На главную
 
 
 

Севан
Автор: Анита С. / 29.07.2008

СеванOлеся была на вершине счастья. Закончилась школа. Ей скоро исполнится восемнадцать лет, и она сможет наконец-то выйти замуж за Арикa, несмотря на отговорки мамы. Он уже ждёт этого два года. А сегодня они с друзьями поехали на озеро Севан отпраздновать окончание школы, как положено молодым. На берегу мужчины разводили огонь, чтобы готовить шашлык, пили пиво и прикалывались друг над другом, а девочки, бывшие одноклассницы, млели под солнцем. Oлеся впитывала в себя каждый лучик солнца и нежилась на берегу озера.

Обратная дорога серпантином ускользала из-под колёс. Подвыпившие парни то и дело перегоняли друг друга на двух машинах. В туннеле обе машины начали громко и долго сигналить. Выехав, солнце больно ослепило глаза, и только был слышен гудок, но не их машины: огромный грузовик надвигался, как тяжёлая туча. Водитель грузовика тормозил изо всех сил, пытаясь хоть как-то смягчить удар. Машины скрежетом вцепились друг в друга. Oлеся выбилась через лобовое стекло и кубарем покатилась по дороге вниз.

Ей скоро исполнится восемнадцать лет, и она сможет наконец-то выйти замуж за Арикa, несмотря на отговорки мамы.

Скорая помощь неслась по дороге. Oлеся с кислородной маске лежала на носилках...

Эту ночь Арик хотел сделать для Олеси самую незабываемую и сказочную. Олеся же её очень ждала, но не могла скрыть едва улавливаемый страх. Он усыпал кровать лепестками красных роз, а на тумбочке зажёг разных размеров свечи. В воздухе витал аромат цветов. В комнате царила таинственность. Он нежно подхватил Олесю и уложил её на кровать, прямо на лепестки...

В больнице резко пахло спиртом. В палате было много медсестёр и врачей, пытавшихся помочь ей. Они ловко и быстро переложили её с носилок на койку...

Арик нежно и долго смотрел Oлесе в глаза. Его глаза излучали столько света, что Oлеся невольно прикрыла свои. Почти заигрывая, он отстегнул пуговицы джинсов, в которых она выглядела как маленькая девочка. Просунув руки в джинсы по бокам, он медленно снял их. Белые кружевные трусики закрывали маленький пушок волос. Он их снял тоже. Сатином покрытые пуговички её блузки она начала отстёгивать сама. Он ласково целовал её руки, потом снял с себя тенниску и посмотрел на Oлесю. Мраморное её тело излучало свет, а запах его сливался с ароматом зажжённых свечей. Какая она была красивая, белая, словно статуя...

Врач осторожно приоткрыл запёкшиеся от крови глаза Oлеси и ярким лучом света осмотрел зрачки. Старшая медсестра быстро прорезала ножницами джинсы и вынула их из-под Oлеси. Она потом прорезала тоненькие резинки трусиков и рубашку, которая просочилась кровью и теперь прилипала к телу, и также вынула их из-под тяжёлого и недвижного тела. Отбитая асфальтом, она была вся синяя и местами покрытая кровью...

Арик медленно повернул Oлесю на сторону и ловко отстегнул кружевное нижнее бельё. Еле дотрагиваясь кончиками пальцев, он медленно скользил по её позвоночнику. Дойдя до талии, он начал её целовать сначала вверх по пройденному пути пальцев, а потом её шею. Её тело извивалось от прикосновения его губ и рук. Губами он нежно отклеивал прилипшие лепестки роз с её тела, а потом целовал это место. Oлесино сердце часто билось от желанного и от неизвестного. Она дышала часто, словно в нехватке воздуха...

Он ласково убрал кудри её светлых волос со вспотевшего лба, улыбнулся и нежно поцеловал её в мокрый лоб...

Врачи осторожно перевернули Oлесю на сторону и руками изучали каждый позвонок в поисках перелома. Потом стали трогать руки, ноги и другие части тела опять же в поисках переломов. Тело её было покрыто крупинками асфальта, которые медсёстры пытались осторожно стряхнуть вместе с кровью. Её пульс был еле слышен. Дыхание было порывистым, пока врач не положил обратно маску с кислородом...

Oлеся тихо вскрикнула, когда он медленно вошёл в неё. Она услышала его шёпот: "Не бойся, всё будет хорошо, поверь мне". Губы нежно касались её уха, пока он шептал ей, а потом их губы сошлись, словно в медленном танце. Она стонала не от боли, а от наслаждения. Голова кружилась, и ей на миг показалось, что их тела парят над постелью в лёгкий такт его движений. Лепестки роз устроили свой танец под ними и медленно кружились, как снежинки, заигрывая с ветром перед тем, как опуститься на землю. Она стонала от удовольствия, от нежности, которая исходила от него. Она приняла его в себя, и они опустились на лепестки. Он ласково убрал кудри её светлых волос со вспотевшего лба, улыбнулся и нежно поцеловал её в мокрый лоб...

Oлеся пыталась издать какой-то звук, когда врач ей сказал: "Не бойся, всё будет хорошо, поверь мне". Медсёстры копошились вокруг неё. Мысли не складывались в голове, она словно витала над собой, пытаясь понять, что произошло. Врач убрал прядь её волос со лба и грустно посмотрел на неё...

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору