На главную
 
 
 

Один день из жизни любовницы
Автор: Алекс / 19.10.2012

Один день из жизни любовницыЯна все утро с тревогой посматривала на телефон. Сергей уже давно должен был позвонить, но почему-то молчал. Они не виделись целую вечность! Месяц, десять дней и вот уже шесть часов. Эти последние часы ожидания давались Яне особенно тяжело.

«Ну, давай же, давай не молчи», — мысленно упрашивала она телефон, будто аппарат мог повлиять на ситуацию и заставить Сергея набрать ее номер скорее.

И вдруг, раздался звонок. Яна, не глядя на дисплей, поднесла трубку к уху.

— Да-а-а! — горло от волнения будто сжало обручем, голос получился сиплым, чужим. Яна испугалась: а вдруг Сергей подумает, что ошибся номером и нажмет «отбой».
— Алло, — уже спокойнее произнесла Яна.
— Это мама, доченька.

Яна от неожиданности и разочарования долго не могла произнести ни слова. Совсем другого звонка она ждала. И вдруг ей стало стыдно: это же мама, не чужой человек.

Яна от неожиданности и разочарования долго не могла произнести ни слова. Совсем другого звонка она ждала.

— Мама, я…
— Не меня ждала, не оправдывайся, — спокойно произнесла мама, но Яна поняла, что она немного обижена. Что ж, Яна на ее месте тоже обиделась бы, слишком явным, даже через телефонные провода проникающим, было ее разочарование.
— Не позвонил? — спросила мама.
— Нет еще, но он обязательно… Он же обещал.
— Обещанного, как известно, долго ждут.
— Мама, не начинай, пожалуйста…
— И долго ты собираешься в любовницах ходить?
— А чем плохо быть любовницей? — Яна беспечно рассмеялась. — Между прочим, любовница — от слова любовь!
— Любовница — от слова дура! — по тому, как резко это было произнесено, Яна поняла, что мама опять думала-передумала о ней и Сергее.
— Дура, так дура, — не стала спорить Яна, — мама, давай о чем-нибудь другом.

Но о другом не получилось. Яна знала, как тяжело переживает мама ее роман с Сергеем. Он был женат, имел двоих детей и от семьи уходить не собирался. Чем не повод для переживания матери, у которой взрослая 28-летняя дочь, о создании собственной семьи даже не помышляющая. «Ты переводишь свою жизнь на человека абсолютно бесперспективного!», — так говорила мама.

При чем тут перспективы, вначале недоумевала Яна, пытаясь спорить с матерью, если я люблю его? Что вообще в этом мире может иметь значение, кроме его рук, голоса, улыбки, запаха? Она счастлива с этим человеком! А потом Яна перестала спорить и что-то доказывать. У каждого своя правда. И вообще, Яна взрослая женщина, и никого не касается, что она делает со своей жизнью.

Разговор с мамой, как всегда, слегка вывел Яну из равновесия. Где-то на уровне подсознания тревожно билась мысль: а ведь на чисто житейском уровне мама права. Отношения должны развиваться, перерастать во что-то: детей, совместный быт, общие проблемы и радости, то, что связывает двоих единой нитью. Или заканчиваться. А у них что? Яна полностью с ним, Сергей наполовину с ней. Да и на большую ли?

«А ведь когда-нибудь это ему надоест, — в который раз подумала Яна, холодея от этой мысли, — невозможно жить — половина там, половина здесь, изматывает, как хроническая болезнь. Что буду делать я, если он решит меня оставить? Может, права Анька, подруга, лучше разорвать отношения первой, чтобы хотя бы гордость сохранить? Нет, нет, нет, я не смогу. Пусть все идет, как идет».

«Что буду делать я, если он решит меня оставить? Может, права Анька, подруга, лучше разорвать отношения первой, чтобы хотя бы гордость сохранить?

Яна подошла к зеркалу, прислонилась разгоряченным лбом к холодному стеклу. А вдруг Сергей ее уже оставил, потому и не звонит? Нет, он не может уйти, не сказав ни слова, слишком яркие чувства их связывают. Или связывали?

Как она сможет жить без этого мужчины? Яна была обыкновенной девушкой, не обладающей особыми талантами. Но у нее была удивительная способность чувствовать свое. На рынке или в магазине она сразу же отмечала свою вещь и никогда не ошибалась, наверное, потому и считалась девушкой стильной и модной. Людей она тоже чувствовала и точно знала: вот с той можно поговорить по душам, с этой только гламурно посплетничать, тому позволить проводить домой, но не более. Едва увидев Сергея, Яна поняла: Он. Было в Сергее что-то до боли родное, знакомое. Яне казалось, что они когда-то расстались, а теперь, через много лет, а может, веков, встретились снова. Когда Сергей поцеловал ее первый раз, Яна поняла, что не ошиблась. Каждая клеточка ее тела отзывалась на его прикосновения.

Яна провела ладонью по груди, по бедрам, вспоминая, какими нежными могли быть руки Сергея. «Почему же он звонит, — с тоской подумала она, — неужели не соскучился. А может, что-то случилось? Авария! Он так лихачит! Позвони, позвони», — заклинала она.

Ожидание становилось невыносимым. Яна вдруг бросилась к шкафу и лихорадочно начала перебирать наряды. Сергей любил, когда на Яне были яркие платья из полупрозрачной, летящей ткани. Он накупил их ей с десяток таких нарядов. И еще белье, тонкое, ажурное, с невесомыми кружевами.

Яна сидела среди груды яркого тряпья и не знала, что выбрать. И вдруг с неожиданной злостью подумала: пускай любит, такой, какая есть. Без кружев и шелков. Что я для него, кукла фарфоровая: пришел взрослый дяденька раз в месяц поиграться. А мне — жди да мучайся. Я женщина, заботы хочу, ласки, чтобы было за кого спрятаться и поглядывать на жизнь из-за крепкого мужского плеча. Права мама, женщины редко планируют быть любовницами, они хотят стать женами и матерями. Яне стало себя жалко до слез. Вряд ли ее ждет счастливая семейная жизнь с Сергеем.

Вдруг зазвонил телефон. «Сережка» — высветилось на дисплее. Яна дрожащими пальцами нажала на прием.

— Любимая, — Яна услышала его глубокий, с легкой хрипотцой голос в трубке и тут же забыла и свою неожиданную злость, и жалость к себе, и свои недавние мысли, — извини, но я буду немного позже. Младший приболел, в поликлинику нужно. Подождешь?
— Подожду, — ответила Яна, — ты только приходи скорее.

 



 
 

Что не так с этим комментарием ?

Оффтопик

Нецензурная брань или оскорбления

Спам или реклама

Ссылка на другой ресурс

Дубликат

Другое (укажите ниже)

OK
Информация о комментарии отправлена модератору