На главную
 
 
 

Снежинка
Автор: Сибирячка / 12.01.2012

(рождественская сказка для детей, мечтающих стать взрослыми)

СнежинкаСтоять было скучно и неудобно. К тому же маленькая Снежинка страшно боялась, что ее красивое пушистое платье помнется, а белоснежные рукава и воротничок замараются. Малышке давно хотелось лететь, кружиться и красоваться, но ее мама - суровая снежная туча – все не заканчивала нудный инструктаж.

«…Помните! Каждая из вас прекрасна и рождена Личностью. Вы так же неповторимы, как рисунки на ваших нарядах!».

Поверить в свою индивидуальность в этой толчее готовых «к выходу» подружек было трудно, а потому Снежинка с интересом принялась расспрашивать сестренку:
- Веришь, что ты и я - личности?
- Конечно! – ответили ей. - Ведь, отправляясь в большой мир, каждая проделывает свой путь. Мама говорила, что снежинки никогда не падают комками, каждая летит сама по себе. Это потом мы почему-то сваливаемся в кучу и становимся снежными отвалами, горками и сугробами.

«…Помните! Каждая из вас прекрасна и рождена Личностью. Вы так же неповторимы, как рисунки на ваших нарядах!».

Лежать в куче Снежинке не хотелось. Во-первых, тогда она точно замарает платье, а во-вторых, неприятно смешиваться с другими, когда ты такой красивый и неповторимый.

Мама-туча меж тем продолжала:
«…едва оказавшись в небе, вас потянет к земле. Это нормально, это законы жизни и физики. И большинство, повинуясь им, действительно упадут. Но будут и те, кто максимально долго продолжит парить. Кто-то взобьет пушистую шапку на крышах домов; кто-то станет глотком вдохновения для поэта и тончайшим кружевом букв опустится на страницу книги, а кто-то, затаившись на ресницах, превратится для влюбленного в слезу счастья…».

- А что будет с теми, кто все же долетит до земли? – перебивая, пискнул кто-то из снежинок.
- Ничего. Они станут большинством. Таким, как все. Хотя даже на земле разделятся. Кто-то укроет поля и сады от мороза, а кто-то смешается с грязью и сольется в канализацию.
- А что такое канализация? – удивился кто-то.
- Место под землей, куда уходят грязь и нечистоты, плавает мусор и бурлит гниющая жижа.
- Ооооооо, - волной ужаса прокатился одинаковый вздох, - наверное, жутко туда попасть… Но нам ведь это не грозит, мы же красивые и нарядные!

«Ошибаетесь, попасть в коллектор могут все. Прежде всего, это будут те, кто потянется за сомнительными удовольствиями, забудет ощущение полета, поддастся притяжению неизвестности и захочет новых ощущений. Запомните – падать всегда легче, чем летать».

- Мама, но ты рассказывала, что рано или поздно все снежинки начинают таять и проливаются на землю в виде капель. Так стоит ли переживать, когда ты упадешь в канализацию: при жизни или после нее? – послышалось слева.

«Этот вопрос мои дети задают постоянно, и я не устаю объяснять, что даже после таяния каждую ждет много путей: вы сможете питать родники, спасать от жажды города и народы и даже снова вернуться на небо… Да, да, - предвидя удивленные вопросы, продолжала туча, - но возможность продолжить жить и стать тучей получат те, кто останется максимально близким к небу. Летите! Выбор пути – только за вами!».

С этими словами туча подалась вперед, осторожно повела боком и раскрыла ладони, подталкивая своих детей. Снежинки выпорхнули и закружились! Они летели над селом и городом, вьюжили над пролеском и парили над бором. Различить в этом рождественском вихре одну маленькую Снежинку смог только Ветер.

- Мне кажется, ты врешь! – распушила юбочку Снежинка, - скажи еще, что заглядывал в канализацию и спокойно оттуда выбрался.

- Ухххх! Хочешь, подниму повыше? – услышала малышка бодрый голос.

Этого хулигана-путешественника она знала. Мама-туча часто ругалась с ним из-за ветреного характера и постоянных шалостей: то далеко улетит, то медленно толкает, а то защекочет и заставит выбросить снежинки на важную загородную трассу или горнолыжный курорт, завалив там все ходы и выходы.

- Нет! Я лечу сама! Смотри, как здорово! – восторженно прокричала Снежинка.
- Выбрала, куда лететь? – продолжал шуршать Ветер, - предлагаю - в город. Бываю там, когда хочу развлечься. Правда после этого долго проветриваюсь – уж очень много налипает запахов. Однажды даже одуванчик от меня чихал.
- Одуванчик? Кто это? – кружилась Снежинка.
- Одуванчик… - задумался Ветер, - ну это как туча и снежинки, только летний. Сначала они живут вместе, а потом - фрррр – становятся маленькими парашютами и улетают в самостоятельную жизнь. Примерно как вы. Типа параллельного мира.

О существовании какого-то другого, неизвестного мира Снежинка, конечно, слышала. О нем шептались подруги, немного рассказывала мама, но верить в то, что где-то может быть ЛЕТО и на месте белого снега расти одуванчики, удавалось с трудом. Скорее всего, это сказки, ведь Снежинка для себя твердо решила: если она чего-то не видит, этого просто не бывает!

- Мне кажется, ты врешь! – распушила юбочку Снежинка, - скажи еще, что заглядывал в канализацию и спокойно оттуда выбрался.
- Конечно, заглядывал, - обидевшись, толкнул малышку ветер, - но опуститься и без проблем поднять оттуда не может никто. Иначе все бы сначала пускались в загул, а потом отряхивались и шли дальше. Я полез в коллектор из любопытства, нанюхался там зловоний, кое-как выбрался. Пришлось долго летать по лугам и полям, омываясь вкусным свежим воздухом…

Снежинка эти рассуждения не слушала. Ей надоели бесконечные предостережения: это нельзя, туда не ходи, сюда не заглядывай. Разве может быть опасность в мире, где такое красивое небо, такой свежий воздух и так много солнца?! Кстати о солнце. Внизу оно сверкает сильнее, отражаясь от какой-то блестящей крыши.

- Это Церковь, - поймав ее взгляд, прошелестел Ветер, - она украшена к Рождеству! Люди установили вокруг елки, сделали Вертеп. Просили только снег, чтобы все это великолепие по-настоящему засверкало. И вот вы прилетели! Даже я теперь буду ходить по церковному двору на цыпочках. Боюсь нечаянно что-нибудь сломать или перевернуть. Так что лети одна и помни, с крыши или с елки я еще смогу поднять тебя в небо, опустишься ниже – буду бессилен.
- Да, да, поняла… – быстро отмахнулась Снежинка, – полечу украшать церковь! Я так и знала, что рождена радовать и блистать! Хорошо, что не все глупые Снежинки полетели сюда. Они бы не украсили, а только испортили праздник.

Места на куполах уже не было. Здесь сидели и стояли несколько миллиардов снежинок, а быть с ними в толпе как-то не хотелось.

- Я спущусь на елку. На нее больше смотрят и сильнее восхищаются! Может, и меня заметят! – сама себе кивнула Снежинка.

- Я спущусь на елку. На нее больше смотрят и сильнее восхищаются! Может, и меня заметят! – сама себе кивнула Снежинка.

Но и на елке места не осталось. Снегопад, который люди так ждали, расходился с каждой минутой, и развесистые лапы праздничного дерева уже гнулись под тяжестью рассаживающихся на нем Снежинок, каждая из которых хотела расправить свое платье и расположиться поудобнее.

- Елка – ерунда! Сесть на нее всегда успею! Ветер говорил, что поможет подняться. Потом позову его, а пока одним глазком гляну, что там, пониже.
- Эй, подружка!! Ты зачем падаешь?? Цепляйся за нас!!! Оставайся наверху!!! - услышала она крик сестренки, сидящей на краю еловой лапы.
- Да погоди, без тебя решу, - разозлилась Снежинка, - почему я все время что-то кому-то должна? Глупые вы! Те, что остались на куполах и крышах, не увидели елку, а те, что застряли на елке, не смогли разглядеть машины и людей… Я же хочу видеть ВСЕ!

Последние слова Снежинка сказала скорее для себя, ведь ее падение почему-то стало стремительней. А может быть, просто ветер перестал поддерживать Крестницу?

- Ахахахаха! Всем расскажу, что видела и как низко летала! - не унывала путешественница.
- Куда прешь? – жестко толкнула ее какая-то замарашка в сером оборванном балахоне.
- Эй, ты кто? И зачем меня замарала? – возмутилась Снежинка
- Я – зола. Родилась из выхлопной трубы, оделась в дорожную пыль. Живу вместе с родителями, братьями, сестрами и другим народом! Вообще-то мы всегда волочимся по земле, но сегодня я попробовала взлететь. А тут вы – падаете и падаете, только мешаете. Да и ветра нет. Обычно он, когда добрый, хоть немного вверх подбрасывает…
- А я вот вниз хочу… у вас интереснее, - неуверенно пролепетала Снежинка, понимая, что новая знакомая уже вцепилась в нее и со всей силы тянет к земле.
- Интереснее, интереснее, - невпопад кивала зола, - мы и ярче, и красивее. Можем быть серыми, черными, коричневыми. А вы всегда только белые и чопорные, при этом думаете, как бы платье не помять. Вас люди любят ровно до тех пор, пока вы парите на их уровне. А стоит опуститься в грязь и стать одним и нас, все брезгливо морщатся. Пеняй на себя! Раз уж я из-за тебя не взлетела, тогда ты со мной упадешь!!!

*****
Стоять было скучно и неудобно. К тому же Катя очень не хотела, чтобы ее красивое платье помялось. На дискотеке девочку уже ждали подружки, но мама почему-то никак не решалась отпускать дочь на первый взрослый вечер.

- Эй, подружка!! Ты зачем падаешь?? Цепляйся за нас!!! Оставайся наверху!!! - услышала она крик сестренки, сидящей на краю еловой лапы.

- Катюня, прошу тебя, быть умницей. Помни, низкое всегда манит сильнее, а чтобы вернуться наверх, порой не хватит и целой жизни.
- Мам, я поняла. Можно идти? Сапоги совсем намокли и замарались. И когда только снег успевает чернеть? Ведь с неба он падает белым? Смотри, под ногами уже целая лужа натаяла.
- Ничего, - грустно вздохнула мама, - вся грязь стечет в канализацию, а двор мы завтра расчистим. А ты иди… и будь с Богом.

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору