На главную
 
 
 

Петров день
Автор: Жимолость / 21.02.2008

Петров деньПервая наша романтическая встреча с Петей произошла в дремучем детстве. Мне было 4 года, ему 6 - толстенький мальчик в высоко подтянутых шортах и не по возрасту солидных очках. Вот я, очаровательная проказница, выбиваю у него из руки мороженое и убегаю вдаль по залитым солнцем дорожкам парка, а он, вместо того, чтобы бежать за мной, растерянно стоит с дрожащей нижней губой и, кажется, собирается зареветь. А вот моя мама смущенно прощается с его мамой и дома весь остаток дня разговаривает со мной очень сухо. Мда, не самые приятные впечатления.

Наши с Петей матушки были школьными подругами, вместе поступили в один институт, лелея общую мечту о славе современных Склодовских-Кюри и Ковалевских; а потом моя мама осталась преподавать в Москве, а Варвара, мама Пети, уехала в северную столицу, в один из научных городков, изредка выбираясь в столицу на конференции.

Вторая встреча произошла через десять лет, когда я и думать забыла о давнишнем детском инциденте в парке. Я вертелась перед зеркалом, когда меня окликнула мама:
- Маш, помнишь мою подругу тетю Варю из Питера? Они к нам в гости с сыном приезжают. Петюня выбирает, в какой вуз на следующий год поступать, может, здесь учиться надумает. Он умница, на медаль идет.

Пухлым Петя больше не был, он стал тощим, длинным и сутулым от постоянного сидения над книгами.

Мысли мои заскакали во вполне предсказуемом для юной особы направлении. Вот приезжает к нам Петюня, оставивший позади и толстые ноги, и очки, и дрожащую губу, - стройный, крепкий, с непослушными светлыми волосами, с задумчивыми глазами. Вот я распахиваю дверь, он ослеплен моей улыбкой и понимает, что учился так истово и не обращал ни на кого внимания потому, что с детства был влюблен в меня.

Когда я поделилась своими фантазиями с подружкой Лидкой, она меня высмеяла.
- Марусь, если он корпеет над уроками целыми днями, то очки скорее всего при нем.
- Ну и что, - упрямо сказала я. - Очки - это не страшно, может, он в них на Гарри Поттера похож.

Но Лидка оказалась права. Пухлым Петя больше не был, он стал тощим, длинным и сутулым от постоянного сидения над книгами. Очки в роговой оправе - подобные уже выкинул даже мой дедушка-фронтовик - восседали на Петиной физиономии, но отнюдь не роднили ее с остренькой мордочкой Дэниэла Редклиффа. Петя что-то буркнул и протиснулся мимо меня в квартиру (согласно собственному сценарию, я караулила у двери, чтобы распахнуть ее в нужный момент). Следом за Петей вплыла его мама - типичный синий чулок . Мама была непритворно рада их видеть и с визгом бросилась обниматься, а я с кислой миной - обломался принц! - поплелась в свою комнату.

Мамы пропадали целыми днями, гуляя по городу и вспоминая свое студенчество, а шефство над Петюней поручили мне. Общение не клеилось, например, я обожала МТВ, а Петя отобрал у меня пульт и целыми днями щелкал по каналам в поисках викторин. Всклокоченные дядьки в растянутых свитерах версии Пети в будущем, - жевали бороды, обдумывая заковыристые вопросы, а Петя ликующе выкрикивал ответы раньше знатоков, и обычно оказывался прав. Меня раздражала эта постоянная демонстрация интеллектуального превосходства, и я, нарочито чавкая и надувая пузыри, жевала жвачку и красила ногти.

Кульминация наступила, когда я собиралась на Лидкин день рождения, а мама заявила, что я должна взять с собой Петю. Я взвилась.
- Нет уж, я с этим тощим чучелом к друзьям не пойду позориться! Я и так всю неделю дома из-за него просидела! Я очень надеюсь, что он никуда тут не поступит, потому что видеть его не хочу на пороге нашего дома! Ни его, ни маму его стокилограммовую с этой ужасной хи… - «…мией» застряло у меня в горле, потому что я увидела мамин взгляд поверх моего плеча. В лучших традициях ситкомов Петя и его мама стояли в дверях комнаты, и от выражения их лиц скисла бы даже свежайшая сметана. Я выскочила из квартиры, а когда вернулась, на вешалке не было серой Петиной ветровки, и видавшие виды лодочки его мамы не стояли у двери.

- Нет уж, я с этим тощим чучелом к друзьям не пойду позориться! Я и так всю неделю дома из-за него просидела!

Прошло еще несколько лет, тема Петюни и Питера в нашем доме больше не всплывала. Я училась в институте и числилась стажером на развлекательном телеканале. Жизнь моя была беззаботна и прекрасна.

Гром прогремел внезапно. Мама моя, до недавнего времени бывшая с компьютером на холодное «Вы», вдруг взялась прытко осваивать Интернет, завела себе электронную почту, аську и аккаунт на однокашниках.ру. О вновь обретенных институтских друзьях я в последнее время слышала почти ежедневно.

- Машунь, иди сюда, посмотри! - я вздохнула, оторвалась от журнала и пошлепала в родительскую спальню любоваться на фотку очередного лысеющего Вовку с первой парты. Однако все оказалось куда хуже - мама тыкала пальцем прямо в монитор, на электронное сообщение. - Все хорошо Петенька хорошо учится, думает насчет Москвы.
- Нет, нет, нет, - заговорила я, - мама, только не говори, что ты хочешь пригласить к нам Петю, я не вынесу этого опять! Что ему неймется? Академик фигов!
- Маш, - укоризненно проговорила мама, - со мной Петина мама после той твоей выходки вообще общаться отказывалась, а тут сама нашла меня и написала. Я не могу ей отказать.

Хорошо, хоть жить Петенька собирался не у нас - в очередном письме его мама предупредила, что с квартирой Пете обещался помочь какой-то приятель.

Петя забежал навестить нас прямо с вокзала. Когда тренькнул дверной звонок, сердце у меня неприятно ёкнуло. Петя изменился, из мальчика-отличника получился нахальный, ироничный парень со взъерошенными волосами и в стильных очках. Мама заметалась по дому, не зная, чем занять гостя, а мы с Петей сидели на кухне вдвоем и в напряженном молчании пили чай.

С удивлением я узнала, что учился Петя отнюдь не на ботанской специальности - оказывается, он получил высшее образование в сфере масс-медиа и приехал в столицу искать работу. Ничего, город большой, утешала я себя, и напрасно. Уже через несколько дней я увидела Петю на проходной. Как удалось узнать в курилке чуть позже, симпатуля в очках (симпатуля?!) приходил на собеседование в офис крупного медиахолдинга, куда я в свое время даже не стала соваться, и настолько понравился руководству, что его взяли сразу на должность куратора нового проекта.

Ничего, город большой, утешала я себя, и напрасно. Уже через несколько дней я увидела Петю на проходной.

Меньше чем через месяц все девушки в курилке щебетали только о Пете. Тут он предложил оригинальное решение, тут уместно пошутил, тут отпустил домой сотрудницу, у которой заболел ребенок, и сам доделал ее работу. Вроде бы у святого Петра даже появилась зазноба, с которой он регулярно встречается, но, кто она, блондинистые штирлицы не знали, говорили только, что она работает в этом же здании. От петрофилии у меня начала болеть голова, и с горя я бросила курить. Сам шестикрылый карьерист мне попадался в коридорах очень редко, буркал приветствие и пробегал мимо. Какие мы занятые.

А у меня на работе все было как-то рутинно, серо, я не знала, куда мне двигаться дальше и в каком направлении расти. Накатила депрессия, казалось, что вокруг кольцо охотников, которые теснят меня к красным флажкам. Я скучнела и бледнела на глазах.

- Доченька, что-то ты иссохла совсем, - заметила заботливая мама, подкладывая варенья на блюдце, с минуты на минуту должен был придти дорогой гость Петя. - Может, тебе с Петей сходить куда-нибудь?
- Делать мне больше нечего, - я от возмущения даже подавилась чаем. - К тому же у твоего драгоценного Петюни появилась девушка, скоро, наверное, к нам приведет. У нас весь офис плачет навзрыд.
- Девушка? - недоуменно вскинула брови мама. - А Варя мне ничего не писала про это. Кстати, недавно только с ней вспоминали, как мы мечтали, чтобы вы с Петей поженились Ну, знаешь же, все подруги надеются, что их дети полюбят друг друга и можно будет породниться.
- Чегоооо? И даже забудьте думать! Смотри, Пете этого не скажи, его стошнит твоим же борщом! До чего же все-таки мамы порой бывают вероломны!
- Почему это? - удивилась мама. - Петя все время мне говорит, что ты хорошая, только ветер в голове. Он вообще, по-моему, страшно переживает, что вы не можете никак подружиться.
- А он бы язвил поменьше! - начала я, и тут в дверь позвонили.

- Так. Нам надо поговорить, - решительно начала я, и мама немедленно испарилась из кухни. Петя невозмутимо опустошал тарелку и только чуть приподнял брови в знак того, что изволит меня слушать.
- Почему тебя так много вокруг меня? - страдальчески продолжила я. - Ты получаешь ту работу, о которой я не смею даже мечтать; ты нравишься моей маме, которая всех моих друзей просто вежливо терпит; тебя находят симпатичным мои подружки! За что мне это? Я понимаю, что когда-то тебя обидела, но неужели нужно мстить мне через столько лет? - тут мой голос драматично дрогнул, и я замолчала. Молчал и Петя, сосредоточенно стряхивавший с ложки останки капусты.

Сам шестикрылый карьерист мне попадался в коридорах очень редко, буркал приветствие и пробегал мимо. Какие мы занятые.

- Первое. Насчет работы, - наконец сказал он. Мне в проекте потребуется помощник, который разбирается в развлечениях, я, в принципе, хотел тебе это в понедельник предложить в официальной обстановке, но раз уж тут речь зашла…
- Ты это делаешь, чтобы мамам было приятно? - напрямик спросила я. - Типа, мы будем хотя бы работать вместе, раз уж откровенно провалилась идея с родством.
- Второе, - перебил меня Петя и замолчал. Молчал он, наверное, секунд сорок, потом снял очки и впервые за все время прямо посмотрел мне в глаза, без тени насмешки. - Насчет мам. Что за идеи посещали их, когда мы с тобой еще бегали без штанов, дело их.

«Вот, черт побери, а я уже готова была признать, что он и правда симпатичный!» - мелькнула у меня предательская мысль. Мелькнула и тут же исчезла.

- Но, - продолжал тем временем Петя, - я должен тебе кое в чем признаться. Моя мама считает Интернет пустой тратой времени и никогда не сидит на сайтах однокашников. Это я общался с твоей мамой. Искал твою анкету, а нашел ее, ну и как-то спонтанно план родился.

У меня пропал дар речи.
Петя усмехнулся, протянул через стол руку и накрыл мою ладонь своей.

- Очень сложно найти ключ к девушке, которая уже в четыре года не боится делать первый шаг. А ты не знаешь, как на него ответить, и потом мучаешься почти двадцать лет. Ну чего ты молчишь? А то я не понял, зачем ты тогда выбила у меня мороженое!

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору