На главную
 
 
 

История о моем отце
Автор: Семен Грелаев / 25.09.2003

отецМои родители развелись, когда мне было шесть лет. Мне было трудно понять отчего, когда я захожу в комнату, они внезапно прекращают разговор - мама начинает смотреть в окно, а папа поджимает губы, как человек, который отчаялся объяснить словами какую-то очень простую вещь. Мы даже гуляли не так, как раньше, втроем, взявшись за руки. Теперь я принадлежал кому-то одному - либо я шел впереди с мамой, а отец молча курил, следуя в десятке шагов за нами, либо, если он при выходе на улицу успевал к моей руке первым, мама шла немного в стороне, вороша узким носком сапога кучки приготовленных дворниками к сожжению желтых листьев. Был октябрь.

Затем в один из дней папа ушел. Просто так. Забиравшая меня из садика мама выглядела немного взбудораженной - застегивая на мне курточку, она, не давая мне сказать ни слова, торопливо поведала новости - папа уехал, мы больше не будем жить все вместе, но ты не расстраивайся, теперь уже все будет лучше. Торопясь к автобусу (мама тянула меня за руку так, что мне казалось, что моя левая рука становится длиннее), мама продолжала меня успокаивать и уверять в том, что скоро наша жизнь волшебным образом изменится. Странно, ведь я не сказал ей ни слова. Даже не заплакал. В голове у меня пульсировал семафором один вопрос - как без папы может быть - лучше?

Квартира опустела. Исчез папин радиоприемник "ВЭФ", на обувной полке освободилось место, которое раньше занимали папины сапоги и офицерские ботинки, поредели книжные полки. Наши вечера изменились. Теперь едва ли не каждый вечер к маме приходили подруги. Я играл с пластмассовыми гэдээровскими ковбоями и индейцами, читал "Маленького оборвыша", смотрел по телевизору французское кино "Остров капитана Немо" (его показывали двадцатиминутными отрывками в конце "Очевидного-невероятного"), а мама сидела на кухне с тетей Зиной. Или тетей Катей. Или тетей Людой.

Они пили болгарское вино "Медвежья кровь", варили индийский кофе из банок с красивой индийской богиней, оставляли на кухне полные окурков от "Стюардессы" пепельницы и тарелки с свернувшимся пергаментом голландским сыром и потекшей жиром "сухой" колбасой. Иногда включали музыку - маме нравился Юрий Антонов, а тетя Люда приносила записи "Чингисхана" и "Аббы". Засыпая в своей комнате, я иногда слышал, как мама плачет.

Папа стал приходить к нам в ноябре. Каждую субботу в три. Ожидая меня, он неловко топтался в прихожей, стряхивая на палас снег с фуражки. Он не говорил с мамой - только здоровался и оговаривал время, когда приведет меня обратно. Папа переминался с ноги на ногу, смотрел почти все время в пол и явно не знал, куда деть свои руки - он поправлял портупею, мял в руках перчатки, застегивал и расстегивал верхние пуговицы на шинели, медные, со звездой. Я видел, что он чувствует себя не в своей тарелке. Впрочем, как и мама. Мне казалось, что если я возьму папу за руку и подведу его к маме, и возьму маму другой рукой, и попрошу их помириться, всё станет как раньше. Папа усмехнется краем губ, мама заливисто засмеется и мы по первому снегу побежим вприпрыжку к остановке семнадцатого автобуса, чтобы успеть к одиннадцатичасовому сеансу в кинотеатр "Юность", на "Месть и закон". Но я так и не решился этого сделать.

Мы с папой гуляли молча. Он всегда выдумывал какой-нибудь план действий - привычка военного. Мы ходили в кино и в кафе-мороженое, покупали билеты на гонки по вертикали в заезжем чехословацком цирке и смотрели сказку "Волк в библиотеке" в местном ТЮЗе. Часто, в кинозале или зоопарке, я хохоча поворачивался к нему - папа, смотри! - и видел, что он не обращает внимания на то, что происходит на экране или в клетке медведей. Он просто смотрел на меня и грустно улыбался в ответ на мой мальчишеский восторг.

Папа держал меня за руку крепко, но нежно. Подстраивался под мой шаг, сменяя чеканную походку офицера на неторопливую поступь обычного отца, штатского, который просто вышел погулять со своим шестилетним сыном. Мама всегда тащила меня за собой, энергичная, целеустремленная, быстрая. Когда мы уже подходили к дому, отец останавливался, немного приседал, чтобы оказаться со мной лицом к лицу, и, поправляя обвернутый вокруг моей шеи клетчатый шарфик, негромко говорил:
- Сын, - он почти никогда не называл меня по имени. Только "сын". Или, иногда - "сынок", - Береги маму. Слушайся её. Она хорошая. Тебе очень повезло с мамой.
Или:
- Сын, больше читай. Скоро тебе в школу, я не хочу, чтобы меня вызывали на собрания. Вот я тут тебе приготовил книжку, - улыбаясь, папа протягивал мне томик с нарисованными на обложке мальчишками. "Приключения Тома Сойера", читал я, "Детгиз", 1978 год. - Всегда ищи ответ в книгах, сынок. Книги научат тебя, как стать честным и сильным, как стать настоящим человеком. Сомневайся в том, что тебе говорят учителя, друзья во дворе, соседи - не сомневайся только в книгах.

Потрепав меня по голове, "ну, беги", папа разворачивался и быстро шел в сторону остановки, а снег падал на его серую шинель, припорашивая погоны с майорской звездочкой. Мне хотелось побежать к нему, обхватить его за ноги, и прижаться к нему, и вдохнуть такой знакомый и родной его запах, запах формы и гуталина, папирос и кожи, и закричать в его шинель: "Папа, не уходи! Мне плохо без тебя, папа! Я хочу, чтобы все было как раньше!". И зареветь, пачкая слезами и соплями серую безупречность офицерской шинели, и облегчить свою боль, ощущая на плечах сильные отцовские руки.
Но я просто стоял и смотрел, как он уходит, и снежинки таяли в бегущих по моим щекам слезах. Все было обидно и неправильно.

В первую неделю декабря мы с папой пошли в кино. Это был очень веселый фильм - "Фантоцци против всех". Я громко смеялся, а когда Фантоцци сел на велосипед без сиденья, смех задушил меня - я держался за живот, из моих глаз текли слезы, и я пропустил следующие три минуты фильма - так мне было смешно.

Когда мы вышли на улицу, я все повторял: "Пап, пап, а как он говорит - Я буду есть, а вы будете смотреть! Я буду есть, а вы будете смотреть! Умора, правда?"
Папа слегка улыбался и выглядел грустнее, чем обычно. Он был в штатском - мне непривычно было видеть его в черном пальто и шляпе вместо обычных шинели и светло-серой шапки с кокардой.

Когда мы шли по парку - на Украине темнеет рано, в шесть часов вечера уже ночь - я вдруг услышал: "Э, мужик, стоять, сигарет не будет у тебя?". Поворачиваясь на ходу, я увидел, как в свете фонарей, через медленно падающие снежинки, к нам сзади подбегают двое, нет, трое мужиков. Они были моложе папы - лет по двадцать-тридцать наверное, с длинными волосами и в клешеных джинсах.
- Сынок, не оборачивайся, идем быстрее, шпана, не обращай внимания, - тихо произнес папа и ускорил шаг.
- Э, ты че, я не понял, я кому сказал стоять, - раздалось уже за самой моей спиной.
Папа остановился, повернулся назад, и тихим голосом - я никогда не слышал, чтобы папа разговаривал так тихо - ответил:
- Ребята, у меня только папиросы, я могу вам дать одну.
Парень, который подходил к нам, ухмыльнулся, засунул руки в карманы джинсов, прохрипел носом и сплюнул папе под ноги желто-зеленую соплю. Она упала в десяти сантиметрах от папиных ботинок и сразу стала покрываться тающими снежинками.
- Я те русским языком сказал - стой, х… ты сразу не остановился, - парня покачивало, и пахло от него, как от сантехника дяди Коли с четвертого.
- Не ругаться при ребенке! - от того, что папа резко повысил голос, двое парней, подбежавшие к первому, даже немного отодвинулись.
- А ты чё, борзый, что ли? И чё ты мне сделаешь? Табаком из папиросы в глаз попадешь, как с плювалки? - парни загоготали.
- Ты, б…, интеллигент х…в, быро дал сюда кошелек. Или ты так не понимаешь? - парень засунул руку в задний карман брюк. И оставил её там.
- Бля, давай по-хорошему, а то тебя щас попишем и вы…дка твоего.
Второй парень быстро подошел ко мне с боку и схватил за шиворот. Папа перехватил его руку и тогда тот, с рукой в кармане, вытащил нож и сунул его папе в лицо.
- Стоять с…а, кому сказал.
- Хорошо. - папа приподнял руки. - Сына отпустите. - и полез рукой во внутренний карман.
Папа посмотрел на меня искоса и сделал едва заметный жест глазами - беги, мы так все время делали, когда бегали наперегонки в парке. Но я не мог. Я весь дрожал, мне казалось, что кто-то очень большой и злой взял меня за сердце узловатыми корявыми руками и держит на месте, не давая ступить и шагу. Доставая кошелек, папа уронил его на снег.
- Ты чё, поднял, гад, - закричал тот, который с ножом, и папа наклонился, и выпрямляясь, схватил его за руку с ножом, а второй рукой резко ударил куда-то под голову, в шею, и парень квакнул, поперхнувшись, его голова дернулась, ноги повело, и он стал падать назад.
Папа повернулся к тому, который держал меня и замахнулся кулаком. Я почувствовал, как державшие меня руки ослабли, и заорал: "Папа! Сзади!", - но было поздно, потому что третий из напавших на нас схватил папу руками за шею и стал душить его сзади, заваливая на себя. Папа обхватил его за руки, резко присел, и перебросил через бедро на землю.
Я понял, что сейчас все будет очень плохо. Папа не мог разделаться с повисшим на нем парне, а второй в это время достал что-то из кармана куртки, щелкнул кнопкой, и с ножом в руке дернулся к папе. Я прыгнул на него сзади, и обхватил его за ногу, и вцепился зубами в твердый синий коттон джинсов. Мне уже не было страшно - не трогайте моего папу, не трогайте моего папу.
Когда он двинул меня по голове рукой с зажатым ножом, я ощутил удар, меня как будто хлестнули по лбу электрической плетью, и что-то теплое побежало у меня по лицу. Посмотрев вниз, я увидел, как густые капли крови падают на снег прямо из меня. Мне даже не было больно, только как-то… странно. Как будто мне все снится.
Лежа на снегу - кровь текла из моего лба в белое, и впитывалась, текла и впитывалась, я видел, как папа выбивает ударом ноги нож из руки нападавшего, как он обхватывает его руками за шею и резко, с хрустом, поворачивает её по часовой; как он поднимает нож и бьет им в живот второго; как он подходит к третьему и, пока тот не успел заорать, взмахивает рукой с зажатым ножом у того перед лицом, и как сразу за папиной рукой брызгает красная струйка, как летом из поливального шланга, когда он рвется, и дядя Коля-сантехник обматывает место разрыва синей изолентой. Как папа подходит к отползающему с красным следом по снегу верзиле и берет его за волосы, и оттягивает на себя голову, и коротко проводит рукой под горлом, так, как он это делал, когда мы ездили в Ивановку за грибами. Как папа оттирает нож снегом, затем снятым с одного из парней шарфом, как он отбрасывает далеко, в снег, нож, и идет ко мне, и поднимает меня на руки, и говорит, что все будет хорошо, и просто царапина, и доктор обработает йодом и зашьет, и будет совсем не больно - ну, только чуть пощиплет.

В больнице папа сказал, что я напоролся лбом на натянутую в лесу проволоку. Врач предложил папе сделать мне наркоз - восемь швов, все-таки. Папа сказал, что его сын выдержит. И я выдержал. Только потом, когда папа на руках нес меня к дому, я заплакал, уткнувшись носом в его плечо. Я плакал, и не мог остановиться, а папа похлопывал меня по спине, и говорил, что ничего, сынок, все будет хорошо, все будет хорошо… Когда мы подошли к дому, он поставил меня на ноги, и слегка присел, чтобы оказаться со мной лицом к лицу:
- Сын. Это была шпана. Быдло. Мусор. Не люди. Хуже - когда промолчать. Хуже - спрятать глаза и пройти. Хуже - не заметить и уверять себя через три минуты, что не надо связываться, правильно, что отдал. Всегда наказывай наглость. Всегда карай быдло. Помнишь, по телевизору, дядя Миша Ножкин пел "Добро должно быть с кулаками". Иногда с ножом, сына… Иногда с ножом.
Я смотрел на него, и в горле у меня ходил комок от гордости, от того, что мой папа - настоящий герой, как Зорро, как Виру и Виджай, как Штирлиц. И папа - зачем же ты говоришь мне все это, ведь я тебя люблю, ведь ты поступил как герой, ведь вот так - и надо делать, ведь этому и учат все на свете книжки…

Я больше не видел папу. Через два дня он уехал в Монголию, в Чойбалсан. Его перевели давно, он не решался мне сказать об этом. Через два месяца папа умер от пневмонии - он простудился, когда грузовик с солдатами ушел под лед, а он помогал им выбираться - одному, второму, третьему, всем. Мы не приехали на похороны - мама занималась переездом в Свердловск, где я прожил следующие девятнадцать лет.

* * *

Портрет отца висит на стене рядом с моей кроватью. Улыбаясь, он смотрит на меня лейтенантом из далекого 1969-го. Я прячу взгляд. Мне случалось в жизни - промолчать, пройти. Я не связываюсь. Я бескулачное добро. Когда папа умер, ему было тридцать три, как мне сейчас. Но мне кажется, я уже никогда не стану таким взрослым, таким настоящим, как был он.
Часто я просыпаюсь ночью, мокрый от слез и пота, и выныриваю из сна, где я закричал-таки: "Папа, не уходи!", - и догнал его, и он поднял меня на руки, и засмеялся, и глаза сощурились добрыми морщинками: "Ну что ты, сынок… Конечно, не уйду…"



 

Ваше мнение 333  

Оставить комментарий
  • жизненный рассказ, мне понравился, но вот это - на Украине темнеет рано, в шесть часов вечера уже ночь - это никуда не лезет. А в Росии как? Ночей нет вообще???? Или там не темнеет??
  • Payday Loan / 19 мар 2006
    Веры нице анд информативе вебсите.
  • Еур сите из реалы веры интерестинг. хттп://ввв. бигневс. сом
  • Евгения / 23 мар 2004
    Слезы, слезы, слезы
  • Отличный рассказ, и совершенно правильное поведение отца - убивать всех - чтоб не сидеть хорошему человеку из-за этих подонков.
  • Натка / 18 фев 2004
    Спасибо! должны быть такие папы- Мужчины!
  • Сижу и плачу
  • Хоть и прошло уже столько времени, всё равно хочу написать - спасибо. очень хороший рассказ. очень правильный.
  • Я отношус к числу тех, кто остался без любимого отца. Рассказ очень трогательный. Эмоций много, а слов больше нет.
  • Да. действительно здорово! 5!
  • Ульяна / 28 окт 2003
    Господи, сижу и глотаю слезы...А мне еще нужно на телефонные звонки отвечать...Поздновато конечно прочитала, рассказ и так занял первое место, но не могу удержаться...ОГРОМНЫЙ +
  • Ох, сижу и плачу... реву...
  • Уговариваю себя не плакать - не получается.... Спасибо. От всей души желаю вам всего самого доброго!
  • Лариса / 17 окт 2003
    Читая Ваш рассказ невозможно поверить,что есть на свете такие отцы,очень жаль,что конец такой печальный,но в жизни этого мальчика всегда будет тот образ отца,отца-друга,отца-наставника,отца-героя который он сохранил в памяти.Это замечательно,потому что то,что мы вкладываем в своих детей,они потом вкладывают в своих.
  • Акулина / 15 окт 2003
    Бескулачное добро, я с Вами всеми фибрами души. Спасибо. Очень здорово, просто очень.
  • Классно, хотя и грустно... Спасибо.
  • Мне очень понравился этот рассказ. Он затронул меня с начала, в горле стал ком после прочитанного второго абзаца. Рассказ действительно очень задевает за душу.
  • Лучик / 9 окт 2003
    Хотя я поздно, но все равно хочу сказать что мне понравился рассказ, очень грустный
  • Спасибо. Берет за душу, а это главное.
  • аноним / 8 окт 2003
    Огромный плюс за такой рассказ....сижу и плачу и думаю о моем брате который потерял отца в 5 лет но помнит его до сих пор...Спасибо!
  • Гостей муито.
  • Аноним / 3 окт 2003
    Спасибо за рассказ. У меня тоже разошлись родители 10 лет назад и я то же не сказала :"Папа, не уходи!" Почему все так в жизни происходит?
  • Очень грустно...сидела на работе, читала и плакала....
  • Да,сильный рассказ,берет за душу.
  • Аноним / 2 окт 2003
    Я плачу, Семён спасибо вам
  • Аноним / 1 окт 2003
    Как вы надоели! Самира, Анхен и Компания прекратите! Здесь должны публиковаться ОТЗЫВЫ, а не ваши перепалки.
  • Любезная Самира, мне не нужна ваша санкция, чтобы высказать своё мнение. Только собственное желание высказаться. А расслабляться я предпочитаю при сексе ;-)
  • Самира / 1 окт 2003
    С Пчёлкой мы и сами можем поговорить...без адвокатов. Анхен, расслабьтесь..если Ваша помощь и содействие понадобится, сообщу.
  • Самира, я всё-таки отвечу вам в последний раз. Вовсе не хотела вас оскорбить. Видите, вам не нравится, что я, не зная вас лично, высказываю своё мнение. Вот и вы не делайте это в отношении других, в данном случае - Пчёлки. "Так что, будьте добрее и не имейте привычки обращаться к человеку, не зная, что он думает на самом деле, и обвинять его в вещах абсолютно ему несвойственных." Это вы сами сказали. Золотые слова!
  • Пчела / 1 окт 2003
    Ну и славно, Самира. Давайте на этом остановимся. Вам показалось одно, мне показалось другое...Что ж. Удачи Вам!
  • Пчелка, мой рассказ и так бы занял третье место. Просто, как я поняла, редакции еще понравилась Мышь, вот они и разделили второе место между Мышкой и вашей Фенечкой. А Катастрофа по отзывам заслуженно заняло третье место. Так что все нормально! Я очень этому рада! Все таки первый блин и не комом!
  • Самира / 1 окт 2003
    Не сердитесь, Пчёлка. Инет не способен показать человека по-настоящему, возможно, Вы за справедливость, но мне в Ваших отзывах показалась обида и немного зависти...Не буду настаивать. Я Вас прекрасно понимаю, обидно бывает, когда не по существу осуждают рассказ. Но я надеюсь, что ещё почитаю что-нибудь из Вашего и мне понравится. Возможно, что Фенечка не понравилась по каким-то личным причинам... Удачи
  • Пчела / 1 окт 2003
    Пардон)) "Нравится как человек" - это я перебрала. Выдала желаемое за действительное,дурында)) Там было "Ничего не имею против Пчелки как человека".
  • Пчела / 1 окт 2003
    Самира, вот уж чего во мне нет - так это зависти. Напрасно Вы это. Я очень рада, что у "Истории моего отца" - первое место. Это просто отличный рассказ. А подсчетами я занялась лишь потому только, что мне непонятно: как это рассказ "Катастрофа", у которого больше плюсов оказался позади "Мыши", у которой этих самых плюсов меньше. Не за себя я старалась. Вы уж постарайтесь впредь не переходить на личности, а если уж переходите, то определитесь с оценкой - или "Пчелка нравится как человек..." ( хотя Вы меня и не знаете, я думаю, вовсе ) или "зависть в ней чувствуется".
  • Самира / 1 окт 2003
    Анхен, у меня нет желания с Вами спорить и что-то Вам доказывать или объяснять. Я никогда не считала отзывы и не жаловалась, что мне их недосчитали. Не нравится рассказ, что в этом обидного? Что я закон какой-то нарушила? Так что, будьте добрее и не имейте привычки обращаться к человеку, не зная, что он думает на самом деле, и обвинять его в вещах абсолютно ему несвойственных. Удачи.. Некрасиво оскорблять человека, Анхен...Вот, что некрасиво.. Отвечать мне не надо. Разобрались достаточно.
  • Знаете, Самира, я с удовольствием читала ваши произведения. и вас уважала, как автора светлых и добрых, пусть и не всегда идеально написанных рассказов. Но когда я заметила в ваших пренебрежительно-снисходительных отзывах скрытую зависть, вы резко упали в моём мнении. Поэтому я и написала вам. Меня никто не трогал, да. Но вы разочаровали. в чём сходство пчёлкиного рассказа и ваших? Не видите? Реальные, грустные и добрые истории из жизни. А по поводу того, что Пчёлка отзывы читает и считает : разве вы не делали того же? Помню, как сочувствовала вам, когда кто-то пренебрежительно бросил : как это, глаза от слёз выцвели? И неизвестно ещё, как бы вы реагировали, если бы в вашем лучшем рассказе нашли какую-то неточность и раздули прения на пол-страницы? Ну, не нравится вам рассказ, бывает, согласна. Но то, что он хорошо написан, нельзя не признать. А вы всё: не зацепило, не зацепило... Разве это критерий для оценки? А когда автор спросила вас, как вы рассказы оцениваете (стильный?красивый?), вы заявили, что "это глупо" и вообще она завидует. Некрасиво, Самира.
  • Самира / 1 окт 2003
    Хотя я ничего не имею против Пчёлки, как человека...
  • Знаете, Самира, не надо по себе о других судить. Я внимательно следила за вашими отзывами, после того как вы пару раз небрежно отозвались о "Фенечке". Сначала вы утверждали, что первое место принадлежит "Доктору": "Не "Фенечка", а этот". Когда опубликовали "Отца", вы поражались, как эти два рассказа("Отец" и "Фенечка" ) можно сравнивать. Поскольку оба эти рассказа заняли 2 первых места, очень даже понятно, как их можно сравнивать. Они оба ОЧЕНЬ хорошо написаны. Наконец, теперь вы почему-то ратуете за "Мышь". Такое ощущение, что пчёлкин рассказ на вас действует, как красная тряпка на быка. Типа "что угодно, только не эта "Фенечка". И ясно, почему. Ирина написала рассказ на тему, которую всегда берёте вы. Так что не одной Пчёлке "повезло с сюжетом", как вы изволили вырвзиться. Вам уже несколько раз так "повезло". Только что пчёлкин рассказ лучше написан. Я понимаю, как трудно сдерживать свои эмоции, особенно если пишешь о родных. Но Ирине это удалось намного лучше, чем вам (например, помню ваш не совсем удачный рассказ "я знал, что будет плохо" или как-то так, не помню точно названия). Так кто у нас здесь завидует? Я уже давно заметила, что вы, но скромно молчала. Лучше уж вы скромно помолчите.
  • Самира / 1 окт 2003
    Anchen, bietigheim-bissingen 01.10.2003 ср 11:56 Да, я писала, что лучший был "Мышь" и даже "Милочка", пока не появился "Папа". А рассказ "Фенечка" мне не нравится, вот и всё. Что в этом плохого? Какая-то бабушка умерла, а потом приехал её муж. И вовсе на мои этот рассказ не похож. Ничего не заметила сверхъестественного. И я по себе других не сужу. Когда мои рассказы не занимали первое место(может, они Вам не нравятся, но всегда были в призёрах, кстати), я не писала в отзывах, что это несправедливо и не считала каждый положительный отзыв и у кого больше..Поэтому я имею полное право, как и любой другой читатель, заметить, что это смешно- пересчитывать отзывы:-) И ещё- я то не завидую. Чему мне завидовать? Я рассказы пишу и у меня это получается. Не все на Клео отправляю, потому что не подходят по конкурсу, но, поверьте, имею свой, довольно быстро растущий круг читателей. И тем более мой расказ не участвовал..Так что не надо мне замечания не по теме делать. Вас-то никто не трогал, как я думаю...
  • Самира / 1 окт 2003
    Пчёлка, глупо сейчас об этом дискутировать, Вы обижаетесь зря, что не первое место заняли, ну и зависти немного у Вас замечается, мои рассказы тоже оказывались на 2 и 3 месте, однако я в любом случае рада. Так что не надо расстраиваться...
  • Цемен, ты откуда? Я очнь скуцаю по тому времени. Сейчас никто не пичет так. Как это называлось у Мастрояни - “Амарцорд” - это тоска по прочлому. Назови этот рассказ - Амаркорд. Спасибо.
  • Аноним / 30 сен 2003
    Вот хороший рассказ!
  • Аноним / 30 сен 2003
    Было бы совсем не плохо, если бы редакция добавила к отзывам пару кнопочек: 1-я - нейтральный; 2-я - положительный; 3-я – отрицательный. И по ним бы выбирала победителей. А отзывы... Большая половина отзывов комментарии да переписка читателей.... Что делает конкурс, вне всякого сомнения интересным, но не совсем обьективным.
  • Пчела / 30 сен 2003
    Самира, сейчас-то уже все равно - победитель есть. И можно подискутировать Может быть тогда не стоило в правилах размещения рассказа на Конкурс писать о том, как, собственно, оценивается рассказ. По каким критериям? Ведь "стильно", знаете ли, весьма спорная категория. Так же как и "красиво". Если,конечно, мы здесь собираемся для того только, чтобы просто поговорить, а не оценить - тогда понятно. Но мы зачем-то ставим "плюс", "минус", "нейтрально". Для чего тогда?
  • Ну что ж, Автор, поздравляю. Пусть я и не совсем согласна с решением жюри (редакции), но то, что в литературном плане ваш рассказ силён, я признавала всегда. Правда, для меня лично лучшим рассказом месяца(и не только месяца!) была и остаётся "Фенечка".
  • Аноним / 30 сен 2003
    Anchen , bietigheim-bissingen 30.09.2003 вт 17:10 согласна с Вами - именно Фенечка.
  • Иринка / 30 сен 2003
    Скажу честно, я читала и плакала. Наверное, это говорит о многом. Спасибо.
  • Самира / 30 сен 2003
    Ой, ну что вы привязались к этим плюсам-минусам. И хватает же терпения сидеть считать. Всё нормально. Катастрофа- хороший рассказ. Но Мышь стильнее. Фенечка тоже неплохая, повезло с сюжетом, хотя меня он, признаюсь, не захватил вообще, но написано ладно, приятно. "Отец" -несомненный победитель. А если кто-то больше плюсов написал..так разве это делает рассказ победителем и приятным для чтения?
  • Пчела / 30 сен 2003
    Не буду говорить про первое место - тут плюсов больше всех. И справедливо)) Удивительно другое: Положительных отзывов ( вычитая нейтральные и минусы ): "Катастрофа" - 102 отзыва "Мышь" - 80 отзывов "Фенечка" - 125 отзывов. Нет ли повода задуматься?
  • Шоколадка / 30 сен 2003
    Я раньше думала, что рассказ побеждает тогда, когда больше всего положительных отзывов. А оказывается!? Из 295 отзывов за этот рассказ - пложительных ну штук 150 наверное. И значит он проигрывает. А оказывается!? Редакция Клео удивила в этом месяце больше всех.
  • Самира / 30 сен 2003
    Ну и что, что расказ был опубликован? Он же не потерял литературной ценности от этого. Рассказ в этом месяце лучший, и я довольна Клео.

Оставить комментарий
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору