказа, вовсе не говорит о том, что автор мало написала)) Просто ваш склад личности и житейский опыт ближе к каренинскому, чем к этой героине ))) Кстати, Анна Каренина как раз не жертва по своему психологическому складу. "Я вправе рассчитывать на то, что Автор в рассказе хотя бы даст намеки на «жертвенность» своей героини" ГГ психологически запрограммирована родителями на приоритет роматично-возвышенных отношений и замужество за состоятельным мужчиной. Намеки есть. Например, абзац 8. "Если для того, чтобы понять художественное произведение нужно читать спецлитературу, то это уже не худ. произведение" Как быть с теми, кто все понял без дополнительных авторских пояснений? ))) Или Вы считате, что другие не задают вопросов по недомыслию? )) Иногда, чтобы понять худ. произведение, приходится влезать и в спецлитературу )) Ту же Каренину очень трудно понять не зная, к примеру, простого факта: у женщин в те времена не было паспортов (их вписывали в паспорт мужа).
            • Светлана К. / 17 авг 2012
              на №30 Мне вовсе не нужно последнее слово )) Вы задавали вопросы, я на них отвечала, потому что знаю ответ )) Конечно, объективности в оценках нет и быть не может, тогда зачем же утверждать, что автор чего-то недоделал? Так и пишите: "я не поняла", а не "нужно было показать почему именно героиня решилась на такой шаг" ))) Насчет участия в литконкурсах и оценок маститых литераторов, которые высоко ценили ваши творения - это вы ловко ввернули, крыть нечем ))) Меня маститые не хвалили никогда )))
  • жужа@ (Санкт-Петербург) / 14 авг 2012
    Рассказ хороший, от меня пятерка, но героиня у меня лично вызывает отвращение.
  • barbie13 (Город Ангелов) / 14 авг 2012
    ого, какой рассказ. неожиданный. мне понравилось, я бы еще читала и читала бы.
  • По-моему, это лучший-лучший рассказ из уже представленных. И по стилю, и по языку, и по сюжету... Жизненность не в контрасте "красивый=злой / некрасивый=добрый", а в том, что просто красота и доброта никак не связаны между собой. СПАСИБО автору! Надеюсь на Вашу победу!
  • Marko (San Marino) / 14 авг 2012
    Очень удачно вписывается в рассказ лейтмотив, который в свою очередь также создаёт контрастный фон. Немного не хватает красок, обеспечивающих световую оппозицию как и деталей, важных для пространственной оппозиции. Установление ассоциативной связи между несходными, различными явлениями и фактами очень важно для интуитивного постижения действительности. В восприятии пространства задействованы в первую очередь чувственные, а не логические анализаторы. То есть читатель практически на собственной шкуре ощутил бы узкие рамки просторной квартиры героини. Благодаря этому приёму можно также избегать “поэтических штампов”, типа “птица в клетке” и. т. п, поскольку поэтическое оформление на уровне фразеологии не всегда “работает” на рассказ. Есть ещё один момент. Если рассказчик изначально, так сказать, на короткой ноге с протагонистом (называет по имени, сопереживает, и. т. д), то этот заданный тон следует держать до конца. Если, конечно ничего существенного в отношениях между рассказчиком и героем не происходит, что конечно неисключено. Но конкретно в Вашем рассказе этого не случается. Поэтому стилистически неожиданное “охлаждение” рассказчика к героине, которую он называет женщиной, не совсем корректно. Тоже самое можно сказать и о подруге, которую рассказчик называет Иришкой. Так её может называть Марина, но не рассказчик, понимаете? Иначе происходит смешение перспектив. В целом же рассказ написан с душой. И это здорово.
  • Не понравился, очень поверхностный рассказ. Образы героев не раскрыты. Конец скомканный и невнятный.
  • Тигруша / 14 авг 2012
    Написано хорошо, но "мораль сей басни" обескураживает. Грустно! Что хотела донести до читателя автор? Не родись красивой, станешь непроходимой дурой? Или "все красивые меркантильны до идиотизма", они неспособны учиться на собственных ошибках? Или "только кенгуру достойны счастливой любви"?)))
    • Мораль в том, что неважно, как ты выглядишь, важно, как ты умеешь любить, чувствовать и ценить.
      • Согласна! Мораль еще как видна. Поэтому я ОТЛИЧНО поставила. Сколько по миру таких баб.. Не счесть.. Подругу тоже мутузил богатый муж.. Переломал ей нос, ребра.. И когда ей сказали, что она рожать не сможет после побоев ногами в живот, тогда она прозрела.. (((
        • Обыденность ситуации - это не мораль и не идея рассказа. Автор должна была показать мотивы поведения героини, а не просто рассказать ее историю. А бабы-то и впрямь дуры((((
  • Наталья / 14 авг 2012
    Рассказ хорош. А как история - Июль, у это сказки уже виден конец. Все врачебные учреждения РФ в скором времени будут в обязательном порядке сообщать о травмах граждан, которые могли бы быть получены насильственным образом. Потом работа психологов и ... вероятно штрафные работы в виде наказаний.
    • Дай бы Бог, Наталья. Но тандем насильник-жертва, к сожалению, так просто не разрубается. Виктимность героини проявит себя в другом месте или другой ситуации.
  • Катерина / 14 авг 2012
    Счень понравилось! Читать было интересно! Хорошо переданы образы героев, особенно некрасивой пары. И , конечно же, очень жизненно.
  • Юликон / 14 авг 2012
    я получила удовольствие. спасибо !! очень понравилось, что это заканчивается незаконченной фразой. как японское хоку.
  • ... и у этой сказки нет конца, к сожалению. Ольга, замечательный рассказ. Жизненный. Две сюжетные ниточки переплелись тоненько, изящно, без излишнего морализаторства. В первой половине текста многовато заглавных букв, все время имена повторяются; но это уже детали. Тема раскрыта. С удовольствием ставлю пятерку.
  • Немного черно-бело по сюжету, но написано хорошо.
  • Знакомо до боли! Спасибо! Жизненно!
  • очень жизненно. Отличный рассказ
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору