На главную
 
 
 

Бумажная дорога
Автор: Таня Асулин / 10.01.2008

Бумажная дорогаВ школу журналистов Тома хотела попасть давно. Объявления о наборе туда печатались каждый сентябрь в местной молодежной газете.

Но осенью десятого класса надо было думать об аттестате и поступлении в институт.
Осенью первого курса строительного - донимали чертежные работы и задачи по ненавистной начерталке. В начале второго курса Тома отчаянно влюбилась в обаятельного раздолбая по прозвищу Кузя, и ей стало не до журналистики.

К третьему курсу Кузя женился "по залету" на девушке с параллельного потока, а у Томы завелся положительный, тихий и несколько занудный поклонник, с первой же встречи получивший кличку Гусенок.

Вот тут-то очередное объявление о приеме в школу журналистов снова мелькнуло на страницах "молодежки".

Сдача лабораторных и зачетов у Томы шла по накатанным за два года рельсам, освободить два вечера было нетрудно, а верный Гусенок горел желанием провожать ее от издательства до самого дома.

Вот тут-то очередное объявление о приеме в школу журналистов снова мелькнуло на страницах "молодежки".

На первом занятии будущие журналисты (в основном десятиклассники), жаждущие славы и публикаций, не поместились в кабинет редактора. Но через пару недель толпа поредела. Спустя месяц осталось человек десять, среди которых Тома совершенно затерялась благодаря маленькому росту и невыразительной внешности. Никто и не подозревал, что она уже третьекурсница.

После серии довольно скучных теоретических занятий, которые проводил зав. отделом по идеологии, Тома уже собиралась тихо исчезнуть. Похожей бредятины ей хватало и на институтских семинарах по научному коммунизму.

Но перспектива идти с Гусенком на фильм "Агония" ее не прельщала, и в следующий вторник она снова сидела в накуренной редакции. Речистый идеолог был в командировке, и молодыми дарованиями занялась бойкая студентка университета, работающая в отделе писем.

- Не будем тянуть кота за хвост, - энергично начала Света. - Все знают, что для подачи документов на факультет журналистики необходимо три-четыре публикации?
Народ печально согласился.
- Ну, вот и действуйте! Получите тему: "Делать жизнь с кого". Романов и стихов писать не надо. Четырех-пяти страничек будет вполне достаточно. И, пожалуйста, пишите разборчиво. Пожалейте мои глаза! - и Света подергала за дужку очки с толстыми стеклами.

Тома возвращалась со встречи озадаченная. Рядом монотонно чирикал Гусенок, а она думала, что ни с кого делать свою жизнь не хочет, а учиться на чужих подвигах и чужих ошибках считает глупостью.

Дописав и дважды перечитав свой опус, Тома почесала за ухом кота и замазала "штрихом" название темы.

Не дослушав очередной истории из гусиной армейской службы, она распpощалась с достойным кавалером у аптеки и пошла через двор одна.

Дома Тaмаpa включила настольную лампу, под которой немедленно развалился нахальный кот Пиночет. Вырвав из середины общей тетради несколько двойных страниц, она привычно отпихнула тощий полосатый хвост и крупно вывела на чистом листе название темы. И глубоко задумалась. Через некоторое время Тома встряхнулась, схватила ручку, и белая поверхность в еле заметную голубую клеточку стала заполняться мелким убористым почерком. Буквы налезали друг на друга, словам было тесно, они выпрыгивали из строки и громоздились на полях.

Только писала она хоть и быстро, но совсем не то, что требовалось. Скрытое раздражение на незадачливого ухажера и явное желание поехидничать родили на свет абсолютно неожиданный текст. История ее знакомства и вероятного расставания с Гусенком была изложена небрежно-иронично, с хлесткими сравнениями и неоднозначными выводами.

Дописав и дважды перечитав свой опус, Тома почесала за ухом кота и замазала "штрихом" название темы.
- Вот уж действительно: начала с чистого листа, - подумала она довольно. - Прозвище главного героя менять не буду, пусть остается Гусенком...

Через несколько дней, дав листочкам отлежаться, Тома еще раз перечитала рассказ, поправила несколько двусмысленных фраз и понесла это безобразие в редакцию.

- Надо было бы хоть переписать начисто, - с запоздалым раскаянием вспомнила она, передавая свое исчирканное творение Свете, заваленной конвертами и гранками до кудрявой макушки.

- Послушай, Гусенок тебя убьет ,- утирая слезы кухонным полотенцем, прорыдала мама. - Ты же его на весь город ославила!

Видимо, бывалая сотрудница отдела писем встречала и не такие рукописи. Без удивления она взяла замурзанный исправлениями текст и положила его в папку с надписью "Школа молодого журналиста".

- На следующем занятии будем обсуждать. Не опаздывай! - предупредила Света, продолжая тарахтеть на допотопной пишущей машинке.

Но в ближайший вторник очередь до Тамариного изделия не дошла. Потом она свалилась с ангиной и проболела недели две, а дальше надо было догонять пропущенные занятия в институте.

Утром 1 февраля Тома проснулась от громкого заливистого хохота. Веселое ржание доносилось с кухни. В пижаме прошлепав туда, она обнаружила собственную мать с чашкой кофе, читающей субботний выпуск "молодежки".

- Послушай, Гусенок тебя убьет ,- утирая слезы кухонным полотенцем, прорыдала мама. - Вот прямо килограммовую гирьку возьмет и прибьет... ты же его на весь город ославила!

В маминых словах про гирьку был свой резон. Студент финансового института, Гусенок на каникулах подрабатывал продавцом в овощном киоске.

- Ну, не все же знают его прозвище, - неуверенно протянула Тома, через стол заглядывая в газету. Ее сочинение напечатали дословно, без единой поправки. Разворот был посвящен теме "Семья и брак", и в центре страницы, как гвоздь в ботинке, торчал рассказ о незавидной судьбе влюбленного Гусенка.

На вторничной встрече в редакции Тамара принимала кислые поздравления от будущих абитуриентов журфака. Только от Светы она услышала искренние слова.

- Ты молодец! Заметку отметили на летучке. Обратила внимание - ее даже не правили. Нечего там было исправлять

- Ты молодец! Заметку отметили на летучке. Обратила внимание - ее даже не правили. Нечего там было исправлять, кроме почерка. Только название мы свое дали, но тут уж ничего не поделаешь. Сим-Сим обожает придумывать названия!

- Да, кстати, - продолжила Света. -У меня есть интересная подборка писем. Соседи ссорятся уж который год, и в свою склоку включили весь дом. Завалили нас сообщениями с поля боя. Хочешь почитать? Полчаса истерического смеха гарантирую.

Следующий материал Томы вышел под многообещающим названием "Вот приедет барин...".

К лету в ее личном архиве лежала статья о фарцовщиках, фельетон о закрытом на вечный ремонт студенческом клубе и репортаж о милицейском рейде по отлову пьяных водителей.

В редакцию Тома теперь заходила, не путаясь в дверях без табличек, а ее фамилия, набранная жирным шрифтом, получила приятное сопровождение: "Наш внештатный корреспондент".

Придя в конце июня в издательство за очередным "письмом, позвавшем в дорогу", Тома была вызвана к главному.

Семен Семенович, которого сотрудники звали "Сим-Сим" за способность проникать в любые двери, сидел на краю редакторского стола и набивал трубку.

- Ну что, голуба, оформляй альбом с публикациями. Заверим твои подписи и дадим рекомендацию для поступления.
- Так я уже студентка, - смущенно пробормотала Тома. - Закончила третий курс строительного...
- В самом деле? Очень жаль, - задумчиво пророкотал Сим-Сим, округляя рот бубликом и пытаясь пускать дым кольцами. - Пишешь живенько, грамотно. Изящно - я бы даже сказал. Ну подумай, подумай. Оставить все и начать с чистого листа никогда не поздно.

- Заново сдавать экзамены... и еще английский - я его никогда не могла толком осилить, - отнекивалась Тома...

- Да бросай ты свою богадельню, - вторила шефу Света в тесной комнатушке отдела писем. -Учиться на журфаке - это такой кайф. Работы, правда, потом никто не гарантирует.
- Заново сдавать экзамены... и еще английский - я его никогда не могла толком осилить, - отнекивалась Тома, с ужасом вспоминая вступительную нервотрепку три года назад.

Домой Тамара шла в растерянности. Не то, чтобы ее так уж пугали предстоящие экзамены в университет. Что, сочинение она напишет на двойку? Или завалит историю с иностранным? Конечно же, нет. Но почему-то казалось ужасно жаль оставлять свой привычный институт, в котором прошли три не самых худших года ее жизни. Еще жальче было распроклятую начерталку, оставленную позади, и экзамен по сопромату, сданный с первого раза на твердую четверку.

Мама, закончившая в свое время физфак университета, тоже не внесла ясности в ситуацию.
- Хочешь рискнуть? Попробуй, я тебя отговаривать не буду. Но сколько у меня перед глазами гуманитариев, которые сидят приемщицами в химчистках или перебиваются грошовыми подработками. А техническая профессия - это гарантированный кусок хлеба тебе и твоим детям.

- Мама, какие дети? Я и замуж-то не собираюсь. Не за Гусенка же выходить, - отмахнулась Тома и вспомнила, что благородный Гусенок счел за честь оказаться героем газетной публикации. Летом он, сменив гирьки на форму проводника южных поездов, обещал довезти Тамару до Симферополя зайцем и даже устроить у знакомого ялтинского деда на постой.

"Никуда я из своего болота не денусь", - грустно подумала она и пошла перетряхивать летние наряды.

В середине сентября она позвонила Свете, чтобы поздравить ее с днем рождения. После пожеланий и восклицаний та спросила Тому, как дела.

- Будет, будет, шашлык из тебя будет, - невпопад бормотала Тома, накалывая чистый лист ватмaна на доску.

- Все в порядке, учусь на четвертом курсе, - бодро отрапортовала Тамара. - Уже курсовик по водоснабжению ждет.
- Может, ты и права, - помолчав, ответила Света. - Во всяком случае, писать тебе никто не запретит и не помешает. Заходи в редакцию, когда сможешь. Попадется интересное письмо - оставлю тебе. Да, ты знаешь, Сим-Сима сняли. За сочувственную статью о крымских татарах. И еще неизвестно, кто главным будет...

- Будет, будет, шашлык из тебя будет, - невпопад бормотала Тома, накалывая чистый лист ватмaна на доску.

Остро заточенные карандаши, угольники и линейки - этот мир параллельных и перпендикулярных линий никогда не подведет. В нем нет идеологических капканов и политических зигзагов.

- Что там у меня? План насосной станции, первый этаж. Чистая вода нужна всем - и писателям, и читателям.

Тома включила магнитофон, под музыку ей всегда лучше чертилось.
- It is the road to Hell, - запел приятный мужской голос.
- Дорога в ад, говорите? - Тамара смахнула крошки от ластика и пригляделась к чертежу. - Дорога в ад вымощена благими намерениями. А у меня - только ватман. Так что моя дорога - бумажная. А куда она приведет? Посмотрим...



 

Ваше мнение 22  

Оставить комментарий
  • Юлечка / 28 янв 2008
    Жаль,что разум победил... Но в общем жизненно)
  • браво! +
  • Alter ego (Москва) / 14 янв 2008
    как всегда приятный язык. но изюминка рассказа видимо потерялась при пересылке. махонький плюсик
  • Как то очень грустно... Разум и чувства :-) Плюс
  • Ну, пардон / 12 янв 2008
    Не договорила. В общем, муж - не утенок. Да и я - лучше с цепи не сопускать. НО!!! работа должна буть - которую любишь. А там - и деньгА придет. Хороший рассказ,. За жисть. Удачи, автор.
  • Осилила со второго раза. <It is a highway to hell! >... осталась песня в голове после прочтения :)
  • Легкий, приятный, грамотный рассказ. Есть шероховатости, но в общем - несомненный плюс.
  • Рассказ неплохой. Мне мало что нравится у этого автора, но именно этот рассказ задел. Уж не знаю чем, но задел. +++
  • Классно. Мне очень понравилось. Читается на одном дыхании. Фраза про "веселое ржание" мамы-это нечто!!! Спасибо автору. Плюс, конечно.
  • Хотела уточнить у автора, правильно ли я поняла, и все ли читающие поняли: Что героиня рассказа не совершила смелого поступка- оставить "проторенную дорогу" строительного интститута и чертежи, и не стала талантливым журналистом? То бишь выбор то она сделал в сторону "синицы в руках"... судить её тут в общем-то не за что... но и восхищаться тоже нечем...
  • Audacia (Таллин) / 11 янв 2008
    В одном единственном местечке запнулась м... СПАСИБО!
  • здорово, плюсище))
  • обычно с удовольствием читаю рассказы этого автора, но этот не зацепил абсолютно.
  • Понравилось. Спасибо за рассказ.
  • Отлично
  • прямо как глоток воды. так легко читается, что хочется еще... замечательно!
  • Тортила (Подольск) / 10 янв 2008
    Сразу узнала стиль, легкий язык и живые образы. Хорошо, Таня, мне очень понравился рассказ. Вот теперь буду думать, куда героиню приведет ее бумажная дорога...)))))
  • Замечательный рассказ! Прочла с огромным удовольствием несколько раз.Хороша идея рассказа,дающая возможность задуматься многим,выбирающим свой путь в жизни. Отличный, грамотный язык. Чётко очерчен характер героини. Думающая,настойчивая.Даже завидно стало, что есть такие люди! И всё это ощущаешь, благодаря мастерству автора. И концовка рассказа многообещающая. "Дорога в ад вымощена благими намерениями. А у меня-только ватман. Так что моя дорога-бумажная. А куда она приведёт? Посмотрим..." Классно!!! Ясно, что такая героиня добьётся своего в жизни! Автору РЕСПЕКТ!!!! И огромный ПЛЮС!
  • Санди (Астана) / 10 янв 2008
    Написано легко и задуматься заставляет. Не о бренности мира, конечно, но все же.. Плюс!
  • N_Melamori (Москва) / 10 янв 2008
    Татьяна, браво.Понравилось.Плюс от меня.
  • Мне понравилось :) Легко, непринужденно, жизненно... Есть над чем подумать, да призадуматься... Лучше жалеть о сделанном, чем о том, чего мог сделать, да не сделал!
  • И так хорошо / 10 янв 2008
    Молодец, авторр! Во-первых, за полезность рассказа чрезвычайную. Пусть почитают те, кто свою жизнь, как часовой механизм заводит и дальше идёт бездумно. Чертят, вместо того, чтобы писать (или наоборот), замуж за скучных гусят... Зато всё гладенько и как у всех. А то что внутри пусто, так не один я такой. И всё, и гаснет искра. А искра погасла, это, как в авто, прикурить уже трудно. И лень. Ну, и язык замечательный: ровный, отлично передающий динамику (когда человек горит и когда затухает). Плюс, безусловный
Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору