На главную
 
 
 

Сорока-воровка
Автор: Дантори / 29.01.2010

Сорока-воровкаСорока-воровка кашку варила, деток кормила. Этому дала, этому дала, этому дала, этому дала, а этому... Трагический финал присказки подкрепляется жалобным рёвом моего сынишки. Устало отрываю взгляд от кастрюльки на плите, прямо в сердце мне с надеждой смотрят глазки Артёма, слезинка величиною с горошину стекает по пухленькой щёчке, птичку жалко... Надо же, вот уже и кроха начинает постигать всю несправедливость этой жестокой жизни. Не рановато ли? А как хотелось подольше уберечь его от разочарований. Нет, нужно срочно менять репертуар, и кто только эти ужасы для детей придумывает... И вообще к чёрту эти народные триллеры, даёшь сплошные хэппи-энды: «...и этому тоже дала», — заканчиваю я, загибая большой палец, и деть расплывается в счастливой улыбке. Ну вот, хоть один из нас счастлив. Звонит телефон, подхватываю Артёмку на руки и, спотыкаясь о груду цветных ползуночков, бегу в прихожую.

— Алё... Ты дома? Чудненько... Я тут вспомнил... диски... я диски забыл... Запакуешь? Извини за беспокойство, просто нужны очень... Как Артёма? Не болеет? Ну и хорошо, поцелуй его от меня.

Этому дала, этому дала, этому дала, этому дала, а этому... Трагический финал присказки подкрепляется жалобным рёвом моего сынишки.

Машинально кладу трубку, теперь реву я. Твой голос преследует меня каждую ночь, впиваясь нестерпимой мукой в мой мозг. Я никогда не свыкнусь с мыслью, что ты смог со мной так поступить. Да что со мной... С Артёмочкой, с ним-то за что так? Вижу в зеркале наше с ним отражение, до чего же похож-то... Становится ещё больней. Из оцепенения и безграничного горя меня выводит доносящийся из кухни отвратительный запах пригоревшего молока. Вот и сварила кашку... Что ж за день сегодня такой! Уборки теперь на полдня, и молока больше нет. И почему в сутках всего 24 часа?!! Видя, какая судьба постигла его любимую трапезу, голодный малыш снова заливается плачем, на этот раз с явным оттенком гнева. Бестолочь!!! Наклоняюсь за тряпкой, голодный и сердитый сын нетерпеливо дёргает меня за длинный локон. Ай, больно-то как! Всё, достаточно! Мой болевой порог достигнут! За молоком и бегом в парикмахерскую!

Набираю номер Светы:
— Привет, с зайцем сможешь час посидеть? Мне тут отлучиться надо. Спасибо, что бы я без тебя делала...

Закупив стратегический запас молока, вхожу, полная отчаянной решимости, в салон, не проходит и пяти минут, как модельной внешности девушка дружелюбно спрашивает меня о моих предпочтениях.

— Мне покороче, вот примерно как у неё, — небрежно киваю в сторону чуть поодаль лежащего глянцевого журнала с фотографией очередной знаменитости.
— Девушка, да что Вы..? Такие роскошные волосы — это подарок судьбы!!! Зачем же так радикально..? Вот посмотрите, чёлочку можно б...
— Просто коротко! — сухо прерываю я её и упрямо в своей обречённости утыкаюсь взглядом в пол.
— Ну, хозяин-барин, — обиженно отвечает она и уже с усмешкой добавляет: — ...А на фото это Борис Моисеев, между прочим.

Мастерски щёлкают ножницы, за раздумьями время проходит незаметно. Получасом позже шедевр парикмахерского искусства готов. Инновативно, ничего не скажешь... Коротко взглянув в зеркало, благодарю и быстро расплачиваюсь. Да и какая разница, счастья мне эти золотые локоны всё равно не принесли, ты ж к брюнетке ушёл, пойми вас, мужиков, после этого. Сорока-воровка, чёрт бы её побрал...

— Ну, хозяин-барин, — обиженно отвечает она и уже с усмешкой добавляет: — ...А на фото это Борис Моисеев, между прочим.

Дома Света с малышом с обоюдным энтузиазмом катают по паркету машинки, дружное рычание моторов вдруг прекращается. Глазки-пуговки с удивлением изучают новый облик кормилицы, мордашку озаряет улыбка, узнал, значит, слава тебе господи. Светка хватается за сердце:
— Мать честная, это кто ж тебя так?!! — и, моментально реагируя на мой свинцовый взгляд, добавляет: — А вообще ничего, тебе идёт даже, непривычно просто, ты б предупредила, что ль... Последние фотки этой, ну как её там, звезды видела? Вот у тебя очень похоже!

Вот за что ценю и люблю мою подругу, так это за её умение придать самой безнадёжно горькой правде оттенок оптимизма. Я беру Артёма на руки, Светик заливается заразительным смехом:
— Да вы теперь одно лицо!!! Три волосинки там и здесь!!!

Подхожу к зеркалу, а ведь и правда, Тёма моя копия, Ковалёвы мы! И как я раньше-то этого не замечала? Ладушки, ладушки... А ведь жизнь продолжается!

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору